Попытка номер два

Я обожаю Кризалис и я просто не мог не дать ей ещё одну попытку напасть на Эквестрию. Получилось немного мрачновато.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Дом

Изначально это должна была быть просто понификация "Дома, в котором" Мариам Петросян. Но потом я решил взять лишь общую идею. В общем, смотрите на получившееся сами.

Your Sweet Little Belle

Вы со Свити Белль женаты чуть больше года. Сегодня был ее первый концерт в Кантерлот Мюзик-Холле. После впечатляющего выступления, вы знаете идеальный способ отпраздновать это событие…

Рэрити Свити Белл Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Человеки

Феликс

Небольшая зарисовка, написанная изначально как спин-офф к другому фанфику, но получившаяся самодостаточной. Без шиппинга, гримдарка и мерисьи, но с историческими фактами и матчастью.

ОС - пони

Записи Кира

Что осталось после смерти Кира? Единственные его мысли остались навек записанными в его тетради. Желая хоть как-то постичь ход мыслей Кира в его последнем поступке, Твайлайт начинает читать эту тетрадь...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Возвращение Сомбры

Как известно, Кристальное Сердце убило короля Сомбру. Но что если он уцелел?Что если Амулет Аликорна, которым завладела Трикси, является уцелевшим рогом бывшего правителя Кристальной Империи? Принимая вызов жаждущей мести Трикси, Твайлайт даже не подозревала, что древнее зло, которое она победила, уцелело и жаждет мести не менее, чем Трикси. Ученице Селестии придётся пройти тест Сомбры- самый тяжёлый тест, который она когда либо проходила. Тест, от сдачи которого зависит судьба Понивилля и дорогих ей пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Другие пони Вандерболты Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Пони костра и солнца

Моё прощание с Ольхой и Рябинкой.

ОС - пони

Fallout: Equestria - Murky Number Seven

Стать рабом - плохо. Родиться рабом - стать искалеченным навсегда. Для молодого Мёрки жизнь рабочего и слуги это всё, что он когда-либо знал, ведь он был воспитан без понимания свободы или права выбора. Но когда жестокость его новых хозяев в Филлидельфии переходит все границы и он видит героический побег маленькой кобылки своими глазами, Мёрки, наконец, открывает для себя что за жизнь стоит бороться. Своей волей. Вырвавшись из-под гнёта, Мёрки намеревается вернуть себе свободу, которой его лишали на протяжении всей жизни. Борясь с жестокими работорговцами, смертельной болезнью, разрушающей его тело и особым вниманием от пони, которым частенько нельзя доверять, Мёрки стремится достичь невозможного. Сбежать из Филлидельфии. Но когда твоя кьютимарка - это пара кандалов… Должен ли ты в принципе быть свободным?

Хь!

Making sense? What fun in making sense?©Discord Количество здравого или не очень смысла в тексте находится в пределах от плюс до минус бесконечности. Это Холлоувилль. Место, которое есть, и которого нет. Местно, которое не показывается. Это не Тартар и никогда не было им. Возможно. Возможно нет. Это место не совсем (не)реально и находится посредине нигде, и именно поэтому, в отличии от Понивилля, не является обычно центром активности. Что здесь есть? Старые знакомые с ООС от 10 до 99,9%. «Злодеи» и антагонисты.(не все) Здравый смысл каждый шестой вторник каждого первого месяца(в силу отсутствия календарей проверить затруднительно) Чего здесь нет? М6. Ещё здесь нет М-5 и МР-5. Нет великих добрых светлых героев. Большого(5000+ слов) количества текста. Здравого смысла. … Прочитали? Хорошо. Холлоувилль это Холлоувилль, и повествование начинается с того, как в этом странном городке появляется новый обитатель. Что будет дальше? А это мы узнаем по ходу событий. Здесь и правда нет героев, а текст не слишком поэтичен, художественен и вменяем. Качество скачет, но оно и не обязано быть постоянным для данного произведения о месте не слишком вменяемом. Вы никогда не задумывались, куда уходят антагонисты после своего якобы уничтожения/поражения? Это очень странный взгляд на этот вопрос. Глав может быть больше чем одна, а может больше и не быть, всё зависит… от чего? Этого мне никогда не говорили.

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Последние секунды Эквестрии

Лишь крошечная вероятность. Крошечная вероятность того, что это закончится.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Гильда Другие пони

Автор рисунка: Noben

Ветер Времен

Стена единорога

Глава, в которой приключение подходит к концу

Дорога до этого легендарного места хоть и была очень длинной, но Норду сильно повезло, так как одновременно с ним к стене выдвинулся отряд из тринадцати солдат. Узнав, что он несет важное письмо коменданту крепости, солдаты обрадовались и предложили ему отправиться с ними. Они оказались бойцами этой самой Стены Единорога и отправились в это путешествие, чтобы пополнить запасы провизии. В компании этих ребят, примкнуть к которым Норд мечтал всю свою сознательную жизнь, нелегкий путь превратился практически в праздник. Вместе им легко удавалось преодолевать все трудности, которые возникали в дороге.

Чтобы слиться с коллективом Норд взял на себя часть обязанностей. Его назначили ответственным по кухне и, вместе с поваром, они дважды в день готовили пусть простые, но питательные обеды в котелке, чтобы уставшие после тяжелого дня пони могли восстановить силы. Еще бы! Ведь им с утра до вечера приходилось посменно тащить за собой тяжелые обозы с провизией, в то время как другие проверяли дорогу впереди, чтобы обозы не перевернулись, заехав на мягкую почву, или не угодили в яму. В экстренных случаях приходилось тянуть телегу и ему, хотя солдаты относились к Норду достаточно снисходительно, стараясь не нагружать лишний раз работой. В душе это оскорбляло его, хотя он и сам понимал, что просто не в состоянии идти в ногу с другими. Даже поняши в броне были очень хорошо натренированы и легко преодолевали любые препятствия. Несмотря на плохую погоду, из-за которой то и дело приходилось выдергивать телеги из грязи, настроение у всех было приподнятое и, как однажды призналась ему повар, виновником тому был именно он и его письмо.

Все дело было в дефиците кадров. Просто со времен создания крепости солдат каждые три года сменяли новые пополнения, ветераны же отправлялись к своим родным. Но в последнее время новобранцы появлялись у них все реже, и стена постепенно пришла в запустение. Сначала сократили большую часть личного состава крепости, потом закрыли железную дорогу, ведущую туда, и провизию пришлось поставлять вручную. Последние несколько лет их ряды не пополнил ни один рекрут, а потому, верные своей стране воины, вынуждены были оставаться на постоянном боевом дежурстве по семь и восемь лет, не имея даже возможности увидеть оставленные дома семьи. Около месяца назад комендант Айронхед, видя как устали его подчиненные, отправил гонцов во все ближайшие поселения, чтобы напомнить о долге перед Эквестрией, и то, что хоть кто-то откликнулся, стало для всех хорошим знаком. Все солдаты очень тепло отзывались о своем командире, считая его примером для каждого, ибо он, несмотря на достаточно преклонный возраст, никогда не избегал физической работы, был всегда бодр и полон решимости. Кроме того он до сих пор оставался непревзойденным фехтовальщиком, в этом деле утерев нос даже единорогам у которых рог на голове был не просто частью шлема, но данным с самого рождения копьем. Солдаты взахлеб рассказывали о нем различные байки, о тех временах, когда он был еще желторотым новобранцем и удивлял всех офицеров своей везучестью и солдатской смекалкой. После такого характеристического портрета Норду не терпелось встретиться лицом к лицу с такой личностью. Все-таки редко удавалось увидеть живую легенду и к тому же земнопони, ведь обычно на страницы книг попадают более расположенные к магии единороги или быстрые пегасы, пони же чаще воспринимаются как просто рабочие лошадки.

За ту неделю, что они провели в дороге, Норд наконец обрел себя. То сокровенное, спрятанное глубоко в душе, после обретения метки, вновь ожило в нем. Жестокая судьба. Почему та маленькая записка, которую он передал соседу по парте, отразилась на его боку в ту же секунду, а все его тренировки, всё к чему он стремился с самых юных лет, ни к чему не привели. Неужто тем, кто где-то там определяет их дальнейшую судьбу, совершенно плевать на то чего жаждет душа пони? Он обожал именно такую жизнь, смотрел и завидовал, глядя, как его спутники каждое утро вставали еще до рассвета и делали зарядку, как все у них было выверено по времени, и ни одна секунда не улетала даром. Они действовали как единый организм, каждый выполнял свою функцию и, даже если один вдруг спотыкался, другой немедля подставлял ему плечо. С такими мыслями он и пришел в древнюю крепость, символ мрачных древних времен, когда за жизнь надо было сражаться.

Выглядела стена впечатляюще. Это было не то, что он видел в своем сне, пусть она и не уходила высоко в небо, но все равно удивляла своими габаритами. Это был целых комплекс сооружений разбросанных на десятки километров вокруг. Все они были построены из белого камня, тщательно подогнанного друг к другу, и бронзы. На высоких штандартах развевались знамена солнца и луны (когда крепость создавалась, между сестрами существовала еще крепкая дружба, а потому знамена их до сих пор одинаково почитались, и сменяли друг друга вместе с небесными светилами). Сбоку от дороги стояла гигантская статуя белого единорога ростом в семь или восемь этажей, он как будто бы замер на секунду, встав на дыбы, и вот-вот должен был опуститься. Его золотой рог и грозный лик было видно даже по ту сторону стены, будто каменный колосс тоже стоял на охране Эквестрии, устремив свой немигающий взор в сторону неприятеля. На стенах располагались большие башни, каждую из которых венчало огромное бронзовое орудие, направленное в сторону врага. К каждой такой башне подходила узкая железная дорога, чтобы на вагонетках можно было своевременно доставлять боеприпасы. Помимо этого имелись какие-то промышленные сооружения с огромными дымоходами, мастерские обитые бронзой, из которых торчали тяжелые шестерни. Назначение большей части зданий Норд просто не смог понять, их он точно не встречал в родном Понивилле. Была там и водонапорная башня, и склады, и огромные котлы, в которые, наверное, заливалась горячая смола, и даже вышка с телескопом. Очевидно, крепость легко могла сама себя обеспечивать всем необходимым. Если бы она работала…

При ближайшем рассмотрении стало видно, что огромная крепость не грозный символ могущества Эквестрии, а скорее древний памятник ушедшей эпохи. Много лет уже не запускался ни один завод, гигантские печи давно остыли, бронза почернела от патины. Детали сложных механизмов грудами валялись без дела и, скорее всего, никто уже и не знал, какую функцию они выполняли. Даже каменная кладка во многих местах дала трещину и обвалилась. Правда гарнизон делал все возможное, чтобы стена сохраняла свою функциональность. Многочисленные дыры латались чем попало, были там и доски, кое-как набитые друг на друга, и большие диски шестеренок и какие-то балки. Конечно, это не могло сравниться с цельной каменной стеной, но, по крайней мере, не делало крепость легкой добычей для врага, хотя таковой она уже и так стала, если учесть что гарнизон практически отсутствовал.

– Они идут! – крикнули с дозорной вышки, и навстречу отряду выбежала совсем еще маленькая пони с большими глазами и нежно фиалковой шерстью. Видимо она подменяла на посту кого-то из солдат, а может и просто залезла на вышку, чтобы первой встретить обозы. Солдаты с улыбкой поприветствовали её. Сержант, который руководил ими в дороге, по-отцовски обнял её.

– Какая ты у меня стала – произнес он – прошло всего несколько недель, а ты вымахала так, будто меня не было целый год!

– А мы тут по вам все скучали! Дядя Айронхед даже думал за вами еще отряд отправить.

– Но ты же знала что мы вас не бросим. Просто у папы в пути возникли небольшие осложнения, а теперь все позади. Мы вам даже почтальона привели. Кстати познакомься дочка – его Нордом зовут, он настоящий солдат, как и мы, он стоит на службе у принцессы Селестии.

Норд почувствовал себя немного смущенным. «Настоящий солдат!» – несколько раз повторилось у него в голове. Пони посмотрела на него и весело улыбнулась.

– Здравствуйте Дядя Норд! Я Фиолина, но все всё равно меня Фейкой кличут. Так что, если хотите, можете и так и так называть, я не обижусь.

– Э…Привет, Фио… Фейка – пролепетал Норд.

– Нет, Фиофейкой лучше не надо, оно мне не очень нравится.

Она вновь повернулась к своему отцу и стала что-то ему возбужденно рассказывать. Между тем они неторопливо приближались к постройкам. Навстречу им выходили пони. Их было очень мало и почти все в различной броне. Были там и единороги, в длинных мантиях окольцованные бронзовыми обручами, пегасы в пилотных очках, с легкой броней на голове, груди и передних копытах, но больше всего было закованных в броню с головы до ног простых пони. Они приветствовали путников, те отвечали тем же и обменивались меж собой короткими фразами.

– Пойдем со мной – негромко сказал сержант, отправив свою дочь к матери. В дороге Норд мало с ним общался, но знал, что его зовут Блэктаил – они сейчас придут на склад и будут разгружать обозы. Чтоб не терять времени мы с тобой отправимся к коменданту Айронхеду. Я думаю, он будет рад тебя видеть.

– Хорошо. Кстати, а что случилось по дороге в город? – этот вопрос мучил пони с самого прибытия на Стену Единорога. Блэктаил отвел взгляд.

– Тебе этого лучше не знать. Главное что теперь все нормально, все живы и здоровы.

Такой ответ мало удовлетворил Норда, но было видно, что сержант совершенно не хочет ему отвечать, а значит и дальнейшие расспросы бессмысленны. В полном молчании они подошли к большому, величественному зданию, к которому вела каменная мостовая. Сквозь нее давно уже пробивалась трава и даже росли молодые деревца, было видно что следить за ней совершенно некому. Как и за самим сооружением. Пройдя сквозь колоннаду, они поднялись на третий этаж (дверь второго почему-то была заколочена деревянными досками), вошли в полупустой коридор и направились к самой большой двери, украшенной искусной резьбой. «Момент истины!»: подумал Норд и постучал. Ответа не послышалось и они, выждав немного, вошли внутрь. В огромной палате, которая, несмотря на свою древность, не утратила своей красоты, совершенно никого не было.

– Сир!? – громко позвал сержант.

В тишине они пробирались по кабинету, проходя мимо столов и гобеленов. «Может он умер? Старики ведь имеют такое свойство. А он, вроде как, достаточно стар. Или он не в порядке – безумный гений, который играет своими подчиненными? Поэтому сержант такой настороженный. Может сейчас он спустится с потолка у нас за спиной и…»

– А кто разрешал посторонним входить в мой личный кабинет без моего ведома?! – гаркнули позади так, что Норд аж подскочил на месте.

– Виноват, сир! – громко ответил Блэктаил и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, пошел за дверь, прихватив с собой почтальона. Айронхед стоял у двери. Он молча зашел в кабинет, они же покинули его, затворив за собой дверь. Через минуту они постучали вновь: «Войдите!» – донеслось из-за двери и они вошли. Теперь все было по уставу.

Комендант выглядел именно так как себе его и представлял Норд. Старый пони с лихо закрученными седыми усами и моноклем на глазу. На его голове не было шлема, зато имелась великолепная кираса, украшенная витиеватыми узорами и драгоценными камнями, а также короткий плащ серой с черным расцветки и обшитый золотыми нитями. На груди сверкали золотом наградные аксельбанты. Вряд ли это была его боевая амуниция, скорее парадная, но выглядел он в ней действительно впечатляюще.

– Говори – негромко, но звучно сказал Айронхед.

– Сир! У нас посланник из Понивилля, он принес хорошие вести.

– Ты читал его письмо? – поинтересовался командир.

– Никак нет сир!

– Тогда с чего ты взял, что вести именно хорошие? Отказ тоже должен быть официальным. Ладно, давай сюда письмо.

Оба военных уставились на Норда. Наступила неловкая пауза.

– А ну да, письмо! – пони достал зубами свиток и пропуск из сумки и положил их на стол.

– А это еще что? – нахмурился комендант, глядя на пропуск.

– Это чтоб в крепость пустили – ответил Норд, внезапно вспомнив, что не предъявил его, хотя… никто вроде бы и не спрашивал.

– Ну и не захламляй мне этим стол.

Айронхед презрительно сбросил бумажку со стола и взял в копыта письмо. Открыв его, он принялся долго и внимательно читать его, с каждой секундой, становясь все более и более хмурым. Закончив чтение он поднял на Норда ничего не выражающий взгляд. Пони нервно сглотнул.

– Значит «все заняты и лишних пони нет»… – бросил комендант стены Единорога – сержант Блэктайл, слышали новость? Мы с вами «лишние пони» теперь.

Он не стал освещать полное содержание письма, но общий смысл и так был ясен. Большое количество букв служило лишь для размыливания короткого и четкого «нет!». Секунду спустя он продолжил:

– Ладно, хоть поставки поездом обещают. Сержант, позовите Линк сюда, она вроде бы уже прилетела, а еще какого-нибудь писца. Мне нужно составить список необходимых боеприпасов… А вы можете возвращаться домой. Ваша миссия выполнена. Не удивительно, что они послали именно пони, с таким-то письмом. Я бы на их месте послал улитку.

– Айронхед… э… командир…э…сир – испугался Норд – позвольте мне отнести ответ! Это мое первое задание с доставкой важных посланий. Я должен довести его до конца.

– Вас? Нет, юноша, мы больше предпочитаем, чтобы письма доходили быстро. У нас нет времени ждать, когда вы прибудете на место эдак, через месяц.

– Сжальтесь! Я всего лишь жалкий почтальон и все что мне остается в жизни это носить утренние газеты! – взмолился земной, не на шутку испугавшись, – Обещаю вам: я буду мчаться изо всех сил, чтобы успеть как можно раньше! Пожалуйста-пожалуйста-пожа…

В кабинет вошла пегас в боевом летном костюме с сегментами брони. Волосы её были уложены в длинную красную косу, такая же коса имелась и на хвосте, глаза скрывались за летными очками.

– Вызывали сир? – спросила пегас, удивленно взглянув на стоящего на коленях Норда.

– Сможешь груз с письмом в Понивилль доставить? – спросил Айронхед.

– Легко. А что за груз?

Комендант молча указал на Норда. Она кивнула:

– Только держись крепче – хлопнула она его по плечу и вышла наружу. Многократно поблагодарив командира, Норд тоже поспешил покинуть кабинет. Обратная дорога обещала быть недолгой.