Автор рисунка: Stinkehund
Глава седьмая «Анклав» Глава девятая «Цыплёнок»

Глава восьмая «Сходство»

— Пони, не мешай, тут опасно. — чьи-то руки обхватили её за бока и несли.

Время для Лиры опять остановилось, в этот раз всего на несколько секунд.

— Будь здесь и не приближайся. — её поставили на землю и отпустили.

— А? — единорожка пришла в себя.

— Мы подготавливаем фундамент, он вязкий, тебя может затянуть; наблюдай отсюда, но не подходи ближе. — человек уходил. — И скажи это другим, если придут.

Светило утреннее солнышко, а Лира наслаждалась наблюдая. Иногда из своих коробок выглядывали люди, щёлкал фотик. В центре плато как ртуть блестело зеркальное озеро.

Никто не подходил к ней и другим пони, но ничего, не пришли же люди сюда чтобы прятаться; наверное они были заняты прежде всего стройкой.

Первый этаж купола Анклава был готов к вечеру. Пони возвращались в город, только одна осталась ночевать здесь, поставив маленькую палатку.

В шести милях от Кантерлота, на другой стороне горы. Пятнадцатый день после перехода. Два часа после полудня.

— Что нам делать? Другие ушли, эта остаётся, недавно я второй раз вывел её наружу.

— Что вообще может помешать ей проходить сквозь стены? Компьютер молчит, идей нет.

— Значит не будем ей мешать, пусть бродит где хочет. В любом случае нам к ним привыкать. — легат наконец изрёк разумную мысль.

Все устало вздохнули. Назойливое создание страшно утомляло, оно не позволяла снять скафандр даже для сна, запертые двери не мешали пони пробираться в личные комнаты.

Одного легата это не заботило, он продолжал говорить:

— Пилот, сегодня мы полетим в город, не следует заставлять Селестию ждать. Также на нас задача передать груз и научить пони пользоваться диагностами, запомни инструкции к ним. Остальные продолжайте по плану и постарайтесь не отвлекаться на пони.

То же место, тот же день. Шесть вечера.

— Что это? Еда? — Зелёная мордочка появилась из вспышки света.

Рука разжалась, выронив надкушенную плитку рациона. Человек смотрел напряжённо, не моргая, через секунду выдохнул сквозь зубы; шлем скользнул вниз, прикрывая лицо.

— Что это было? — спросил он.

Пони нахмурилась, уселась на соседний стул, положила голову над столом, поддерживая скрещенными копытцами.

Человек продолжал наблюдать за метаморфозами не решаясь моргнуть.

— Теперь ты имитируешь мою позу. Что это была за вспышка? — Серьёзный голос должен успокаивать, так подумалось ему. Совсем не помогло, вроде затихшая тварь в голове опять принялась выть.

— То был телепорт. Новое заклинание, я выучила совсем недавно. Я была за твоей спиной, за дверью, а теперь оказалась здесь. Пока не получается прыгнуть дальше нескольких шагов, это очень сложно. Ну расскажи теперь, что у вас за еда?

Он закрыл глаза. Голос пони был неплох, почти как у пилота; если просто слушать, казалось, что рядом другой человек.

Можно промолчать, тогда она должна уйти. Но пони ответила. Почему бы и нет?

— Обычный вечерний рацион, мы едим такие когда устаём и нужно быстро восполнить энергию. В основном сахар, меньше жиров. Есть кофеин, чтобы взбодриться; витамины и вещества дополняющие сладкий вкус.

— Можно попробовать?

— Подожди, спрошу. — Он замер на несколько секунд, потом взял плитку и протянул ей. — Пробуй, в ней нет ничего токсичного.

Пони откусила маленький кусочек, ещё один. Посмотрела с недоверием.

— Почему сразу не сказал, что это шоколад? С вишней.

— Шоколад? — Он коснулся висков пальцами. — Не знаю. Не пришло в голову.

— А кого ты молча спрашивал?

— Подожди, как тебя зовут, пони?

— Лира. — она спрыгнула со стула показывая свой золотистый знак. — Эту штуку тоже называют лирой. У тебя есть имя?

— Я техник, лампы делаю, то есть делал, пока не оказался здесь. — Он тоже встал и развёл руками — Нет имени, номер ты не запомнишь.

— Скажи, запомню.

— Нет, я что-нибудь потом придумаю. А говорил я с компьютером, он управляет всеми машинами в Анклаве и знает больше любого из нас…

Рядом с куполом Анклава. Семнадцатый день после перехода. Девять утра.

— Пилот, почему ты не в скафандре?

— Он здесь не нужен.

— Ты рискуешь.

— Нет, это ты не можешь привыкнуть, Легат. Оглянись, здесь не с кем воевать. Летим, у нас много дел в городе.

— Что-то задумала?

— Да, я хочу остаться в замке на ночь.

Анклав. Тот же день, полдень.

— А почему сегодня лампы не светят зелёным?

— Они портят твой цвет. Правда, я люблю бирюзовый больше всего.

Оба смущённо замолкли.

Узоры в коридорах теперь светились как утреннее солнце Эквестрии. Красивый свет, другие были не против. Человек и пони смотрели друг на друга, и никто не боялся.

— Эм, можно к тебе прикоснуться, Лира?

— Что? Да. — она выглядела по-настоящему удивлённой.

Человек встал на колени, нагнулся прямо к её мордочке, кончиками пальцев коснулся ушка и стал поглаживать.

— Такая тёплая. А, будь что будет… — он снял фильтр и глубоко вдохнул. Тут же закашлялся.

— Эй, с тобой всё в порядке? Ай, ухо отпусти! — она дёрнула головой, сбрасывая вцепившуюся в ушко руку. — Что с твоим дыханием? Позвать кого-нибудь?

Он поспешно натянул маску на нос.

— Нет, всё нормально. Извини, я не привык к резким запахам.

— Пони плохо пахнут для людей, так? — глаза единорожки заблестели мокрым.

— Не плохо. Ты пахнешь как жёлтые цветы, ещё немного травой, яблоками, выпечкой и потом. По отдельности запахи приятны, я синтезировал такие же вчера и долго ими дышал. Но когда всё вместе, не могу привыкнуть.

— Для людей обниматься с незнакомками, это обычно, а? — Лира хитро улыбнулась.

— Эм, да, мы…

Она резко шагнула вперёд обхватив его за шею и прижавшись мордочкой к лицу.

— Классный обычай, поэтому я люблю людей ещё больше!

Человек медленно перебирал пальцами по шейке маленькой тёплой пони и улыбался, прикрыв глаза.

А где-то в замке Кантерлота совсем другая пара точно так же пыталась найти друг в друге нечто общее.

— Пилот, скажи пожалуйста, что за странные штуки вокруг твоего разума? Я заметила их совсем недавно: маленькие зеркальные кусочки кружатся и бросают блики в глаза.

— Кусочки? Наверное остатки моей брони. Послушай, пожалуйста не перебивай.

Она молчала пару минут, уткнувшись в чашечку с чаем. Речи давались Пилоту не очень хорошо.

— У каждого пилота с рождения есть ментальная броня. Мы невидимы для тварей, атакующих разум; броня как зеркало, она отражает в сторону любое внимание.

— Без защиты нам не выжить. Пилоты подолгу остаются вне фрейма; мы управляем машинами, когда им требуется выполнить сложную задачу и прямой связи с городом нет.

— Предыдущий мир был очень злым местом. Небо горело, из ям в земле смотрели чудовища и хохотали.

— Когда мы уходили, кто-то должен был отвлечь тварей, чтобы транспорт пролетел. Легат положился на нас. Тогда я попыталась снять броню, но не получилось сразу. Броня медленно рассыпалась позже.

— Вот история всей моей жизни, — она улыбнулась, с любовью взглянула на молчаливую мордочку напротив.

— Знаешь, Селестия, ты для меня как друг-спирит. Одним взглядом умеешь сказать, что моя жизнь только начинается.

— Можно попросить Твайлайт показать мне библиотеку и город?