...И всё?

В самый разгар сражения со Старлайт Глиммер Твайлайт Спаркл узнаёт причину, по которой её соперница стала такой, какая она есть. Получив возможность заглянуть в прошлое Старлайт, Твайлайт собственными глазами видит «ужасную трагедию», ставшую всему виной. Однако вместо сочувствия Старлайт получает более циничную реакцию.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Один среди них 2

Дима. Единственный представитель человеческой расы во всей Эквестрии. У него новая семья, друзья и первая любовь. Он - последний. Но что, если это не так? Что будет, если беды его родителей перекинуться на него?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Лира Бон-Бон Человеки

Интервью Жасмин Лиф

Вот бывает такое: видишь пони — и сразу понимаешь, что знакомство уже началось. И тебя никто не спрашивал. Впрочем, это совершенно не значит, что ты против — наоборот, именно такие случаи обычно приводят к самым интересным результатам. Двое пони за одним столиком. Интервью. Чай — и ничего кроме чая… Ну, может разве что легкая доля хаоса.

Другие пони

В память о днях минувших

Дорогая Принцесса Селестия. Простите, я давно вам не писала. Последнее время всё из копыт валится. Спайк считает, что я должна обратиться к врачу, но...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Добро пожаловать домой, Твайлайт Спаркл!

После восьми лет учебы в Кантерлоте Твайлайт Спаркл и Спайк, ее лучший друг, бросивший школу, переезжают в Понивиль. Но некоторые вещи поменялись с тех пор, как Твайлайт была здесь в последний раз. Ее друзья не сообщают ей, что здесь творится, но, похоже, что-то произошло с Эпплджек. Она выглядит совершенно другой, отстраненной. В ее глазах читается грусть, какой Твайлайт еще не видела, и она хочет добраться до самой ее сути.

Твайлайт Спаркл Эплджек

My little Sherlock

О многогранной личности Шерлока и ее составляющих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Человеки

Проклятый хаосом

Давайте представим, что жизнь не удалась. Что же остается делать? Найти работу? Наладить личную жизнь? Или же просто попасть в другой мир? Главный герой выбрал бы первый вариант, но кто его спросит?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Принц Блюблад ОС - пони Дискорд

Твайлайт Спаркл уничтожает Эквестрию

Твайлайт изучает новый урок о дружбе, гармонии и почему кобальтовая атомная бомба - плохая идея.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Путь искупления

Герой... как много в этом слове. Победитель и спаситель, пример для других пони и просто личность без изъянов. Но так ли это на самом деле? Герой это не только призвание и судьба. Это бремя, которое дано нести далеко не каждому. Герои появляются в отчаянные времена и, в основном, это обычные разумные даже не думавшие об этой о стезе. И порой героем может оказаться совсем уж неожиданный кандидат. Старлайт Глиммер преступница, пусть раскаявшаяся и прощенная, даже не предполагала чем обернется для неё желание разобраться в одном повторяющемся сне.

Другие пони

Битвы Магов

Санрайз — потерявшая память единорожка, которая обнаруживает себя участвующей в Битвах Магов: боевых соревнованиях между единорогами со всей Эквестрии. Её ждут захватывающие приключения, в которых каждый новый знакомый может стать как лучшим другом, так и злейшим врагом, а столкнуться предстоит со множеством непростых испытаний, которые определят её судьбу. Хватит ли Санрайз решительности и силы духа, чтобы преодолеть их? Помогут ли смекалка и хитрость достичь своей цели? Сможет ли она одолеть своих противников и выйти победителем?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд

Автор рисунка: BonesWolbach

Повелители Жизни

Глава 26

Глава, в которой ведьма ищет свою жертву

В комнате их все еще оставалось пятеро. Кольт-историк с оливковой ассистенткой, Маннтек, неподвижно застывший у комода с потухшими давно свечами, Танде, который составил себе лежанку из поставленных в ряд стульев и фиолетовая единорожка Виолстар. Вчерашний праздник закончился вместе с письмом и, когда довольная ведьма со своим лазурным хвостиком покинули комнату, никто не нашел в себе смелости выйти следом. Одного из них приговорили к смерти. Причем сделала это светлейшая и добрейшая Богиня жизни, та самая, которая всегда защищала свой народ и не позволяла пролиться ни одной капле невинной крови. Готовая отдать жизнь за любого, даже самого последнего пони. А вчера она вдруг вручила их судьбы в лапы нежити, причем сделала это вполне официально и без какой-либо возможности что-то изменить. Пытаться защитить себя было глупо, равно как и просить защиты у той единственной, кто могла бы посостязаться с Арией в силе – Виолстар, ведь последняя верой и правдой служила той же госпоже, что и первая.

Ранним утром, когда сидеть дольше в этом помещении было уже невозможно, Зок поднялся с места и, пожав плечами, вышел за дверь. Его провожали как в последний путь, хоть никто и не вымолвил ни слова. Через некоторое время, когда ожидаемого всеми предсмертного крика так и не было услышано, поднялся Делфин: его часы показывали время процедур, а потому, взяв с собой своих пациентов, он также покинул комнату.

В полной тишине сделав еще один круг вокруг опустевшего праздничного стола Берий взглянул на сидящую рядом с медным драконышем Лайт Ли:

– Все еще нет ответа? – спросил он.

– А вы разве не видите? – вопросом на вопрос ответила оливковая пони, со скучающим видом поигрывая с хвостом.

– Вы можете ответить на четко поставленный вопрос или нет?! – вдруг гавкнул на неё профессор, заставив прикорнувшую невдалеке Виолстар встрепенуться.

– Могу. Ничего не приходило, – улыбнувшись уголком рта, ответила Ли.

– Ну, тогда напишите ей новое письмо!

– Четвертое?

– Хоть десятое! Принцесса Селестия не имеет права распоряжаться нашими жизнями так, будто мы её собственность, – земной сильно нервничал и постоянно отирал морду белым неброским платком. – Мне тоже нужна неприкосновенность! Пусть выдаст мне её или катится со своим заданием к дискордовой матери!

– Учитель, да с чего вы вообще взяли, что она именно вас заберет? – успокаивающим тоном начала единорожка со звездой на боку. – Там ведь разрешение всего на одного, да и Ария не настолько безрассудна, чтобы просто так, без веской причины убивать кого-то.

– Не настолько!? – Берий выкатил глаза и едва не задохнулся от захлестнувшей его ярости. – Да она зверь эта ваша «Ария»! Животное, извращениям которого потакает принцесса. Ей, видите ли, для эксперимента понадобилось убить пони. Давайте же дадим ей десяток-другой! Причем не кого-нибудь, а профессора Кентерлотской Академии Магии!

– Блин, она ведь меня тоже вчера прибить обещала, если не увидит тяжелобольную Кентаврину… – обреченно протянул пегас, – может она это специально сказала? Ну… не просто как на словах, а именно чтобы потом укокошить. Она ведь знала что в этом письме. Да и за груз она меня вряд ли простила. По-моему ей не очень понравился вчерашний день рождения.

Маннтек, который все это время рассматривал резьбу на подсвечнике задумчиво почесал щупальца:

– Вообще-то, я не подчиняюсь вашей принцессе, так что её разрешение на меня по идее не распространяется, так ведь? Надеюсь, ведьма об этом помнит.

– Ну уж нет, – сердито ответил ему Танде, – чур, все на равных условиях. А то один сильно умный, другой принцессе не подчиняется, третий любимчик, а в итоге что – один я останусь?

– Может, просто успокоимся, и не будем нагнетать обстановку? – предложила кобылка.

– Ха-ха-ха, вам хорошо говорить, Виолстар, – нервно рассмеялся Берий, – наслаждайтесь жизнью, её то у вас никто не хочет отнять!

– Вы снова за свое?! Я, между прочим, не виновата в том, что Её Величество решили избавить меня от жеребьевки.

Дверь с грохотом отворилась, заставив всех подскочить на месте, и в комнату вбежала Кентаврина. На ней уже было надето новенькое платьице, черно-бардовое, теперь уже с кремовыми бантиками, под цвет теней на глазах и полосок на гриве. Она быстро окинула взглядом всех присутствующих и улыбнулась.

– Нашла-нашла! – хихикнула она, – спрятались, что и не найдешь. Мне из-за вас весь замок пришлось обойти. Виол, Ли и несчастный историк – все здесь. Ария! Иди сюда, они до сих пор в этой комнате!

– А зачем мы ей? – подозрительно спросил земной.

– Как зачем? – пришедшая наигранно удивилась, и мимоходом стащила со стола вчерашнюю вишенку в сиропе, – в жертву тебя приносить. Готов? Смотри только кровью сильно не брызгай, а то Виолке потом кошмары будут сниться.

– Кентаврина, помолчи! – глядя на то, как белеет профессор, возмутилась ученица Селестии. – Еще ничего не решено.

– Да? А, по-моему, все очевидно. Берий, ты ведь не против, что я вчера рассказала Арии подробности наших взаимоотношений, ну там: оскорбления в мой адрес, упреки, поддевки, удар копытом по лицу.

– Удар? Какой удар? – растерянно спросил кольт.

– Ну, тот, недавний. Ох, она и рассердилась… Кстати, жертву перед смертью пилой будут обрабатывать и тисками нос оторвут, вы знали?

Дверь хлопнула еще раз, после чего внутри оказалась и сама ведьма. Беседа смолкла. Как всегда хмурая и с вечно вытянутыми в тонкую линию губами, Ария царственной походкой прошествовала на ковер и посмотрела на пони.

– Чего ждете? Я ведь предупреждала, что буду проводить опыты после того как вернусь или, по-вашему, я должна за каждым персонально заходить? Марш в лабораторию! Виолстар, по пути захвати с собой тиски, пилу и крепления на доспехи.

Единорожка молча кивнула и пошла на выход. Секунду спустя поднялась Лайт Ли и, притянув к себе свой блокнот, разровняла попону и встала рядом с нежитью. Только Берий застыл на месте как вкопанный, с ужасом глядя на то, как Кентаврина с явной издевкой проводила копытом по горлу однозначно намекая на его незавидную участь.

– Я никуда с вами не пойду, – дрожащим голосом заявил пони.

– Как хочешь, – фыркнула ведьма, – Больно ты мне сдался. Только потом не смей жаловаться принцессе на то, что я, мол, без надзирателей опыты провожу.

– Так вы не Берия к праотцам отправите? – удивился пегас.

– Хм? – Ария перевела взгляд на Танде, – А тебе какое дело? Кого надо будет, того и отправлю: может Берия, а может и тебя. Ты, кстати, нового грузчика обещал приволочь. Где он?

– Матион, точно! – пегас хлопнул себя копытом по лбу, – Только он далеко живет, так что я за ним прямо сейчас вылечу и не знаю когда вернусь, хорошо? Раньше чем через неделю не ждите.

– Лети, – безразлично ответила Ария, – Если я остановлю свой выбор на тебе, то мне не составит труда дождаться твоего возвращения.

Стараясь не придавать значения её последней реплике, Танде быстро поднялся на ноги, и хотел было покинуть комнату, но, словно наткнувшись на невидимую стену, остановился в паре метров от нежити. Попытался её обойти, сохраняя при этом заданную дистанцию, но, к сожалению, чтобы дойти до спасительного входа ему в любом случае пришлось бы с ней пересечься. Чего он явно не желал, даже не подозревая, видимо, что дистанция атаки колдуна гораздо-гораздо больше.

– Ну? – глядя на его старания, приподняла бровь пони.

– Я эм… пожалуй подожду немного.

Ведьма ничего не ответила, разве что криво усмехнулась, после чего вместе с остальными кобылицами направилась в лабораторию. Вскоре к ним присоединился и Берий, который догнал их на одном из поворотов. Соглядатай принцессы все еще очень боялся, но в данном случае оставаться одному было, пожалуй, еще опаснее. Виолстар он так или иначе считал гарантом безопасности, ведь не может же Ария быть настолько циничной чтобы убивать при всех… Или может? Кентаврина больше ничего ему не говорила. Вместо этого о чем-то всю дорогу общались между собой нежить и шестая ученица, уточняя, видимо, детали будущего эксперимента.

После того, как фиолетовая единорожка принесла в лабораторию пилу по металлу и небольшие, но грозные на вид, тиски, Берий вспомнил всё, что говорила ему Кентаврина по поводу пыток и пересмотрел сделанные ранее выводы. Надо сказать, что так он не боялся ни разу в жизни, даже когда вместе с другими исследователями ходил в логово драконов, выяснять у них подробности миграции трехсотлетней давности. Инструменты «палачи» разложили на столе, после чего, вопреки его страхам, принялись за выгибание небольших серебряных палочек, кои Ария заготовила здесь заранее, в итоге создавая что-то вроде диадемок со свободным пазом в центре.

Время никак не хотело идти вперед. Каждую секунду историк был готов к удару, особенно когда Ария проходила слишком близко. Вскоре они приволокли какие-то кристаллы, на кои ведьма затем наносила витиеватые узоры и один за другим передавала их Виолстар, а та, в свою очередь, вставляла их в диадемы, активировала, и исчезала в зеленом блюдце портала. Через некоторое время она возвращалась, они что-то переделывали, и она уходила снова. Ведьма сердилась и не обращала внимания ни на него, ни на Лайт Ли, лишь изредка давая ей краткие пояснения на свои действия. Иногда, правда, когда Ария внезапно, а она это умела делать, оказывалась перед ним или применяла какое-нибудь слишком эффектное заклинание, сила которого отправлялась в кристалл, питая его, он вздрагивал или даже порывался убежать, но каждый раз все заканчивалось благополучно. Нежить действительно делала свою работу и не думала сейчас об убийстве. По истечении нескольких часов, вконец озлобленная ведьма объявила окончание сегодняшнего эксперимента и, хлопнув дверью, покинула лабораторию. Сегодня, как рассказала ему позднее Лайт Ли, они пытались создать «генератор магии» для единорогов и творить заклинания в Мире Мертвых, но безуспешно.

Маннтек, опасливо озираясь, подошел к тяжелым, обитым металлом, дверям, за которыми располагались каменные статуи стражей с рубиновыми глазами и длинная лестница, ведущая к свободе. Уже было достаточно темно, чтобы никто не заметил его исчезновения. Бывший подводный вельможа прихватил с собой немного еды, на первое время, теплую попону и неактивный посох. Большего для пони и не требуется. Он еще не решил, куда именно отправится – на причал, далеко-далеко на севере, или же искать родственников здесь на поверхности. В любом случае оставаться в замке теперь было слишком опасно.

Выйдя на небольшую площадку, щупальцеротый пони подбежал к самому правому краю и, стараясь издавать как можно меньше шума, поскакал вниз. Главное все сделать быстро. «Жаль, что я так и не покажу Виол пьесу, да и вообще никак не смогу отблагодарить всех этих пони за свое спасение, но быть убитым из-за амбиций какой-то нежити это уж слишком» – подумал про себя Маннтек, слушая лишь шум своего дыхания и топот мягких копыт. Ну а совесть… Вернувшись, наконец, домой он сможет забыть об этом безумном кошмаре, который был вокруг него с самого выхода на поверхность. Жизнь вновь вернется в свое привычное русло, когда тело его попадет в теплую морскую воду. Вновь будут театры, оперы, морские павильоны и истосковавшиеся, наверное, по нему настоящие друзья. Те, с которыми он дружил долгие годы, еще с ученичества. «Ох, как же я соскучился по подводной еде»

Вспомнив о великолепных морских деликатесах, осмипони незаметно для себя ускорился и уже практически выбежал из черной пустоты под ласковый свет звездного неба, как перед ним совершенно неожиданно появилась преграда. Сначала он подумал, что это ворота стали медленно закрываться, однако те все еще преспокойно лежали снаружи, да и вспышка алого пламени, появившаяся спустя мгновение, красноречиво указала ему на его ошибку.

– Куда собрался? – поинтересовалась ведьма, как бы случайно возникнув в проходе именно в этот момент.

– Я? Да так, свежим воздухом подышать, – соврал беглец, не зная, как ему теперь поступить: продолжать как ни в чем не бывало идти вперед, или же вернуться в комнату.

– С вещами? – будто бы удивилась нежить.

– Ну… я… – сочинять на ходу оказалось не самым простым занятием, – я решил заодно прогуляться по окрестностям.

– Ага, среди ночи и ничего никому не сказав.

– А почему нет? Ведь я гость, а не узник.

– Это верно, – согласно кивнула Ария.– И даже более того – ты вправе уйти, когда тебе вздумается и никто тебе этого не запретит.

– Именно! Это я и хочу сейчас сделать.

– Ага, значит все-таки уйти, а не прогуляться, так?

– Ну… да. Просто уйти. Я уже чувствую себя вполне здоровым, а потому не хочу более надоедать вам своим присутствием. У меня накопилось много дел за пределами цитадели.

– Хвала Селестии, а то я уже подумала, что ты испугался за свою шкуру, – облегченно выдохнула ведьма. – Причем зря. Ведь ты – гость, а своего гостя я ни за что бы не отправила на тот свет. Это совершенно не по-хозяйски.

– Да, это было бы жестоко, – немного обескуражено согласился с ней Маннтек, – Это вообще жестоко убивать кого-то ради эксперимента. О чем вообще думает ваша «Богиня», когда дает такие разрешения!?

– Совершенно с тобой согласна, – со скрытой издевкой ответила ему Ария, – Не пойму, как можно сравнивать бесценную жизнь пони и какое-то жалкое открытие, могущее вывести цивилизацию на новый уровень. В страшное время нам довелось жить. У вас там, наверное, так не принято делать?

– В подводном царстве? Да нашего короля бы мигом свергли за такие злодейства!

– И это, пожалуй, правильно… – Ария сделала вид, что о чем-то задумалась. – Слушай, у тебя там супруга есть? Я имею в виду – спутница жизни или, как их еще называют, «очень специальный друг».

– Супруга? Нет, я пока сам по себе. А почему вы спрашиваете?

– Нет. Просто интересуюсь, – беззаботно ответила зеленая кобылица. – Мне показалось, что ты моей коллеге Виолстар приглянулся, вот я и решила полюбопытствовать. Ну, ты вроде как в любом случае нас покидаешь, так что бывай.

Ария посторонилась, освободив выход из цитадели, и застыла, не сводя с осмипони своих змеиных глаз. Было в этом что-то зловещее. Маннтек почуял неладное, но все же медленно-медленно, стал переставлять ноги в направлении улицы.

– Значит, ты меня не тронешь? – на всякий случай еще раз уточнил он.

– Ну что ты, нет, конечно, – уверенно закивала головой ведьма, а затем, дождавшись пока осмипони не окажется в шаге от выхода, дополнила – Пока ты мой гость, разумеется.

Маннтек резко остановился.

– Минуточку! А что произойдет, когда я перестану быть гостем?

Лицо ведьмы расплылось в улыбке. Она ничего не ответила.

«Понятно, стоит мне выйти за порог, и я обречен. Чудно! – сделал безрадостный вывод кольт, – Или все-таки она просто издевается надо мной? Специально запугивает, чтобы я остался здесь?». Только сейчас щупальцеротый пони вдруг обнаружил, что его собеседница совсем не дышит. Не удивительно, конечно, что зомби не нуждалась в кислороде, делая вдох только тогда, когда хотела что-нибудь произнести, но как-то раньше он не придавал этому особого значения. Сейчас же ему казалось, что весь мир, кроме него, замер в ожидании его решения. Последний шаг он так и не сделал, застыв на месте с поднятой ногой.

– Я думаю, что еще немного задержусь у вас «в гостях». Пока не сыграю спектакль, – нарушил тишину Маннтек и, развернувшись, потопал наверх.

– Просыпайся, – тихо проворковала ведьма, подойдя к кровати, где среди явного избытка подушек и одеял мирно спала маленькая Кентерлотская леди.

«И где она умудрилась только все это отыскать?» – в который раз удивилась Ария. Пронырливая кобылка вообще прекрасно чувствовала себя в этом покинутом замке и уже успела притащить в свою комнатку все, что могло бы ей пригодиться. Было тут и большое зеркало, и симпатичная люстра, и мягкие перины и различные предметы мебели. Она даже откопала где-то ванильные ароматизаторы, кои Чародей использовал, видимо, чтобы избавиться от затхлого запаха в своих покоях. Всякий раз, бывая у неё в гостях, ведьма находила все больше интересных вещей. Кентаврина обещала и ей все обустроить, но… пока только обещала.

Ария легонько потрепала её бок, наблюдая за реакцией лазурной кобылки. Ноль эмоций. Разве что перестала сопеть и перевернулась на спину. «Ну как можно быть такой соней!» – досадливо подумала ведьма и повторила процедуру, но теперь уже гораздо настойчивее.

– Вставай же.

В ответ на это поняша сонно промычала нечто нечленораздельное и с головой спряталась под большим пушистым одеялом, из-под которого теперь торчал только розово-кремовый хвост.

– Уйди прочь, я не в настроении – пробубнила она.

Ну это уже было слишком.

– Что?! А ну вставай, лентяйка! – скомандовала ведьма и попыталась рывком стащить одеяло с кровати, но единорожка успела подготовиться к такому развитию событий и как паук вцепилась в него, не позволив Арии завершить начатое, а как только та ослабила хватку еще и накрутила его на себя, показав тем самым твердость своей позиции.

– Даю тебе последний шанс, Кентаврина. Вставай немедленно, – ведьма прищурилась и активировала рог.

– Нет, – приглушенно ответило одеяло.

– Ты же знаешь, что я в любом случае добьюсь своего, – угрожающе произнесла зеленая кобылица.

– Нет! – раздался ответ.

В следующую секунду алая аура окружила непокорную единорожку и вместе с одеялом подняла её высоко в воздух, где принялась яростно трясти до тех пор, пока она не выскользнула из своего убежища и не бухнулась на кровать.

– Чего тебе? – сердито спросила Кентаврина, приоткрыв один глаз.

– Хочешь прогуляться по крыше замка и понаблюдать за звездным небом? – невинным голосом спросила нежить.

– Нет, гуляй сама. Я спать хочу, – единорожка вяло потянулась к уголку лежащего рядышком одеяла, но то, при помощи магии, отползло чуть дальше.

– Успеешь еще, у тебя половина ночи впереди, – махнула копытцем Ария, – а теперь живо одевайся и иди за мной.

– Угу…

Когда маленькая леди была готова, а если точнее, то просто намотала на себя простыню, ведьма подвела её к закрытому на ночь окну и, распахнув его, создала полупрозрачную лестницу, по которой они неторопливо поднялись на крышу. Сейчас здесь было очень холодно из-за пронизывающего до костей ветра, а потому Кентаврина еще сильнее насупилась и нахохлилась, всем своим видом выражая крайнюю степень негодования. Понять, с какой стати Ария решила навестить её именно в это время, да еще и с такой странной просьбой она не могла, как ни силилась сделать это. Хотя и силиться то не слишком хотелось, а потому, когда ведьма забралась повыше и остановилась, переведя взгляд на великолепный пейзаж ночного Востока, единорожка села и попыталась заснуть. Ну… или хотя бы вспомнить подробности того сладкого сна, который она смотрела несколько минут назад.

– Тебе нравится? – спросила бессмертная пони, с искренним наслаждением позволяя ветру играть с локонами своих фиолетовых волос.

– Нет, – угрюмо ответила ей Кентаврина, пытаясь устоять на ногах под напором стихии – тут холодрыга и я обратно в кровать хочу. Знай, Ария, если ты меня сюда для созерцания красот природы привела, то это плохая шутка.

– Нет, не для созерцания, – призналась ведьма, – скоро должно кое-что произойти и я хотела бы, чтобы ты стала свидетелем этого события. Ну, а пока мы ждем, можно пообщаться.

– Быть может, мы пообщаемся в комнате, а когда начнется «событие» выйдем наружу? – предложила свой вариант пони. – В противном случае ты рискуешь получить простывшую и сопливую Кентаврину с высокой температурой.

– А мне вот не холодно, – хитро подмигнула ей Ария, не сдвинувшись с места.

– Неужели? – театрально удивилась единорожка, после чего поплотнее закуталась в простыню и спросила. – Так о чем ты хотела со мной поговорить?

– О подарке принцессы.

– Ты про жизнь одного из пони?

– Да, – ведьма кивнула головой и продолжила. – Их оказалось так много, что у меня аж глаза разбегаются. И вроде каждый вполне достоин отправиться на тот свет, но кого выбрать, ума не приложу. Может, поможешь мне с выбором?

– Однозначно – Берий, – убежденно ответила Кентаврина.

– Ты так сильно его ненавидишь, что готова приговорить к смерти?

– Ну конечно! Я уже рассказывала тебе, что это за тип. Наглый, гордый, бесцеремонный зазнайка, да еще и не единорог вовсе! Полжизни сворачивал мне кровь вместе с другими учителями, так еще и с его подачи меня выкинули из академии!

Вспомнив об объекте своей лютой ненависти, Кентаврина незаметно для себя даже согрелась, но Арию её доводы не сильно задели:

– Если бы ты не вылетела из академии, то не вернулась бы домой к отцу, а не вернулась бы к отцу, не пошла бы на маскарад и не познакомилась бы с теми пони в черных костюмах. Ну а без тех пони ты бы никогда в жизни не узнала о моем приглашении. Понимаешь, к чему я это веду?

– Что благодаря нему мы встретились? Пфф, но ведь это не значит, что я должна его простить. И вообще, это мой единственный шанс расквитаться с ним.

– Но ведь мне дали эту возможность вовсе не для мести, – напомнила ей ведьма. – Это эксперимент, в котором кого-то из пони отправляют в тот мир для того, чтобы он нашел в нем мой дом и, изобразив там руну портала, связал наш мир с миром мертвых.

– А-а-а… Ну а что нам мешает использовать в роли «одного из пони» этого конкретного Берия? Разве он тебя саму не раздражает?!

– Не больше других. Просто я боюсь, что он может не справиться с поставленной задачей. Может лучше выбрать Лайт Ли? Она вроде как исполнительная.

– Не-е. Ли не надо. Есть куча более неприятных пони. Например, Саддам. Он ведь тоже убить меня хотел и балками деревянными кидался. Ну и плюс к тому он не менее исполнителен.

– Хах. А ты не боишься того, что этот старик начнет бегать по тому свету не для того, чтобы найти там мой дом, а для того, чтобы отыскать в нем свою возлюбленную? Он ведь помешан на ней и когда его разум в следующий раз помутнеет трудно предугадать.

– Огородник?

– Норд? – удивилась Ария, – Может не стоит его пока беспокоить? Бедолага еще в себя не пришел после предыдущего похода.

– Ну… вообще я имела в виду Зока, – хихикнула Кентаврина, – Просто он догадался перед цитаделью яблони посадить потому и огородник. Хотя Норд это тоже вполне нормальная кандидатура.

– Нет. Зок не вариант. Он очень уж наплевательски относится к собственной жизни. Боюсь, что память этот жеребец не сохранит.

– А что там с памятью?

– Эх… Ты вообще читала о переходе души в иной мир? О том, как она приобретает новую форму и умиротворяется.

По лицу было видно, что лазурная единорожка что-то старательно пыталась вспомнить, но вспомнить информацию, которую она никогда и не знала было достаточно проблематично. Правда, это не помешало ей сделать самые честные глаза и убежденно ответить:

– Конечно, читала! Просто из головы вылетело, – шмыгнув носом, Кентаврина громко закашлялась. – Ну вот видишь? Я уже заболела. Еще немного и я подхвачу такую простуду, что совсем умру.

– У тебя полный багаж заклинаний – придумай что-нибудь для обогрева, в конце концов.

– Не хочу. Буду болеть, и пусть тебе станет стыдно. Кстати, а как на счет щупальцемордого? Туземца вообще жалко никому не будет.

– Я думала об этом, тем более что он, можно сказать, идеально мне подходит, но есть одно «но» – Он представитель другой расы, а, значит, попадет в другой район Некрополиса, что, учитывая его размеры, может стать непреодолимой преградой.

– А он что настолько большой?

– Ну, представь себе город, в который попадают все умершие пони, драконы, минотавры, бизоны, пауки и прочие расы на протяжении многовековой истории своего существования.

– Эм… Что-то вроде Кентерлота?

– Каждые сто лет там оказывается не только Кентерлот в полном составе, но и вся Эквестрия.

– Да ладно тебе, такого не может быть, – махнула копытцем Кентаврина, – Если все оказываются там, то кто здесь остается?

– Следующее поколение Эквестрианцев, нет?

– Ага, как они появятся, если предыдущее поколение уже умерло.

– Так, забыли, – хлопнула себя по лицу ведьма.

Ария мельком посмотрела на луну. Огромный белесый спутник, который долгие годы был темницей для одной из Богинь, медленно двигался по своей траектории, которую он не менял десятки тысяч лет.

– Следи за моим взглядом, – пробормотала кобылица.

Кентаврина, которая уже успела обернуть себя так, что из под простыни виднелись одни лишь большие бирюзовые глаза и нос, послушно перевела взор со своей подруги на небесное светило.

– Это просто луна, – печально подытожила единорожка.

– Сейчас она начнет двигаться. Смотри внимательней.

Так они простояли пять минут. Затем десять. Время шло, но никаких изменений не происходило. Только ветер, казалось, решил воспользоваться последней возможностью заразить пони и теперь, присвистывая, дул на неё то с одной, то с другой стороны. Когда потерявшая терпение Кентаврина набрала в грудь побольше воздуха и открыла рот, Ария вдруг повернулась к ней и поманила её за собой к лестнице.

– Всё. Мы можем идти.

– Всё!? – опешила поняшка, – А что произошло то?

– Ничего, – улыбнулась ей нежить, – Именно это ничего и должно было произойти сегодня в полночь.

– Ария!!! Какого сена ты это сделала!? – вспылила единорожка и в чувствах даже не заметила, как потеряла свое покрывало, которое тут же подхватил ветер и словно призрака понес куда-то в облака.

– Фу, леди, как некультурно вы выражаетесь, – рассмеялась кобылица, – Чему вас только учили?

– Нет, я серьезно. Зачем ты так со мной поступила?!

– Как? – не поняла вопроса ведьма и ступила на алую полупрозрачную ступеньку.

– Вот так. Разбудила меня среди ночи и вывела на мороз, где мы просто посидели и потаращились на луну. Всё! Никакого «события» не было!

– А ты на что рассчитывала?

– Ну… на что-то вроде кристального дракона, который прилетит и еще что-нибудь разрушит.

– Кристального дракона, о чем ты?

– О случае, который недавно произошел: мы тогда как раз снаружи были, а он взял, вылез из-под земли, разорвал цепи и улетел. Большой такой и красивый. Я тебе разве не рассказывала о нем?

– Первый раз слышу. Слушай, а это не он синим пламенем дышал? – вспомнив о последних мгновениях жизни Чародея, поинтересовалась Ария.

– Да, он, – тут же кивнула головкой единорожка.

– Расскажешь поподробнее?

– Конечно!

Не прекращая беседы, поняшки неторопливо шагнули обратно в каменные покои и прикрыли за собой окно.

Принцесса шумно выдохнула, с неприкрытой ненавистью глядя на небо. Она очень устала и едва не потеряла сознание, но ничего не произошло. А если луна не сдвинулась с места, значит, ведьма была права и управляет ею вовсе не её божественная сила. Вернее, у неё теперь вообще нет божественной силы. И все эти манипуляции с поднятием белого сверкающего шара из-за горизонта не более чем фикция. Глупый ритуал, сделанный для того, чтобы прощеная Богиня не маялась без дела.

«Сестра, как ты могла меня так обмануть…» – мысленно обратилась к Селестии, синий аликорн, уже представляя себе, как лицемерная Богиня Света смеется над своей бессильной сестрицей за её спиной. Она отодвинула её так далеко в сторону, что повторное исчезновение темной принцессы никак не сказалось бы на жизни страны. Теперь, когда Эквестрия сталкивалась с какой-нибудь опасностью, её даже не предупреждали об этом и справлялись с нею в её отсутствие. А ведь в прошлом, две сестры всё делали вместе.

Несколько испуганных слуг застыли неподалеку. Магические возмущения, которые она создала в попытке сделать невозможное, все равно являлись достаточно мощными, чтобы заставить трепетать простых смертных, но для Бога это было даже меньше чем ничего. Подумаешь – мощный грозовой фронт над всем Черриополем и ураганный ветер в его середине, который едва не разрушил её резиденцию.

– Снаряжайте колесницу, – велела она своим пегасам и направилась к лестнице, ведущей из башни вниз, в тронный зал, – мы летим в Кентерлот.

– Госпожа, вы не будете присматривать за луной сегодня? – обеспокоенно спросил начальник стражи.

– Нет, – покачала головой Луна. – Полагаю, что с ней ничего не случится. А мне надо немедленно повидаться с моей сестрой.