S03E05
ГЛАВА 7 «Прямиком в пасть» ГЛАВА 9 «Смутные времена»

ГЛАВА 8 «Азгард»

ГЛАВА 8 «Азгард»

Эдуард панически метался по каюте, пытаясь найти решение проблемы. Даже подумывал воспользоваться спасательной капсулой, но кто его будет спасать далеко от дома да ещё в другом мире? Мире, который контролирует какое-то существо.

Парень вернулся на смотровую площадку. Там собралось множество людей, никто даже не подозревал, что все находятся в смертельной опасности. Люди любовались красотами планеты, обсуждали возможные находки. Лена стояла у самого окна и прикоснулась к нему рукой. Эдик подошёл к девушке. Он просто не знал как рассказать шатенке об опасности. Разоблачиться? Она может его сдать, мало ли что. Сказать прямо, что скоро все умрут? Да кто ему поверит?

 — Уже сегодня отправится первая экспедиция, это так волнительно! — восклицала девушка.

 — Очень плохая идея, лучше нам убраться отсюда, — буркнул Эдик.

Парень смотрел на планету, но никакой угрозы не видел, словно нечто зловещее притаилось и ждало своего звёздного часа.

 — Да что ты боишься? Сказали же, планета не опасна, — вздохнула Лена.

 — Если мы чего-то не видим, это не значит что мы в безопасности, — нервничал Эдик.

 — Не веди себя как параноик, расслабься, — улыбнулась девушка и взяла парня за руки.

Эдуард был в растерянности.

 — Слушай, можно я тоже отправлюсь на планету? Не хочу на тебя давить, но ты же как раз отвечаешь за ресурсы миссии и без труда можешь вписать меня в список первой волны! Я буду тебе очень благодарна, — девушка прикусила нижнюю губу.

 — Даже не думай, слишком опасно, — тут же отказал Эдик.

 — Да ты издеваешься надо мной? — обиделась Лена.

 — Нужно развернуть корабль! — буркнул парень.

 — О, да тебя совсем переклинило. Лучше отоспись, а потом снова поговорим. Надеюсь ты приведёшь голову в порядок, — расстроено произнесла девушка и спешно ушла с смотровой площадки.

Но как, будучи мелкой пешкой, повлиять на ход событий? Как убедить командование отчалить обратно? Эдуард этого не знал. Парень решил обратиться к помощи Макса. Тот был на своём рабочем месте недалеко от машинного блока. В небольшой коморке, заставленной компьютерами, сидел техник. Он слушал в наушниках музыку и ел бутерброд. Эта картина ничуть не удивила диверсанта. Как только он приблизился к Максу, тот его заметил и снял наушники.

 — Какой крутой перец сюда пожаловал! Садись, ёпт, — Макс подвинул корпус системного блока и предложил на него сесть, словно это был стул.

 — Мы в большой опасности. Я не могу всего сказать, но скоро нам всем настанет конец, если мы только не уберёмся от этой планеты, — тихо сказал парень.

Макс озадаченно посмотрел на диверсанта, а тем временем в громкоговорители объявили, что на планету телепортировалась первая экспедиция.

 — Выпил? — усмехнулся техник.

 — Чёрт возьми, я серьёзно! Ты можешь как-то развернуть корабль? — спросил Эдик.

 — Ты походу что-то принял, ёпт. Определённо. Развернуть? Ты как это себе представляешь? Корабль управляется из рубки! Если ты считаешь меня пилотом, тебе явно нужно сходить к врачу… — посоветовал приятель.

Эдуард не знал к кому ещё пойти, что предпринять и просто стоял на месте, пыхтя как паровоз.

 — Ты лучше зацени, я подключился к радиосвязи засланцев, только никому не слова! — Макс включил динамик.


— Отряд Колумб, что видите? — прошипел голос из динамика.

 — Город какой-то. От него мало что осталось, но архитектура великолепна! Продолжаем поиски артефактов, — раздался другой голос.

 — Это экспедиция? — удивился Эдик.

Макс покивал головой и гордо заулыбался.

 — Дома сильно повреждены, но учитывая их возраст, сохранились очень хорошо. Артефактов пока не наблюдаем, как поняли, — говорила экспедиция.

 — Вас понял, — ответили с корабля.

 — Вижу огненный столб. Сейчас заберусь повыше… Боже, соседний город полностью охвачен огнём! Видны лишь контуры зданий! Такого огня я ещё никогда не видел, он пару километров в высоту! Что могло такое сотворить? — удивлялся участник экспедиции.

 — Не отвлекайтесь, продолжайте поиски, — говорил корабль.

 — Я что-то заметил, но это не артефакт… оно шевелится! Оно за углом! Командование, просим повторить сканирование планеты на наличие жизни, — говорила экспедиция.

 — Запрос принят, ждите, — ответил корабль.

 — Оно смотрит на нас… это глаза! Мы спрячемся в тёмном здании, — нервно говорила экспедиция.

 — По результатам сканирования, на планете присутствуют две формы жизни. Одна из них рядом с вами. Выясните что это за существо и по возможности плените для дальнейшей доставки на корабль, — говорил корабль.

 — При всём уважении, но мы не хотели бы связываться с этим пришельцем. Просим вернуть нас на корабль, — прошипел голос члена экспедиции.

 — В запросе отказано, продолжайте выполнение приказа, — ответил корабль.

 — Оно зашло в здание! Это… это единорог с крыльями и жуткими глазами! Оно идёт прямо на нас, парни, бежим! — паниковал голос.

Через динамик слышались шаги и частое дыхание одного из сотрудников экспедиции.

 — ААА! — кто-то прокричал.

 — Оно убило сопровождающего солдата! Командование, немедленно верните нас! — истерил голос.

 — В запросе отказано. Стреляйте в существо транквилизаторами, оно нужно нам живым, — ответил корабль.

 — Ромыч отстал, я его не вижу… но вижу этого монстра! Он неспешно бежит за нами, словно играет! Верните нас, умоляю! — кричал голос.

 — В запросе отказано, выполняйте приказ, — ответило командование.

Послышались выстрелы и явно не транквилизаторы, а боевое оружие.

 — Все солдаты мертвы! Они просто испарились в воздухе! остались лишь мы, учёные, на с трое, верните чёртовы идиоты! Мы все погибнем! — орал голос.

 — В запросе отказано, выполняйте миссию, — говорило командование.

 — Да к чёрту миссию! Паш, давай в ту дыру! Быстрее, залезай! Юра, ты следом. Эх… кшш… шшш… заваливай! Вон та хреновина, помогай! Надавили и… готово! Надеюсь, это удержит монстра. Юр, видишь другие входы? Я тоже не вижу. Темно, включите фонари. Командование, верните нас! — говорил голос.

 — В запросе отказано. Удерживайте существо, привлекайте внимание. Через десять минут отправится вторая экспедиция, — говорил корабль.

 — Вы там рехнулись? Эта тварь всех убьёт! Её пули не берут! Почему темно? Паш, что с фонарём? У меня тоже не работает! А где Юра? Юрик! [ЦЕНЗУРА!], Юра, где ты? Есть зажигалка? Так зажги, Паш! Куда он делся? Юра! Паша, видишь ещё входы? Так осмотри стены, пол, потолок! Ничего? Так куда [ЦЕНЗУРА!] делся Юрик? Паш, не молчи! Паша!? Ты [ЦЕНЗУРА!] где? Паша! Да где вы все! Я не хочу умирать, командование, умоляю, верните меня! — разрыдался голос.

 — В запросе отказано. Экспедиция будет выслана через пять минут, — говорил корабль.

 — Вы им хоть сказали куда отправляете? Не суйтесь на эту планету! Что это… кто ты? Что тебе надо? Оно здесь! Оно смотрит на меня бирюзовыми глазами и оно в ярости! Я ничего тебе не сделал, отпусти меня! Как оно сюда попало!? Спасите! ААА! Пшшш… шшш… шшш… — голос оборвался и началось шипение.

 — Отряд Колумб, приём. Отряд Колумб, — говорил корабль.

 — Шшш… — раздавалось шипение.

 — Отряд Колумб, на связь, — говорил корабль.

 — Шшш… Вы поплатитесь за дерзость свою, смертные. Я обреку вас на невообразимые страдание. Отдайте мне «её», облегчите свою участь, — раздался злобный женский голос и потом снова шипение.

 — Ты ничего нам не сделаешь, «она» сама сказала. По крайней мере тем, кто на корабле. Ты же не хочешь навредить и ядру? Да, не хочешь. Отступи, у тебя нет выбора, — говорил голос Шульмана.

 — Ты умным считаешь себя, человек? Думаешь, что мудрее меня? Ты редкий глупец. Я заберу тебя в особое место, где ты ответишь за своё зло. Тебя уже ничего не спасёт, ты обречён, — монотонно говорил женский голос.

 — Ну давай, забери меня? Ну? Почему я ещё стою здесь? Так и знал, ты ничего не сможешь мне сделать. И кто из нас обречён? — усмехнулся Шульман.

 — Время покажет, не так ли? Неужели ты готов пожертвовать всеми людьми? Не все черны душами, как ты. Ты обрекаешь их на страдания, ты это понимаешь? Ты знал на что шёл, но не предупредил их… я знаю это. Сделай благое дело, сдайся и отдай мне, как вы грубо называете, «ядро» и тогда я позволю невинным жить, ибо я могу быть справедливой, — говорил женский голос.

 — Торгуешься? Видимо ты в полном отчаянье, раз на такое идёшь. И знаешь? Мне это нравится, — посмеялся Шульман.

 — Ты перешёл все границы. Отныне, все обречены на куда большее, чем смерть! Радуйтесь последним вздохам жизни, — злобно прокричало создание и потом из динамика пошло шипение помех.


Макс не выдержал и отключил динамик.

 — Так что ты там говорил? Мы все умрём, да? — спросил бледный техник.

 — Слушай меня внимательно! Мы выживем! Просто нужно улететь отсюда! — говорил Эдик.

 — В рубку нам никогда не порваться, это автономный хорошо защищенный сектор, ёпт, — пояснил Макс.

Эдик посмотрел на свои руки, словно надеялся увидеть на них ответ, но ответ не пришёл.

 — Что делать? Что будем делать? — начала паниковать техник.

 — Давай ей отдадим то что она хочет и может тогда она отпустит нас, — предложил Эдик.

 — Ты про ядро? Но как мы это сделаем? Его охраняет целая армия турелей и военных! — Макс возвёл руками.

 — У меня есть чертовски безумный план, — уверенно произнёс Эдуард.


В мгновение ока обстановка вокруг пегаски изменилась. Вместо светлого луга Эквестрии, она стояла на выезженной земле в незнакомой местности. Рядом стояла массивная металлическая конструкция с сферой на вершине, которая находилась между пяти металлических «лап».

 — Где мы? — спросила Рэйнбоу.

 — Не задавай вопросы, девочка. Если ты что-то будешь должна знать, то я сама тебе поведаю. Я позволила зародиться в тебе нечто удивительному. Перед тобой орбитальное оборонительное орудие и подобного нет ни в одном мире вселенной. Какая ирония, оно никогда не было использовано, но будет применено в самом скором времени. Я не стану использовать его основной заряд, нет. Тогда орудие уничтожит не только врага, но и ту, кого я… люблю. В тебе есть нужная мне энергия, именно она сработает именно так, как мне это требуется, — пояснила Призрачная Пони.

 — Вы хотите пустить моего ребёнка… как источник энергии? Я не позволю вам его убить! — рассвирепела пегаска.

 — Следи за языком. В чреве твоём не дитя. Я помогла зародиться чистой душе, абсолютной энергии и только с помощью неё можно нанести… выборочный урон. Душа ещё не обрела сознание и плоть. Её предназначение священно и не считай её потерей своего ребёнка, это заблуждение, — говорила могущественная.

 — Душа разве уже не ребёнок? Это живое существо! Зачем вы так со мной поступили! Верните меня к Грише! — слёзно орала пегаска, с глазами полными боли и разочарования.

 — Почему ты так расстроена? Ты же участвуешь в великом деле и я щедро тебя вознагражу. Чего желаешь? Хочешь, я осыплю тебя золотом? Хочешь поселю в изумительном мире? — предлагала могущественная.

 — Оставьте мне ребёнка, умоляю, — рыдала пегаска.

 — Из той души, которая в теле твоём возможно зарождение жизни, но я не могу позволить этому случиться. Мне нужна чистая энергия во имя спасения дочери своей, ибо сила её попала в лапы злых врагов. Если они поймут всю ту мощь, которую получили, то случится страшная беда. Я не хочу чтобы мировой баланс гармонии пострадал. Я не хочу… убивать свою дочь, но если не остановлюсь сейчас, то у меня действительно не останется выбора, — призналась светлая.

 — Я сочувствую вашей проблеме, но кто дал вам право спасать одну жизнь, нахально забирая другую? Неужели нет другого способа дать вашему орудию энергию? — кричала Рэйнбоу.

Призрачная Пони посмотрела на металлическую конструкцию.

 — Времени, увы нет. Ты первая кто попалась в момент моих раздумий, ибо я уже знала, что дочь моя была захвачена и возможно потребуется чистая энергия для её спасения. Сейчас искать другого донора, времени нет, да и кристально чистая душа зарождается не мгновенно, только в узком кругу любящей пары. Если это обижает тебя, то прими мои искренние извинения, — говорила мистическая.

 — Не нужны мне ваши извинения! У вас самой нет совести и души, раз пошли на такое зверство! Всё это время вы использовали меня, как и Артура. Мы лишь игрушки для вас, фигуры на вашей же шахматной доске! Вам плевать на чужие жизни, вы думаете только о своём благополучии! — орала радужная.

 — Замолчи! Я не обязана заботиться о пони и аликорнах! Не обязана сюсюкаться с вами! Ты даже не ведаешь сколько раз я спасала вашу Эквестрию, спасала ваши жалкие шкурки по отдельности из-за ваших же ошибок! Из-за ошибок захватчиков дальних земель, которых вы даже не видели! Ты не представляешь что за цивилизация была здесь, в Азгарде! Чего лишилась сама вселенная! В древние времена тысячи бы отдали свои жизни что бы хоть одним глазком увидеть эту планету! Помочь нам даже в самых мелких делах! А теперь посмотри? Посмотри что стало с моим домом!? Его нет! Никого больше нет! Всё разрушено, Азгард пал и этого не вернуть! Я уничтожила сотню мёртвых миров, пожертвовала частью своей силы чтобы у меня была родная дочь и я не позволю ей страдать! Никогда! Если не я, хотя бы она должна быть счастлива и я сделаю всё для этого. Я не могу больше жить в одиночестве… миллиарды лет одиночества и скорби! Лучше бы я не выжила тогда… давным-давно. Лучше бы вообще не появлялась… Но я должна жить, обязана. Последняя из когда-то великой расы… Я так устала… — поникла кобылица.

Из её глаз потекли частые слёзы и при прикосновении к земле, быстро в неё впитывались. На те местах начинала прорастать зелёная травка и красивые цветочки.

 — Мне так жаль… Мне правда жаль, Призрачная Пони, но я не могу отдать вам своего ребёнка, даже если вы его ребёнком не считаете. Я чувствую его, он живой. Я отдам за него жизнь, как и вы за свою дочь, — сдавленно произнесла голубая.

 — Я старалась сделать всё, лишь бы ты не страдала, не посчитала его своим плодом, но как вижу, я не справилась. Сочувствую твоей предстоящей потере, но увы, всё уже решено. Надеюсь, ты поймёшь мне когда-нибудь и простишь, — сухо проговорила кобылица, глядя на мордашку пегаски, выражающей страх и ужас.