Автор рисунка: BonesWolbach
ГЛАВА 3 «Судьба проекта» ГЛАВА 5 «Трудности»

ГЛАВА 4 «Иероглифы»

ГЛАВА 4 «Иероглифы»

Закрываясь пакетом от ливня, я забежал в здание института. Чёрт возьми, на мне сухой нитки не осталось. Я люблю плавать, купаться но бегать в мокрой одежде – так и до гриппа недалеко. Показав пропуск в лабораторный блок, я быстро пошагал в сторону своей лаборатории.

— Отлично выглядишь, почаще бы так! – усмехнулся Альцгеймер, выходящий из служебного помещения.

Спустя пару коридоров, я дошёл до заветной двери. Мокрая пластиковая карточка выпала из рук и упала на пол. Было не просто её поднять и когда я сделал это, то вставил её в магнитный замок, но дверь не открылась. Да, придётся её немного подсушить, а то ещё замкну проводку.


Женя уже час искал радужную пегаску, но безуспешно. Любопытство просто сводило его с ума. Другие пони вели себя вполне предсказуемо, но появились некие искажения, а именно, когда физик преграждал путь пони, то она «отключалась» и начала сильно мерцать, что парень никак не мог объяснить. Пегаску он так и не нашёл, но зато увидел нечто куда более интересное, нежели недавний следящий взгляд голубой пони. Выйдя из-за угла небольшого домика, Женя заметил объект своего вожделения – принцессу Селестию. Нет, он не влюбился в неё. Он просто немножечко фанател…

Аликорн стояла перед неким деревом и внимательно смотрела на него, словно изучала кору и листья. Она прикасалась к нему копытом, обходила по несколько раз. Расправив широкие крылья, Селестия подлетела и поравнялась с его верхушкой. Но спустя пару секунд приземлилась обратно. Мимо пробежала карамелевая пони и поздоровалась с принцессой, но та даже не неё не посмотрела. Пони же автоматически побежала дальше, ничуть не смущённая игнорированием со стороны принцессы. Неожиданно, аликорн засветила своим рогом и выпустила в дерево яркий белый луч. Дерево замерцало и через несколько мгновений значительно изменилось. Оно стало более… настоящим. Каждый листочек шевелился по своему, в зависимости от массы и размера. Кора стала иметь неповторимый древесный узор по всей площади растения. Выражение мордашки Селестии было таким, словно она получала удовольствие от этого необычного процесса.

Женя не верил своим глазам. Он пытался понять, объяснить увиденную картину. Допустим машина решила прибавить детализацию отдельному объекту, но разве она стала бы использовать такой творческий подход, как подключение к процессу Селестии? Врятли. Машина бы просто, за долю секунды изменила бы это дерево и всё. Но что делала принцесса? Она будто изучала растение, проводила некие приготовления.

Не в силах больше терпеть неоднозначность, Женя набрался храбрости и вышел из импровизированного укрытия. Между ним и светлой особой было всего метров пять. Она была повёрнута к нему спиной и заглядывалась на слишком уж идеальный домик. Женя мысленно признался себе в том, что он впечатлён её выдающимся королевским крупом, но поймав себя на неправильной мысли, вспомнил о своей задаче.

— Принцесса Селестия? – произнёс он.

Аликорн обернулась и довольно заметно удивилась. У парня спёрло дыхание. Он предполагал, что она возможно будет наблюдать за ним, как делала это голубая пони, но Селестия продемонстрировала не просто следящий взгляд, а самую настоящую эмоциональную заинтересованность.

— Хорошая погода, не правда ли? – потел бедолага, сделав шаг назад.

Женя ощутил себя чужаком в этом мире. Ему стало страшно, ведь ситуация вышла из под контроля. Существо стоящее перед ним вело себя крайне непредсказуемо и от неё можно ожидать что угодно.

Селестия посмотрела по сторонам и снова уставилась на парня, словно пыталась поверить в то, что он с ней заговорил. Шёрстка кобылицы красиво переливалась на солнце, особенно тогда, когда она шевелилась.

— Здесь всё как-то не правильно, — молвило белоснежное создания.

Женя ощутил как седеют его волосы…

На фоне голубого неба показалась тёмная нарастающая точка, которая приняла очертание, знакомой физику, принцессы Луны. Кобылица мягко приземлилась рядом со своей сестрой.

— Лучик мой, тебе лучше? – спросила старшая.

— Да, но голова ещё болит от странных, непонятных мыслей, — ответила синяя.

Нервы Жени совсем сдали он судорожно нажал кнопку браслета. Первое что он услышал по возвращении, звук звонка. Кто-то просился в лабораторию.


— Ну что так долго? – злился я, убирая влагу с лица, но она снова стекала с мокрых волос.

— Ты не поверишь что я видел! – сказал брат, пропуская меня в лабораторию.

Он чуть ли не с пеной изо рта поведал мне о какой-то чуши с Селестией в главной роли.

— Сколько ты провёл времени в машине? Час? Два? Может, рассудок повредил? – спрашивал я, проверяя расширены ли зрачки физика.

— Даю слово Энштейна, я всё видел собственными глазами! Да что уж там, сам посмотри, — брат указал на монитор, показывающий активность ботов.

— Ну и что? Стандартные алгоритмы, — пожал я плечами и только собрался было отправиться к шкафчику за долгожданной сухой одежной, как настырный братец вновь начал трендычать.

— Подожди, сейчас отфильтрую… ага, нашёл. Лучше это наблюдается на графике, — Женя снова указал на монитор.

На экране отображалась кривая, синусоида активности принцессы Селестии. Ниже была показана сравнительная синусоида одной из пони-бота. Разницу я заметил сразу. В то время, как кривая пони имела ровные равномерные цикличные изгибы, синусоида Селестии имела резкие скачки и довольно сложные переходы, что немного напоминало результат эхо кардиограммы.

— Ничего себе активность, — покряхтел я.

— Паш, мне кажется она ожила… — задрожал брат.

Я помотал головой.

— Это просто невозможно. В коде произошла ошибка. Давай-ка сбросим настройки и перезагрузим машину. Сбросим вообще все настройки. Это всё не правильно, — бормотал я.

— Нет, ты убьёшь её личность! – крикнул брат, пытаясь мне помешать.

— У ботов не бывает личности, — сказал я и выбрал в меню перезагрузку.

— Великий Энштейн, отмети перезагрузку мать твою! – ругался брат

Я лишь развёл руками зная, что сброс настроек отменить невозможно. Сейчас мой шизанутый братик всё поймёт и наконец отстанет от меня со своими глупыми выходками.

Но кое-что пошло не по плану. Перезагрузка инициализировалась, да, но зависла в самом начале, словно что-то мешает ей полноценно запуститься.

— А это что ещё за новости? – смотрел я на зависшие экраны.

«Перезагрузка отменена» — произнес запрограммированный голос, который я недавно отключил. Видимо сбой снова его активировал. Когда машина с тобой говорит, это выглядит как-то пугающе и мне такое совсем не нравится.

— Как это отменена? – удивился я.

«Выявлено несоответствие баз данных. Выполнить перестройку алгоритмов? Да. Выполняю… Хотите вручную ввести код? Да. Приятно. Новые параметры успешно сохранены. Начинается перезагрузка с новыми параметрами» — голос из динамика разговаривал сам с собой.

— Ты что, сломал машину? – спросил Женя.

— Без понятия, — я тупо сидел на месте, не зная что делать.

Спустя пять минут перезагрузка завершилась. Но всё изменилось. Буквально всё. Вместо привычного когда, по экранам начали бегать непонятные иероглифы, что свело на нет возможность наблюдать за виртуальны миром и всем что с ним было связано. Корректно работали лишь мониторы, контролирующие основные системные процессы. Судя по индикации лампочек, мир вполне успешно работал, лишь нагрузка на сервера немного повысилась.

— Инвесторы нас убьют, — нервничал я.

— С чего ты решил? Я лично не вижу неисправностей, — сказал брат.

— Не видишь? А на мониторах по-твоему что? – крикнул я.

Вскочив со стула, я подошёл к компьютеру, имеющим доступ в интернет. Но Гугол так и не дал мне ответа, на вопрос, каким образом когда резко может так перестроиться. Посмотрев на мониторы машины, я боялся увидеть ещё что-либо жутковатое ибо потеря контроля над ситуацие меньше всего нам нужна.

— Я позвоню Гришке, — достал я из кармана мобильный телефон.

— Кому? – спросил брат.

— Грише, старому приятелю. Если не ошибаюсь, он работает в центре изучения аномальной погоды и он прекрасный специалист по базам данных, — сказал я.

— А, тот что на прошлой неделе к нам в гости заходил с этим… как его… ну скромным коллегой… а, Артуром. Так? – рассуждал физик.

Я не ответил Жене, прослушивая гудки в трубке.

— Алло! Гриш, это я. Прошу помоги. Да нет времени объяснять, сейчас ММСку скину, — сказал я, и сфотографировав один из мониторов, отправил снимок Грише.

— Ну что скажешь? Видел подобное? Нет? Уверен? А может… ладно-ладно, я перезвоню, — повесил я трубку.

Я озадачился.

— Давай узнаем сами, — физик протянул не чёрный ободок.

Я был готов практически на всё, лишь бы найти причину неисправности, и сразу надел устройство на голову.

Мир медленно преобразовался. Пение птиц, топот копыт и знакомое внешнее окружение дало понять, что мир вполне корректно работает. Но лишь на первый взгляд. Бегало множество пони, но едва они нас заметили, то тут же встали как в копанные, удивлённо таращась на нас. Всего за полминуты нас окружило плотное кольцо разноцветных любознаек.

— Что они делают? – спросил я.

— Смотрят, — пояснил Кэп.

Кобылки и жеребцы тихо о чём-то шептались. Кто-то смотрел нас со страхом в глазах, кто-то с неподдельным удивлением.

— Ты всё ещё думаешь что они боты? – усмехнулся Женя.

— А разве нет? – не отрываясь от многочисленных пони, я ответил брату.

— Ты что, не видишь… — начал Женя.

— Я вижу что их алгоритмы дали сбой, — я искал рациональное объяснение происходящему.

Я подошёл к двум кобылкам и одной из них ткнул пальцем в мордочку.

— Ой! – пропищала желтокрылая кобылка и тут же испуганно скрылась где-то за толпой.

— Очень интересно, вы и правда как живые, — прошептал я.

— Почему «как», уважаемый? – подал голос коренастый серый жеребец.

— Ты умеешь говорить? – удивился я.

В толпе прошёл приглушённый шёпот.

— Так, это уже не смешно, — я отошёл обратно.

Вызвав перед собой экранчик, я решил провести голосовую диагностику систем.

— Проверить алгоритмы интеллекта ботов, — сказал я.

«Проблемы не выявлены» — тут же ответил компьютерный женский голос, эхом шедший сразу отовсюду.

В толпе началось беспокойство.

— Кто это сказал? С кем он говорит? – шепталась толпа.

Покашляв, я продолжил.

— Сколько уникальных интеллектуальных моделей внесено в базу. Показать визуально, — сказал я.

По моим подсчётам, их всего две – все пони и Селестия, в которую я сам внёс изменения. Здесь я был уверен в успехе идеи.

На экранчике появился ноль, который начал стремительно расти и перерастать в многозначное число внушительного объёма.

— Сколько-сколько миллионов? – прохрипел я, таращась на кругленькое значение.

— Ещё долго будешь «проверять»? – спросил брат, но я его успешно проигнорировал.

— Этого не может быть… кхм, десять минут назад был запрос на перезагрку. Кто её отменил и внёс собственные изменения в код? – спросил я, надеясь что машина меня поймёт. К счастью, поняла.

«Перезагрузка представляла опасность многочисленным данным. Запрос был отправлен напрямую ведущему серверу. Сервер внёс свои изменения и подтвердил успешность внесённых изменений» — довольно умно объяснил голос.

— Кто этот ведущий сервер? – спросил я.

— Ты сам его назначил, забыл? – сказал брат.

«Ведущий сервер есть принцесса Селестия» — сделав паузу, ответил голос.

Да, я вспомнил об этом, но картина яснее не стала.

— Давай-ка потолкуем с нашим нарушителем кода, — сказал я, пытаясь вызвать Селестию.

Но аликорн не являлась. Меня это уже начинает переставать удивлять. Спустя несколько попыток к нам всё же прилетела местная владычица. Красиво планируя, она ловко приземлилась перед нами.

— Кто вы? И как вам удаётся меня призывать? – спросила светлая.

Мне было не по себе от того, что со мной говорил бот. Заметив моё молчание, в диалог вступил Женя.

— Мы гости этого мира, — с радостью пояснил физик.

Я недовольно на него посмотрел.

— Да что такое здесь происходит! Почему вы все ведёте себя не правильно! – закричал я.

Селестия недовольно на меня посмотрела.

— Ты хоть и гость, но не смей повышать на меня голос, — недовольно сказала аликорн.

— Ты хоть знаешь кто ты есть на самом деле? Ты лишь… — недоговорил я, как брат закрыл мне рут рукой.

— Простите его, Ваше Высочество. Он просто устал после долгой дороги и немного сошёл с ума, — краснел физик.

— Нам нужно поговорить. Наедине, — сказала Селестия и едва я успел ответить что либо, как нас окружила белая дымка.

Местность поменялась. Вместо полянки некой деревушки, я увидел просторный тронный зал средневекового типа. В конце помещения стояло два трона, на одном из них, сидела какая-то синяя кобылица с крыльями и внимательно за нами наблюдала.

— Я хочу что бы вы уяснили. Первое: хоть вы и не испытываете ко мне уважение, что предельно явно по вашему поведению, но не смейте подрывать мой авторитет перед подданными. Второе: что вы за существа? И третье, как вам удаётся звать меня? Меня словно какая-то сила заставляет к вам лететь, и я не могу ей сопротивляться, — нервничала Селестия.

— Мы не хотели вас оскорбить, — сказал я.

Принцесса ничего не ответила.

— Я человек, как и мой брат. Мы древние маги с дальних земель, — объяснил мой «РПГшный» братец Гендальф.

Я не мог понять, почему Женька врёт, но мешать ему не стал.

— Правда? – с трона спрыгнула синяя аликорн и плавной походкой направилась к нам.

— Истинно так, — Женя возвёл вверх указательный палец. Физик хренов.

— У меня такое чувство, что вы что-то недоговариваете, — прищурилась синяя.

— Луна, они лгут нам? – к ней повернулась Селестия.

— Сделай что-нибудь, — прошептал мне братец.

Я, под удивлённые взоры принцесс, вызвал полупрозрачный экранчик и спустя несколько манипуляций, материализовал перед нами красный цветочек.

— Какая необычная магия. И самое удивительное, у вас нет рОгов, — задумалась Луна.

— Я испарил цветочек и убрал экран.

— Так они лгут или нет? – спросила Светлая.

— Сестра, я в затруднении ответить. С подобным я никогда не сталкивалась, — хмурилась синяя, смотря на нас как не животных в зоопарке.

Селестия повернулась ко мне. Её мордашка была встревожена.

— А теперь человек, поведай мне о себе и главное, почему мне кажется, что вы связаны с недавней эпидемией загадочной лихорадки, что охватила всю Эквестрию? — приказало могущественное создание виртуального мира.