Автор рисунка: aJVL
ГЛАВА 2 «Сотворение» ГЛАВА 4 «Иероглифы»

ГЛАВА 3 «Судьба проекта»

ГЛАВА 3 «Судьба проекта»

Довольно странно, но вполне ожидаемо. Видимо Селестии потребовалось куда больше времени на настройку, чем я планировал.

— Я просто должен это увидеть! – воскликнул брат.

— Я бы и сам не отказался, — сказал я.

— Так чего мы ждём, коллега? – радовался Женя.

— У нас много работы. Нужно ещё проверки выполнить, затем… — перечислял я.

— Ты видимо до сих пор не осознал какой важный прорыв совершил в науке. Ты понимаешь, что всё заработало? – говорил физик.

Я снова посмотрел на мониторы, где быстро бегали строчки кода.

— Ладно, пошли посмотрим на твои пони, — согласился я.

Лиза подала нам ободки и мы вновь одели их на головы.

— Таким образом мы сможем создать потрясающие виртуальные игры. Какие перспективы! – радовался Женя.

— Главное инвесторов не разочаровать, — сказал я.

— Ну разочаруем и что? Думаешь мы не сможем найти спонсорскую поддержку! У нас уже кое-что есть, а этого скажу, отнюдь не мало, — с гордостью сказал брат.

Ничего не ответив, я нажал на кнопку ободка. Мир снова расплылся перед глазами, расчищая дорогу виртуальной реальности. Снова та самая деревушка, но на этот раз, пони ходили и даже общались. Но это меня не удивило. Меня вообще трудно удивить.

Женя где-то с полминуты стоял с отвисшей челюстью и подошёл к сгущающей кобылке зелёного цвета.

— Простите, можно вас? – обратился он.

Кобылка никак не отреагировала. Тогда парень встал прямо перед ней.

— Ты понимаешь меня? – брат чуть нагнулся.

Пони словно сквозь него смотрела и когда мимо брата пробежал жеребец, она тому приветливо помахала копытом.

— Почему она не отвечает? – спросил Женя и перегородил дорогу идущему жеребёнку.

Тот в свою очередь тут же застыл на месте.

— Чего тут удивительного? Они боты и не обладают самосознанием. Они могут взаимодействовать только со «своими». Ты не часть программы и они просто не знают как на тебя реагировать. Видишь, ты перегородил путь жеребёнку и он остановился. Ты неожиданная помеха, которая заставила отключиться его программу. Если ты отойдёшь в сторону, программа снова активируется, — зевнул я.

— Паш, вот тебе не скучно всё знать? Как же я рад, что я не программист, — опечалившись, Женя отошёл в сторону и жеребёнок резво побежал дальше.

— Я знаю не всё. Вот сейчас, например узнал, что мир сам себя строит. Уже появилось несколько городов, даже некая столица Кантра…. Контра… Кантерлот. Мир очень огромен и главное, у серверов вполне достаточно мощности его поддерживать, — говорил я.

— Да, я сам подбирал аппаратную часть, — взбодрился Женя.

Я продолжал наблюдать за иллюзорным бытом пони. Они бегали, ходили, болтали. Многие их действия в точности повторялись другими пони, но ничего удивительного – у них единое «мышление», программа. Неужели моя мечта сбылась и я создал уникальный симулятор всего и вся? Здесь можно проектировать различные технологии, тем самым экономя на бюджете организаций, ибо в виртуальности всё бесплатно и бесконечно. Можно изучать такие явления, как торнадо, цунами, землетрясения. Можно построить огромный небоскрёб и в случае необходимости, с лёгкостью изменить его планировку. Даже военные испытания и учения можно проводить, не опасаясь за жизни людей. И да, как придумал Женя, можно сотворить неповторимый сетевой мир-игру для миллионов человек. Некий Симс с живыми персонажами.

— Паш, призови снова Селестию, — не унимался братец.

В это раз я не стал читать ему нотации и, вызвав экранчик, просто перенёс её сюда. Аликорн как только появилась, начала… ходить. Просто ходить и всё. Но ходить довольно грациозно и по сложным траекториям, чего не делали другие пони. Интересный она… бот.

Женя подошёл к ней и так же перегородил путь. Кобылица тут же застыла на месте.

— А можно заставить их как-то взаимодействовать с нами? – физик пальцами делал замеры её мордашки.

— Теоретически можно, но и нам тогда придётся вести себя как боты: говорить заготовленные фразы, делать однообразные жесты. На особую отдачу не надейся, — я наблюдал за безмятежностью голубого неба.

— В играх ведь умных ботов делают. Порой, даже не отличишь от живых людей, — брат теребил щёчку принцессы.

Попрыгав на месте, я проверил местную гравитацию. Ничего особенного, никаких отклонений.

— Но всё же они боты. Без души и самосознания. Я не хочу тратить время на написания дурацкого алгоритма поведения этих цветных лошадок. Благо машина, опираясь на загруженный мультфильм, спроектировала для них хоть какие-то модели поведения, — говорил я, наблюдая то, как какая-то пони с розовой кудрявой гривой достаёт некого осла. Её толи зациклило, то ли интеллект не правильно спроектировался, трудно сказать.

— Ладно, не грузись. Давай хотя бы детализацию прибавим этому миру. Если я правильно понимаю, то машина генерирует всё вокруг опираясь на базу данных. Давай-ка её расширим Интернет-каналом, — задумался брат.

— Интересная идея. Пускай наберёт побольше информации, хоть мир станет поинтереснее. Главное правильные фильтры поставить, а то загрузит ресурсы на основе из фильмов про маньяков и получится у нас «весёлый радужный мир» — усмехнулся я, нажимая кнопку на ободке.

Реальный мир вновь встретил меня менее насыщенными цветами. Нужно быть осторожным с этим. Всем известно, что виртуальность затягивает и многие просто пропадают в ней, заменяя свою реальность вымышленным миром. Погружаясь в бесконечность компьютерных игр. Если что я и буду создавать в машине, то уж точно не игры – слишком опасно для психики.

За мной «вернулся» и брат. Он с большой неохотой снял ободок и положил на край пульта. Судя по аромату, что шёл от чашек кофе, стоящих на маленьком столике, Лиза заботлива принесла нам бодрящий напиток. Не люблю пить кофе днём. На мой взгляд, это не правильно и когда Женя начал жадно поглощать напиток, я немного передёрнулся.

— Паша, да идите домой. На ваши сонные мешки под глазами трудно смотреть, — в комнату вошла девушка.

— Нельзя. Завтра презентация перед инвесторами, нужно всё подготовить, — сказал я, настраивая интернет-фильтры входящего потока информации.

Подключив к гигабитной сети, я убедился что всё в порядке и зевнув, посмотрел на Лизу.

— Давайте я вам помогу, только скажите что нужно делать, — вздохнула шатенка.

Едва я открыл рот, как был перебит.

— Принеси нам ещё кофе, — сказал братец и добавил. – Пожалуйста.

Весь день мы провели за диагностикой систем и исправлением мелких ошибок. Вечером в очередной раз к нам приходил Альцгеймер. Его лаборатории не хватало электричества и он снова засыпал нас своими тупыми угрозами. Иногда я мечтаю схватить его, связать и бросить в какую-нибудь глубокую яму…

К концу вечера мы совсем выбились из сил. Лиза ушла домой, но мы даже на минуту боялись оставить машину одну. Предстоит важный день и малейшая неудача может всё испортить, что недозволительно. Подойдя к окну, я посмотрел на пасмурное небо, которое словно одеялом, закрыло весь небосвод, погрузив наш уголок в ночной мрак. Спать хотелось жутко и примерно в час ночи мы поддались нарастающей дрёме.

***

— Поправь галстук! – произнёс брат, полируя свои туфли.

Поправив галстук, я в десятый раз подошёл к зеркалу. Этот день должен быть идеальным. Я не знаю что это за инвесторы, они никогда не представлялись, но нам было вполне достаточно тех чеков, что они нам выписывали.

Подготовив машину, мы принялись терпеливо ждать гостей. Но ожидание затянутым не было и совсем скоро в лабораторию наведалось наше руководство и пятеро мужчин в чёрных костюмах. На вид им было около тридцати лет. Для инвесторов они довольно молодо выглядели. Хотя, возможно они лишь их представители. Я помню как впервые встретился с ними два года назад. Я даже не надеялся, что смогу их заинтересовать столь фантастической идеей. Но как только я объяснил им, доказал всю работоспособность будущей машины, тем сразу же согласились. Помню, я долго тогда праздновал…

— Вы готовы, доктор Карпов? – спросил Михаил.

Разумеется я вовсе не доктор, но идею босса понял – он старается особо выделить меня в глазах инвесторов и я не против. Михаил не меньше мекня заинтересован в успешности проекта. Если инвесторы будут довольны, то НИИ получит серьёзный источник дохода, который не только окупит, вложенный в машину грант, но и все идеи учёных в целом.

— Готовы, — сказал я, глядя на волнующегося брата.

Дверь в контрольную комнату открылась и в помещение зашла Лиза.

— Простите, я опаздала, — произнесла девушка, вставая рядом с нами.

Я чуть со стыда не провалился! Опаздывать в такой день? Да лучше бы вообще не приходила! Я недовольно посмотрел на Лизу, но та меня не заметила.

— Раз все в сборе, начинайте, — сказал Михаил.

Лиза достала из коробки несколько ободков. Все присутствующие одели их на головы. Лиза же осталась следить за приборами машины. Я дал согласие на активацию и мы нажали кнопки. Перемещение в виртуальную реальность прошло успешно и без нареканий. Эквестрия постепенно нарисовалась перед глазами, но в несколько ином виде. Трава стала более разнообразная, у домов появились дополнительные детали, даже микротрещенки прорисовывались. Кроны деревьев вели себя более естественно и колыхались в соответствии с ветром, а не ритмично, как было раньше. Видимо, выход в Интернет был хорошей идеей. Мир заметно преобразился.

Изменения коснулись и пони. Раньше они были залиты чуть ли не сплошным цветом, а теперь у них была короткая блестящая шёрстка и более ярко выражены некоторые анатомические особенности, что делала их практически живыми. Тем не менее, некая инопланетность… мультяшность в них сохранялось, что сделало их необычными, довольно симпатичными ботами.

— Это что, пони? – удивился один из инвесторов.

— Да, мы решили… эм… продемонстрировать работу машины используя наисложнейшую задачу, — брат пытался хоть как-то оправдаться.

— Словно какой-то оживший мультик, — усмехнулся Михаил.

— Ну да… — у меня пересохло в горле.

Инвесторы стояли на месте и осматривали окружение. Их лица хоть и выражали некое удивление, но оставались каменными, словно даже такими чудесами их сложно удивить.

— Паш, — ко мне подошёл брат.

— Что? – спросил я, следя за работоспособностью мира в оба глаза.-
— Пригони Селестию, она им точно понравится, — сказал брат.

— Да ты задрал уже… хотя, она перемещается довольно грациозно и необычно. Да, хорошая идея однако, — рассуждал я.

Вызвал экранчик, я сделал запрос машине на телепортацию принцессы, но сиё виртуальное чудо не произошло.

— Не понял, — буркнул я.

-Что-то не так? – насторожился физик.

— Система отказывается её перемещать. Я даже не знаю как это объяснить, — говорил я.

Я попытался ещё пару раз и с третьей попытки, аликорн всё же появилась перед нами

— Похоже мы её достали своими перемещениями, — усмехнувшись, я облегчённо выдохнул.

Я повернулся к инвесторам.

— Кхм… Позвольте представить Селестию. Это виртуальное создание ответственно за разум всех ботов, — гордо произнёс я, но инвесторов это совершенно не заинтересовало.

— Вы только посмотрите как элегантно она ходит! – воскликнул брат, безуспешно пытаясь привлечь их внимание.

— Паш, смотри… — прохрипел брат.

— Их не интересуют розовые лошадки, — я глаз не отрывал от инвесторов, пытаясь прочитать на их лицах хоть какие-то эмоции.

— Нет, посмотри туда, — физик повернул мою голову.

— И что? Какая-то голубая крылатая пони, — нахмурился я.

— Какая-то? Ладно ты не знаешь её, но соль не в этом. Ты говорил, что мы в этом мире по сути никто. Тогда почему она смотрит именно на нас? – спросил брат.

— Она не может смотреть на нас, брось, — махнул я рукой.

— Да неужели? – вскрикнул Женя и целенаправленно потопал к ней.

Взгляд неподвижной кобылки тут же приковался к нему и к удивлению, она следила за его перемещением. Брат остановился, развернулся и пожал плечами, пони же удивлённо наклонила голову в бок.

«Этого не может быть» — подумал я.

— Уходим, — крикнул Михаил.

— Что? Уже? – удивился я.

У меня была заготовлена целая программа, некое шоу для инвесторов.

— Господа говорят, что видели достаточно, — босс нажал кнопу и растворился в воздухе.

Инвесторы тоже не стали ждать и практически одновременно исчезли. Я махнул брату и тоже исчез.

Очутившись в лаборатории, я заметил как спешно инвесторы покидают помещение.

— Их не устроило что-то? – спросил я у Михаила.

Тот ничего не ответив, тоже вышел.

— Это кем нужно быть, что бы не оценить такой титанический труд! Это же прорыв! – разнервничался брат.

— Мальчики… — Лиза пыталась сказать слово.

— Эти напыщенные лодыри даже шагу по виртуальности не сделали, — занервничал и я.

— Мальчики, ау, — что-то говорила Лиза.

— Ничего Паш, переживём, — физик метался по комнате.

Раздался грохот разбитой кружки и мы тот же посмотрели на Лизу.

— Теперь слушаете, да? Не желаете ли взглянуть на эти документы, что нам оставили инвесторы? – девушка передала мне папку с некими документами.

Открыв её, я заметил на титульном листе большое слово «Контракт». Ниже стояло пять одобрительных подписей инвесторов.

— Что там? – подошёл брат.

Я показал ему документы.

— Паша, ты понимаешь… ты понимаешь, что всё получилось!? – воскликнул Женя.

— Дай придти в себя… они же пробыли там всего пять минут, — думал я.

— Похоже этого вполне достаточно для подписания контракта, — брат сел на стол и начал на нём кружиться.

Лиза тоже обрадовалась и начала радостно восклицать. Я же более сдержан в плане эмоций и предпочёл порадоваться в душе, хотя понимал, что предстоящее алкогольное прадненство непременно раскрепостит меня.

Да, я счастлив воплощению давней мечты, но необъяснимое поведение той голубой пони не давало мне покоя. Это кажется мелочью, но дело в том, что именно я и продумывал все эти мелочи. Пони не может за нами наблюдать. Это просто невозможно.