Гость

Иногда незваный гость способен полностью переменить жизнь.

Другие пони Человеки

Огонь

Сказание о фениксах, пони и вендиго.

ОС - пони

Луч света или как важно быть брони.

Рассказ об одном брони,посвятившем свою жизнь фэндому.

Человеки

Грани безумия / Сборник

Небольшой сборник зарисовок, объединенных общей темой, а именно безумием. От небольшого помешательства до тьмы, скрытой где-то за пределами понимания.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Алегретто прошедшего дня

Вингс Либерти – не самый успешный почтальон Понивилля. Ему предстоит измениться, чтобы успеть доставить большое количество писем. Для этого ему придётся пройти множество внутренних и внешних испытаний, чтобы принять себя и доставать особенное письмо важному адресату. Но хватит ли у него на это сил?

Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Стража Дворца

Руки

Лира приглашает подругу навестить ее в Троттингеме, обещая показать нечто необычное.

Дерпи Хувз Лира

Гнетущая тьма

Луна просыпается и обнаруживает себя в странном, пугающем месте, наполненном клубящейся темнотой и неестественной тишиной. Она не знает, как оказалась здесь, и ее единственная миссия — найти дорогу домой. Но это место загадочно, пугающе и даже опасно. По пути она находит еще одну пони, которая каким-то образом оказалась в этих таинственных краях: маленькую Свити Белль. Смогут ли они выжить?

Свити Белл Принцесса Луна

Замок Кантерлот

Жизнь в замке Кантерлот полна удивительных историй. Одни настолько нелепы, что сильные мира сего сгорают от стыда, другие столь мрачны, что терзают души даже могущественных аликорнов. Не удивительно, что большинство историй навсегда остаются во дворце за семью печатями... Однако у кое-кого в замке очень зоркие глаза и большие уши. И пусть многие даже не замечают этих пони, те знают многое о своих господах и готовы раскрыть их тайны.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Фэнси Пэнтс Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Портрет Трикси Луламун. Пропущенная сцена

Пропущенная сцена из «Портрета Трикси Луламун», писавшегося на конкурс. Местами наглый «кроссовер» с «Повелителем иллюзий» Баркера и одной книжкой Джона Бойтона Пристли, название которой я забыл. Сцена, призванная показать могущество Трикси, как новосотворённого лича, но ещё до конца не утратившего реакции и мотивацию живого существа - по условиям конкурса не вписывалась в «габарит». Несколько раз порывался дописать эту сцену, но всё не было вдохновения.

Приветствую тебя, герой!

Ну вот и настало время для очередной зарисовки.2 страницы с описанием того как самый обыкновенный студент (Да-да, это именно про тебя) отправляется в Эквестрию.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: aJVL
ГЛАВА 1 "Последние приготовления" ГЛАВА 3 «Судьба проекта»

ГЛАВА 2 «Сотворение»

ГЛАВА 2 «Сотворение»

Лиза, длинноногая шатенка в белом лабораторном халате, успешно справилась с электродами. Люблю смотреть когда работают девушки! Нет, немного не так выразился… Люблю смотреть, когда красивые девушки делают что-либо. Как-то вот так. Хотя в случае с Лизой, это немного трудновато. Она красивая, привлекательная, но глядя на неё, я вспоминаю наше прошлое — то время, когда мы были вместе. Мы договорились больше никогда это не обсуждать, но забыть я, всё же не могу. Страшно признавать, но у меня всё же к ней остались ошмётки чувств. Это не правильно, нужно их потушить.

— Пашка-дурашка! – обернулась она и похихикала.

— Ну что ты как первоклассница, — усмехнулся я.

— Иногда мне кажется, что я закончила школу буквально вчера, — задумалась девушка.

— Ты закончила её в прошлом году, — напомнил я.

— Да, романтик из тебя никакой, — отвернулась Лиза, продолжая распутывать провода.

— Интересно, а проекция сейчас будет работать? – спросил Женя, пристально таращась на наноплощадку.

— Лучше не запускай. Мы должны придерживаться плана, — сказал я.

— Ты напоминаешь мне Твайлайт Спаркл, такой же последовательный во всём, — усмехнулся брат.

— Кого? – переспросил я.

Что-то знакомое, Женька про неё и раньше заикался, но только не помню. Американский учёный?

— Не важно, — усмехнулся брат.

— Только логичностью и последовательностью можно добиться порядочности, — сказал я.

— Ты только на людях такое не говори. Я хоть и учёный, но с трудом въехал в твою мудрёную фразу, — физик сел на табуретку.

— Я закончила, — сказала Лиза.

Я посмотрел на аккуратно разложенные провода.

— Мы точно не чокнемся? Всё-таки интеграция машины и мозга, — насторожился брат.

— Я хоть раз дал тебе повод сомневаться во мне? – сказал я.

— Да постоянно! – воскликнул физик.

— Мы вместе разрабатывали алгоритмы безопасности, так что не паникуй, — сказал я, подключая электроды к станции связи.

Мы взяли чёрные беспроводные ободки и одели их на головы. Я посмотрел на коллег. Те положительно кивнули.

— Активируем, — сказал я и нажал на маленькую кнопку ободка.

Тоже самое сделал и Женя.

Контуры ободков засветились синим цветом.

— Ну и? – сказал физик.

— Жди, — коротко ответил я.

Спустя несколько секунд я ощутил сонное состояние. Затем вспышка и комната плавно растворилась в неком пространстве. Ни конца ни края. Чёрный глянцевый пол с крупной белый сеткой. Такой же и потолок, до которого метров двадцать.

— Ого! Вау! – радовался физик.

Я посмотрел на брата, который теребил свои руки. Он выглядел так же как и обычно, только по нему ходила некая рябь.

— Да, всё именно так, как я и задумал, — сказал я.

Когда я хлопнул пару раз в ладоши, передо мной возник полупрозрачный белый экран. Несколько движений пальцев по нему и окружение начало вновь меняться. Чёрный пол заменился почвой с очень насыщенной травой. Потолок превратился в яркое голубое небо с редкими облаками. Мерцая, на земле появилось множество деревьев, кустов, домов и прочего окружения.

— Слишком уж много цветов, — жмурился брат.

— Согласен, сейчас поправим, — сказал я и двигая пальцами по экрану, максимально приблизил мультяшную расцветку к более реальной.

Мир стал практически неотличим от реального, только детализации ему не хватало. Трава одинаковая везде, дома повторяются… Тем не менее и разнообразия было не мало.

— А где ну…? – начал физик, оборачиваясь по сторонам.

— Боты? НПС? Сейчас, — сказал я и вызвал ан экране соответствующее меню.

По миру прошла тонкая рябь и в ту же секунду вокруг нас оказалось много разнообразных пони. Они все стояли в одинаковых позах и не шевелились. В небе, словно картинки, застыли птицы.

— Они не двигаются, — сказал Женя, маша руками перед какой-то пони.

— Ещё бы! Их разум деактивирован, — ответил я и толкнув зелёную пони, случайно уронил её на бок.

— Эй! – разозлился брат.

Я поставил кобылку на место. Просто удивительно, машина не только просчитала их трёхмерную составляющую, но довольно точно высчитала вес и «материал».

— Ну давай запустим, — сказал я.

Сделав небольшие манипуляции, я несколько оживил этот мир. Птицы начали летать, однообразная листва деревьев начала колыхаться. Послышался шум речушки и звуки различных животных.

— Почему пони всё ещё стоят? – спросил Женя.

— Скорее всего машина не справляется с их визуализацией. Ты же знаешь, код был повреждён, — сказал я.

— Печально, — вздохнул Женя.

Я походил, попрыгал, побегал по некой деревне. Двери домов открывались, на ощупь всё было вполне настоящим. Я пожевал листик, но он оказался безвкусным. Затем, я ударил кулаком по стволу дерева и ощутил боль. Моя рука немного покраснела, но я знал, что тело оставшееся в реальном мире не получило травм, но боль я ощущал отчётливо. Удивительно просто!

Меня догнал братец.

— Слушай, а ты можешь кое-что сделать? – спросил он.

— Смотря о чём попросишь, — ответил я, срывая красный цветочек.

— Перемести сюда принцессу Селестию, я ну… посмотреть на неё хочу, — закраснел физик.

— Ты как ребёнок! – усмехнулся я.

— Ну тебе сложно? – спросил брат.

— И этот человек ещё учёным себя называет! Ладно, одну минут, — сказал я, вновь вызвав экранчик.

— Как её там… Сирена? – спросил я.

— Селестия, — сухо ответил брат.

— Ага, нашёл. Лови, — усмехнулся я.

Перед нами обильно мерцав, появилась довольно большая пони. Она была меньше лошади, но больше тех пони-ботов, коих полно в виртуальной деревне.

— А почему у неё рог и крылья? – рассматривал я неподвижную светлую фигуру.

— Она же аликорн! Самая главная принцесса в Эквестрии! – сказал брат.

— Али… чего? Лучше не отвечай, хотя стой. Ты подкинул мне идею, — задумался я, глядя в остекленевшие глаза кобылицы. Они выглядели как настоящие, от чего у меня мурашки по коже забегали.

— Так о чём ты говорил? – спросил физик.

— А, ну да. Машине можно значительно облегчить задачу если мы создадим некий коллективный разум. Связующее звено для всех ботов. Говоришь, Селестия главная у них? Так путь и правда так станет. Дадим ей большую часть ресурсов машины. По сути, выйдет мощный виртуальный сервер. Сервер внутри сервера… Иными словами, пока машина сосредоточена на поддержании мира и исправлении общих ошибок, Селестия перепишет повреждённый искусственный разум всех ботов, её шаблон сам всё сделает, причём всего за несколько секунд, — обрадовался я.

— Это даже для меня слишком сложно, — озадачился брат.

— Фух… Если я сейчас дам такую мощь твоей Селестии, то боты тут же заработают! – объяснил я доступным языком.

— Так бы стразу! Вечно ты любишь всё усложнять, — буркнул физик.

Вызвав меню на своём экране, я начал делать соответствующие настройки. Нажав «сохранить изменения», я тут же перевёл взгляд на Селестию. К моему разочарованию, она даже ушком не двигала. Тогда я посмотрел на жеребца, что стоял неподалёку. Он тоже не двигался.

— Ничего не понимаю, должно было сработать, — почесал я голову.

Брат четыре раза обошёл кобылицу и совсем расстроился.

— Паш, не хрена не работает, — сказал он.

— Давай-ка я добавлю ей мощности, — сказал я и после настроек, вновь посмотрел на принцессу, но она словно манекен, продолжала стоять на месте и смотреть в пустоту своим холодным взором.

Завтра презентация перед инвесторами, а кроме виртуальной графики нам показать нечего. Проект создавался не для того, что бы радовать глаз. У инвесторов были совсем иные виды и если мы не удовлетворим их, то всё будет потеряно. Навсегда.

— Нужно выбить пару недель на исправление кода и вернуть первоначальную базу данных с моделями нашего мира. Там точно будет всё работать, — сказал я.

— Но у нас нет времени, а спорить с Михаилом… ты правда думаешь, что сможешь его переспорить? – спросил брат.

— Ладно, пошли отсюда. Нам пора работать, — сказал я.

Женька нажал на кнопку своего ободка и тут же исчез.

Я же снова, с необычайной надежной посмотрел на Селестию, но она стояла неподвижно. Потыкал в её мордочку пальцем, но чуда не случилось. В науке не бывает чудес, это же очевидно. Видимо, код слишком серьёзно был повреждён и интеграция с мультиком сработала не полностью. Просто удивительно, но она выглядит как живая. К тому же, машина так тщательно её просчитала, что будь я жеребцом, то определённо влюбился бы в столь идеальное создание. Но я не аликорн, да и прошлой любви мне по горло хватило.

Усмехаясь над дурацкими мыслями, я нажал на кнопку ободка. Мир начал мерцать, плавно растворяться в темноте. Когда начала исчезать Селестия, мне показалось, что её взгляд устремился прямо на меня, от чего я несколько оторопел. Вернувшись в реальный мир, я тут же проверил показания приборов, но те не зафиксировали активность НПС.

— Это было зашибенно! – радовался братец.

— Ага, увидел своих кумиров и давай слюнями исходить. Да, машина проделала поразительную работу, но на мой взгляд, лучше бы там были не пони, а люди. Мы же создаём виртуальную реальность, а не виртуальную мультяшность, — усмехнулся я.

— Куда делось твоё воображение? Другой «ты» обрадовался бы такому как трёхлетний ребёнок, — сказал физик.

— Другого «меня» больше нет, ты же знаешь. Он давно уже ушёл, — вздохнул я, глядя как на первом этаже Лиза обходит приборы.

— Не становись таким же, как наш отец. Я очень тебя прошу, — прошептал брат.

Я улыбнулся ему, тем самым разбавив неприятную беседу. Лиза поднялась в контрольную комнату и её халат зацепился за ручку двери, которая радостно его порвала.

— Чтоб тебя! – разозлилась девушка, рассматривая дыру на халате.

— Я вообще не люблю халаты. В туалет неудобно ходить, — сказал я.

— И это ты говоришь мне? – хихикнула Лиза.

— Знаете, может пойдём позавтракаем.. хотя судя по времени, скорее пообедаем, — предложил физик.

— Ну пошли, — махнул я рукой.

Покинув лабораторию, мы отправились в столовую. Стены заведения имели голубой оттенок с тёмно-зелёными полосами над полом и под потолком. Странный дизайн, но глаза не режет. По пути встречались наши коллеги. Вон Роман Борисович, эксперт по программированию пылесосов. А это Клавдия… не помню что она делает, но милая барышня.

— Ложись! – кто-то проорал.

Мы тут же легли на пол и через секунду над нашими головами пролетела летающая тарелка внушительных размеров с шумным винтом в середине. В конце коридора она громко впечаталась в стену и развалилась на части. Мимо нас с воплями и словесными расстройствами, пробежала толпа худощавых учёных. Я сразу узнал «специалистов» из отдела экспериментальной физики. Самый проблемный отдел во всей организации. Они вечно что-то придумывают, потом их «творения» мы все вместе собираем по всему институту. По частям.

— Ну как успехи? – крикнул я.

— Оно летало! – один из них обернувшись, обрадовано прокричал.

Да, летающий фен какой-то, как здорово! До чего дошла наука! Но то как он обернулся, заставило меня передёрнуться. Его ноги продолжали бежать вперёд, как верхняя часть туловища практически полностью обернулась ко мне. Иногда, мне кажется что все они инопланетяне…

Это ещё ладно, вот на прошлой неделе они «изобрели» ракету, которая, как всегда, вышла из под контроля и начала летать по всему заведению. Все чуть с ума не походили, ведь на ней была эмблема радиоактивной опасности! Как потом выяснилось, ракета была вовсе не ядерная, а пустышка. Просто юмор у них такой… К этим парням привыкнуть невозможно.

Добравшись до столовой, мы взяли подносы с едой и сели за прямоугольный стол. За соседним столом сидели сотрудники из отдела робототехники. Они нас люто ненавидели. Мы делим вместе единый высоковольтный кабель и как было замечено сегодня, частенько расходуем на себя львиную долю энергии, что уже несколько раз повреждало их оборудование.

— Мы уже привыкли к скачкам напряжения, но сегодня ты превзошёл себя. Это что за шняга сегодня была? Ты нас совсем обесточил! Недельные труды коту под хвост! – за соседним столом орал Альцгеймер.

Это не фамилия, его правда так зовут. Если бы и меня родители назвали Альцгеймером, я бы тоже был бы обижен на весь мир…

— Если тебя утешит, то у нас полетела система охлаждения, — сказал я.

— Ты прав, утешит. Но этого мне мало, — сказал блондин.

Он и его коллеги смотрели на меня как стая хищных стервятников.

— И что тебе нужно? – вздохнул я.

— А вот что, — ответил он и зачерпнув ложкой суп, плеснул мне на рубашку, от чего все его соратники разразились хохотом.

Иногда, учёные ведут себя хуже детей. Доев обед, мы встали из-за стола и пошли к выходу.

— Слыш, энергомагнат, я сделаю всё что бы закрыть твою лабораторию! Не забывай, всё! – смеялся он.

— Не обращай внимания, — сказала Лиза, но я ничего не ответил.

Вернувшись в лабораторию, я тут же забыл и про пятно на рубашке и про Альцгеймера. Приборы показывали повышенную активность ботов.

— Пони «заработали»? – удивился физик.

— Как-то внезапно, — озадачился я.