На негнущихся ногах

С головой окунаясь в новою жизнь, будь готов пройти проверку на прочность. Но как слабый телом и духом, так и тот, кто способен выдержать тяготы экстремальных ситуаций, чья голова - как компьютер, а тело - кусок стали, равно бессильны перед прекрасным полом.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца

Обычные дни

Банальный рассказ о том, как пегас, который потерял память очутился в Понивиле.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Зекора Биг Макинтош Грэнни Смит Дерпи Хувз Лира Бон-Бон DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия

Поменяться...

Твайлайт так привыкла к тому, что Спайк все делает за нее и служит ей помощником номер один, что нагружает его работой все больше и больше. Ей невдомек, как может быть сложна жизнь маленького дракончика в мире огромной библиотеки, где нужно переделать целую кучу дел. Но вдруг однажды произойдет чудо и она поменяется с ним местами?

Твайлайт Спаркл Спайк

Алое пламя войны

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии, жили три расы. Каждая из них билась за место под солнцем. Каждая раса нуждалась в том что было только у других. Но в этой стране напрочь отсутствовала гармония и взаимопонимание. И все стали требовать и угрожать своим соседям. Весь мир сидел на углях, оставалось лишь найти искру которая их воспламенит, и мир охватит алое пламя войны.... И такая искра нашлась....

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Трикси, Великая и Могучая Спитфайр ОС - пони Лайтнин Даст Мод Пай

Там, где зла нет

Там, где в грандиозной битве Абсолютный Раздор сошелся с Бескомпромиссным Порядком и был побежден; Там, где закон и справедливость перестали быть просто красивыми словами; Там, где правят бессмертные и бессменные Принцессы, мудро поддерживающие гармонию; Там, где зла нет… Почти.

Другие пони ОС - пони Чейнджлинги

Наследие пришельцев

Одна маленькая пони находит у окраины Вечнодикого леса существо, имеющее прямое отношение к незваным гостям, посетившим Эквестрию больше тысячи лет назад.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Принцесса Луна ничего не боится

После тысячелетнего изгнания принцессе Луне необходимо сделать прививку, как хорошо что она ничего не боится...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Восхождение героя - Сансет Шиммер

Что случится, если Сансет Шиммер будет для Селестии не просто ученицей, но дочерью?

Принцесса Селестия Филомина Другие пони ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Его Ночное Превосходство

Многие скажут, ночь страшна и полна ужасов, ибо никогда не знаешь, что прячется в ее непроглядной темноте. Но если сказать подобное пони из Эквестрии, он посмотрит на тебя как на сумасшедшего, полностью уверенный в защите своих правителей и даже не подозревая, что на самом деле судьба подготовила ему в одну из этих прекрасных ночей…

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Древний страж

Иногда тяга к знаниям и любопытство может пробудить от долгой спячки прошлое, которое должно было оставаться в прошлом, машину, созданную для борьбы за жизнь давно погибшей цивилизации.

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Повелители Жизни

Глава 33

глава, в которой Норд просыпается другим пони, а Кентаврина выбирается из патовой ситуации

Гул в голове давно перестал быть чем-то приятным и очнувшийся наконец пони с сожалением вспомнил о каждой капле алкоголя, которую он позволил себе выпить вчера вечером. В его тело будто бы налили свинца, из глотки выкачали всю жидкость, оставив одну только высушенную пустыню, а мозг долго и старательно пинали ногами. Болело всё. Каждая клеточка тела ныла и требовала немного «обезболивающего» – хотя бы стаканчик, – но нежелание двигаться пока что было сильнее этого. Хотелось превратиться в камень и лежать, не меняя позу, еще сотню лет, причем желательно в каком-нибудь прохладном водоеме.

«А я ведь знал, что этим все закончится…» – грустно подумал Норд, ощущая как медленно теряет чувствительность затекшая нога и понимая, что ничего не может с этим поделать. Почти как во время теневой болезни, с той лишь разницей, что этой «хворью» страдали куда больше пони, но пока никто еще от неё не умирал.

Под ним находилось что-то мягкое – кровать или же кушетка, а возможно и просто мохнатый ковер. Главное что не каменная мостовая Кентерлота. Судя по всему, кто-то позаботился о нем, когда кольт окончательно потерял связь с реальностью, за что Норд был непомерно признателен своему неизвестному спасителю. Все-таки проснуться в теплом и сухом доме куда приятнее, чем на улице, среди сугробов.

Где-то поблизости негромко разговаривали две дамы. Их приятные голоса и стали причиной его преждевременного пробуждения, хоть он даже не мог повернуть ухо в их сторону, чтобы расслышать тему беседы. Да и было ли ему дело до того, о чем они говорят. О помаде, модных попонах, красивых кольтах – мало ли в мире бесполезных тем.

«С другой стороны, быть может, они говорят о тебе и тогда будет лучше, если ты это услышишь» – заметил мозг.

Резонно. Веки земного дрогнули и медленно-медленно поползли вверх. С таким же усилием стражники открывали по утрам массивные городские ворота на проржавелых петлях. Несмотря на то, что мир еще был расплывчатым, он догадался, что находится в стенах ставшей уже родной Академии. Слишком уж светло и ярко было вокруг – не многие дома могли похвастаться таким количеством мрамора и огромных окон. Хотя Кентерлотская Академия Магии пока что была единственным зданием в столице, внутри которого ему довелось побывать, так что он не особо доверял своим суждениям на этот счет.

Кобылицы стояли дальше по коридору.

– …Я не знаю, что мы еще можем сделать, – оправдывающимся тоном, произнесла первая из них, в которой он узнал Виолстар. – Мне кажется, что мы уже знаем всё о том мире, кроме, разве что проверенных данных о самом Некрополисе.

– Мы не можем знать всё, моя дорогая ученица. Мы можем не знать, что изучать, – заметила собеседница и, услышав этот голос, Норд поспешил проморгаться. – И это беспокоит меня потому как нам должно быть известно обо всех трудностях, которые могут возникнуть у наших солдат во время их пребывания в Мире Мертвых.

Да, это была принцесса Селестия. Прекрасная Богиня Жизни, одевшись в длинную белую мантию с золотыми узорами и каймой, находилась совсем недалеко от него и прекрасно видела в каком он состоянии. Вернее, смотрела она совсем в другую сторону, на свою ученицу, но, несмотря на это, Норду все равно стало ужасно стыдно.

«Они решают важный государственный вопрос, а я тем временем валяюсь тут как овощ. Надо немедленно подняться и хотя бы поклониться принцессе! – земной представил себе картину, где он, шатаясь, подходит к кобылкам и, обдав их жутким запахом перегара, приветствует Её Величество, заспанный и страшный как смерть. – Да уж, не самая удачная идея, за такое меня мигом отправят в казимат или обратят в статую. Лучше я продолжу лежать без движения и тогда, возможно, они меня не заметят… Или подумают, что я просто сплю».

– Хорошо, принцесса Тия. Мы еще раз возьмем пробы грунта и воздуха из Мира Мертвых, а потом…

– Не думаю, что нам это может пригодиться, – покачала головой Селестия.

– Тогда что? – спросила Виолстар, – Руны? Оружие? Какие-нибудь зелья, действующие в обоих мирах? Поставьте мне цель и я попытаюсь её достичь, но сама я даже не знаю за что мне следует взяться! Я ведь еще только ученица. Это так сложно.

Судя по голосу, фиолетовая единорожка сильно переживала по этому поводу и вот-вот готова была расплакаться.

– Подумай, – спокойно ответила ей аликорн. – Быть может, есть что-то важное, что ускользнуло от Арии или что-нибудь, о чем она не хотела нам рассказывать. Порой свежий взгляд бывает куда вернее, чем опытный и закостеневший в своих заблуждениях.

– Эм… Я не знаю. Честно, – шмыгнув носом, пробормотала Виолстар.

– Значит, мы готовы к вторжению?

– Да… Хотя нет, постойте.

– Хм? – Селестия изогнула бровь, – Так да или нет?

– Я… не знаю, – выдохнула единорожка. – Это очень большая ответственность и я боюсь, что-нибудь упустить. Может быть, мы лучше попытаемся найти Арию, а это исследование замор…

– Ответственность я возьму на себя, Виолстар, – остановила её Селестия. – От тебя мне требуется только мнение: готовы мы или нет. Пойми, я не тороплю тебя, ибо это очень серьезная миссия, и мы не можем позволить себе легкомыслие. Каждый наш шаг должен быть отмерен семь раз, прежде чем мы его совершим, но и медлить нам также не стоит, потому как твоя подруга Кентаврина, вполне возможно, уже ждет нас по ту сторону портала, и я не прощу себе, если её жертва будет напрасной.

– Мы… дайте мне еще неделю. Я и Ли попробуем использовать оставшиеся магические минералы для создания генератора магии и быть может у нас появятся какие-нибудь идеи.

– Хорошо. Через неделю я пришлю за тобой колесницу, – голос её стал куда мягче, видимо, она даже улыбнулась. – Не переживай так, Виолстар. Ты умная и очень перспективная волшебница, и я уверена, что у тебя всё получится.

Принцесса Селестия кивнула головой, затем развернулась и направилась к выходу. Норд провожал её пустым взглядом и даже не шелохнулся, как вдруг, проходя мимо него, Богиня Света остановилась и вполоборота посмотрела на него.

«Ну вот… Теперь она меня точно заметила, – не изменившись в лице констатировал Норд, подняв на неё взор, – Здравствуйте, Ваше Величество, а я тут пьянствую, пока вас нет. Вот такой вот я хреновый исследователь»

Было в её взгляде что-то осуждающее, осуждающее и сострадательное одновременно. Рог её на мгновение вспыхнул и, не сказав ни слова, она удалилась, а пони вдруг обнаружил странную метаморфозу. Совершенно неожиданно его тело перестало болеть, а гул в голове исчез, будто его и не было. В одну секунду его вернули на день назад, а то и больше, в самую детскую люльку, когда его не беспокоили никакие болячки. Разве что синяк на морде, который стал следствием удара по физиономии остался на своем месте, но в сравнении с остальным это была такая мелочь, что о ней можно было даже не вспоминать.

«И правда, нет пределов могущества Богинь!» – благоговейно подумал пони и, едва осознав свое оздоровление, живо поднялся с обитой бархатом кушетки.

– Доброе утро Виол, – сладко зевнув, поприветствовал её Норд.

– День. Добрый день – отстраненно ответила единорожка.

– Уже? Да уж, что-то я залежался. Хотя это не удивительно, учитывая, сколько я вчера…

– Стой!!! – вдруг вскрикнула Виолстар, когда кольт оказался на расстоянии двух-трех метров от неё. – Ближе не подходи, ладно?

– Чего? – не понял земной.

– Эм… давай поговорим с такого расстояния, – дрожащим голосом предложила кобылка. – Я бы не хотела, чтобы ты подходил ближе.

– Хорошо, постою тут – пожал плечами Норд, – просто я тебя поблагодарить хотел. За то, что занесла в дом, а не оставила мерзнуть снаружи.

– Это не я, это Зок, – напряженно ответила Виолстар, следя за каждым его движением. – Он нашел тебя вчера ночью в городе, принес и положил сюда, так что благодари его.

Попутно Норд осмотрел себя с ног до головы. «Чего это с ней? Вроде выгляжу я сейчас не намного хуже, чем обычно, – он принюхался. – Даже не воняю ничем, спасибо Её Величеству»

– Ааа… – протянул кольт. – Слушай, а с чего вдруг такая неприязнь? Да, я вчера перебрал, но ведь ничего противозаконного в этом нет.

– Неприязнь? Ах, нет, что ты, – Виолстар натянуто улыбнулась, изобразив беззаботное настроение. – Я просто хочу, чтобы ты стоял там, а я здесь.

– Ага, ясно. Так что случилось? – земной пытливо посмотрел ей в глаза.

– А ты не помнишь?

– Хм… – голова земнопони попыталась восстановить события предыдущего вечера, однако ничего относящегося к шестой ученице там не было, – Нет.

– Эм, тогда все в порядке. Ничего не случилось. И это: прости, что стукнула тебя копытом по лицу.

– Хорошо, – обескуражено ответил кольт.

«Она меня ударила? Занятно… Ладно, надеюсь, ничего криминального я не пытался сотворить…». Виолстар все еще была напугана, и когда он принялся обходить её, чтобы пройти в свою комнату, она отступила к самой стене, стремясь сохранить безопасную дистанцию. Вся эта ситуация очень не понравилась Норду, но он не подал виду, разве что скептически изогнул одну бровь.

– Кстати, а Танде у себя? – мимоходом поинтересовался земной.

– Нет. И Матион тоже. Они улетели.

– Когда?

– Сегодня ночью, – ответила за неё Лайт Ли. Оливковая пони с расческой в волосах и кружечкой чая вышла из-за поворота. Судя по выражению её лица, она тоже что-то знала, но её, очевидно, это нисколько не волновало, а скорей забавляло ибо, переведя взгляд с земного на единорожку, она едва заметно улыбнулась. Хороший знак. Тем более что в её присутствии Виолстар, наконец, смогла немного расслабиться.

– Оба пегаса завалились к ней прямо в окно, жутко пьяные, и Танде заявил, что нашел свое новое призвание и потому должен немедленно покинуть нас.

– Без меня?! – ахнул кольт. – Святые метконосцы, я срочно должен присоединиться к ним!

Мысли в голове земного бешено заметались и он галопом помчался в свою комнату, заставив удивленных кобылиц поскакать следом. Следовало как можно скорее собрать вещи, запастись продуктами, умыться, – «Ах, да, еще мне надо найти местоположение гарнизона. У какого-нибудь картографа наверняка есть информация об этом месте… названия которого я даже не знаю… Ладно, придумаю что-нибудь на ходу». Норд забежал в свою комнату, порылся в шкафу, затем, вспомнив, что здесь нет его вещей, направился к складу, затем в столовую. Виолстар и Ли все это время находились поодаль и внимательно наблюдали за ним.

– А ты что, тоже уходишь? – спросила шестая ученица, когда пони наконец остановился, чтобы собраться с мыслями.

– Естественно! – крикнул земной, – Это мой единственный шанс спасти мою любовь. Я просто обязан присоединиться к ним. Эх, и почему эти балбесы оставили меня. Да, я земной, но при желании они легко могли бы нести меня на себе – ну, в трезвом виде естественно… Неужели они меня забыли?

– И куда вы направляетесь? – поинтересовалась Лайт Ли.

– В секретный гарнизон, где собираются войска принцессы Селестии. Те самые, которые будут покорять Мир Мертвых в скором времени, представляете? Мы встретили двух офицеров в таверне, Сайлент Хуфа и еще одного – Дестаса или Далтаса, не помню, – и они сказали нам, что хотели бы видеть нас в рядах своей армии. Еще бы я знал, где они находятся…

– Так вот о каких пегасах говорил Танде, – протянула фиолетовая единорожка.

– А ты их знаешь? – удивился Норд.

– Да. Они прилетали сюда пару дней назад. Гонцы из гарнизона Колосса. Докладывали о готовности.

– Готовности? Тогда мне нужно торопиться, а то будет грустно, если я не успею к началу вторжения. Слушай, а вы случайно не знаете, как туда добраться?

– Нет, не знаю, но ты можешь подождать одну неделю и потом отправиться туда вместе с нами, на королевской колеснице.

Норд притормозил.

– Так ты тоже направляешься в гарнизон?

– Угу, и не только я. Лайт Ли, Берий, Зок, Саддам – мы все туда отправляемся. Мы будем открывать большой портал, и ждать появления Кентаврины, а Берий запишет всё для потомков, как летописец.

– Хм, это здорово меняет дело, – в голове земного начал появляться новый, куда более жизнеспособный, план, – Вот только могу ли я позволить себе ждать целую неделю? – спросил он самого себя.

– Ну, если бы ты не провалялся до самого обеда, то смог бы вылететь сегодня утром вместе с Делфином, – криво усмехнулась Лайт Ли, – принцесса Селестия приказала ему провести инструктаж среди медперсонала и он покинул нас раньше.

– Обидно…

– Ничего страшного, – успокоила его Виолстар. – Без нас они точно ничего не начнут. Так что если ты хочешь вступить в войско, то ты всё успеешь. Отдохни немного, а заодно взвесь все за и против, все-таки может лучше оставить ратное дело для тех, кто посвятил этому свои жизни с самого рождения? Они идут на войну, а это очень опасно.

– Нет уж, сейчас я на это не куплюсь, – с улыбкой парировал пони. – В этот раз я буду в первых рядах атакующих и спасу Арию чего бы мне это не стоило.

«Ну а пока действительно лучше подождать колесницу» – мысленно закончил он и, положив обратно на стол мешок с продуктами, потопал к себе.

Каменные ворота вновь отворились и кошмар, несущий на себе беспокойную душу, вошел вовнутрь. Кентаврина лежала на шипастом позвоночнике этого странного существа и со скучающим видом подпирала подбородок своим полупрозрачным копытцем. Когда он остановился в центре круга и потерял физическую форму, она уже была готова к этому и не шмякнулась на пол, как обычно, а легонько приземлилась на ноги.

«Комната для наказаний» ничуть не изменилась с момента её прошлого визита. Ни одного окна, ни одного острого угла, затерявшийся в пустоте потолок и пять больших круглых зеркал расположенных симметрично друг другу на обсидиановой стене. Здесь даже негде было задержать взгляд, кроме своих же несчастных отражений, потому как никто не заморачивался над внутренним убранством этого помещения, отчего создавалось впечатление, что его сотворили таким изначально. Из-за отсутствия каких бы то ни было источников освещения всю комнату покрывал тошнотворный желтовато-серый полумрак, который равномерно освещал небо над Некрополисом, выше туманной завесы.

Морфей также не сдвинулся со своего места ни на шаг.

– Не двигайся…

– Стой смирно…

– Замри…

Сказав так, змей принялся шептать ей на ухо наборы успокаивающих, нежных слов и одновременно ползать вокруг пони, образуя своим телом нечто вроде ритуального круга, и каким-то чудесным образом не отражаясь ни в одном из зеркал. Процесс очищения мыслей обещал стать довольно таки впечатляющим зрелищем, ведь когда слова его теряли всякий смысл, превращаясь в гудение мух, пространство вокруг неожиданно начинало искажаться и мерцать разными красками, будто возвращая её к тому цветному и радужному миру из которого она пришла когда-то. Но, к несчастью для собравшихся здесь слуг, Кентаврина так ни разу и не дослушала до конца его речи. Хитро улыбнувшись, нежить перешагнула через хвост-позвоночник и вышла за пределы круга.

– А вот хрен тебе.

Как только её отражение пропало, начавшаяся было магия, рассеялась, и мир стал таким, как прежде. Блеклым и невзрачным.

– Нет!

– Стой!

– Ты не можешь выйти из круга, – не проявляя при этом никаких эмоций, запротестовал Слуга.

– Уже вышла, – безразлично заметила Кентаврина, – И даже более того, намерена покинуть еще и эту комнату, и твое глупое общество.

– Вернись в круг…

– Сейчас же…

– Немедленно…

– Иначе что? Ты еще раз меня попросишь? Хах.

Она развернулась и неспешно, демонстративно, направилась к выходу из комнаты. Раздосадованный дух же продолжил во все голоса требовать подчинения. Наивный. Пони прекрасно понимала, что едва она отойдет на десять шагов от двери как один из стражей-кошмаров – всегда правый, – поймает её и принесет обратно. Так было уже сто, а может и тысячу раз, но больше они ей ничего не могли сделать. Всякий раз она также спокойно уходила от них. Не было у этих странных существ фантазии, чтобы придумать выход из ситуации: они не то что связать её не могли, им даже невдомек было просто запереть дверь. Ну, или выбить спесь из непокорной кобылицы, причинив физические страдания, не зря ведь у Морфея имелась такая огромная рука. Их поведение вызвало в её голове странные воспоминания из прошлой жизни – там была какая-то черно-белая полосатая пони, которая также не могла ничего сделать капризному ребенку, и вынуждена была по сто раз повторять ей одно и то же, хоть и прекрасно понимала, что все без толку. У неё тоже были стальные нервы.

«Три… Два… Один, и вот он – маленький выступ»

– Уииии, – без особого веселья рассмеялась кобылка, когда из-под земли возник кошмар, и вновь она повисла на его теле. Будь она на его месте, зашвырнула бы негодяйку обратно в комнату, а не аккуратно занесла, но… он не умел злиться. Они все здесь были беззлобными. Не зря видимо их называли слугами.

– Морфей, тебе не надоело? – с ноткой издевки спросила она, глядя на то, как он вновь пытается окольцевать её и очистить мозг от всех давящих на неё мыслей.

– Замри…

– Успокойся…

– Скоро всё закончится…

– Это вряд ли, – кобылка вновь вышла из круга и остановилась у одного из зеркал. Она пыталась уже разбить его как-то раз, но появлялись другие слуги, мелкие и еще более противные, и быстро все восстанавливали. – Пойми, либо ты отпустишь меня и займешься своим делом, либо мы проторчим здесь до конца времен.

– Ты неспокойна, я не отпущу тебя…

– Ты плакала…

– Я не могу отпустить неспокойную душу, – ответил ей Слуга Смерти.

– Ну, в таком случае мы здесь надолго застряли.

Мгновение спустя, точь-в-точь с её подсчетами, кошмар вновь поднял её и вернул на место, откуда она также быстро вышла. За то время, что её пытались усмирить, пони-призрак уже успела по многу раз испробовать все варианты, которые можно было бы использовать для того, чтобы покинуть комнату. Она знала, когда и какой охранник появится и заберет её, с точностью, до миллиметра изучила расстояние, которое можно пробежать в любую сторону. Знала даже то, что под самым дальним зеркалом кошмары почему-то ждали чуть дольше, прежде чем схватить её. Может, не могли решить, кому за ней идти? В общем, выучила она всё. Жаль только, что выхода из сложившейся ситуации попросту не было. Пат. Ни слуги, ни кошмары, ни она сама не могли устать от повторяющихся действий, не могли выйти из себя и тем более не собирались уступать.

– Как вы вообще делали эту работу столько времени? Надо быть полным болваном, чтобы вот так, – добровольно, – торчать тут и ждать когда тебе промоют мозги, – недоуменно спросила Кентаврина.

– Кар…

После этого слова дамская шляпка, которая сидела на рамке одного из зеркал забеспокоилась и принялась яростно клацать клювом. Словно ворона, в которую попали камнем шаловливые жеребята.

– Озвучиваешь свой головной убор? – изогнула бровь мертвая единорожка. – Да, он у тебя молчаливый.

– Кар это не шляпа…

– Кар – мой брат. У него есть глаз…

– Кара все боятся. Никто не может двигаться, когда он смотрит на них…

– Ааа… – протянула пони. – Так вот что не так в вашей тысячелетней схеме. И что же случилось с Каром?

Чтобы её вновь не подняли, она скакнула обратно в круг и, дождавшись, когда кошмар вернется на свое законное место, вышла, не позволив Морфею начать ритуал.

– Когда-то он отправился в Мир Живых, вернуть беглянку…

– Наверх, туда, где находятся немертвые…

– И пропал сам. Это произошло когда-то давно…

После слова «беглянка» в голове у Кентаврины возникло множество образов. Настолько много, что внутри неё всё сжалось и стало немного дурно. Захотелось заплакать. Она точно знала, что её судьба была тесно связана с этой пони – в том, что это действительно пони она даже не сомневалась. Несмотря на отсутствие чего-то конкретного, она явственно увидела два цвета – зеленый и фиолетовый, не так много, но вполне достаточно, чтобы разжечь в ней непреодолимую жажду знаний. Глаза её вспыхнули недобрым огнем.

– А ты можешь рассказать мне побольше о той беглянке? – спросила она Морфея.

– Зачем?

– Разве тебе нужно это знание?

– Тебе это ни к чему…

– Ну, расскажи-и! – плаксиво попросила нежить. – Чего тебе стоит, я ведь все равно обо всем забуду сразу после завершения твоего дурацкого обряда.

– Но ты ведь не даешь мне его провести…

– Все время пытаешься убежать…

– Ты странная…

– Предлагаю сделку: ты рассказываешь мне то, что тебе известно об этой пони, а я остаюсь в круге и позволяю тебе довершить начатое. Идет?

– Это глупо…

– То, что ты предлагаешь бессмысленно…

– Хорошо, я согласен…

То, что один из голосов вдруг произнес нечто другое, стало сюрпризом не только для неё, но даже для самого Морфея. Он просто застыл на месте с открытым ртом и перестал двигаться. Сколько времени прошло с тех пор, мертвая единорожка не считала. Возможно даже много лет. Кентаврина вообще заметила, что если не считать здесь время специально, то становится невозможно определить, сколько его уже прошло. Никакие природные явления не помогали ей в этом, а биологические часы просто отсутствовали.

– Наверное, столько душ сейчас буйствует, не в состоянии обрести покой, да Морфей? – ехидно спросила его нежить, – Жаль, что тебе приходится торчать тут со мной. А ведь ты мог бы помочь им – тем, кто действительно нуждается в твоей помощи.

– Эта душа чаще других оказывалась в этом месте…

– Она никак не могла забыть то, что с ней сделали при жизни, и не могла унять свою боль…

– Она все время пыталась покинуть нас и в какой-то момент ей это удалось…

– Она провела меня и Кара, и выяснила секрет путешествий между мирами, тот, который позволяет Богине Смерти безошибочно появляться там, где умирает живое существо…

– Она не смогла воспользоваться им в полной мере, но создала на его основе нечто свое, что позволило ей убежать…

– Её имя Ария.

«Точно! Именно так её и звали!» – обрадовалась нежить. Относительно свежие еще воспоминания потоком хлынули в её голову. Эта ведьма предала её. Убила. Притворялась её подругой только лишь для того, чтобы поиздеваться над ней, а потом прикончила, как тех зверей, над которыми она ставила опыты. Из-за неё она, – молодая и здоровая кобылка, попала в этот гадюшник для мертвецов.

Жажда мести буквально вдохнула в неё жизнь. Теперь она знала ради чего ей стоит продолжать бороться. Осталось только не растерять эти чувства, и она даже знала, как это можно сделать.

– Теперь стой смирно…

– Мы договорились…

– Ты все забудешь, и более ничего не будет смущать тебя…

– Еще чего! – фыркнула Кентаврина и выбежала за дверь…

Она открыла глаза. Тишина и спокойствие. Красные зрачки бесцельно уставились в темный потолок. «Самое время вставать» – пришла в голову отличная мысль. И, правда, зачем валяться на кровати, когда ты не устал? Гораздо лучше будет встать, приодеться и пройтись по самому прекрасному месту на свете. Прекрасное ли оно? – Конечно прекрасное! Что может быть лучше городского парка. Несмотря на то, что она ни разу в нем не была, поняша прекрасно знала, где он находится и как выглядит: сухие черные деревья огромного размера, чьи ветвистые верхушки теряются в тумане, каменные лавки, на которых так удобно сидеть и любоваться прекрасными видами, ну и фонарные столбы, источающие спокойный белый свет. Там будут все её подруги, а значит, она должна хорошо выглядеть прежде чем идти к ним. Дама всегда должна хорошо выглядеть.

Нежить вытянула полупрозрачные ножки вверх и, повернувшись набок, рывком поднялась с кровати.

Перво-наперво она подошла к небольшому оконцу и взглянула на широкую, покрытую туманом улочку, где уже прогуливались ранние пташки, которым не терпелось как можно скорее оказаться в парке или на небесном мосту. Другие же зомби, также как и она сама смотрели в окна своих коморок, их – обитателей соседней улицы, – почти не было видно из-за тумана, но догадаться, что они там стоят было совсем не сложно.

Оторвавшись, наконец, от окна Кентаврина прошла в ванную комнату, где долгое время стояла в пустой купели и смотрела на полки. Зачем она это делала? Чтобы помыться. Все моются стоя в купели. Это вполне естественно.

Почувствовав себя чистой, пони покинула ванную и вновь оказалась в спальне, у большого зеркала. После омовения следовало расчесаться.

Активировав правый, закрученный наподобие бараньего, рог, который тут же вспыхнул зеленоватым огнем, она левитировала к себе гребень и принялась медленно водить им от корней волос, до самых прозрачных кончиков. Странно, но даже туман, которым становились её волоса ближе к концу, после расчесывания стал выглядеть менее хаотичным. Теперь глаза. В воздух поднялись тушь, кисточка для ресниц, черные тени для век и прочее. Кобылица очень старалась и не жалела времени на свою внешность. Когда всё было готово, она повернулась к сундуку в углу комнаты и открыла его. В её скромном пока еще гардеробе имелись только две темные ленты, из которых она не преминула сделать симпатичные банты на волосах, оба с одной стороны, потому как кобылица очень любила зачесывать гриву так, чтобы вся она свисала с одного боку. Далее ей на шею примостилось серебряное колье, а на ушах повисли простенькие, но милые сережки.

Осталось только осмотреть себя со стороны и убедиться, что она достаточно хороша для того, чтобы выйти на улицу.

Кентаврина покрутилась у зеркала, глядя на себя с разных ракурсов, затем, решив, что стоит подправить гриву, подняла копытце и провела им по волосам, как вдруг её внимание привлекла странная рана на ноге, чуть выше колена, нанесенная острыми зубами. Удивленная кобылица присмотрелась к увечью. Кто-то старательно, до самой кости, выгрыз на ней непонятное слово, которое хоть и затянулось отчасти, но еще было вполне различимым. Оторвавшись от своего отражения, кобылка посмотрела вниз, на свою ножку, и прочла слово «Ария». Вместе со словом в её голову вернулись и многие воспоминания. Кобылка усмехнулась:

– Кажется, я что-то забыла…

От прежней медлительности и приятной полудремы не осталось и следа. Нежить быстрым шагом отошла от зеркала и направилась к входной двери. Она очень торопилась, но парк, где выгуливали мертвяков, теперь уже мало её интересовал, равно как и совершенно незнакомые ей «подруги».