Осознание

Рак в Эквестрии заинтересовал Дерпи, которая очень-очень любит человеков.

Дерпи Хувз

Вендетта

Гибель Кристальной Империи глазами маленького кристального пони - отца, чей долг разыскать свою дочь в хаосе гибнущей родины. Приключение, которое изменит представлении о том, что же всё таки случилось в ту роковую ночь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Птичья кормушка

В волшебной стране Эквестрии существует немало жутких легенд и тайн. И одна из них – загадочный дирижабль, который иногда появляется в небе перед закатом возле старых мест сражений. Говорят, что на его борту можно найти несметные сокровища. Однако ни одному пони так и не удалось это подтвердить, потому что, по слухам, любой, кто ступит на его борт, таинственным образом исчезнет.

Другие пони

Память

Они помнят. Слишком многое помнят.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Кэррот и дубина

Кэррот Топ, она же Специальный Агент Голден Харвест, вызывает известного плута Флеша Сентри на Очень Важную Миссию. И вскоре он влипнет в другое приключение, включающее враждующие семьи, юных влюбленных и стаю очень злых летающих обезьян. Чего и следовало ожидать, учитывая удачу Флеша. Вторая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

Кем-то оставленная тетрадка

Какая неожиданная находка...

Другие пони ОС - пони

Двести лет назад, на ледяной планете...

Ярость и боль, зло и добро, всё смешается в этом фике в одно.

ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Mare of War

Когда справедливая и мудрая правительница оказывается тираном и убийцей, когда все твои друзья мертвы, есть лишь один шанс всё исправить. Но чтобы им воспользоваться, нужно стать настоящим чудовищем. Способна ли на это самая добрая и заботливая пони в Эквестрии?

Флаттершай Принцесса Селестия Дискорд

Как разрушить Эквестрию: пособие для начинающих

Пока пони-Флаттершай заботилась о своих животных и была вполне счастлива, у Флаттершай-человека дела шли куда хуже — несмотря на все её старания, городской приют для собак был на грани закрытия, и судьба его пушистых обитателей оказалась под большим вопросом. Флаттершай решает отправить собак в пони-мир через магическое зеркало, надеясь, что уж там для них найдутся хозяева. А теперь представьте глаза стражников, когда из магического зеркала вдруг полезли один за другим гигантские драконы...

Флаттершай

Неожиданный поворот судьбы

История о том как в мульти-вселенной в самый обычный день в человек попадает в Эквестрию=). Стандартно до жути.=) Это мой первый опыт в написании рассказов так что критикуйте указывайте на ошибки и научите нуба святой истине писания рассказов.(огромное спасибо за вычитку supersaxar,Dashka)

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach

Повелители Жизни

Глава 35

Глава, в которой Кентаврина переживет слишком многое и встретится со своими друзьями

За те несколько дней, что они провели в гарнизоне Норд так и не сумел привыкнуть к своим доспехам. Те, которые ему приходилось носить раньше, во время исследований, он считал тяжелыми и громоздкими, но в сравнении с нынешними, они казались легкой летней попонкой. Говоря об их весе, инженеры с гордостью упоминали двести, а то и все триста килограммов, и если бы не дополнительные моторы и гидроприводы в них вряд ли можно было бы вообще перемещаться. Больше всего земного смущали толстые броневые пластины, почти полностью скрывающие его ноги, и оружейная нагрузка. Из-за первого он не мог ни лечь на землю, ни даже присесть, второе же постоянно цеплялось о дверные косяки и задевало случайных прохожих. Но он готов был это терпеть. Если не привыкнуть к этим доспехам сейчас, то потом, – в бою – ему уже никто не даст такой возможности.

Его товарищам в этом плане было немного легче, потому как они, будучи в менее толстом, пегасьем, варианте брони, не были так сильно стеснены в движениях. Танде даже сумел кое-как усесться на круп и теперь с довольной миной наблюдал за тем, как работает Виолстар.

– Я смотрю тебе уже совсем немного осталось, – заметил пегас.

– Угу… – отстраненно протянула в ответ кобылка.

Пятеро единорогов – Виол, Саддам, Ли и еще двое новичков, о которых Норд почти ничего не знал, – на удивление быстро справились с поставленной задачей, и установленная рамка, как и расположенный невдалеке кристалл, покрылись сложными руническими узорами, столь знакомыми земнопони. Теперь им осталось только свериться с эскизом и исправить все обнаруженные недочеты. Важное дело, если учесть что любая ошибка при работе со столь габаритным порталом, могла привести к катастрофе, и именно поэтому проверкой, вооружившись кисточкой и колбой с руническими красками, шестая ученица принцессы Селестии занялась лично, с самого утра бегая по стропилам и щепетильно осматривая каждый миллиметр краски.

Из-за того что солнце уже успело скрыться за горизонтом, кобылице пришлось использовать свечение своего рога, чтобы ничего не упустить. Сейчас, когда таинственный свет луны играл на капельках пота, покрывавших её бока она выглядела довольно таки мило, о чем не преминул сказать ей Танде как только подошел сюда. К счастью для него она была слишком занята, чтобы обратить внимание на пахабноватую реплику.

– Скорее бы в бой, – мечтательно произнес Норд. – Ты даже не представляешь, как мне надоело ходить в этих доспехах.

– Жарко, наверное…

– Нее, температура как раз нормальная. Раздражает то, что я сейчас ни хвостом помахать, ни почесаться не могу.

– Да уж. Иной раз так прихватывает, что хоть на стену лезь, – поддержал друга Танде, продолжая снизу вверх разглядывать поняшку.

– А вы их и ночью не снимаете что ли? – удивилась Виол, закончив обводить очередную руну.

– Вообще не снимаем! – закивал головой пегас. – Командир приказал всем ходить в панцире. Говорит, в Мире Мертвых мы их вообще открывать не сможем, по понятным причинам, поэтому лучше уж здесь, заранее, подготовиться, чем потом страдать.

– А спать как? Неужели стоя?

– Коленки поджимаешь под себя и облокачиваешься на перекладину, которая там специально для этого стоит. Так и спим, – улыбнулся земной. – Получается, как будто в воздухе висишь.

– Забавно…

– Ага, только копыта потом затекают.

Через несколько минут молчания, за их спинами появился Саддам. В нежно-белой попоне исследователя и с аккуратно причесанной гривой горбун выглядел сейчас как-то неестественно, как лесной волк, на которого надели платьице и нацепили розовые бантики. Судя по его недовольной физиономии он и сам был не в восторге от этого преображения. Кашлянув, старик привлек к себе внимание и, кивнув в сторону огромного кристалла, установленного напротив арки, произнес:

– Всё готово. Можем начинать, как только ты скомандуешь.

– Уже?! – одновременно пискнула Виол и радостно воскликнули солдаты.

– Рано радуетесь, – притормозила их единорожка, – На самом деле это только начало. С первого раза, скорее всего ничего не запустится и придется потратить еще недельку-другую на доработку… Ну, а потом, если все пройдет удачно, то не факт, что Кентаврина сразу же появится с той стороны портала. Возможно, придется прождать месяц, может – два. Не исключено, что она вообще не появится. Это ведь дело такое… Да и вообще еще ничего не готово, вот.

Сказала она это как-то слишком быстро, словно пыталась успокоить себя, а не убедить в чем-то кольтов. Копытца её заметно задрожали. Она медленно спустилась по стропилам вниз и потопала следом за горбатым единорогом.

– А что не готово-то? – обратился в пустоту Норд.

– Понятия не имею, может она хочет нам еще что-нибудь, помимо часов под брюхом железной лошадки, придумать? – хмыкнул Танде, махнув головой в сторону готового к бою колосса, вокруг которого сейчас бегали инженеры, делая последние приготовления.

– Между прочим, часы в Мире Мертвых крайне полезная вещь, – встал на защиту единственного изобретения ученицы принцессы земнопони. – Ты даже не представляешь, как давит на психику их отсутствие в загробном мире.

– Я ими и тут-то не особо пользуюсь, – фыркнул пегас. – Нет, без часов я как-нибудь протяну… Кстати, совсем забыл передать тебе один очень нужный агрегат.

С этими словами пони достал откуда-то сине-красный изогнутый магнит и прилепил его на железный сегмент плеча Норда.

– И что это? – не понял пони.

– Метки, чтобы отыскать друг друга в толпе, – довольно произнес кольт. – Сам придумал. Четыре штуки со склада стащил: себе, братишке, Сайленту и вот тебе один.

– А зачем нам они? Я вроде тебя и так прекрасно вижу.

– Балбес ты, Норд. Сейчас нам они не нужны, согласен, а вот когда мы на себя шлемы оденем и станем такими же, как сотни других клонов, то эти магниты станут нашим единственным отличием. Сечешь?

– Ааа…

– Вот именно!

Матион, который все это время сидел молча и наблюдал за их беседой, вдруг встрепенулся и, поднявшись на ноги, поманил их за собой на площадь, где судя по всему вот-вот должны были начаться сборы. Громко загудели трубы, площадь наполнилась какофонией звуков.

Тишина. В Некрополисе всегда было очень тихо, но когда ты сворачивал куда-нибудь за угол, где никто и никогда не ходил по своей воле, тишина эта становилась особенно давящей. Далеко от неё остались даже тихий топот шагов и периодические глухие приветствия жителей этого города. Кентаврина недолго искала укромное место, просто шла куда глаза глядят, до тех пор пока не обнаружила эту незаметную площадку, образовавшуюся между высокими обсидиановыми башнями. Она не была огорожена или как-то спрятана от окружающих, но находилась на достаточном расстоянии от дороги, чтобы туман не давал возможности разглядеть, что же на ней происходит. А происходило на ней создание портала. Того самого, через который она надеялась навсегда покинуть это место.

Серая с бардовыми крошками краска сильно мазала копытца, отчего их невидимая глазу, призрачная часть стала видна, окончательно убедив её в том, что ноги у неё все-таки есть. Туман исходящий от них послушно следовал за движениями её ног, еще на мгновение задерживаясь на уже начертанных линиях и изгибах будущей двери в иной мир.

Когда что-то едва различимо донеслось до её ушей, Кентаврина вздрогнула и огляделась по сторонам. Ничего. Туман, бесконечные черные вершины кривых домов и большая желто-зеленая луна в небе. Мертвая единорожка на мгновение задержала на ней взгляд. Раньше здесь не было никаких видимых светил, но с некоторых пор всё изменилось. Выглядело это бельмо крайне мерзко, но она уже успела привыкнуть к его существованию. Свет его странным образом пробивал плотную туманную завесу, но при этом не являлся слепяще-ярким. Как будто туман сам расступался, не смея закрывать его. Оно не двигалось с места, зависнув где-то высоко в небе, и не представляло опасности, поэтому в какой-то момент она просто постаралась не обращать на него внимания.

«В конце концов, может и существует в Мире Мертвых какой-нибудь цикл наподобие смены времен года» – решила она, отвернувшись от луны.

Главное было сейчас продолжать свою работу, не отвлекаясь по мелочам. В голове вновь возник образ стены в ванной комнате и, сохранив его перед глазами, она сверила уже изображенную часть с той, которая была на стене. Все верно, а значит можно переходить к следующему символу. Затем к следующему. И далее, и далее. Неожиданно мозг наградил её новой порцией воспоминаний из детства. Там снова была полосатая кобылица и престарелый белый кольт. Всякий раз, делая дурацкие ошибки в ударениях и коверкая слова, кобыла жаловалась ему на Кентаврину, указывая, что маленькая девочка неспособна учиться и воспринимать информацию. «Она даже не пытается заниматься уроками! Ей ни до чего нет дела кроме игрушек» – гневно причитала она. «Кентаврина здесь не причем. Вы просто не можете найти рычаги влияния на мою дочь» – невозмутимо отвечал единорог, не собираясь вмешиваться в их личный конфликт.

«Да уж… Видели бы вы меня сейчас. А надо то было всего – поставить под угрозу мои воспоминания – улыбнулась сама себе Кентаврина, взглянув на исписанную сотнями рун серую землю. – С другой стороны, может зебра и нашла-таки какие-нибудь «рычаги влияния» на меня, ведь недаром она так хорошо мне запомнилась…».

С гордостью осмотрев проделанную работу, она еще раз поглядела по сторонам. Вроде бы ничего не изменилось, вот только возникло гадкое ощущение, будто луна стала немного ближе. Все еще такая же, – где-то далеко, – но чуть больше.

– Да нет же. Она всегда такой была! – вслух сказала себе Кентаврина и вновь опустила взор.

Радость куда-то улетучилась, и место её заняла паранойя. Теперь после каждого символа она вновь устремляла взгляд в небо и ждала момента, когда приближение её станет очевидным. В конце концов, она не выдержала и, выставив перед собой измазанное краской копытце, измерила им луну, дабы удостовериться, что её опасения ничем не обоснованы.

«Хм, а куда я попаду, после того как зайду в портал? – подумала она, решив немного отвлечься, – Не хотелось бы оказаться где-нибудь под водой или того хуже – в толще земли. Хотя, если Ария без особых трудностей перешла в Мир Живых, значит и мне нечего опасаться». Она представила, как появляется где-нибудь на поляне, в светлом и ярком месте, среди цветов и деревьев. Там много звуков и радостных голосов. К сожалению, образов у неё пока было маловато, для полной картины, единственное, в чем она точно была уверена, так это в том, что там её ждет обилие слепящих глаза красок.

Решив, что прошло достаточно времени, она вновь подняла копытце к небу и проверила размер луны. Давно остановившееся сердце сжалось от страха. Несмотря на то, что внутренне, она уже была готова к тому, что сияющий диск станет больше, подтверждение подозрений привело её в состояние близкое к панике. Незаметно. Когда кобылица отворачивалась или опускала голову, оно всякий раз становилось все ближе и ближе. Захотелось как можно быстрее убежать отсюда, пока оно не настигло её.

– Может это тоже вполне нормально? С чего я вообще взяла, что она должна стоять на месте… – дрожащим голосом сказала она, и обмакнула копытце в краске, собираясь вернуться к работе.

Вот только почему ей все время казалось, что луна эта смотрит прямо на неё и приближается именно к ней.

Дело стало продвигаться гораздо медленнее. Она не могла сосредоточиться и постоянно думала о проклятом светиле. Даже картина ванной комнаты, которая до этого была четкой и яркой, теперь начала немного расплываться, вытесняемая тревожными мыслями. Она стала часто совершать ошибки и исправлять уже написанные руны.

– Так! Всё! Сейчас я поднимаю взгляд и… – недоговорив, Кентаврина вскинула голову и ужаснулась. «Око» находилось уже не где-то высоко в небе, а прямо на стене одного из домов. В его тени. Совсем рядом. При этом оно продолжало стоять на месте, словно издеваясь над ней.

«Проклятье…» – обреченно выругалась мертвая единорожка, не спуская глаз с луны. Ситуация, в которую она попала, не предвещала ей ничего хорошего. Стоило опустить взгляд, как нечто приближалось к ней, но и стоя на месте с высоко поднятой головой и играя в гляделки с этим, она никак не могла ускорить свое спасение. Не зная как поступить, пони продолжала сверлить его взглядом. Сколько времени она при этом потеряла, Кентаврина не знала, однако в какой-то момент она поняла, что единственный способ избежать превращения в рядового зомби это продолжать чертить руну.

На счет три она, впившись зубами в нижнюю губу, опустила голову и стала быстро выводить оставшиеся символы. Их уже было не так много, она вполне могла успеть создать портал, а потом юркнуть в открывшуюся брешь между мирами и навсегда распрощаться со всеми тварями, которые здесь обитают. Главное было не останавливаться.

«Интересно, где сейчас эта «Луна»» – пришла в голову предательская мысль. Она долго отгоняла её от себя, но, не выдержав, чуть-чуть приподняла голову и увидела впереди кучу какого-то ветхого тряпья. Прямо перед ней.

«Он уже здесь!!! Так, спокойно. Не смотри на него. Продолжай чертить – приказала она себе и, несмотря на леденящий душу страх, не прекратила заниматься своим делом. – Надеюсь, он не имеет привычки отрывать пони головы…»

Осталось совсем немного. Кар продолжал стоять перед ней, отступая, когда она делала шаг вперед и, подходя ближе, если она отходила от него. Он клонился почти к самой земле пытаясь заглянуть ей в глаза. Как ворон, которого заинтересовала ползающая по земле незнакомая букашка, но он не мог решить съесть её или оставить в покое. Пока что он не атаковал, однако подобрался уже так близко, что иногда она касалась его своим рогом. Мельком она заметила и птичий клюв, и свечение дьявольского глаза, и дамскую шляпку столь ветхую, что от неё уже отваливались куски. Впервые за долгое время она даже почуяла запах – мерзкий запах прогнившей одежды.

Наконец последний зигзаг оказался на полотне. Настолько быстро, насколько это вообще возможно она провела рогом по руне и, увидев, как появляются на земле яркие зеленые линии, облегченно вздохнула. Она успела. Обрадованная пони осмелилась поднять голову.

– Ты опоздал! – злорадно крикнула она ему.

Видимо, опешив от такой игры света, Кар уже находился не рядом с ней, а в отдалении, за пределами вспыхивающего на глазах круга. При этом он все также внимательно смотрел на неё. В точности такой же, как и описывала его ведьма в своих настенных письменах. И даже еще более гадкий. Значит, он все-таки вернулся.

– А знаешь, мне куда больше нравилось, когда твоя шляпа жила отдельно от тебя, – улыбнулась ему на прощанье Кентаврина, и собралась было уходить, но к немалому её огорчению идти оказалось некуда. Руна сияла и искрилась не хуже фейерверка, но ничего даже отдаленно напоминающего портал в центре не возникало.

– Да как же так!? – в сердцах выкрикнула единорожка…

– Мы готовы? – еще раз уточнила принцесса Селестия.

Богиня Жизни смотрела ей прямо в глаза. Не с упреком, не строго, в ожидании ответа, а добрым материнским взглядом, вселяя уверенность в её сердце. Владычица Эквестии прилетела сюда сегодня вечером без своей сестры, но в полном боевом облачении, в том самом, в котором Богини сестры много лет назад одолевали врагов своей страны. На сверкающем золотом нагруднике собственным светом сияли все шесть элементов гармонии – эту вещицу принцесса позаимствовала у Хранителей на тот случай, если Смерть откажется принимать её условия и между ними произойдет битва.

– Ну, на данном этапе мы действительно сделали все что могли… – скромно ответила Виолстар.

Несмотря на позднее время суток никто не спал. По команде, войска выстроились и застыли в ожидании, заняв большую часть площади. Почти две тысячи закованных в броню пони во все глаза смотрели на очищенную от строительного мусора арку портала, готовые ставить на колени саму Смерть. Особенно на их фоне выделялся колосс. Хоть ему и пришлось удалить голову и сильно расширить брюхо, превратив медного коня в шагающий танк, менее внушительным он от того не стал. Все обращали внимание на два десятка крупнокалиберных пушек готовых выстрелить, как только они окажутся в загробном царстве, а вовсе не на какие-то эстетические излишества.

В отличие от большинства солдат гиганта сразу же снарядили лишь запасом «синего пороха», который проявлял горючие свойства только в условиях агрессивной среды Мира Мертвых, пехота же получила также небольшой запас обычного, на тот случай, если что-то пойдет не так и из портала полезет воинственная нежить.

– Тогда приказывай, – сказала ей принцесса.

– М-м, хорошо. Открывайте портал! – голос шестой ученицы, несмотря на гробовое молчание, был едва слышен, но одетые в белые мантии исследователи уловили суть её слов. Саддам, оставшийся у арки, принялся за активацию всей массы рунических знаков, Лайт Ли же и двое черных с алыми пятнами единорогов – кольт и кобылица, – к которым вскоре присоединилась и сама Виолстар, силой своих рогов начали питать огромный кристалл, импульс которого и должен был пробить огромную дыру в пространстве. Началось эффектное светопреставление. Четыре магических молнии – зеленая, желтая, красная и оранжевая с бешеной скоростью стали вращаться вокруг кристалла, смешиваясь друг с другом и белым потоком впиваясь в самую его середину, создавая тем самым свечение внутри огромного минерала. Разжигая его все ярче. А тем временем, как новогодняя ель всеми цветами радуги засияла арка. Сотни рун вспыхивали и, связываясь друг с другом, меняли свой цвет, заставив солдат благоговейно затаить дыхание.

Что-то гудело, громыхало. Дрожала земля. И вот, когда кристалл стал светиться так ярко, что смотреть на него уже было опасно для здоровья, послышался оглушительный треск, и в блюдце пока еще недействующего портала влетела белая линия, разойдясь во все стороны волнами статического электричества. На месте удара вначале появилась абсолютно черная точка, а спустя мгновение её место заняла все расширяющаяся зеленая гладь, грозящая заполонить собой все небо, если бы не сдерживающая её хромированная рамка.

Кар аккуратно ступил в круг. Он уже не стеснялся двигаться при ней. Хоть она и сомневалась, что Слуга Смерти мог её слышать, вид у него был такой, словно он прекрасно понял все, что сказала ему кобылица недавно. Он шел с видом победителя.

«Почему же он не работает!? Я все сделала правильно!» – в панике Кентаврина осматривала рунное полотно, но не могла найти ошибку. Если она и запряталась где-то, у мертвой единорожки все равно не было ни единого шанса её обнаружить. На то, чтобы осмотреть каждый знак требовалось куда больше времени. Следовало сбегать до комнаты ведьмы, еще раз поглядеть на оригинал, но вряд ли кто-то собирался давать ей такую возможность. Вдалеке клубился туман. Это кошмары. Они уже подходили к неспокойной душе, готовые забрать её и увести в башню, где Морфей ожидал свою добычу. Мест, где появлялись такие завихрения, становилось все больше. Они обступали её со всех сторон. Кентаврина даже видела их горящие бледно-зеленым пламенем тени.

– Ну уж нет, больше я с вами не пойду!

Активировав рог, она сделала кое-какие мысленные манипуляции, и в Кара ударил темный луч. Если верить Арии он должен был пробить в нем сквозную дыру, но вместо этого в куче лохмотьев осталась только черная подпалина. Она выстрелила еще раз, затем еще. Слуга словно не замечал выпадов кобылицы и продолжал напирать, сверля пони своим гипнотизирующим взором. Грозное существо, сравнимое наверное только с той темной Богиней, на вечной службе у которой оно находилось. Кар не пытался защищаться. Ему это не требовалось. Здесь не было ничего, что могло бы нанести ему вред, по крайней мере, в арсенале Кентаврины, и она это прекрасно понимала.

– Чтоб вы все сдохли!!! – чуть не плача крикнула нежить, как вдруг руны загорелись ярче и в воздухе между ней и Слугой Смерти, задребезжало пространство. Так, будто мир разделили на две половины слоем запотевшего стекла, по поверхности которого волнами расходился туман. Не задумываясь, Кентаврина прыгнула вперед, прикрыв глаза от нестерпимо-яркого света…

…Тьма в которой она очутилась после перехода, казалась непроглядной. Ни света, ни ярких красок.

– Призра-а-ак!!! – донеслось до её ушей.

Что-то загромыхало и едва успевшая пережить первый кошмар единорожка, неожиданно столкнулась с новым. Вскрикнув, она кошкой прыгнула на землю и почувствовала, как над её головой пролетели десятки раскаленных снарядов.

«Это что ли тот мир, куда я так стремилась убежать?» – в ужасе подумала она. Теперь перспектива очистить разум и вечно гулять по аллеям Некрополиса показалась ей не такой уж плохой. Так вот от чего так старательно оберегали их Слуги. Как она вообще могла жить в этом безумном месте, когда-то?

– Немедленно прекратите стрельбу! – услышала она вдалеке одинокий, но властный голос.

Зрение потихоньку возвращалось к ней. Нежить обнаружила себя посреди огромной мрачной площади. Небо нависло над ней черным морем, сквозь которое едва проступали белые огоньки звезд, но гораздо хуже было то, что она видела прямо перед собой. Сотни металлических гигантов, которые совсем недавно открыли по ней стрельбу, теперь со всех ног неслись к ней. Все они были копиями друг друга, как кошмары из мира напротив. Все кроме одного. Далеко впереди сверкал своими голодными огненными глазами их лидер – огромный металлический колосс.

Воинственные существа окружили её плотным кольцом и, что-то бубня, шипя, и шумно выдыхая воздух, с интересом принялись рассматривать кобылицу. В какой-то момент она ощутила себя такой маленькой и такой ничтожной, что, казалось, при желании могла бы протиснуться в щель между покрывавшими мостовую камнями. О, как ей этого хотелось! Она понимала отдельные слова, но из-за большого скопления и приглушенности голосов, все смешалось в какую-то нечленораздельную кашу. Как назло ни одно из изученных ею в загробном мире заклинаний не работало. Правый рог вообще не реагировал на мысленные приказы мертвой пони. Больше всего аборигенов заинтересовали её рога и невидимые копытца. Каждый из них посчитал своим долгом «ненароком» дотронуться до них бронированным ботинком, проверив на прочность.

«Почему мне так не везет? Где тот светлый и яркий мир, из которого меня так несправедливо вытащили?!» – дрожа всем телом, подумала она.

– Стойте! Разойдитесь! Дайте мне пройти! – донеслось из-за спин железных гигантов.

Медные варвары неохотно расступились, после чего перед ней появилась вполне нормальная фиолетовая пони с золотисто-белой попоной и закрывающей половину лица аккуратно остриженной фиолетовой челкой. Открыв рот от изумления, она посмотрела на нежить:

– Кентаврина! Это ты?

Мертвая пони медленно кивнула головой. Никто раньше не называл её по имени, но она обнаружила, что прекрасно его знает.

– Они тебя не задели? – обеспокоенно спросила маленькая защитница, после чего сердито посмотрела на здоровяков. – Кто вам приказал стрелять по ней?!

– Ну, мы э… – забубнили в ответ гиганты.

– Вам ведь ясно сказали: НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ НЕ СТРЕЛЯТЬ ПО МЕРТВЫМ! Это всё ваши же почившие родственники и бывшие соотечественники, разве не ясно?

– Со мной все хорошо, – поднимаясь на ноги, ответила призрачная кобылка. Сказать, что она обескуражена, означало бы ничего не сказать. Нежить никак не могла оправиться от шока и более того – не знала даже о чем ей в первую очередь стоит подумать: о кошмарах позади, которые могли отправиться за ней в погоню, о жутких гигантах, окруживших её, или о странной поняше, которая знала не только имя Кентаврины, но и то, что она в какой-то момент решится убежать и преуспеет в этом.

– Хвала Селестии, – облегченно выдохнула единорожка, после чего подошла ближе и крепко обняла Кентаврину, – Я так рада тебя видеть, вновь. Видела бы ты себя со стороны. Ты так изменилась…

– Ага, ты теперь рогатая и безногая – пробормотал один из гигантов.

– Помолчи, Танде! – шикнула на него её спасительница. – Кентаврина и так прекрасно знает, что с ней не так. Ну, рассказывай, как там? Как в записях Арии или по-другому?

– Танде? Я помню это имя… – произнесла себе мертвая пони, после чего вспомнила всё, что связывало её с этим именем. Деревянный домик где-то за краем мира, цитадель гремлина, то, как она вместе с пегасом участвовала в каких-то экспериментах. Между тем, фиолетовая пони продолжала что-то ей рассказывать, ведя за собой по коридору из железных тел куда-то вдаль на возвышение, где было куда больше свободного места. Там их уже ожидали оливковая кобыла и высокий статный аликорн белого цвета. Все они чего-то хотели от неё и заваливали вопросами, до которых ей не было никакого дела. Она возвращала себе свои воспоминания.

– Во-о-от. Еще было бы неплохо, если бы ты привела нам сюда кошмара для изучения. Одного, не более.

– А ты ведь Виолстар, верно? – вдруг спросила Кентаврина.

– Узнала, – улыбнулась единорожка, – А про эксперимент помнишь?

– Смутно.

В образовавшейся свалке беспорядочных воспоминаний она нашла день рождения ведьмы и оглашение рокового письма, в котором кого-то из присутствующих приговаривали к смерти. Вспомнила, как они выбирали жертву. Как все боялись. Все кроме неё. Она смеялась и подшучивала над другими, ходя бок к боку со своей убийцей. Последним в голове всплыл тот момент, когда Ария обвинила её в никчемности и…

– Так вы меня ради эксперимента убили? Специально?! – вспылила она.

– Ну, эмм. – заметив, как вспыхнули красные глаза нежити, шестая ученица принцессы стушевалась и не нашлась, что ответить.

– Кентаврина, ты совершила геройский поступок, положив свою жизнь на алтарь процветания Эквестрии, и я обещаю тебе, что ты будешь вознаграждена за то, что тебе пришлось пережить, – вмешалась в разговор аликорн, в котором единорожка признала принцессу Селестию, – но сейчас нам нужно знать, что нас ждет по ту сторону жизни. Где находится Кобылица Смерти?

– Кобылица Смерти? Ну, я точно не знаю, куда я зашла. Проще всего будет, если вы заберетесь на верхушку ближайшей башни и посмотрите поверх облаков на Некрополис. Самая большая вышка это и есть её цитадель. Кстати! Если вы хотите воспользоваться порталом, то вам лучше поторопиться, иначе Кар и другие Слуги закроют его.

– Слышали, что она сказала? Нужно закрепить успех и отвоевать выход! Быстро! – громко приказала принцесса стоящим в отдалении офицерам.

– Может, не будем торопиться? Нашим солдатам придется столкнуться с почти неизвестным врагом и я… – глядя на то, как выстраиваются в боевые порядки бронированные бойцы, предложила Виол.

– У нас нет на это времени, – отмахнулась от неё принцесса, – В Атаку!

Приказ Богини, подхватили еще несколько голосов. Отряды вернулись на свои позиции, после чего первые четыре десятка бойцов из первой сотни, – больше решили пока не посылать из соображений безопасности, – отделились от общей массы и вошли в портал.

Стало тихо. Остальные отряды в состоянии боевой готовности застыли перед вратами в загробный мир. Все ждали, что же произойдет дальше и даже Кентаврина заинтересовалась тем, кто же все-таки победит. На стороне мертвецов был могущественный Кар и энное количество кошмаров, у вошедших туда бронированных монстров толстая броня и мощные пушки. «Нет, маловато их для битвы против Слуги Смерти…» – покачала головой поняшка.

– Они сильные противники? – негромко спросила у неё Виолстар.

– Понятия не имею, я с ними не воевала, но Кар – один из них, – невероятно крепок.

– Зря мы так быстро туда побежали. Я не прощу себе, если с теми кольтами и кобылицами что-то случится… – шмыгнула носом единорожка.

– Они справятся, – убежденно кивнула головой принцесса.

Время шло, но никаких вестей с «той стороны» не приходило. Воины волновались, волновались и офицеры, думая правильным ли решением было отправить туда именно столько солдат.

– А если портал уже закрыли, то как это будет выглядеть с нашей стороны? – поинтересовалась Лайт Ли у своей коллеги.

– Ой… а я и не знаю, – покачала головой шестая ученица.

– Будет плохо, если они заблудятся там, и мы никогда их не найдем.

– Не говори так!

– Может, отправим туда разведчика? – едва успел предложить верховный главнокомандующий этого войска, как из портала появились трое бойцов. Попоны их пожухли и сильно дымились, но в остальном броня выглядела вполне сносно. Орудия еще шипели от недавнего использования. В молчании они прошли до возвышения, туда, где стояла принцесса Селестия, после чего шедший впереди кольт поклонился ей и, повернувшись к главнокомандующему, доложил.

– Портал захвачен, враги уничтожены. Потерь нет.

Хоть он и пытался говорить по форме, не выражая никаких эмоций, но было видно, что только что вернувшегося с первого боя бойца буквально распирает от радости.

– Прекрасно. Как вы оцениваете силу врага?

– Три балла.

– Стоп! – встряла в разговор Кентаврина, – Вы, что так легко победили кошмаров???

– Ну…да.

– И Кара одолели?!

– Парень в шляпе? Ага.

– Но…но как?!

– Как детей! – довольно произнес боец.

Коротко посовещавшись с командирами, принцесса Селестия вновь повернулась к Эквестрианской армии и громко провозгласила.

– Итак. Мы начинаем вторжение!