Правильный выбор

Когда предстоит принять решение, от которого зависит очень многое, главное не оступиться и сделать правильный выбор.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Smashing Down

Частичный кроссовер с Ace Combat: Assault Horizon. Российский отряд спецназа МВД, отправленный на важное задание в Москву, потерпел крушение, а экипаж потерял сознание. Через некоторое время они очнулись в неизвестном месте. Пока спецназ пытался определить свои координаты, обнаружилось, что они не одни: другие люди по всему миру тоже попали в подобные ситуации. Собравшись вместе и организовавшись, эти силы начинают борьбу за своё выживание против врага, которого они никак не могли ожидать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Собеседование

В поисках пони, способных помогать с её бюрократическими обязанностями, Твайлайт тратит большую часть времени на собеседования с потенциальными кандидатами. Когда ситуация доходит до пренебрежения её друзьями, Рэрити решает взять дело в свои копыта. Под чем она подразумевает попасть на собеседование к Твайлайт и вести себя настолько непрофессионально, насколько возможно.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити

Спасение

В волшебной стране Эквестрии любовь является самой ценной валютой. Ценнее денег, дороже золота, лучше славы. Любовь — это то, что делает пони богатыми. Или бедными, если её нет. Единственное, что сейчас объединяет Рэйнбоу Дэш и Рэрити, — это потеря. Одна игнорирует собственную боль, другая же упивается ею. Но теперь, в кругу старых друзей, становится трудно скрывать истинное лицо. Ложь больше не может быть тем единственным, что скрепляет их дружбу. Любовь объединяет нас, но она же нас и убивает.

Рэйнбоу Дэш Рэрити

Сердце, тёмное как ночь

История помнит Короля Сомбру (если конечно она вообще помнит его) как порабощающее чудовище, чья жажда власти погрузила целую империю в руины. Но кем был Сомбра? Почему он стал таким каким он стал? Что же он хотел сделать? Никто не рождается злым и Сомбра не был исключением. Он был лучшим учеником принцессы Луны в тот золотой век, до её изгнания. У него были друзья. У него была любовь. Он пережил потери и предательство. Всё это было у него задолго до того, как он обрёл… Сердце, тёмное как ночь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Я забыла...

Закончив работу, Дерпи обнаруживает у себя в сумке список дел на вечер. Вот только она не помнит, как составляла его...

Дерпи Хувз Человеки

"В погоне за тенью."

В Эквестрии вот уже 400 лет правит злой король тиран, свергнувший принцесс, а главной силой в некогда прекрасной стране является Торговая компания продающая рабов. что ждёт в этом жестоком мире беглого раба? Сможет ли он изменить новую Эквестрию?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Мы никогда не умрем

Исповедь понифила.

Сомбра идёт на выборы

Сомбра решил присоединить Эквестрию к Кристальной Империи. Фауст в помощь!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Король Сомбра

Первая

Первая. Быть всегда впереди всех. Быть лучшей. Многие готовы отдать за это все. Но насколько далеко можно зайти в борьбе за титул первой?

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Повелители Жизни

Глава 36

Глава, в которой пони штурмуют Некрополис и проверяют свою броню на прочность.

Звук, а точнее его отсутствие, стало тем единственным, что дало понять Танде, что переход в Мир Мертвых уже состоялся. Ему не досталось места в первом ряду или где-то с краю колонны, а потому, заключенный в клетку из таких же как он бронированных рыцарей и, не имея возможности приподнять голову вверх, чтобы увидеть небо, кольт просто шагал, слушая топот четырех тысяч копыт вокруг и звучные приказы голосистых офицеров. Никто не замедлил шага, не было ни единого удивленного возгласа. Думая о чем-то своем и глядя на защищенный круп впередиидущего бойца, он даже не заметил когда прошел сквозь рамку. Просто, внезапно, стало очень тихо. Нет, топот, а также звон и скрежет металла никуда не делись, никуда не делся и звук его дыхания, но все они стали глухими, едва слышимыми. Возникло неприятное чувство, будто кроме тех нескольких солдат, что шли рядом с ним, больше никого не осталось. Где-то звучали одинокие хлопки выстрелов – наверное, это воины принцессы добивали оставшихся кошмаров. Они хорошо начали, и молодой жеребец искренне надеялся, что и концовка будет столь же прекрасной. Быть может, им даже не понадобится вызывать подкрепление.

Услышав неприятный хруст, пегас, насколько позволяла конструкция шлема, опустил голову и обнаружил под ногой обмотанную в старые тряпки растоптанную черепушку. Если бы не огромная глазница, которая особенно выделялась на общем фоне, он и не понял бы, что это череп, ведь кроме неё на этой странной голове не было ничего: ни рта, ни носа, ни ушей.

– Мир праху… – хмуро буркнул себе под нос Танде.

– Че? – не понял Сайлент, решив таки нарушить безмолвие. Узнать в нем того белошкурого пегаса с короткой черной гривой было сейчас проблематично, потому как даже голос его сильно исказился, проходя через фильтры в шлеме, но магнит сделал свое дело.

– Мы по мертвым пони топчемся, вот я и решил проявить уважение, – пояснил ему сиреневый кольт.

– Нет. Здесь валяются не пони, – поучительно заметил офицер. – Это монстры этого мира, о них не стоит грустить.

– Если только эти монстры не были пони в прошлой жизни.

Не найдя что ответить собеседник пожал плечами и смолк. Долгое время ничего не менялось, разве что зеленая попона, которая покрывала круп пегаса перед ним, становилась всё более и более серой и пожухлой.

Когда ноги кольта ступили на каменную мостовую, а за их спинами появились похожие на два больших глаза огни Колосса, главнокомандующий приказал своему войску разделиться на три части. Их колонна направилась вправо. Над головами, сквозь плотную завесу молочно-белого тумана, теперь проглядывались высокие башни обсидиановых домов, а от солдат вокруг Танде узнал, что помимо них по улицам бродят десятки скучающих мертвецов. Они пугали солдат своим внешним видом, но при этом никак не реагировали на их присутствие – будто бы и не было здесь никакой армии. Каждую минуту пони ожидали атаки, но ничего не происходило. Они просто шли и шли к намеченной цели, не встречая в пути никакого сопротивления. Танде даже прикорнул немного – наверное, прошло уже больше двух часов с начала вторжения.

Но в одно мгновение все изменилось. Из состояния полудремы его вывели застрекотавшие с разных сторон выстрелы, после которых движение колонны резко замедлилось. Строй сомкнулся, возник затор.

– Ну. Началось, – возбужденно выдохнул пегас, ощутив, как кровь начинает всё быстрее растекаться по телу.

Громыхнули пушки, установленные на Колосса. Гигант решил поддержать их, несмотря на внушительное расстояние, которое отделяло его от места битвы. Залп пришелся в стену одного из соседних домов отколов от неё несколько огромных кусков темного камня.

К сожалению для друзей, возможности присоединиться к сражению и даже просто посмотреть на появившегося врага у них пока не было из-за большой сплоченности войска и отсутствия приказа перегруппироваться.

Сайлент Хуф оперся о стоящего по левую сторону солдата и как мог вытянул голову вверх, чтобы разглядеть врагов, но безуспешно.

– Ничего не видно, – с досадой сказал он.

По счастью заинтересовался врагами не только он один и вскоре по рядам прошелся ответ на заданный каждым вторым вопрос. Ничего конкретного в нем не сообщалось, очевидно виной тому было многократное перевирание реплик впередистоящих, но слово «головы» слышалось отовсюду. При этом как выглядят эти головы, сколько их и насколько они опасные противники оставалось загадкой. Кто-то говорил о первых потерях, другие, напротив, утверждали, что нежить проигрывает им в сухую.

– Может, протиснемся вперед? – нетерпеливо предложил Танде.

– Без приказа? – удивился Хуф, не меньше удивился, похоже, и третий обладатель магнита на корпусе. Матион переводил взгляд с одного на другого, ожидая решения.

– А что такого? Тут уже и так все перемешались. Глядишь, займем место поудобнее, а то не хотелось бы вернуться с военного похода с полными магазинами и вообще без впечатлений.

Сайлент ненадолго задумался, взвешивая «за» и «против», и наконец согласно кивнул.

– Ты прав. Не наше дело стоять за чужими крупами. И вообще, я уже пообещал своим сыновьям боевые трофеи с того света и собираюсь сдержать слово. Отряд за мной!

– Вот за это я тебя и люблю! – улыбнулся Танде и по-дружески стукнул копытом в бок своего сговорчивого друга.

Минуту спустя они уже проталкивались сквозь ряды своих соратников пробираясь все ближе и ближе к левому краю колонны. Раздвигать тяжеленных кольтов оказалось делом довольно хлопотным, но в конце концов солдаты все равно уступали им. А тем временем колонна, не переставая отстреливаться, медленно, но верно, вновь приходила в движение. Вскоре стали видны фонарные столбы, темные окна домов, удивительные тем, что не было в них ожидаемой черноты, – словно кто-то равномерно освещал их изнутри тусклым светом, – каменные деревья и какие-то мосты вдалеке. А потом над головой стоящего перед ними солдата взлетело нечто крупное и крайне отвратное. Оно ухнуло и, толкнув его, также быстро упало вниз. То же самое можно было наблюдать по всей длине фланга: жуткие твари прыгали и всей своей массой врезались в солдат, норовя сбить их с ног. Боец боднул голову во время очередного прыжка и точным выстрелом добил её, прежде чем та успела перевернуться. Встав рядом с ним Танде, наконец, увидел, что же происходило сейчас на улицах этого странного города. Ухающие мячики приближались к ним со всех сторон, но, несмотря на их количество и настойчивость, жеребец не посчитал их достойными оппонентами. Они вообще не были похожи на войско, тем более что целью их нападок в основном оказывались вовсе не солдаты Селестии, а свои же сограждане – четырехногие разномастные зомби и призраки, коих они окружали и тычками уводили как можно дальше от места битвы. Иногда появлялись другие: худые и очень высокие существа, которые силой своей магии поднимали в воздух бойцов и отколовшиеся от стен из-за шквального огня куски камня, но делали они это так медленно и нерасторопно, что почти сразу же получали пулю, отправляясь к своей Богине. Как будто никто из них не мог понять, что идет война. Горящие вечным огнем кошмары даже не пытались приблизиться и встать на защиту своих сограждан, зелеными факелами застыв на безопасном расстоянии. Они просто наблюдали.

«Тоже мне, защитники» – мысленно пристыдил их пегас.

Но, каким бы странным не выглядел этой бой, им все же удалось в полной мере насладиться своим боевым крещением. Свистели пули, кричали командиры, раздавая приказы, взрывались облаками пыли монстры Некрополиса. Решив не тратить попусту боеприпасы, Танде, как, впрочем, и большинство смекалистых бойцов, решил сражаться в ближнем бою, пронзая врагов острым шипом на голове или давя их бронированными ботинками. Это оказалось и эффективно и экономно, особенно если учесть, что при всем желании головы не могли причинить им никакого вреда.

Также неожиданно атака прекратилась, и улицы города Мертвых опустели. Просто когда вокруг не осталось рядовых жителей, перестали появляться и другие противники. Войско прорвалось к площади, откуда направилось к большому обсидиановому дереву, расположенному в её центре. Его, если верить сотникам, заприметили разведчики еще в самом начале пути, забравшись на одну из каменных вышек, и предложили использовать в роли ориентира. Там они должны были пересечься со своими товарищами и откорректировать дальнейший маршрут, ну а пока их не было, пони получили шанс немножко передохнуть.

Танде потянул за рычажок, расположенный около рта, и орудие несколько раз выстрелило, раздробив тощее тельце монстра, единственную ногу которого зачем-то воткнули в каменный тротуар.

– Эй, смотри, что делают эти маленькие мерзавцы, – шумно дыша, произнес Сайлент, указав копытом туда, где совсем недавно проходила колонна. Сначала Танде не обратил внимания, но теперь ясно видел, что там и тут по земле снуют маленькие костяные паучки. Словно какие-то падальщики они собирались вокруг кучек пепла и обломков костей и втягивали их внутрь себя.

– Фу, они еще и каннибалы, – скривился Танде. – Даже в Тартаре я чувствовал бы себя комфортней, чем здесь. Отвратительно!

– Ага, скорее бы свергнуть старуху Смерть и передать Некрополис под власть принцессы. Уж Селестия то смогла бы превратить эту дыру во что-нибудь более стоящее… – кивнул офицер, глядя на то, как Матион раздавил одного из странных паучков, который подошел к ним слишком близко. – Кстати, Танде, убил уже кого-нибудь?

– Еще бы! – довольно ответил сиреневый пегас, – почти десяток, если не больше. А ты?

– Двадцать четыре, – гордо заявил офицер.

– Сколько?!

– Двадцать четыре, причем каждый из них получил всего одну пулю, – для пущей убедительности Сайлент постучал по стволу своей пушки. – Многолетние тренировки на стрельбищах не прошли даром, салага. Ну а ты, Матион?

Прежде чем кольт успел ответить, Сайлент поднял копыто, призвав их к молчанию, и твердым шагом направился к стоящим в отдалении бойцам, которые смеялись и о чем-то беседовали, на спор стреляя в одиноко бредущего по краю площади зомби. Заплутавший, он был едва виден под туманной завесой и даже не подозревал, видимо, в какой опасности сейчас находится.

– Эй, болваны! Кто вам разрешил стрелять по гражданским, а!? – гневно выкрикнул Сайлент.

Один из бойцов, судя по отличительным знакам офицер того же ранга что и он сам, что-то беззаботно ответил и вновь выстрелил. Сайлент Хуф возразил ему. Завязался спор. Танде наблюдал за всем со стороны и жалел о том, что из-за особенности загробного мира он не может расслышать их диалог. Речь шла вроде как о какой-то серьезной провинности и ответственности за оную. Он, конечно, сомневался что их перепалка может дойти до драки, но на всякий случай медленно пошел к ним, пока до его ушей не начали долетать слова офицера:

– …сто раз, а им хоть бы хны. Они же бессмертные! Мгновенно восстанавливают любое повреждение. Короче, сам погляди, – устав от бесполезной болтовни, солдат повернулся в сторону зомби и, почти не целясь, выстрелил. Снаряд попал точно в голову, после чего нежить лопнула и превратилась в горстку костей и пепла. Никакой регенерацией и не пахло, как и бессмертием. В воздухе повисла неловкая тишина. Десятки пар глаз пристально смотрели на спорщиков.

– Ну и что ты наделал? – спросил Сайлент.

– Упс… – собеседник хотел было почесать затылок, но доспех не позволил ему такой роскоши, поэтому ногу пришлось опустить.

– Сам сдаваться пойдешь или мне тебя отвести?

– Что? Никуда я не пойду! Подумаешь, одно такое чучело пристрелил. Их здесь миллион.

– Ты прикончил чьего-то прадеда, возможно даже своего собственного!

Они вновь начали ругаться, отстаивая каждый свою правоту и не обращая внимания на то, что что-то вокруг них начало меняться. Танде остановился и беспокойно посмотрел по сторонам, всё то же самое, только вот стало совсем уже безлюдно, даже кошмары вдалеке куда-то испарились. Вдруг под ногами офицера прямо из земной тверди с громким то ли свистом, то ли визгом вылетело нечто, напоминавшее собой алый сполох пламени. Оно, не останавливаясь, пролетело сквозь его тело, подбросив почти полутонную тушу на несколько метров вверх так, словно это была пушинка, и растворилось в небе.

– Ладно, иди! – недовольно ответила Фаеркнайф, немолодая уже земнопони с каменным лицом, и продолжила рассматривать свой шлем.

– Не переживайте мэм, я всего на минутку! – убежденно ответил Норд и спешно покинул строй.

Ему опять не повезло. Он не вошел в первую волну нападающих. По решению принцессы и главнокомандующего, который находился сейчас по ту сторону жизни, в бой отправились только с первой по десятую сотни, остальных же пони оставили в резерве до тех пор, пока первым не понадобится подкрепление или же рамку портала выхода не перенесут к воротам башни Смерти. Обидно, но с другой стороны, у Норда появилась прекрасная возможность поговорить с Кентавриной и всё у неё выяснить. Всё-таки у него имелся вполне определенный повод посетить Некрополис и он хотел получить на сей счет достаточно информации.

Найти неживую кобылицу оказалось проще простого. Она все еще находилась там, куда её увели сразу после прибытия – на краю площади, в окружении сердобольных докторов гарнизона.

– Что-нибудь чувствуешь? – Делфин заботливо приложил ложку к нематериальному копытцу мертвой единорожки. Хоть оно и было плотным, но обычные предметы медленно протекали сквозь него словно сквозь желе, вызывая удивление на лицах медиков.

– Неа, – покачала головой Кентаврина.

– А холод, там, или жар? Между прочим, ложка сейчас довольно-таки прохладная.

– Нет.

– Ага, значит чувствительность конечностей отсутствует полностью… – единорог что-то начеркал в своем блокноте. – А болит что-нибудь? Голова, там, или, может быть, во рту сухо.

– Ничего нет, Делфин, – ответила нежить, снисходительно улыбнувшись. – И не будет. Я уже умерла и больше не нуждаюсь в медицинской помощи.

– Ну, мало ли, – пожал плечами доктор, переглянувшись со своими коллегами, – принцесса велела нам следить за состоянием твоего здоровья.

– Будто вы мне сможете хоть чем-нибудь помочь, в случае чего.

Кентаврина еще раз активно замотала головой, намереваясь, видимо, сорвать с себя новенький серебряный намордник, которым принцесса не преминула её наградить, как только выдалась свободная минутка. Естественно, что снять его таким образом она не могла и, осознав тщетность своих усилий, кобылка закусила губу и вновь встала смирно.

– Привет, Делфин. Привет Кен – привлек к себе их внимание Норд.

– Привет, боец – не оборачиваясь, ответил ему единорог. – А ты почему еще здесь?

– Мою сотню оставили в резерве. Такой вот облом, – грустно ответил гигант в доспехах и шмыгнул носом.

– Повезло тебе.

– Повезло? Да пока я тут в этой консерве торчу, Танде с Матианом уже вовсю развлекаются, а ты говоришь: повезло!

Вместо ответа пони-медик разве что хмыкнул и вновь вернулся к своей пациентке.

– А как Кентаврина? Она, говорят, память потеряла, – посмотрев на нежить, солдат кое-как помахал ей копытом. – Эй, привет, помнишь меня?

– Еще бы. Вы мне чуть мозги не вышибли, когда я сюда пришла, – сердито ответила единорожка.

– Ты не поняла. Я – Норд.

– Приятно познакомиться, – нежить широко улыбнулась, но тот акцент, который она сделала на слове «приятно» показался пони настолько ядовитым, что даже как-то немного дурно стало.

– Да нет же! Мы с тобой давно знакомы, еще с тех самых пор, как нашли тебя вместе с Арией на шабаше. Том, на границе Эквестрии. Вспомнила?

– Ааа, так ты этот Норд… – протянула нежить. – Ну да, только ты мог предположить, что я узнаю тебя в этом панцире и в шлеме. Ты бы еще за камнем спрятался, прежде чем спрашивать.

– Ой, и правда, – прогудел пони и поспешил стянуть с себя шлем. – Слушай, а ты не видела Арию?

– Я вообще-то у тебя то же самое хотела спросить. Где эта зеленая гадость?

– Тебе разве не рассказали? – удивился кольт и продолжил. – Ария пропала и скорее всего её убили щупальцеротые пони. Ну, они перепутали нас с Чародеем и атаковали. Теперь она в Некрополисе… я надеюсь.

– В Некрополисе?! – глаза Кентаврины округлились. – И как давно?

– Так, дай посчитаю…

– Хотя не важно, – прервала его размышления кобылка и добавила себе под нос. – А я думала, что случилось?.. теперь понятно, почему Кар вернулся… Вот дрянь.

– Так вот, я хотел у тебя спросить…

Оживившись, Кентаврина выскользнула из окружения врачей и со всех ног, – пусть и призрачных, – поскакала в сторону портала, не обращая внимания на оклики эскулапов.

– Я ненадолго! – крикнула на прощанье мертвая единорожка.

Когда она растворилась в блюдце портала, Норд ощутил на себе много рассерженных взглядов. Кто бы мог подумать, что она ТАК отреагирует на эту новость. Это и новостью то для неё не должно было стать.

– Ну вот, убежала, – расстроено протянул жеребец.

От увиденного, Танде опешил и, не зная как поступить, просто встал на месте, как вкопанный. Выругавшись, бывшие рядом с атакованным офицером бойцы, отступили и открыли огонь по улетающей твари, но та оказалась слишком проворной. Сделав крутой вираж, существо, у которого уже можно было заметить вытянутый конский череп и костяные ноги, вновь устремилось вниз и атаковало, пригвоздив к земле еще одного кольта. Оно словно проскальзывало сквозь тело, увлекая его за собой какой-то неведомой силой. Когда же огненный конь материализовался в третий раз, намереваясь ударить еще одного пони, десятки орудий одновременно изрешетили тварь, разбив её тело на горящие осколки.

– Проклятье. Сайлент!!!

Пегас, вместе с другими солдатами поспешил к раненым. Он искренне надеялся, что что-то напутал и его друг на самом деле был тем кольтом, что стоял чуть правее, но приблизившись, он с ужасом обнаружил на распластавшемся в неестественной позе бойце сине-красный магнит. Значит, ошибки не было…

– Сайл, ты как? – обеспокоенно спросил кольт и попытался потрясти его. – Сайлент!

Никакого ответа. Словно он слишком буквально воспринял собственное имя. Танде попытался заглянуть ему в глаза, но через зеркальные стекляшки ничего не было видно. Повреждений на доспехе он также не обнаружил. Значит, герметичность не нарушена. «Он просто без сознания» – попытался успокоить себя кольт и еще раз потормошил его.

Их окружили товарищи по оружию:

– Что с ним? – спросил кто-то.

– Не двигается. Молчит. Из-за этой гребаной брони я вообще не могу понять что с ним!?

– С Виллом то же самое.

– Может снять шлем? – негромко предложил пони, – узнаем, как он, и оденем обратно.

– Ни в коем случае!

Сказавший это сотник – единорог, возможно даже командир их сотни, растолкал солдат и посмотрел на тела кольтов.

– Так, с ранеными пока ничего не делать. Доспехи не открывать. Вы двое – цепляйте на ремни первого пострадавшего, а вы – он указал на Танде и застывшего рядом с ним бойца, – второго. Несите их к Колоссу и поднимайтесь вместе с ними в его брюхо, к инженерам. Там раскупорите их и поможете оказать первую помощь. Как только приведете их в чувство, сразу возвращайтесь сюда. Ясно? Выполнять!

Пегас кивнул и, не без помощи своих товарищей, вытянул из специальных отверстий в нагрудной пластине прочные ремни с крюками, которые тут же зацепил за доспех Сайлент Хуфа. Прилаживая крюк на бронзовом воротнике, Танде обратил внимание на тонкую струйку крови, которая неохотно стекала через фильтр под шлемом. «Проклятье, проклятье, проклятье…» – едва слышно прошипел Пегас. Он постарался выбросить увиденное из головы и принял еще одну пару таких же ремней, только длиннее, которые вытянули из его боковых секций. То же самое проделал и его спутник, после чего они разошлись в стороны, кое-как подняв раненого над землей, и рысцой побежали к сверкающим далеко в тумане лампам. Рядом скакали и двое других бойцов, а также сопровождающий их тяжеловооруженный земнопони, которого выделил им командир. Матион же остался с отрядом. Увидев своего брата, Танде отсалютовал ему на прощанье и, не останавливаясь, побежал дальше. Если у Сайлента кровотечение, им следовало поторопиться чтобы спасти его жизнь.

А вокруг появлялось все больше красных огней…

Как же сильно всё изменилось. Совсем недавно они шли здесь победным маршем, а теперь бежали, одни, словно мыши прижимаясь как можно плотнее к краю улицы, дабы случайно не попасться на глаза появлявшимся там и тут красным демонам. Теоретически эта территория находилась сейчас под контролем Эквестрианских войск, но с учетом нынешних реалий они просто не могли чувствовать себя здесь в безопасности. Стало гораздо темнее, туман сгустился. Встречавшиеся по дороге отряды пони провожали их удивленными взглядами и на ходу заваливали вопросами. И спереди и сзади до них долетали отзвуки длинных очередей и громких приказов. Судя по всему, настоящая война началась только теперь, а всё, что происходило с ними до этого, можно было назвать детскими играми.

Вскоре всё стихло. Не из-за того, что бой прекратился или проиграла одна из сторон, просто они отошли на достаточное расстояние, чтобы звуки боя перестали долетать до них. С ними осталось только громкое сопение, а также лязг металла и топот бронированных копыт.

– Эй! Может, передохнем чуть-чуть? – предложил бегущий позади пегаса боец. Он, а вернее она, явно запыхалась. Танде почувствовал это уже давно, когда ремни с его стороны сильно натянулись, а бежать стало гораздо труднее. Первое время она молчала и, как могла, держала темп, но, очевидно, силы уже окончательно покинули её. Снова женщина тянула их вниз на синхронной работе…

– У нас нет на это времени, – убежденно ответил кольт. – Каждая минута может стать для него последней.

– Если я упаду от усталости мы выиграем не намного больше времени для него, не думаешь? – парировала она.

– Согласен! – присоединился к ней соседний носильщик, – давайте пока перейдем на шаг и восстановим силы. До Колосса осталось не так много, но нахрапом мы это расстояние всё равно не осилим.

С нелегким сердцем Танде приостановился. Ноги жутко болели, в голове били молоты, он весь вспотел, ведь для пегаса пешие пробежки, особенно в груженном виде, являлись чем-то сродни ночному кошмару, однако желание спасти Сайлента было гораздо сильнее этого. Он готов был в лепешку разбиться, лишь бы избежать смертей в этом походе, а уж если эти смерти произойдут из-за его медлительности… Лучше уж умереть, чем жить с этим. Думая так, он не сразу расслышал заданный ему вопрос:

– Он твой друг, да? – поинтересовалась пегаска.

– Угу… – после примерно минутного молчания прогудел кольт.

– Вот оно что, – вздохнула собеседница. – Извини, что подвела. Просто никогда до этого не таскала на себе такие тяжести.

– Пфф, тоже мне – солдат гарнизона, – невесело хмыкнул Танде. Он до сих пор постоянно норовил перейти хотя бы на рысцу, но она пока не готова была поддержать его рвение.

– Да я и не солдат вовсе! Я добровольцем пришла из Эквестрии. Захотела пострелять… лучше бы дома сидела, блин.

– Прямо как я, – улыбнулся пегас, обернувшись на свою закованную с ног до головы в броню спутницу. Определить как она выглядела, как и то что это вообще кобылка, а не кольт, раза в два превосходящий его по массе, было сейчас невозможно.

– Ну как, красивая? – с долей иронии спросила его пегаска. – Меня, кстати, Уайтсонг зовут.

– А меня Танде. Рад знакомству.

– Чтож, Танде, я передохнула. Побежали?

С молчаливого согласия остальных членов группы они перешли на бег, намереваясь как можно скорее выйти на финишную прямую. Скрывшиеся ненадолго за высокими башнями огненные глаза Колосса появились вновь, яркими огнями прорезая плотный туман, а еще через минуту появился и темный силуэт этой громадины. Сейчас он действительно напоминал собой коня. Огромного и могучего жеребца, дающего фору любой гидре и дракону, которые пугали простых эквестрианцев своими размерами. Рядом с ним Танде наконец почувствовал себя защищенным, ведь у мертвых не было альтернативы этой древней машине. Вскоре они попали под свет его направленных в землю фонарей и услышали ритмичный гул работающих двигателей, перекликающийся с периодическим шипением и фырканьем других установок. Песня. Пегас не разбирался в технике, но, судя по звуку, аппарат работал вполне исправно. Часы, закрепленные на нем, показывали половину двенадцатого, – жаль, что он не обратил внимания на них, когда входил сюда.

Остановившись под его брюхом, откуда на тросах спускался грузовой лифт, отряд, наконец, смог положить свою ношу на землю. Танде тут же принялся проверять состояние своего друга, силясь любым способом узнать – жив ли он, а Рогатый земнопони (двурогий шлем, коими снабдили всех земнопони, до сих пор не мог оставить пегаса в покое) деловито подошел к передней ноге чудовища и постучал по ней:

– Эй вы! Спускайтесь! Мы вам раненых привезли! – крикнул он.

Нет ответа. Ну, немудрено, ведь если у них, внизу, так хорошо слышно тарахтение моторов, то какой шум стоит в кабине у инженеров? Вполне логично, что они не расслышали его голоса.

– Эгей! СильверКог, Коппер, вы там заснули что ли?! – еще громче закричал солдат. – Это я, Майл!!

– Наверное, они тебя не слышат, – предположил очевидное кто-то из бойцов.

– Ага, как же, – проворчал в ответ знакомый с ними земнопони. – Дрыхнут там, наверное, в обнимку со своими железками. Раньше я швырял туда чем-нибудь и они открывали, а тут… ЭЙ ЛЕНТЯИ!!!

Не слушая их беседу, Танде осматривал тело Сайлента. Ноги его сгибались легко, шея тоже, он ничего не говорил, но иногда Танде казалось, что сквозь фильтры он слышит его хриплое дыхание. Единственное, что смущало кольта, это кровь. Она больше не стекала с фильтра, видимо, кровотечение остановилось, но кое-где в сочленениях он также обнаружил едва заметные кровоподтеки. Непонятно как, но та тварь сумела залезть под доспех и ранить его.

«С другой стороны, может, у него от столкновения кровь из носа пошла? Её обычно много… а если учесть, что он без сознания, то неудивительно, что он не отвечает мне. Все будет хорошо… О Селестия! Он ведь так и захлебнуться может или язык проглотить!»

– Скоро они там?! – нервно поинтересовался пегас.

– Не знаю, – честно ответил земной, в сотый раз яростно пнув ногу Колосса. – Я уже готов выстрелить в пузо этой штуковины, лишь бы они нас пустили.

– Ага. Странно все это… – протянула Уайтсонг.

После слова «странно», всем члены отряда напряглись. Чувство защищенности и хорошее настроение куда-то улетучилось. Каждый из них уже давно обратил внимание на то, что Колосс не стреляет, поддерживая огнем войска впереди, и вообще просто стоит на месте, вместо того чтобы напрямик идти в сторону башни Смерти, как им было велено. Они могли связать это с тем, что семеро членов экипажа просто решили вздремнуть, но, шло время, и этот вариант казался все менее и менее жизнеспособным.

На всякий случай Майл отошел подальше от Медного Коня и взглянул на его корпус со стороны.

– Туман мешает, но вроде с ним всё в порядке. Ни царапинки.

На всякий случай он изо всех сил свистнул. Никто не удивился, когда никакой реакции за этим не последовало.

– Его снизу можно как-то открыть? – тихо спросил Танде.

– Не-а. Я присутствовал при его ремонте, – ответил земнопони. – Тут либо по трапу, которого сейчас нет, либо на лифте. По-другому никак, – Майл снизил голос до полушепота и продолжил. – Как думаете, они тоже… того?

– Понятия не имею. Может они убежали? Испугались за свои шкуры, когда увидели что происходит вокруг и свалили.

– Без доспехов?! – выкрикнул земной. – Нагишом по этому идиотскому миру, где всё выгорает похлеще чем в кислотном озере???

– Я просто предположил, – повел плечами Танде. – Здесь могло произойти всё, что угодно и вовсе необязательно, что с экипажем случилось что-то плохое.

– И все-таки?

В ответ он только покачал головой. Последним о чем сейчас хотел думать Танде, были мертвецы. Достаточно было и этих двоих, которым они не сумели помочь, и теперь оставалось только молиться, чтобы они оклемались самостоятельно. Так ничего и не сказав, он вновь вытянул ремни и принялся цеплять крюки за украшенный сине-красным магнитом доспех. Непробиваемое чудо инженерной мысли.