На продажу

На продажу: фургончик (1 штука). В хорошем состоянии, один владелец, ухоженный. Для заинтересованных просьба обращаться: Трикси Луламун, Великая и Могущественная Замок Дружбы Понивилль

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Чрево машины

Пони пробуждается в стальном саркофаге корабля. Ни ветра, ни света, ни жизни. Могила времени. И лишь гнетущий хор гидравлики, труб и насосов, гудящий в ушах, зовущий вглубь — в чрево машины.

Другие пони

Откуда появляются маленькие пони?

Метконосцы решили сегодня узнать, откуда берутся дети. Смешной юмористический рассказ.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Проблеск надежды в черноте

Обновление по делу об исчезновении всех жителей Понивилля 16 апреля.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони

Аир Найс и необитаемый остров

Во время нападения Вечнодикого леса на Эквестрию, дирижабль с пассажирами оказывается подхвачен необычной силы ураганом. Теперь только от капитана дирижабля, однокрылой пегаски Аир Найс зависит, смогут ли пони вернуться домой.

ОС - пони

Жеребец мечты

В Кантерлоте появился новый жеребец, который может вскружить голову почти каждой кобыле...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Не смотри, не верь, не знай

Смотря ты можешь увидеть. Увидев ты можешь поверить. Поверив ты можешь узнать. Тогда тебе конец.

ОС - пони

Fallout: Equestria. Параллельность

Дэниэл Эванс, он же Курьер, он же Одинокий Странник, прошёл множество приключений, боёв, испытаний, взлётов и падений. Дважды выживал после смерти, видимо, ему сопутствует удача и он ею всячески пользуется. Попасть в параллельную пустошь, населённую разноцветными пони, которых постигла та же судьба, что и человечество? Вот так везение на пятую точку нашего авантюриста. Найдёт ли наш Странник дорогу домой в «Куполе»? И узнает ли Дэниэл в другой, в каком-то смысле родной пустоши что-то новое?

ОС - пони Человеки

Лунная песнь

Не всегда ты можешь проследить за жизнью своих знакомых, и, порою, они могут тебя очень-очень удивить при встрече.

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Сиреневый сад

Кантерлотский торжественный прием для Эпплджек заканчивается удивительной и неожиданной встречей, которая навсегда изменит её отношение к жизни.

Эплджек Принцесса Луна

Автор рисунка: Noben

Ветер Времен

Дикие нравы

Глава, в которой Норд узнает, что такое настоящие трудности

Большой город не сильно вдохновил Норда. Начать с того что всё в нем было как то скомкано, огромные дома будто бы наседали друг на друга, стремясь закрыть собой все пространство вокруг. Ночь была совсем не похожа на ночь в Понивилле, слишком уж много фонарей освещали большую улицу. Да и огонь горел почти в каждом окне, давая понять, что этот город не знает, что такое сон. По улицам сновали пешеходы. Их было не так много, но никто даже не поприветствовал его; все пони, казалось, были очень заняты и перемещались словно тени, стараясь не привлекать лишнего внимания. «Наверное, все жители маленьких поселений чувствуют себя некомфортно оказавшись здесь» – подумал Норд. Повсюду висели яркие вывески, а за стеклянными витринами располагались самые различные товары – от богатых платьев и костюмов до изысканных яств, каких в Понивилле никогда и не видели. Однако целью его было не посещение бутиков, а центральное почтовое отделение, где следовало отчитаться о прибытии, а также получить пропуск и координаты стены для дальнейшего странствия.

Ночью почта как всегда не работала. Постояв немного у закрытой двери и надоев охраннику, Норд отправился в отель, где собирался переночевать, вернее, подождать пару часов до утра. Там его встретили полусонной улыбкой:

– Чего желаете? – спросила миленькая пони за столом-полумесяцем, На нем лежали какие-то бумаги, а за её спиной висели десятки ключей, от каждой комнаты в этом отеле.

– Я хочу остановиться у вас до утра

– Вы знаете, сколько сейчас времени? – на всякий случай уточнила она.

– Э… да.

– Видимо нет, мы не принимаем постояльцев в три часа ночи.

– Но на двери написано, что вы открыты 24 часов в сутки!? – запротестовал Норд.

– А мы закрыты? – подняла одну бровь пони.

– Если вы открыты, значит должны сдать мне комнату.

– Комнаты сдают только с письменного разрешения руководства отеля, а на него правило работать 24 часа в сутки не распространяется. Приходите утром.

– Но утром мне уже надо будет уходить!

– Извините, ничем не могу помочь.

– Значит, не хотите давать мне комнату? – сердито спросил Норд.

– Правильнее сказать – не могу, – невозмутимо ответила метрдотель.

– Да вы хоть знаете кто я такой?!

– Ммм… Почтальон?

– Э… Ну да! – отрицать очевидное не было смысла – И я несу важное письмо с печатью самого мэра Понивилля! Так что вы обязаны сдать мне комнату!

– Мэра чего? А, так вы деревенский! То-то я думаю нрав у вас какой-то… дикий – она перестала обращать на него внимание, и, спустив круглые тонкие очки на нос, начала вновь что-то писать на бумаге.

– Это у меня дикий нрав?! Да в Понивилле я могу постучать в любую дверь, и там меня примут даже посреди ночи, а тут я битый час распинаюсь перед вами, чтобы вы просто сделали свою работу, да еще и взяли с меня за это деньги! – Почему-то Норду страшно захотелось чем-нибудь громыхнуть, ну или на худой конец уронить что-нибудь со стола этой непробиваемой пони. Она никак не отреагировала на его слова, а посему, подождав еще немного, наш герой покинул заведение и встречал рассвет на улице.

Утром ему предстояло понять, что такие пони занимают практически все посты в этом городе. Началось все с почтового отделения Ньюпони тауна. Когда он подошел к зданию почты, внезапно оказалось, что перед ним стоит многометровая очередь из пони-почтальонов, каждый из которых выполнял не менее, по их мнению, важную задачу по доставке какого-нибудь послания. Кроме того в очередь то и дело вклинивались пегасы, коих, по каким-то дурацким правилам, принимали без очереди. Один за другим они появлялись на пороге и также быстро, на зависть другим, вылетали из здания. «Неужели на свете существует столько пони, что для доставки их писем требуется такое огромное количество почтальонов?» – удивлялся про себя Норд, пораженный этим огромным заведением. Очередь дошла до него лишь к обеду и, когда он подошел к окошку, то нашел поразительное сходство между этой сотрудницей почты и встреченным им чуть ранее метрдотелем. Она внимательно его выслушала и… ушла пить чай, едва где-то негромко звякнули в колокольчик. Точно таким же образом поступили пони и во всех других кабинках, чем вызвали недовольное гудение толпы. Норд порадовался такой педантичности работниц почты и едва сдерживал в себе желание к разрушению, которое в последнее время стало посещать его все чаще. Ровно час пони провели за милыми беседами, а как только вновь ударил колокольчик подошли обратно к окошкам. Пришлось рассказывать все сначала, после чего она снова надолго испарилась, а потом появилась с несколькими свитками, на которые требовалось поставить печати, чтобы получить пропуск. Она протянула их ему и доходчиво объяснила, где находятся какие учреждения и у кого требуется получить печати, чтобы его просьба была удовлетворена. Кроме того она посоветовала ему поспешить чтобы успеть обойти их всех. Следующим его пунктом назначения оказалась городская мэрия, где его встретила еще одна очередь и такая же точно невозмутимая пони. Она посмотрела на свиток и с «сожалением» сообщила, что требуется также печать из центра грузоперевозок о том, что он НЕ перевозит груз и печать из центра миграции с подтверждением того, что он намерен вернуться в Понивилль, а уже после этого он вполне сможет получить печать в мэрии. Раздосадованный он поспешил в центр грузоперевозок, где его внимательно проверили, отправили еще по двум адресам, после чего очередная интеллигентная пони, наконец, сказала ему заветное «да» и на девственно пустой свиток была поставлена первая печать. На этом радости закончились, так как оставался всего час до закрытия, а печатей требовалось еще как минимум шесть, да еще и в разных концах города. Выйдя из этого заведения уставший Норд просто сел на крыльцо и обреченно уставился на серый безрадостный асфальт…

Есть хотелось неимоверно. Ария провела уже сутки в городе, всякий раз принимая облик кого-нибудь из толпы. Почему-то город вызывал в ней сильную неприязнь, она даже подозревала что это как-то связано с её прошлой жизнью, хотя в ней многое вызывало неприязнь, и она уже не придавала этому большого значения. В нем она ожидала найти цель своего существования, но, прослонявшись в нем целый день, она так ничего и не обнаружила. Стереть это место с лица земли? Какой бред. Это не под силу простой пони пусть даже и нежити. «Хотя мысль хорошая» – улыбнулась она про себя. Пони тщательно вглядывалась в лица всех кого встречала на своем пути, надеясь, что это пробудит в ней какие-то воспоминания, все-таки она всегда была фаталисткой и свято верила в то, что не зря она вновь появилась в этом мире. Мимо нее прошел патруль, она как бы случайно задела одного из них и зашла за угол. Обратно на дорогу уже вышел страж её величества принцессы Селестии, и когда на фабрику поехала очередная телега с яблоками она притормозила её:

– Уверен, ваша продукция испорчена – звучным мужским басом произнесла она. Не дожидаясь ответа, она подошла к телеге, взяла спелое сочное яблоко, откусила кусочек и, едва начав жевать, выплюнула. На вкус это яблоко оказалось ничем не лучше навоза, из которого они и вырастают. Извозчик, как и запряженный в удила пони, не на шутку забеспокоились:

– Что-то не так? – испуганно спросил возница.

– Ваши яблоки. Они ужасны! Как вы можете кормить ими пони?

– Они хорошие, клянусь вам! – поспешил ответить извозчик и, спрыгнув с повозки, взял копытами самое лучшее яблоко, которое только смог найти, и протянул его ей, – вот попробуйте это.

Лжестражник взял яблоко и снова попробовал. Вкус его был еще ужаснее, чем у первого. Никакой голод не помог бы ей справиться с позывами тошноты и проглотить его.

– Вы издеваетесь надо мной? – крикнула она.

Извозчик, казалось, из ярко-рыжего уже стал молочно-белым. Вокруг начала собираться толпа. Выход из ситуации нашел его спутник, который к тому времени отпустил удила, снял хомут и подошел к телеге с фруктами. Он, молча, схватил первое попавшееся яблоко и съел его, даже не поморщившись. Между тем толпа становилась все больше.

– Наша семья всегда поставляет только качественные яблоки и я вам это докажу! – крикнул торговец, он взял с телеги еще несколько яблок и раздал их прохожим, те стали жевать угощение, одобрительно кивая. Тогда он взял еще одно яблоко и в третий раз протянул его стражнику – И как вам теперь наша продукция? – хитро спросил он.

Ария и рада была бы молча съесть его и признать свою неправоту, но и третье яблоко оказалось сущим кошмаром:

– Гадость же… О-оу – осознание того, почему она не может их съесть, оказалось достаточно внезапным. Она двинулась на толпу, маскировка начала портиться, это позволило ей слиться с окружающими, и, приняв еще чей-то облик, она ускользнула…

…Время шло, и Норд уже сосчитал каждый камешек покрывавший мостовую, в которую уперся его взор. Он успел разочароваться в своих силах, убежденный, что это препятствие действительно является для него непреодолимой преградой. В Понивилле никогда не было таких проблем, он даже не представлял как с ними справляться, не удивительно, что все жители большого города были такие угрюмые. Их даже и пони тяжело было назвать, не было в них той радости, той поддержки, которую всегда могли подарить ему жители Понивилля. А ведь эти два города разделяют всего полдня пути! Мечтать о чем-то великом уже совершенно не хотелось, хотелось просто развернуться и идти домой. «Пусть поручат это важное задание пегасу или дракону! Чего надо мной-то издеваться? Мне и утреннюю почту разносить нормально» – он ненавидел себя за упаднические настроения, но при этом прекрасно понимал, что если потратит еще хоть один день на беготню за бумагами и стояние в бесконечных очередях, то сойдет с ума.

– Я тоже тут сидела, когда впервые сюда приехала!

Говорят, когда сил уже нет, с неба может спуститься пони-ангел и вселить в вас надежду. По мнению Норда сейчас произошла именно эта ситуация. Когда он поднял взгляд, прямо перед ним стояла худенькая голубоватая пони-единорог с зачесанными набок синими волосами и круглыми очками. На её спине кое-как крепилась целая стопка книг, а на боку была метка в виде белого гусиного пера. Она смотрела прямо на него и улыбалась. Затем, используя силу своего рога, она забрала у него свиток и внимательно изучила:

– Хм… – она наморщила лоб – Доставка писем за пределы области. Маловато будет печатей, не правда ли?

– Еще бы – пробурчал в ответ Почтальон – завтра мне надо было уже быть в Стене Единорога, а я никак не могу разобраться с этими бумажками.

– Так всегда бывает, не ты первый выходец из окрестных поселений кого ломает наш город. Когда меня сюда отправили, я трижды сбегала домой, прежде чем привыкла к здешним порядкам. Посмотрим, чем же тебе можно помочь…

Она забрала у него другие выданные ему свитки и, развернув их в воздухе перед собой, просмотрела их все.

– Странно, на твоем свитке печать «особой важности», а они зачем-то отправили тебя проходить стандартную процедуру оформления… Да и этот документ тебе не нужен… и этот… Постой-ка! У нас же еще целый час до закрытия! Бежим со мной, мы обязательно успеем.

Она вернула ему свитки и вместе со всей своей кипой книг поскакала по направлению почтового отделения.

– Стой! Подожди меня! – крикнул Норд и засеменил следом – Мы все равно не успеем. Там очередь до самой двери!

Единорог просто бежала дальше, низко опустив перед собой голову и едва избегая столкновений с прохожими. Он и не ожидал, что найдет в городе хоть кого-то, кто поможет ему, даже просто посочувствует. Она свернула с главной улицы и, пройдя какими-то закоулками, уже через несколько минут оказалась у здания центрального отделения. Столкнувшись с интеллигентного вида пони несущего на одном копыте надкушенный кекс, который он задумчиво подкидывал перед собой, она едва удержала равновесие, но вот книги разлетелись в разные стороны. Поняша даже не успела удивиться отсутствию метки на крупе этого пони.

– Дикарка! – недовольно воскликнул пони, с удивлением обнаружив вместо кексика тяжелую книгу.

Она быстро извинилась, второпях подняв книги в воздух, сложила их себе на спину и, не останавливаясь, вбежала в здание почты. Норд заскочил туда следом. Не обращая внимания на очередь, она протиснулась к окошку.

– О, привет, Блюпайпер – улыбнулась пони за стеклянной перегородкой.

– Добрый день – хватая ртом воздух, ответила пони-единорог.

– Чем могу помочь? – спросила она.

– Мэм, вообще-то у нас очередь – сердито произнес пони в форме почтальона, стоящий у окошка.

– Простите, у меня гербовая губернаторская печать, форма C-11.

– Тогда тебе туда – пони указала Блюпайпер в сторону лестницы на второй этаж.

Там не было никакой суеты. В просторном коридоре стояло несколько кресел, за одним из них сидел пожилой пони, читая свежую газету.

– Стой тут я скоро вернусь – произнесла она Норду и зашла в один из кабинетов, взяв с собой его письмо. Почтальон сел на кресло. Он даже не успел толком расслабиться, как, менее чем через десять минут, единорожка вернулась. Перед собой она несла заветный пропуск.

– Мир не без добрых пони? – улыбнулась она, отдав ему письмо и пропуск. Норду захотелось расцеловать свою спасительницу.

– Спасибо тебе огромное – радостно воскликнул он и обнял её – За это я сделаю все, что ты захочешь! Хоть горы свернуть, хоть русло реки поменять, говори не стесняйся!

– Ну, достаточно будет, если ты, как истинный джентльпони, просто поможешь мне отнести эти тяжелые книги в библиотеку – кротко ответила она.

– Ария посмотрела на книгу на своем копытце. Вполне достойная замена гадкому кексу. На толстом фиолетовом фолианте белыми буквами было написано: «Стена Единорога: мифы и факты». Зайдя в безлюдный проулок, она принялась за чтение.

Каждое новое слово все яснее показывало ей то место, куда она уже решила направиться. Она даже на некоторое время позабыла о своем голоде, так увлекли её истории о подвигах прошлого. О великой принцессе Селестии и о могущественной принцессе Луне, до её коварного предательства. О драконах — злых и добрых. О великих пони, пегасах и единорогах древности, один из которых и воздвиг эту стену, чтобы уберечь земли пони от одного из самых злобных врагов. «Интересно, а как этот враг поживает сейчас» – подумала она и, несмотря на измененную внешность, глаза её вспыхнули алым пламенем.