Fallout Equestria: Project Horizons - Speak

В годы, прошедшие после битвы за Хуффингтон, Новое Лунное Содружество разрасталось и пыталось процветать. Последователи Апокалипсиса присоединились к ним в попытке сделать этот мир лучше. Треноди, молодая пегаска и врачеватель душ, прилагает все усилия, чтобы исцелить сердца и разум пони, прошедших через страшные испытания в битве за Хуффингтон. Но она была совершенно не готова к тому, что её переведут в маленький городок, Капеллу, для работы с «Пациентом». Сердце каждого пони представляет из себя запутанную паутину, даже у сильнейших душой. И, как скоро может узнать Треноди, самые колоритные персонажи не реже страдают от шрамов в своём сердце. Эта история является полноценным продолжением Fallout Equestria: Project Horizons, с разрешения самого Сомбера и его помощью в редактировании.

ОС - пони

Хмурое солнышко

Сансет Шиммер - бывшая ученица принцессы. И своеобразная королева Кантерлотской школы. Но при этом она просто запутавшаяся единорожка.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Страховка на троих

Нуар по пони, что может быть лучше? Тонны описаний дождя, боли, неразделенной любви и предательства. Экшн в каплях, торжество деталей.За диалогами мимоуходите. Но есть няши. И грамматические ошибки :3 Поправил съехавший код. Читайте на здоровье - и не забудьте продолжение! "Ноктюрн на ржавом саксофоне"! Всем поняш.

Флаттершай Другие пони

Разбитые надежды

У вас хоть раз была ситуация, когда вы пытались сделать все идеально, но вместо этого встречали непонимание и ненависть?

Лайтнин Даст

Неудавшийся эксперимент

Твайлайт приходит в себя после неудачного лабораторного эксперимента и совершенно не понимает, почему Старлайт Глиммер, спустившаяся в подвал не слышит её.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

На вершине

Что значит быть Селестией? Что значит быть «на вершине»? Селестия знает. А вскоре узнает и Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Соревнование

— Это называется «Тсс!», — сказала Флаттершай. — В этой игре побеждает тот, кто дольше всех промолчит. Думаете, это забавно? Я, между прочим, чемпион мира! Флаттершай не из тех пони, что сочиняют всякие небылицы. Она действительно чемпион мира по Игре в Молчанку. И вот, настало время защитить свой титул вместе с лучшими подругами, Твайлайт Спаркл и Рэрити.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Энджел

Отраженный свет

Принцесса Селестия мечтает провести выходные, как обычная пони из обычной семьи. Внезапно, ей приходится стать обычной пони на целую неделю. Дети, муж, родители - так-ли беззаботно живется простой семейной пегасочке?

Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони Доктор Хувз

Ломка

Учение — свет. Знание — сила. Беда пришла откуда не ждали.// Комментарий переводчика: Короткий фанфик, но какая экспрессия!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

В память о днях минувших

Дорогая Принцесса Селестия. Простите, я давно вам не писала. Последнее время всё из копыт валится. Спайк считает, что я должна обратиться к врачу, но...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Автор рисунка: BonesWolbach

Ветер Времен

Вставайте

Глава, в которой Линк поднимает всю Эквестрию на бой, а Норд встречает свою старую знакомую.

В этом фонтане воды не оказалось. Один лишь подмерзший мох да ледяные лужи — никакой пользы. Да и какая может быть польза от такой глупости как фонтан посреди леса. Пегас посмотрела на статую. Очевидно, его возвели в честь какой-то поняши, которая давным-давно прославилась в этих местах своими деяниями. Распознать кто она, уже было невозможно, тем более что все тело её плотным слоем застилал сухой вьюн, и даже лицо её невозможно было разглядеть за этой завесой.
Однако отдых ей в любом случае был необходим, поэтому пегас просто присела у края этого сооружения и ненадолго закрыла глаза. Уже второй день она не спала, а все летала от одного поселения к другому. Одни сразу же соглашались покинуть свои дома, другие относились к её словам с недоверием, все-таки большая часть пони была очень далека от войны, и им проще было поверить в то, что рыцарь их неудачно разыгрывает чем в то, что где-то недалеко гибнут их соотечественники. За это время Линк уже накричалась до хрипоты, ораторствуя перед толпами народа. Речь почти всегда была одна и та же и если сначала она звучала грозно и убедительно, то теперь Линк уже не знала, как заставить себя повторять её в десятый и двадцатый раз. «Не мое это занятие, выступать перед массами...» — грустно подумала она, хотя внушительный вид, как и полагала Стилрейн, очень помогал ей в этом деле, и за все время не нашлось ни одного желающего оспорить её слова или, того хуже, попытаться высмеять пегаса перед своими односельчанами. Этого она боялась больше всего, зная свой характер, Линк была уверена в том, что как только её словарный запас иссякнет, а наступит это достаточно быстро, она пустит в ход копыта. А после такого ни один пони не пойдет за ней.
Она на минуту сомкнула глаза, позволив своему телу расслабиться, но как только почувствовала, что засыпает, резко вскочила и встряхнулась. Сейчас не время спать! Ныне только статуи позволяют себе ничего не делать. Линк еще раз взглянула на каменную пони и усмехнулась:
— Ладно. Ты тоже можешь мне помочь — сказав так, она достала ртом из кошелька золотой и бросила его в фонтан, затем беззвучно загадала желание и взлетела в небо. У неё еще полно работы и чем больше селений она облетит, тем больше пони придут на битву с паучьей армией...

— Спокойно, Норд, погоня осталась далеко позади тебя. Теперь ты в безопасности, — пони повторял это как заклинание. Он уже не бежал, просто не было сил, хотя порой он все равно пытался перейти на галоп, когда слышал за спиной какой-нибудь шум или оклик. Между тем, в городе стало уже совсем темно, погасли почти все вывески и ночные огни. Ньюпони таун погружался в сон. Прохожих на улице уже не было, потому как, в это время даже самые бодрые пони уставали и расходились по домам, ведь завтра у них будет новый рабочий день, они вновь навесят не свои лица каменные маски и будут монотонно делать свою неблагодарную и однообразную работу. Других здесь и не было, ведь большой город зомбировал не хуже мира Мертвых.
Норд и не заметил, как оказался в небольшом парке. Сейчас в нем не было ничего интересного, голые деревья, да фигурные кустарники-мутанты с обрезанными ветвями. Становилось прохладно и, вспотевший после длительной пробежки, Норд сильно замерз. Идти дальше не захотелось, поэтому он просто лег на ближайшую лавку и, укутавшись в свой плащ, сомкнул веки.
«А ведь где-то по городу сейчас бродит настоящий зомби» — эта мысль его позабавила. Прямо как в книжках-ужастиках, которые так любил читать в детстве маленький Норд. «Интересно, где сейчас Сифус. Может, следовало заранее сказать ему, где мы встречаемся? Хотя я понятия не имею где в этом городе можно встретиться, да и орать об этом перед всем баром вряд ли было разумно». Норд перевернулся на другой бок, ему уже стало тепло и хорошо: «Он найдет меня. Не может быть иначе, ведь нам еще Эквестрию спасать. А то упадет что-нибудь... И ведро в яблочном пироге...»

Остатки приятного сна еще затуманивали его мозг, до сих пор слышались трубы и хоровое пение. Он открыл глаза и поморщился от утреннего солнца. Зачем вставать, когда там все так хорошо, а тут какие-то пауки, ведьмы и преследования. Реальность оказалась весьма неприятной, как будто он с самого утра напился глазной воды из лужи. На сердце опять заныло.
— Вот видишь сынок, если не будешь учиться, то вырастишь и станешь таким как этот дядя.
О каком именно дяде идет речь, Норд даже не собирался выяснять, он просто перевернулся и встал с лавочки, закинув на спину свою сумку с пожитками. Миловидная пони с маленьким жеребенком испуганно отстранилась от него и поспешила уйти как можно дальше по каменной дорожке парка. «Между прочим, этот дядя из кожи вон лезет, чтобы вас всех спасти!» — сердито подумал Норд, потянулся и заковылял к выходу из парка.
Все-таки ночь выдалась гадостная, он простыл и чувствовал невероятное истощение, как моральное, так и физическое. Куда мог убежать ручной зомби? Правильно — куда угодно, а значит, если его, не приведи Селестия, не поймали, искать его следует по всему городу. «С другой стороны рано или поздно я узнаю о том, что где-то нашли высушенного пони с мешком на теле, ведь вряд ли его присутствие останется незамеченным. Хотя, учитывая его характер, Сифус вполне мог провалиться в коллектор или просто упереться лбом в какую-нибудь стенку и застыть на месте, а если так, то не хватит и месяца чтобы отыскать его». В городе все еще было спокойно, однако городские стражи все чаще стали появляться на улицах. Они подходили то к одному пешеходу, то к другому и спрашивали, не видел ли кто кремового пони с черной гривой. Заметив, в какой опасности он оказался, Норд поспешил свернуть с центральной улицы и далее стал передвигаться только по закоулкам.
И чем дольше он шел, тем меньше у него оставалось вариантов, куда, собственно, сейчас следует идти. Искать своего друга или предупредить Селестию? «Или может я все неправильно понял? Хотя, все вроде сходится, разве что теперь многие знают про пауков и наверняка кто-нибудь уже сообщил ей об опасности. С другой стороны, она не знает про ведьму. Где же вы — „знаки судьбы“, которые меня столько раз выручали!?» — он остановился и достал из сумы шкатулку. «Быть может, она должна сыграть еще какую-то роль. Все-таки в неё наверняка можно что-нибудь спрятать... А может там уже что-нибудь спрятано? Но без напарника я это точно не узнаю, ведь кто-то должен открывать шкатулку. А значит мне определенно нужен Сифус!». Норд положил её перед собой на камень, сел и принялся внимательно рассматривать её сложный узор. Вроде бы ничего необычного: качественная, древняя, но не сверхъестественная вещица. Но это только так кажется. Норд не представлял себе, как именно выглядят те, кто дал ему эту вещь, но наверняка это были кто-нибудь призрачные, в длинных темных балахонах и с двумя яркими глазами на фоне пустоты.
— Теперь уже я не буду столь глуп, чтобы открывать её на себя — он отвернул от себя шкатулку. Он даже не заметил, как над ним нависла тень.
— Эй! Ты ведь Норд, верно?
Пони подскочил от неожиданности и случайно дернул за крышку шкатулки, после чего знакомая исчезла в яркой зеленой вспышке. Когда крышка захлопнулась, Норд увидел перед собой ошарашенную малышку единорога. Она уже готова была разрыдаться, как из шкатулки раздался знакомый голос:
— Луна тебя подери, ты чего вытворяешь! Где я вообще?!
— Сестренка, что с тобой? — сквозь подступающие слезы спросила единорожка и подбежала к шкатулке.
— Со мной все нормально... Наверное. Что тут происходит?
Норд помнил этот голос, несмотря на то, что он звучал из замкнутого пространства, он узнал своего пони-ангела:
— Блюпайпер, это ты? — спросил он у шкатулки.
— Вытаскивай меня отсюда, параспрайт! Теперь я не удивлена, почему тебя ищут по всему городу.
— Хорошо, хорошо! — поднял копыта Норд — это вообще случайно вышло. Сейчас я отворю крышку и... Кстати, а ты меня не выдашь, потом?
— Конечно, выдам! Я добропорядочная и законопослушная леди и мне ни к чему проблемы со стражей.
— Ну. Тогда я, пожалуй, повременю — пожал плечами пони.
— Выпусти мою сестру, б...б... бродяга! — единорожка зажмурилась и попыталась атаковать его магией своего рога, но безрезультатно.
— Почему вы все меня так называете?! — вспылил Норд — я к вашему сведению Эквестрию спасаю, а меня за утро уже дважды так обозвали.
— Вообще-то ты действительно похож на бродягу — негромко ответила шкатулка. — Я даже не узнала тебя без красивой формы работника почты. Что стряслось?
— Я потом тебе все расскажу. Там долгая история...
— Хорошо. А сейчас достань меня отсюда. Мой рог не работает, и вообще в этом шаре как-то неуютно.
— Но ты ведь ничего не расскажешь стражникам?
Норд заметил, как проходящий мимо пони с удивлением посмотрел на него и перешел на другую сторону улицы. «Отлично! Теперь я еще и псих, разговаривающий со шкатулкой»
— Ладно — выдохнула Блюпайпер, — я буду молчать как рыба.
Норд открыл шкатулку, и единорог кубарем вылетела из неё, распластавшись на земле. Её младшая сестра радостно воскликнула и повисла у неё на шее. Она поднялась, отряхнулась и молча пошла в обратную сторону. Норд смотрел ей вслед не в силах даже пошевелиться. Вот сейчас она уйдет, и он вновь останется без идей... Совершенно одинокий.
— Ну. Ты идешь? — дойдя до поворота, она обернулась и поманила его за собой.
— Я?
— А кто же еще. Тебе ведь надо где-то принять нормальный вид. Сегодня я работаю с обеда, так что успеешь мне рассказать о своих злоключениях.
Норд подхватил шкатулку и побежал за своей спасительницей. «А ведь если поискать, то даже в таком городе можно найти добрых и отзывчивых пони»
— А мама запретила тебе водить домой незнакомцев — заметила сестричка.
— Он вовсе не незнакомец — ответила Блюпайпер, подмигнув бывшему почтальону — этот пони мой бывший однокурсник.
— Земнопони?
Единорог осеклась и грустно взглянула на отсутствие рога на лбу у Норда. Он решил поддержать версию своей «однокурсницы»:
— Я у них только ради спортивных достижений учился. Они налепили мне искусственный рог и заставляли выступать на состязаниях по легкой атлетике.
— Да? Значит, вы обманывали.
— Ну. Мы больше не будем — рассмеялась единорог.

Дома у пони оказалось не слишком просторно, зато очень уютно. Большая часть квартиры была завалена всяким хламом: какими-то письмами, отчетами, книгами. Недавно она, очевидно, делала приборку, а потому большая часть макулатуры уже находилась не в «творческом беспорядке», а в «аккуратных грудах» где-нибудь в углу. В глаза бросилась большая картина с изображением бескрайнего поля, где слева, под яблочным деревом, расположились трое пони. Очевидно, её она получила от кого-то из деревенских художников, чтобы та всегда напоминала ей о родном доме. Кухня, как и положено, для делового единорога, находилась в полнейшем запустении потому как, скорее всего, питалась она где-нибудь в столовой, сюда же приходила, уже не имея ни времени, ни желания что-нибудь готовить. Корме того в квартире оказалась гостиная, насильно совмещенная с детской, ибо весь пол был засыпан игрушками, которые привезла с собой её младшая сестра. Норд чисто интуитивно догадался, что сестра вряд ли живет именно здесь и вероятнее всего просто навещает её время от времени.
— Располагайся на диване, лучше ничего не трогай, ванная дальше по коридору и...Мери, Норд, что вам приготовить?
— Кексы! — радостно крикнула единорожка.
— Грушевый пирог — пожал плечами пони.
— Кто-то сказал вареные яблоки? Отлично — Блюпайпер исчезла на кухне, а Норд, воспользовавшись моментом и показав младшей сестре язык, ответ на скорченную ею гримасу, отправился в ванную комнату, чтобы хорошенько помыться и привести себя в порядок. Он желал еще и плащ постирать, но воды в тазу оказалось, к сожалению не так много.

За обеденным столом они собрались все вместе. Вареные яблоки хрустели на зубах и были приторно сладкими из-за слишком большого количества сахара в кастрюле. Кроме того каждый получил по большой чашке с какао. Не лучшая еда, зато приготовленная с душей. Норд по порядку рассказал ей все, что с ним произошло: и про ведьму, служившую в войсках Стены Единорога, и про армаду пауков, которая уже стоит на подступах к городу, и про зомби Сифуса, который был посланником высших сил, чтобы помочь именно ему — Норду, очистить свое имя и спасти Эквестрию. Во время повествования лицо единорога постоянно менялось, она не знала, как относиться к этим словам. Когда пони закончил, она немного помолчала и вынесла свой вердикт:
— Знаешь Норд, если честно, то верится с трудом — Блюпайпер пригубила горячее какао и поставила кружку на место.
— Но, тем не менее, это так! Все что я говорю — чистая правда.
— И про зомби? — иронично улыбнулась она.
— Ну, Сифус не совсем зомби. Он нежить, гость из другого мира, просто я называю его так по привычке.
— По-моему все равно. И где сейчас твой друг?
— Пропал куда-то! До этого он все время был рядом, а когда я убегал от погони он отстал и больше я его не видел, но уверен, что он придет.
— Я тоже в этом уверена. Знаешь, я читала в медицинских трактатах, что эти «гости» всегда возвращаются.
— Ясно. Ты считаешь, что я спятил и Сифус — в моей голове, но откуда тогда эта шкатулка?!
— Я не знаю — Блюпайпер пожала плечами — в Эквестрии есть много различных артефактов и вряд ли все они из других миров.
Норд начинал терять терпение, почему то, что для него столь очевидно другие воспринимают как бред?
— Ладно. Можешь мне не верить — Норд поставил плохо проваренное яблоко на стол и поднял передние копыта — Для спасения Эквестрии твое участие вовсе необязательно, я сам найду своего друга и мы предупредим Селестию об опасности. И потом, думаю, тебе будет стыдно за твои слова.
— Ну, вот и договорились. И, кстати если бы угроза вторжения пауков была бы реальной, то в городе всех бы уже давно предупредили. Все, я побежала. Если тебе некуда идти, оставайся пока у меня и присмотри, пожалуйста, за Мэри. На работе ей скучно, а оставлять её дома одну я пока не решаюсь.
Единорог обняла свою младшую сестру и тихо прошептала ей на ухо:
— А ты присмотри за дядей Нордом. Я просто не могу оставить его на улице в таком состоянии.
— Хорошо, Пайп.
И она быстро выбежала из дому, левитировав с собой несколько каких-то бумажек. «Тоже мне, хозяйка — оставила маленького ребенка наедине с психопатом» — подумал Норд, прежде чем дверь квартиры захлопнулась.

—... имеют численное превосходство. Но вместе мы сила! Если каждый добропорядочный пони присоединится к нам, то наша армия ничем не уступит армаде врагов. Тем более что мы с вами — пегасы. Существа, имеющие неоспоримое преимущество перед пешим врагом, а потому именно в вас я вижу костяк нашей будущей армии. Вы со мной?
Выступать перед пегасами оказалось даже легче, потому как Линк сама относилась к этой древней расе и слова давались ей очень легко. Ораторствовала она в центре спортивного комплекса, где обычно сдавали итоговый экзамен молодые летчики. Собственно именно по этой причине сейчас здесь было полно народу. Кто-то уже принес сюда вести о падении Стены, но изначально жители Клаудсдейла хотели остаться в стороне, ведь подняться в небо пауки были не в состоянии, а значит, семьям пегасов ничего не угрожало. К счастью она сумела их переубедить и теперь под аплодисменты и подбадривающие крики толпы она медленно опускалась на облако.
Сегодня она встретила многих своих друзей детства, к её немалому удивлению Линк здесь еще помнили и, во многом благодаря поддержке одного из бывших хулиганов, а ныне декана летной академии, ей удалось прервать экзамен и выступить перед собравшимися. Даже сейчас этот джентлькольт со щегольскими усиками, стоял на центральном балконе среди учителей экзаменаторов и подбадривающе махал ей копытом. Кто бы мог подумать что пегас, которого она не раз и не два била за насмешки, вдруг примет её столь радушно. Времена меняются и забываются все обиды, отчего даже с врагами хочется порой вспомнить старое и выпить немного пунша.
Самые быстрые пегасы уже отправились посетить еще несколько поселений, пони которых еще могли бы успеть присоединиться к ополчению в нужное время. Все-таки не прав был Айронхед. В Эквестрии полно еще воинов, просто для того чтобы быть воином не обязательно носить с собой тяжелые доспехи и летальное оружие, достаточно иметь силу духа на то, чтобы встать на пути у врага, не дожидаясь пока придет кто-то и сделает все за тебя. Пони далеко не такие трусливые существа, но иногда они забывают о том, что и сами на многое способны, просто принцессы «разбаловали» их тысячелетиями гармонии, но вовсе не делали их немощными. Остаток дня пегасы собирались потратить на подготовку, завтра же невиданное доселе крылатое войско намеревалось отправиться в сторону Ньюпони тауна, на подмогу жителям города.
После этого выступления она, наконец, позволила себе более длительный отдых. В её голове одно за другим мелькали лица её бывших товарищей, она запомнила их счастливыми и полными жизни и такими они для неё и останутся. Те, с кем она провела лучшую половину своей жизни. По щеке потекла не прошеная слеза и Линк уснула.