S03E05
ГЛАВА 2 «Сотворение»

ГЛАВА 1 "Последние приготовления"

Человек устроен так, что ему всегда интересно то, что вызывает у него массу вопросов. И чем загадочнее эти вопросы, тем больше внимания он им уделяет. Из любопытства человек начал изучать наш макромир и сделал смелый шаг в открытый космос. Его притягивают, как мистические уголки планеты, так и неразрешимые загадки вселенной, неизвестность перед которыми заставляет приятно щекотать нервами. Беда в том, что в поисках ответов возникают всё новые вопросы, зачастую еще более сложные, чем первоначальные и человек становится буквально одержимым, перешагивая через собственные инстинкты самосохранения.

***

— С чего ты решил, что эта хрень заработает? – усмехнулся коллега.

— Я же тебе всё объяснял, — развёл я руками.

— Бла бла бла, мне привиделось это во сне, бла бла бла. Да, убедил называется, Эйнштейн фигов. Паш, ты понимаешь что от этой маленькой красной кнопочки зависит наша жизнь? – спросил Женька.

— Не беспокойся, за провал тебя никто не убьёт. А провала не будет! – сказал я, четвёртый раз проверяя показатели приборов.

— Не будет? Ну-ну! Ты представляешь сколько лямов вложено в эту хреновину? Бабло не наше, а пузатеньких инвесторов. Слушай, у тебя есть загранпаспорт? – спросил Женя.

— Да успокойся! – разозлился я, сбившись в расчётах.

Тяжело вздохнув, я принялся пересчитывать показатели по новой.

Отчасти я понимаю брата, два года мы вели приготовления и сегодня день тестирования. А завтра вообще презентация перед инвесторами. Всё очень серьёзно, но от нервотрёпки работа быстрее не пойдёт. Жаль, что только я это понимаю.

— Всё! Все данные сходятся. Ты готов, брательник? – перевёл я дух.

Женька в ответ лишь пальцами хрустнул. Я возвёл указательный палец над кнопкой, но был вынужден прерваться. Брат истерично заржал.

— Ты чего? – удивился я.

— Нервы, — смеялся он.

Обычно когда нервничает, Женька хихикает как придурок. Но сегодня он отличился искусным ржанием. Ему-то что нервничать, ведь если что, основная ответственность ляжет именно на мои плечи, я же ведущий разработчик.

Я подождал, пока приятеля «отпустит» и снова возвёл палец над пружинной кнопкой, вокруг которой была наклейка с чёрно-жёлтой штриховкой.

— Если ты завтра перед инвесторами так же будешь паниковать, то мы точно провалимся, — вздохнул я.

Женька снова заржал. Клинический случай.

— Да жми уже! – он отчаянно пытался остановиться.

Хоть у меня нервы такие же железные как и у кота… кхм, но всё же даже у меня нервно дёрнулся левый глаз. Это мечта чуть ли не всей моей жизни. Я ещё с детства мечтал создать такое чудо. Да что уж там, над этой головоломкой бился весь мир и до сих пор даже близко к её решению не приблизился. А я приблизился. До воплощении мечты в реальность осталось всего несколько сантиметров между пальцем и кнопкой. Вот он момент, который буквально перевернёт весь мир в плане ультрасовременных технологий. Затаив дыхание, я нажал на кнопку и тут же уставился в мониторы.

Раздалась громкая одиночная сирена, подтверждающая нажатие кнопки и начало инициализации сложнейшей махины. Слева за толстым стеклом загудели сервера. Я забыл закрыть дверь в северную, поэтому жужжание их охлаждающих систем было довольно громко слышно.

«Внимание! Начинается проверка систем. Пожалуйста, освободите наноплощадку» — из динамика раздался запрограммированный женский голос.

Я посмотрел через стекло контрольного пункта на просторную площадку. Даже не верится, но она состоит из двух миллиардов сенсоров! Такое не под силу собрать человеку. Разумеется это сделали роботы на заводе электроники. Но всё же я знал каждую частичку махины и в совокупности, машина вызывала у меня настоящую гордость. На дворе двадцать первый век, но глядя на эти технологии, дашь целую тридцатку.

«Проверка систем прошла успешно. Загружается матричная сеть» — сказал голос.

Тут у меня снова перехватило дыхание. Началась инициализация самого сердца машины. Именно того, на которое я потратил два года своей жизни. Я посмотрел на Женьку. Ржать он уже давно перестал, лишь стоял как бледная статуя и смотрел на контрольные панели. Наконец-то он взял себя в руки.

Одна за другой чёрные лампочки становились зелёными. Сервера зашумели громче, что очень хороший признак. Всё же я закрыл серверную, она просто начала мешать.

— Я же говорил что всё будет хорошо! – улыбнулся я.

Едва я успел договорить, как заорала сирена. Улыбка с лица слетела мигом. Я судорожно начал проверять показания приборов, но нарушений никаких не видел. Включив микрофон, я отдал машине голосовую команду.

— Выполнить экспресс сканирование проблемных зон, – произнёс я.

«Выполняю» — подтвердила установка.

— Нам конец, — улыбался Женька.

Я пытался сверить показатели, но данные слишком быстро изменялись я просто не успевал их отслеживать.

«Сканирование выполнено. Была обнаружена одна проблема. Сбой системы охлаждения сервера баз данных. Повреждение структуры данных. Инициализация невозможна. Внимание! Риск возгорания! Центральная система перегружена…» — голос продолжал меня заваливать нарастающей цепочкой ужасающих проблем.

— Отключай! – крикнул брат.

Резкое отключение угробит всю систему, я просто не мог этого сделать… Два года жизни, мечта детства…

— Чего стоишь, дурень! – ко мне подбежал Женька и нажал на пульте красную кнопку, но ничего не произошло.

Тогда он повторил попытку, но снова фиаско.

— Что за херня? Давай выдернем силовой кабель! – брат указал на дверь трансформаторной.

— Ты хоть знаешь какое сейчас там напряжение? От тебя даже пепла не останется! – сказал я.

Сервера загудели ещё громче, перегрузка росла. Ещё чуть-чуть и общая система охлаждения может совсем отказать.

Я ещё раз нажал на красную кнопку, но никакого эффекта не добился.

— Паш, ты создал гениальную машину, но не судьба было придумать запасной рычажок выключения, или ещё одну кнопку? – орал Женька.

Но я его практически не слушал, пытаясь найти решение кризисной ситуации.

— Система зависла! Мы либо сгорим, либо… Жень, есть идея! – воскликнул я и надо мной взорвалась лампочка.

Женька удивлённо на меня посмотрел.

— Я написал последовательный код. То есть, если возникнет проблема, например в середине процесса, то он должен немедленно прерваться, чего разумеется и не случилось по закону подлости. Сейчас машина пытается обработать повреждённый участок кода, но так как это невозможно, она зациклилась на одном месте, что и перегрузило систему. Ты понял о чём я говорю? – сказал я.

— Ты долго ещё будешь трепаться? Я не хочу стать Женькой-гриль! – орал брат.

— Нужно заменить повреждённый участок кода на новый! Машина нам сказала где искать, осталось только найти замену… — говорил я.

— Ты хочешь заменить базу данных? – спросил брат.

— Всю базу нам не заменить, но… — задумался я, смотря на зависший монитор с проблемным кодом.

— Я понял! – над головой снова взорвалась лампочка, это начинает реально пугать.

— Повреждён графический сектор, его просто нужно заменить другой информацией с подходящим объёмом. Вся структура визуализации полетела! Женька, я пойду переключу у сервера охлаждающий кабель, а ты найди какую-нибудь подходящую информацию, — сказал я, открывая серверную.

— И где я тебе её найду? В блокнотике картинки нарисую!? – разозлился парень.

— Ну ты же много всяких фильмов с собой носишь, достань диск там, флешку и загрузи что-нибудь! Объём информации должен быть не меньше гигабайта, иначе не сработает! – крикнул я, заходя в серверную.

В помещении было довольно жарко, хотя кондиционирование работало на полную мощность. Добравшись до сервера баз данных, я заметил, как охлаждающая установка, что была вмонтирована в него, банально отключена от питания. Чёртовы лаборанты, даже сервер нормально собрать не смогли! Подключив питание, я услышал, как загудела система. Очень хороший знак. Виляя между хаосом кабелей и проводов, я вышел из серверной.

Счастью моему не было предела! На мониторах вновь бегали строчки кода, тревожные индикаторы погасли, а за спиной сервера начали шуметь тише. Процесс начал приходить в норму.

— Женька, ты молодец! – похлопал я брата по плечу.

— Это ты у нас гений, — обрадовался брат.

Краем глаза я заметил коробку из-под диска, лежащую на краю пульта.

— Жень, это что за белиберду ты загрузил? – удивился я, разглядывая пустую коробку.

— Что первое под руку подвернулось… — сухо он ответил.

— Это те дурацкие лошадки по которым ты фанатеешь целыми днями? – усмехнулся я.

— Я же сказал, что первое под руку повернулось! – рявкнул брат.

— Лучше бы ты нормальные фильмы смотрел, а не развешивал плакаты с цветными поняшками у себя дома, — троллил я.

— Паш, перестань, мы это уже обсуждали, — обиделся братец.

— Ладно, не кисни. Когда система просчитает графику, посмотришь на них в три дэ ракурсах, о чём наверное, всегда и мечтал. А пока я выбью у начальства разрешение на исправление ошибок и потом вернём нашу прежнюю базу, — говорил я.

— Кстати, вот и они, — Женька указал пальцем на открывающуюся дверь первого этажа. Я приподнялся и сквозь стекло заметил толпу начальников.

— Не к добру это, — сказал Женя.

Руководство довольно спешно поднялось к нам в контрольную комнату. Оно состояло из трёх человек. Председатель правления Михаил Мартынов и две девушки, руководители лабораторных отделов, с которыми я лично не знаком. Председатель был почти два метра ростом и мы с Женькой в прямом смысле смотрели на него снизу вверх.

— Что у вас творится? – крикнул он басистым голосом.

— Небольшая техническая проблема, — сказал я.

— Ничего себе проблема! Твоя лаборатория перехватила большую часть энергоресурсов! Лаборатория промышленных роботов совсем осталась без электричества! Ты представляешь какой у них ущерб из-за этого? – крикнула брюнетка.

— Я не знаю специфику вашей энергосети, откуда мне было знать, — разозлился.

— Если бы не высший приоритет твоей лаборатории, то ты давно бы пулей отсюда вылетел! Есть что показать? – говорил Михаил.

— Пока нет. Сервера сильно перегрелись и заторможено работают. Просчёт ещё не готов, да и базу нужно перепрошить. Через неделю всё будет готово,- сказал я.

— Ты меня не грузи своей учёной болтовнёй. Даю тебе два дня. Не будет результата, проект закрывается, — сказал председатель и, не дожидаясь ответной реплики, так же спешно покинул лабораторию.

— У него шаги по два метра, — сказал Женя, провожая взглядом фигуру босса и фигуры начальниц.

Я посмотрел на показатели и печально вздохнул.

— Нам ни за что не успеть. Текущий просчёт займёт уйму времени. Система адаптируется под твой диск, Женя. Он оказался ей не по зубам и это займёт… да не знаю сколько займёт времени. У нас нет выбора, придётся отчитываться перед инвесторами… цветными лошадками. Плевать на визуальную составляющую, лишь бы алгоритмы заработали, — печально вздохнул я.

— Да хер ли ты паришься? Ну отчитаемся мы и потом вернём всё как было. Главное, что бы нашу лавочку не прикрыли, — улыбнулся брат.

— Ладно, заткнись и работай, — сказал я.

***

Услышав знакомые глаза, я неохотно открыл глаза. В небольшое окошко пробивался сочный летний свет красного карлика, которому люди любезно даровали имя «Солнце». Рядом со мной стояли Женя и моя бывшая. Да, моя бывшая девушка работает здесь же одной из лаборанток. Как я умудрился сохранить с ней дружбу? Сам не понимаю, но она действительно интересный человек и порой я жалею, что у нас всё совсем не сложилось.

— Идите домой, нечего было здесь ночевать, я прослежу за вашей игрушкой, — предложила она.

— Да я выспался, только жрать охота. Что сегодня в столовой? – спросил Женя.

Краем глаза я заметил размытую надпись на одном из мониторов. Приподнявшись с пульта, я всё же её прочитал «Просчёт завершён».

— Жень, готово! – прокричал я, вскакивая со стула и тут же падая на пол – отсидел ногу в неудобной позе…

Брат посмотрел на контрольную панель.

— Не верю своим глазам! Всё сошлось! Паша, если твоя идея верна, то всё будет работать! – обрадовался Женя.

— Поздравляю, мальчики, — улыбнулась Лиза.

— Ещё рано радоваться. То, что данные сошлись, ещё не гарантирует работоспособность машины. Нужно проверить на практике. Лиза, готовь электроды, — сказал я, указывая на кучу проводов, лежащих в коробке.

Я же взял коробку из под диска и усмехнувшись, попытался представить то, что нас ждёт по ту сторону грани разума.