Автор рисунка: Siansaar
4. Боевое крещение 6. Последний бой

5. В ожидании генерального сражения

— Костя, вот ты где! – окликнула меня Даф. – Слава Сел… ээ… то есть хорошо, что я тебя нашла. Чего ты тут торчишь уже второй час?

— А? Что? – встрепенулся я. — Да вот, вспоминаю, как мы дошли до этой точки.

— Так иди в наш шалаш, вместе все предадимся воспоминаниям, — улыбнулась Дафна.

— Да, пошли.

Мы спустились с холма к месту, где стоял наш лагерь и зашли в шалаш. В нём уже сидели и оживлённо разговаривали Саша, Франц и Сэм.

— Оо, наш командир пожаловал! – улыбнулся Сэм.

— На-ка, выпей, — Саша подал мне кружку с сидром, — отличная партия, сегодня из Эплвуда (Applewood) привезли.

— Нет, спасибо, как-то не хочется, — отказался я.

— Выпей, сегодня имеем право, — настаивал Франсуа.

Я взял кружку и отпил из неё немного. Сидр действительно был душистым и вкусным.

— Подумать только, завтра заключительное сражение! – воскликнул Сэм.

— Да уж, хвала Сел… эмм… то есть хорошо, что завтра эта война наконец-то закончится, — смутился Саша.

— Я бы радовалась больше, если бы не эти дурацкие перестановки в армии, — сказала Даф. – Кому могла прийти идея разделить армию по полу. Жеребцы на одном фланге, лошадки на другом. Что за глупость!

— Да, а наш Костя мог бы спокойно отсидеть эту битву в штабе, если бы не новоприбывшее командование, — заметил Саша. – А теперь нам всем, как последним рядовым, придётся сражаться в первых рядах.

— Ну, в первых рядах мы будем, или не в первых, покажет диспозиция, — сказал я. – Её объявят сегодня вечером.

В этот момент в палату заглянула не знакомая нам пони и окликнула Дафну: «Пойдём, тебя наш командир зовёт».

— Ну, вот и посидели, — огорчилась Даф. – Пойдём, раз зовёт. Я может ещё загляну к вам, ребята, — сказала она и вышла.

— А кто теперь будет командиром нашего отделения, ведь Костя привёл в лагерь почти 80 пони? – спросил Сэм.

— Командир нашего отделения – это некто Виталий по кличке «Орёл», которого я никогда в глаза не видел, — фыркнул Франс. – Не думаю, что он справится лучше нашего Кости.

— Ну, время покажет, — ответил я, отпивая из кружки.

Потом настала небольшая пауза, и мы каждый думали о своём.

— А ведь потери будут огромны – вдруг сказал Саша. Кантерлот находится на возвышенности, плюс его тщательно защищают. Даже с тем небольшим войском, которое там находится, он сможет отбить 4 таких армии, как у нас сейчас.

— Насколько я понимаю, Южная Республиканская армия просто отвлекает основные силы Кантерлота. Мы сделаем вид, что хотим атаковать в лоб, а в это время с гор спустится Северная армия и ударит их в тыл, — сказал я.

— Говорят, Северная армия задержалась и понесла серьёзные потери у Клаудсдейла, — заметил Франс. – Надеюсь, что они успеют до того, как нашу армию разметают в клочья.

— Да, остаётся только надеяться.

— А какое у нас соотношение сил? — спросил Сэм.

— Если считать Северную и Южную армии вместе, то 10 к 1 в нашу сторону, а если без Северной, то 7 к 1, но, опять же, они вполне могут отразить это число, — ответил Саша.

Опять наступила небольшая пауза.

— Франс, а почему вы с Сашей не учите боевые заклинания? А что, служили бы сейчас в безлопастной артиллерии, — сказал я с ухмылкой.

— Самый умный, да? – скривился Франц. – Тогда давай-ка научи нас этим заклинаниям или хотя бы книгу дай.

Сэм засмеялся, и мы все засмеялись вместе с ним.

— Франс, что ты будешь делать, когда закончиться эта война? – спросил Саша.

— Ну, сначала её нужно пережить, — откликнулся тот. – Я бы, наверно, занялся политикой, а ты?

— Не знаю. Я бы хотел основать свою ферму по выращиванию груш. Я их очень люблю. Костя, а ты чем займёшься, когда война кончится?

Я вспомнил отрешенное состояние отца и грустный взгляд матери.

— Поеду домой, поправлю там дела, помогу родителям, — задумчиво ответил я, и мы с братом понимающе переглянулись, — а потом, может, займусь шитьём. Мне всегда нравилось, как это делала мама, но у меня как-то не находилось времени, чтобы научиться.

— О, я придумал тост! – радостно сказал Сэм, — давайте выпьем за то, что каждый из нас переживёт эту войну!

— Да, и за Новую Республику! – подхватил Франсуа.

— За Республику!


Мы весело болтали до заката, а потом собрались идти к нашему командиру отделения. Выходя из палатки, мы наткнулись на Даф, вид у которой был немного подавленный.

— Вы уже расходитесь? Эх, жаль не удалось нам поговорить. Вы слышали свою диспозицию?

— Вот, как раз собирались её услышать, — ответил я.

— Ааа… Я вот в первом ряду буду, — натянуто улыбнулась она. — Так сказать, первой в Кантерлот войду. Ну, удачи!

— Да, и тебе тоже.

У нас всех сразу испортилось настроение. Мы понимали, что первая линия атаки – это почти приговор, верная смерть. Относительно безопасно можно было чувствовать себя только в пятой линии (их всего было девять), и то, если Северная Республиканская армия успевала атаковать Королевскую стражу с тыла. Особенно расстроился Сэм, ведь он давно и безнадёжно любил Дафну. Мы все знали это, но не говорили с ним об этом, чтобы не задевать его чувства, которые он тщательно скрывал.

— Франс, Саша, вы идите, а мы с Сэмом вас позже нагоним.

Они понимающе кивнули и ускорили шаг.

— Сэм, тебе стоит попрощаться с Даф с глазу на глаз, — сказал я, когда Франсуа и Саша уже не могли нас слышать.

— И сам знаю, — сердито ответил он и направился обратно.

— Эй, Сэм! – окликнул его я.

— Чего? – обернулся он.

— Удачи! – подмигнул я ему.

Он улыбнулся, кивнул и уже веселее побежал к палатке Даф.