My Little Engine

Генерал Стоун отправляет жестокого и неприспособленного к жизни в обществе майора в Эквестрию на перевоспитание.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Айрон Вилл Человеки

Безрадостная душа

Иногда избавление от иллюзий не приносит должного счастья.

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Первая Ночь Кошмаров Кризалис

Приближается Ночь Кошмаров, и юная принцесса Кризалис очень хочет на ней побывать, чтобы поиграть с другими жеребятами и пособирать конфеты. Однако родители не хотят отпускать ее одну и отправляют с ней вышедшего в отставку капитана, чтобы он присмотрел за неугомонной и чересчур энергичной кобылкой, которая так и норовит втянуть его в неприятности.

Другие пони Кризалис

Охотник на единорога

В ночь на Самайн в дремучем кельтском лесу бесстрашный охотник решил поохотиться на единорога…

Другие пони Человеки

Очень страшный сон.

Приснился до жути страшный сон. Проснулся от него в поту. Решил переделать под фанфик.

Другие пони

Не так далеко, как кажется

Твайлайт прогуливалась по лесу рядом с Кантерлотом, чтобы развеяться, но ей помешал один маленький озорной феникс, решивший покидать ей в голову скорлупой грецких орехов. Один очень знакомый маленький озорной феникс.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Девочка и Королева

Всем нам довелось быть свидетелями того, что человечество не готово нести ответственность за искусственных существ, коим они в гордыне своей подарили жизнь. И, даже заполучив свободу, синтеты оказались предоставлены сами себе. Кто-то отчаянно пытается свести концы с концами, другие же пытаются вернуться к своим старым «хозяевам», а третьи стараются жить полной жизнью и не оглядываться назад. Эта история о двух одиноких сердцах, чья встреча произошла случайно, но изменила жизнь обеих…

Другие пони Человеки Кризалис

Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Неизведанные дороги

Жизнь по своей природе всегда непредсказуема и изменчива. Волею судьбы Эплджек оказывается на пути неизведанных дорог, когда теряет то, что ей было дороже всего...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Слова покинули её

В мире, наполненном магией, даже самые обычные слова могут представлять большую опасность. Можно пасть жертвой неизвестной магии лишь прочитав надпись на указателе! И когда такие случаи начинают стремительно множиться, у Твайлайт остаётся единственный выход, чтобы обезопасить себя и выиграть время для поиска источника эпидемии. Вот только как искать, не имея возможности почерпнуть информацию во всегда выручавших её книгах?

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: BonesWolbach

Мыльные пузыри - красивые

Мыльные пузыри - красивые...

Осень в Понивилле – совершенно особенное время года. Да и не только в Понивилле – во всей Эквестрии осенью чувствуется некоторая задумчивость, словно природа шепчет пони: «Не настало ли то самое время собирать камни? Оглянись назад, подумай о том, что было в твоей жизни…». Разговоры в маленьких кафе становятся тише и сдержаннее, а на уютных кухнях – дольше и доверительнее. Молодёжь бродит по садам и аллеям, пиная опавшие листья, старики жалуются на то, что уж именно в этом году именно эта осень выдалась какой-то ненормально холодной, так что семейство Эппл наверняка переморозит свои поздние яблоки (впрочем, это пророчество ни разу не сбылось на памяти бабули Смит), модницы спешат к Рэрити за шарфами и шапками – яркими и разноцветными, как раз чтобы пугать промозглую серость осенних дней.

И все, абсолютно все пони, даже неутомимая Пинки Пай (в перерывах между песнями об осени и собиранием букетов из опавших листьев), тайком ото всех забираются туда, где могут побыть в одиночестве, и предаются приятной осенней грусти…

Дерпи лежала на берегу озера и наблюдала, как осенние листья падают на водную гладь. Серой пегаске было сложно проследить траекторию падения листьев, приходилось постоянно крутить головой, чтобы не упускать их из виду.

— Оу… Дерпи, не знала, что ты здесь… Я не хотела мешать, я приду попозже…

Дерпи обернулась на голос – и увидела Флаттершай, смущённо глядящую себе под копыта.

— Привет!

Дерпи давно знала характер Флаттершай, знала, что от неё не стоит ждать злых и грубых слов. Она широко улыбнулась.

— Листья падают, Флаттершай. Красиво.

Разговор уже вроде как завязался – и уходить жёлто-розовой пегаске стало неудобно. Тем более, уходить от Дерпи, с которой и без того мало кто общается.

— И правда красиво, — ответила Флатти, медленно подходя к озеру.

Дерпи посмотрела на стоящую рядом с ней Флаттершай – и ей впервые в жизни захотелось рассказывать. Рассказывать о том, что в детстве у неё совсем не было друзей. Не то, чтобы её травили дети, кроме, разве что, троицы совсем уж отъявленных хулиганов, просто остальным жеребятам было не очень интересно и немного страшновато находиться рядом с такой своеобразной пегаской. Рассказать о том, как она приходила домой после школы или лётных курсов. Как папа, всегда смотрящий на неё с какой-то печалью, прорывающейся сквозь нежность, копытом ласково трепал ей гриву, давал большое сладкое яблоко из корзины, говорил: «Не обижайся, Принцесса, но папе нужно очень много работать…» и уходил в свою комнату, к чертежам – он был архитектором.

Дерпи не обижалась. Она садилась на диван в папиной комнате и, тихо жуя яблоко, смотрела, как он работает. Иногда, когда папа был в хорошем настроении, он пел ей или рассказывал сказки, не отрываясь от работы – в такие моменты Дерпи ощущала себя непередаваемо счастливой. Чаще всего папа рассказывал о невероятных приключениях принцессы Селестии, о том, что пришлось ей испытать и повидать в её бесчисленных странствиях – а маленькая кобылка, не отрываясь, смотрела на него огромными глазами, иногда даже забывая жевать своё вкусное яблоко, и всем сердцем переживала за их прекрасную принцессу.

Когда же папа был не в настроении рассказывать сказки, маленькая кобылка, доев своё яблоко, шла к этому самому озеру, на это самое место. И смотрела на водную гладь. Особенно ей нравилось приходить на озеро осенью, когда листья падают на неподвижную поверхность озера и потом плавают, словно маленькие лодочки. Иногда она летала над озером, касаясь копытами воды – и смеялась этому маленькому счастью.

Но в один из дней папа, встретив её из школы, не стал извиняться и уходить к себе, как делал это всегда, а остался со своей любимой дочкой.

— Принцесса, — произнёс он, улыбаясь в ответ на улыбку жеребёнка. – У меня есть для тебя совершенно особенная вещь.

— У-у-у! Кексик, да? – подпрыгнув от радости, засмеялась Дерпи.

— Нет, милая, не кексик. Мыльные пузыри.

С этими словами папа снял со шкафа небольшую миску, бутылку мыльного раствора и трубочку, упакованные в специальный мешочек.

— Папа, тебя обманули, тут нет пузырей! – воскликнула тогда Дерпи. И добавила, проверив: — Нет, папа, их там и правда нет!

В тот же день папа отвёл свою Принцессу на озеро и научил выдувать мыльные пузыри. Конечно, у неё не сразу получилось, но она очень-очень сильно старалась. Красивые разноцветные пузыри взмывали в небо – и, неторопливо кружась, опускались на водную гладь. Дерпи смеялась – смеялась искренне, как могут смеяться только жеребята. И вместе с ней смеялся её папа – смеялся так, как могут смеяться только родители, увидевшие появление кьютимарки у своих детей.

— У-у-у… — протянула Дерпи, заметив красочную картинку на своём крупе. – Это кьютимарка, да? Моя кьютимарка, папа?

— Да, Принцесса, это твоя, самая красивая на свете кьютимарка.

— О-о-о! А что она значит, папа? Я буду делать пузыри?

— Ты будешь дарить радость, милая…

Дерпи хотелось спросить у своего папы, почему он плачет и смеётся одновременно, и не сделала ли она что-то не так, как это часто случалось в школе, но он не дал ей ничего сказать – обнял и прижал к себе. И в тот вечер Дерпи была самым-самым счастливым жеребёнком во всей Эквестрии…

Воспоминания переполняли Дерпи, и ей невыразимо хотелось поделиться этим всем с Флаттершай, с милой, доброй Флаттершай, хотелось объяснить ей, почему так важно приходить на озеро и смотреть на листья, почему она так любит большие сладкие яблоки, что мыльные пузыри дарят радость… Но Дерпи попросту не знала, как и с чего начать, это было так обидно, что на её глазах навернулись слёзы и она только и смогла, что прошептать:

— Пузыри, Флаттершай… Мыльные пузыри – красивые…

— Я знаю, Дерпи… Они и правда очень, очень красивые, — ответила жёлто-розовая пегаска и обняла свою подругу.

И Дерпи расплакалась, уткнувшись Флаттершай в гриву. Но это было совсем не так, как плакать от боли. Она плакала от облегчения, от осознания того, что Флатти, милая, добрая Флатти поняла её и без слов.

Они до самой темноты стояли у озера, глядели на падающие на воду листья и думали каждая о своём. Дерпи думала о мыльных пузырях, и о том, как радовался её папа, когда она возвращалась домой из школы. И совсем немного – о кексиках. А Флаттершай думала о том, что завтра она снова придёт на озеро, но уже не с пустыми копытами. Завтра она принесёт с собой бутылочку мыльной воды, миску и трубочки – и они будут пускать мыльные пузыри и смеяться. Смеяться просто оттого, что мыльные пузыри – красивые.