Мои маленькие принцессы: Королева Коробкии и ужасная Драпони

Вероломное нападение на жителей маленькой, но гордой страны Коробкии! Ужасная драпони Селестия кружит над городом в поисках печенья сокровищ. Только бесстрашная королева Луна и стойкие защитники государства, вооружённые смертельно точными подушко-катапультами смогут остановить вторжение!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Вечная мука

Не могу вспомнить, сколько живу. Не могу вспомнить, когда родилась. Даже имени своего не помню. Хочется думать, что у меня была семья... но я не уверена. Все это должно было быть важным для меня, я не должна была это забывать, но забыла. Я укрылась в старом замке в заброшенном городе. Не знаю, почему я это пишу. Может быть, чтобы сохранить рассудок, но, может быть, это поможет мне вспомнить, что же случилось с миром.

Принцесса Селестия

Тайный анамнез Дерпи Х.

Эта история повествует о том, как врачи Понивилльской клиники разбирают, возможно, одно из темнейших и таинственных дел, которое только могло существовать в их практике.

Дерпи Хувз Другие пони

Короче говоря, все пошло не очень

Когда Кэррот Топ обнаруживает, что ее кольтфренд ей изменяет, ее первая реакция — пнуть его так, чтоб он улетел аж в следующую неделю. Тот факт, что сейчас он находится на вечеринке по случаю дня рождения Блюблада, похоже, не повод передумать. Хорошая новость: все ее друзья готовы вытащить ее из беды. Плохая новость: все ее друзья — кучка социопатов.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия Кэррот Топ

Мамочка!

Вспылка просто хотела пойти на рынок Облачного дола, чтобы купить яблок. Но вот в чем загвоздка: маленькая синяя пегаска продолжает преследовать её... И почему она повторяет "Мамочка!"?

Рэйнбоу Дэш Спитфайр

Моя маленькая история!

В данной истории рассказывается о простых будничных днях простого человека по счастливому стечению обстоятельств попавшему в Эквестрию и о всех выходящих из этого последствиях.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони Человеки

Чудеса: созерцай, ведь большего не требуется

иногда бывает так, что желания исполняются.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Перерождение...

Ночной полёт...

Флаттершай

Молись, надейся и блуждай

Расследование исчезновения жителей Понивилля близится к завершению, в то время как все причастные к расследованию отчаянно ищут ответы.

Мэр Другие пони ОС - пони

Долго и счастливо/ Happily Ever After

После ухода друзей, Пинки прибирает вечеринку и вспоминает счастливые времена.

Пинки Пай

Автор рисунка: Stinkehund

Ветер Времен

Нити судьбы

Глава, в которой Норд делает все возможное чтобы не сбиться с маршрута угатованного ему судьбой, а Сифус просто идет туда, куда его ведут.

— И куда смотрит Селестия! Не понимаю... — страж, идущий перед Сифусом по длинному тюремному коридору, постоянно говорил. Наверное, он был просто очень общительным пегасом и просто не мог иначе, хоть и работа надсмотрщика не слишком располагает к длинному языку. За то время что они спускались в тюремный блок, он уже разболтал ему и про свою семью и про отношение к политике нынешнего мэра Ньюпони тауна, даже про какой-то магазинчик в провинциальном городке, где ему продали некачественные сапоги. Сифус как всегда являл собой истинного джентлькольта и, молча, выслушивал своего собеседника, иногда кивая головой. Когда они спустились еще на один уровень ниже, страж грустно вздохнул и продолжил:
— Просто и ты меня пойми. Я ведь скромный слуга и, хочу я того или нет, я выполняю свою работу и если мне сказали, что надо посадить тебя в клетку, несмотря на то что ты такой тщедушный, значит я обязан это сделать. Слушай, а давай я тебе двойную порцию буду в камеру носить? Тут на самом деле хорошо кормят. Тюрьма ведь большая, а сидеть в ней почти некому. Представь — ты сел в камеру таким, а выйдешь пухлым таким ну... ну, как те бизоны про которых мне рассказывали. Хотя нет — стаж опять вздохнул. — Ты ведь не выйдешь уже... Ну, хоть покушаешь хорошо напоследок! Ну что ты об этом думаешь?
— Думаю это отличная идея — просипел в ответ Сифус, даже не понимая, о чем сейчас идет речь. Его сейчас волновало совершенно другое. Его спутник куда-то делся и утащил с собой то, единственное, что дали ему слуги Смерти. Может они вообще хотели над ним подшутить? Они — замечательные, добрые и отзывчивые они всегда помогали всем и каждому, но вот чувства юмора в них он что-то не припоминал. Да и не смешно это — оставлять его в этом мире одного. «Найди беглеца. Нашел, что дальше? Теперь вот, снова потерял».
— Тебе сюда — камеры тех, чей грядущий срок будет гораздо выше, чем срок их жизни. Сам понимаешь, подрыв исторической ценности дело немаленькое, тем более что сам знаешь, чем это обернулось. На вашей совести жизни сотни пони. А что будет, если принцесса не придет на битву? Об этом лучше и не думать.
— Мхм — Сифус кивнул и остановился у большой медной двери, позеленевшей от времени. Он вообще не понимал, в чем его обвинили. Закрытый суд провели буквально на следующий день и там все что-то громко и испуганно обсуждали, задавали ему вопросы и, если настаивали, он отвечал «да». Какая разница! Хуже они ему все равно сделать не могли, разве что если бы заставили сидеть на радуге и смотреть на яркое солнце.
Страж кое-как достал связку ключей и принялся медленно искать нужный ключик для сложного механизма, отворяющего эту дверь. Наконец один из них подошел к замочной скважине, и дверь на удивление тихо отъехала в сторону. С заключенными не особо церемонились даже в Эквестрии, ведь как иначе преступник осознает свою вину, однако все необходимое здесь присутствовало. Были даже такие предметы роскоши как зеркало, сундук для личных вещей и горшок с чахлым зеленым цветком. Сифус зашел в свою камеру следом за первым стражем, второй, идущий позади, скинул мешок с набором вещей для заключенных и облегченно вздохнул. Этот земнопони гораздо больше походил на стража потому как за все время, что они пробыли вместе, зомби не услышал от него ни единого слова.
— Располагайся. Это место станет твоим новым домом, пусть и ненадолго. Поэтому отнесись к нему подобающе. Постарайся не исписывать стены, как те парни, которые сидят двумя ярусами выше.
— Хорошо — пожал плечами пони и застыл на месте.
— Мы это... Пойдем. Если что будет надо, кричи или бей по двери как можно громче, иначе мы можем не услышать — страж похлопал Сифуса по плечу и вышел, затворив за собой дверь.
Раскладывать вещи, зачем? Он просто подождет до тех пор, пока не истечет срок его заключения в этих стенах, тем более это пятно на ручке сундука такое занимательное. А при ближайшем рассмотрении на нем можно увидеть маленькие черные точечки. Наверное, это дырочки... или какой-то грибок, избравший медную ручку сундука своим новым домом.
— Да у нас новенький! — раздался неподалеку неприятный голос.
Пони обернулся и посмотрел в сторону источника звука. У самой земли отсутствовали несколько камней и через эту дыру к нему уже залазили, пожалуй, самые неприятные создания центральной Эквестрии — подземные псы. Один за другим четверка залезла в его камеру и окружила зомби.
— Вот это номер! Старуха Тиа теперь уже и пони в казематы принялась сажать.
Двое псов захохотали, третий сосредоточенно копался в его вещевой сумке, забирая себе самые нужные для него вещи, четвертый пока стоял в стороне, рассматривая своего соседа.
— Эй! Ты часом не чумной? — пес потыкал его в ребра — с такими-то боками ходить. Скелет, да и только. Чего молчишь?
— Думаю — монотонно ответил Сифус. Соседи ему явно не понравились, хотя им, очевидно, было на это плевать, потому, как возможность перебрать его вещи интересовала их сейчас гораздо больше его скромной персоны.
— Ну, думай-думай. Это хорошо. Башка-то у тебя вон, какая большая — псы снова заржали, как будто эта шутка была чем-то из ряда вон выходящим.
— У нас тут, между прочим, все камеры уже между собой связаны, поэтому тебе браток, никуда от нас не деться — самый активный из псов уже намотал на свое тело новенькое тюремное покрывало, — но ты правильно делаешь, что не жадничаешь и делишься. Ведь что должны делать настоящие друзья?
— Делиться — хором ответили двое его напарников и расхохотались.
— Правильно! В этом и заключается магия дружбы. Зубная паста? Пф... — он отшвырнул тюбик в сторону. — Всегда было интересно, как пони чистят зубы копытами. Завтра покажешь.
— Ну, вроде все. Скоро тебе должны еду принести мы еще раз заглянем. Бывай сокамерник! — сказав так, первый пес шмыгнул обратно.
— Ага, и не вздумай нас сдавать! Мы этого не любим — добавил второй и полез следом.
— Назад! — вдруг крикнул тот из них, который не участвовал в дележке его вещей. Один за другим псы вернулись в камеру. Даже Сифус немного удивился от этого крика. Пес подошел к нему и принялся долго его осматривать и обнюхивать. Особенно долго он всматривался в его глаза, пока, наконец, судорожно сглотнув, не поднялся с земли. — Бросайте вещи мы уходим!
— Чумной значит. Ну, до вещичек то он еще не дотрагивался, может, возьмем?
Пещерный пес, видимо главный в этой четверке, стукнул своего приятеля по рукам, и кучка всяких мелочей посыпалась на пол.
— Уходим!
— Да что с ним не так? Обычный пони... ну тощий какой-то и бледный, разве что. Ну и глаза разного размера. Нет причин для беспокойства!
— Во-первых, прочисти нос — шикнул вожак — он труп уже давно, а во-вторых, он тут не один.
— Я ничего не чувствую — пожал плечами тот из них, что натянул на себя покрывало.
— Ты спорить со мной будешь?! — вожак сдернул с него «шаль» так резко, что пес оказался на земле, а затем пинками отправил его обратно в лаз. Все еще недовольно что-то бормоча, остальные тоже скрылись с глаз. Вожак еще раз окинул Сифуса сердитым взглядом и перед уходом заявил:
— Не знаю, где ты держишь своего приятеля, но я тебя насквозь вижу. Понял меня?
— Понял — кивнул зомби, хотя очень хотел бы узнать, о чем говорил этот тип и что его так напугало.
С другой стороны можно снова заняться созерцанием пятна...

Вечером, когда Блюпайпер вернулась домой, Норд со скучающим видом сидел на полу рядом с диваном. Одно его копыто уперлось в подбородок, другим же он, то открывал, то закрывал крышку шкатулки, из которой, дико вереща от радости, появлялась и вновь пропадала единорожка.
— Давай еще! — весело крикнула она и, раскачиваясь, поднялась на ноги. — Хотя, нет, пока хватит, меня уже немного тошнит.
— Привет Блюпайпер... — Норд кивнул и, отодвинув шкатулку, поприветствовал единорога.
— Приве-ет, сестричка! — крикнула Мэри, с разбегу запрыгнув сестре на шею. Та как робот приобняла единорожку и побрела дальше. Вела она себя определенно странно, потому как, хоть он и знал её совсем недолго, не ожидал увидеть её в таком состоянии. Пони вопросительно кивнул головой в сторону сестры, но Мэри лишь удивленно покачала головой. Через некоторое время она позвала их к столу и в таком же гробовом молчании они поели купленные в городе яблочные пироги с соком. Когда трапеза подошла к концу единорожка поспешила отправиться в гостиную, а Блюпайпер прикрыла за ней дверь и негромко заговорила:
— Подруга рассказала мне, что сегодня был суд над тощим пони похожим на ходячий труп...
— Сифус?
— Я не знаю. Просто это не похоже на совпадение. Норд это что — правда?
— Про зомби? — не понял Норд.
— Про Стену! Про пауков и про все, что ты сегодня рассказал — Блюпайпер потерла копыта, будто ей стало холодно.
— Да.
— И каков твой план?
— Мы с Сифусом рассказываем принцессе... принцессам, как одолеть это войско и они спасают Эквестрию.
— А ты уверен, что у вас все получится?
— Естественно! Меня ведет сама судьба, не знаю, как это объяснить, но теперь я совершенно точно знаю, что делать дальше.
— То есть? — единорог потупила взор.
— Как бы тебе объяснить. Ну, например, смотри: если бы я не встретил тебя, мы бы не заговорили о том, что со мной произошло, а если бы мы об этом не заговорили, тебя бы не затронула эта тема и, узнав о суде вечером, ты не рассказала бы об этом мне. Теперь я знаю, где находится мой друг и осталось только вытащить его из тюрьмы. Понимаешь?
— Не совсем. А если бы я не захотела поговорить с тобой о твоих злоключениях?
— Ну, ты ведь заговорила! — Норд видел себя сейчас едва ли не пророком.
— Все равно не понимаю — медленно покачала головой Блюпайпер, — может тебе надо просто сказать все пегасам и пусть они передадут это принцессе Селестии? Так будет проще и гораздо быстрее.
— А... тебе не понять — отмахнулся Норд. — Тут слишком тонкие материи и главное не навредить. Нужно видеть знаки судьбы. Уметь находить их в водовороте событий. Сейчас я знаю, что мне надо спасти Сифуса из тюрьмы.
— Норд. Речь идет о моем городе, тут нельзя полагаться на случай. Если ты того хочешь, то скажи мне как уничтожить пауков и я через своих знакомых донесу это до каждого жителя города, а они, в свою очередь, донесут это до самого Кентерлотского дворца.
— Зачем это? Просто положись на меня, я знаю что делаю — пони ободряюще улыбнулся, хотя понял, что она все еще считает его ненормальным.
— Тогда, думаю, тебе стоит поторопиться. Завтра к обеду того пони собираются казнить.
Норд поперхнулся.
— Так скоро?
— Решили не затягивать с исполнением приговора. Это очень серьезное преступление, говорят, что из-за него уже погибло более сотни пони... и из-за тебя Норд
— Я же сказал, что это были происки оборотня! Я тут не причем. И вообще я иду спасать своего друга.

«Много она понимает! Конечно, гусиное перо на крупе, что с неё взять?» — в чувствах думал он, подходя к зданию городской тюрьмы. Ночь выдалась особенно темной, видимо Луна в этот раз хорошо постаралась, а потому момент для спасения зомби был идеальным. Он остановился у неприветливого здания и посмотрел вверх. Первые решетчатые окна были на высоте около пяти метров, да и те были не слишком большими для того чтобы пони смог через них пробраться, даже не беря в расчет металлическую решетку. Что ж существует еще много путей, наверняка где-то есть слабое место у этого здания, Где-то есть что-то такое, чем он явно должен воспользоваться, чтобы проникнуть вовнутрь, а потом разоружить охрану, взять ключ и спасти своего друга. У главного входа всегда много охранников, окна слишком высоко... Пони обходил здание по периметру, выискивая хоть какой-то намек на возможность скрытого проникновения. Норд постучал копытом о стену. Минимум метр толщиной, а значит, даже таран ему здесь не поможет. Должно быть что-то другое.
Время шло, а идеи так в голову и не приходили. От отчаяния пони даже собрался штурмовать главный вход, но вовремя остановился, поняв, что если их обоих поймают и казнят, то Эквестрия в любом случае погибнет. Не один и не два раза он прощупывал неприступную крепость. Хотел даже нырнуть в коллектор, где текли подземные воды, но люки стояли на своих местах слишком прочно.
Луна уже пошла на убыль, а пони все метался. Уязвимых мест просто не было! Те кто создавал эту тюрьму не зря ели свой хлеб и почему-то не оставили ни одной лазейки. Настроение пони все сильнее портилось: «Может, я должен сделать что-то другое? Вполне возможно... надо все хорошо обдумать». Изнуренный поиском он направился домой. Обратно к очаровательной Блюпайпер. Вдруг пони нос к носу столкнулся с подземным псом, тот крадучись вышел из-за угла, неся с собой небольшой мешок, и от неожиданности даже вскрикнул:
— Это не я! А... ты не страж.
— Нет, к сожалению, я не из числа охранников этой тюрьмы — вздохнул Норд, едва видя своего собеседника.
— К сожалению? Иди ты, копытный!
— Да я и собирался... — глухо ответил Норд.
— И кстати, никому ни слова. Мы этого не любим, понял меня? — пес погрозил ему кулаком и растворился в ночи, а Норд, опустив голову, поплелся восвояси. Стоило бы рассказать страже, что по городу шастают подземные псы, но как это сделать, если ему самому грозят объятия василиска.
Дома он просто лег спать, свернувшись калачиком на диване. Утро вечера мудренее, до казни еще есть время, и, быть может, судьба еще даст ему шанс спасти друга от незаслуженного наказания. Обязана дать, ведь он все делает как надо...

— Ты так ничего и не поел? Жаль, эти пироги очень вкусные. Теперь понятно, почему ты такой худющий. Пойдем за мной — страж пегас зашел в камеру и пригласил Сифуса идти следом, зомби кивнул и молча, пошел за надсмотрщиком. Опять бесконечные коридоры и как всегда тишина. Вообще здесь было хорошо, Сифус даже нашел некоторое сходство между этим местом и Миром Мертвых, разве что тут было много механических и устройств и не было тумана.
— Мне кажется, что они поторопились с тобой. Многие сидят тут месяцами, прежде чем расследование доведут до конца и их обратят в статую. А ты славный малый. Слушать умеешь и смелый очень. Я даже тебе немного завидую... — пегас опять болтал всю дорогу, пытаясь подбодрить Сифуса, перед предстоящей казнью. Когда его вывели из здания тюрьмы, к ним присоединился эскорт из крупных жеребцов. На улице уже чувствовалось напряжение. Все о чем-то судачили и поглядывали в его сторону. Скорее всего, дело было в пауках, именно из-за них на площади, позабыв о своей работе, столпилось сейчас так много народу. Никто не ругал и не укорял его, это было не в духе этой расы, но посмотреть, как причина их бед понесет заслуженное наказание, хотели многие. Его привели на большую площадь с черной ширмой в центре и несколькими судьями, расположившимися за трибунами. Состав был не полным и трон с поставленной рядом табуреткой пустовали. Вряд ли их кто-нибудь мог занять, ведь за ними висели знамена Селестии и Луны, а значит, лишь принцессы могли восседать на них. «Получается, что Луна все-таки вернулась, это здорово» — подумал Сифус, встав перед ширмой.

«Что-то должно произойти. Прямо сейчас! Ну!!!» — Норд не мог найти себе места. Блюпайпер надела на него белый парик и дала новый короткий плащ, теперь узнать его в толпе было уже не так просто, а потому он сопровождал процессию от самых тюремных врат, ожидая, когда судьба даст ему знак. Хотелось поделиться с кем-нибудь своими переживаниями, но единорог вместе с сестрой сейчас была на рабочем месте и не могла поддержать его. Все затихли и после того как трубы проиграли звучную мелодию верховный судья откашлялась и поднялась с места:
— Обвиняется Сифус, земнопони неопределенных лет жизни, в: разрушении древней исторической ценности Эквестрии, проникновении на охраняемый объект без пропуска, убийства одного пони своими преступными действиями, саботаже результатом которого стала гибель, по меньшей мере, шестидесяти пони и прорыв границы Эквестрии, а также в преступном сговоре с агрессорами и шпионаже...
Судья продолжала зачитывать наскоро слепленное дело, зрители охали и качали головами, а Норд продолжал искать знаки. Вряд ли, выбежать на площадь сейчас было бы хорошей идеей. «Может это возможность узнать его талант? Ведь я подозревал, что Сифус не так прост, как кажется»...

— Вы признаете себя виновным во всех пунктах? — поинтересовалась судья.
— Да — безразлично ответил Сифус.
— Вы раскаиваетесь в совершенных вами деяниях?
— Да.
— Желаете ли попросить прощения у этих леди и джентлькольтов перед тем как приговор приведут в исполнение?
— Да — зомби заметил, что от него еще чего-то ждут и, после непродолжительной паузы, добавил. — Простите меня леди и джентлькольты.
Присутствующие одобрительно загудели, но стражи призвали к молчанию и судья продолжил:
— Ваше наказание — 340 лет обращения в камень, однако в свете того, что вы раскаиваетесь, мы, посовещавшись, решили сократить его до 322 лет.
— Ну. Я благодарен вам за это.
Судья кивнула и к зомби подошли двое стражей. Им не пришлось вести его за ширму насильно, они просто сказали ему куда идти и он безукоризненно выполнил их требования. А за черной тканью что-то скрывалось. Сифус смело вошел туда, и стало тихо.

Собравшиеся затаили дыхание. Сердце Норда готово было вылететь из его груди. Вот он — момент истины. Воображение рисовало ему, как ширму убирают, а за ней стоит его друг и рядом с ним окаменевший василиск, или чудесное исчезновение зомби или феерическое представление, когда слабый с виду герой, вдруг сбрасывает с себя маску и показывает всем свое истинное лицо. Здесь его талант должен раскрыться. «Кто же ты — посланник Мира Мертвых?»
Стражи постояли еще некоторое время, затем подняли конструкцию с занавесками и понесли её прочь. Видимо василиск вместе с клеткой крепились прямо к носилкам с ширмой, так как после них на площади осталась лишь каменная статуя Сифуса, который даже не успел удивиться своему обращению.