Автор рисунка: aJVL
SCP-010-EG Инцидент 4001. Часть 1

Из самых глубин

Дамы и господа, прошу не расчехлять тапки, это всего лишь версия.

«После восстановление условий содержания SCP-096 и возврата его в [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ] командир МОГ Тау-216 [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ] представил отчёт о мире, в котором работала Тау-216. Виды, населяющие его разумны, и не представляют угрозы. Население мира обработано амнезиаками. Запрос доктора [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ] о установлении контакта рассматривается »- из отчёта об инциденте 4001, предоставленный [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ]

Я и Сноу уже в сотый раз облетали чёртов город. Всё было спокойно, как во сне у младенца. Ничего не происходило. Изредка, какой-нибудь, страдающий бессонницей пони откроет окно в своём доме и, немного посмотрев на звёзды, исчезнет в глубине комнат. Вот уже несколько недель подряд мы каждую ночь облетаем спящий Понивилль. Начали пропадать пони. По одному, по два в несколько дней. В городе началась паника, и принцесса Селестия предприняла жесткие меры. Ночью и днём город патрулировали гвардейцы, а мы им тайно помогали. Принцесса решила, что если Фонд прибыл защищать Эквестрию, то пусть выполняет свои обещания. Суслов обычно отказывается посылать опергруппу на, как он выражается, «детские фантазии правителя-параноика», но этот случай был действительно странным. В Эквестрии никто даже муху не рискнёт обидеть, не то, что кого-то похищать. Ни преступлений, ни преступников. Нам даже класс D поставляют с Земли.

Наша смена подходила к концу. Я заходил уже на пятнадцатый круг и вот-вот должен был встретить Сноу, которая летела параллельным курсом. Внезапно, рация, которую нас обязали всегда таскать с собой, ожила.

-Готовься, Лаки. Сейчас тебя перенесут,- сквозь помехи я не мог узнать говорившего, но по моему это была Сноу,- Готов?

Я остановился и начал набирать высоту. Когда Понивилль скрылся за облаками, я ответил:

-Не тяните уже

Но рация ответила мне помехами. Слава богу, что телепортации с воздуха проходят почти мгновенно. Через несколько секунд я стоял на мраморном полу коридора, недалеко от золотой двери.

Принцесса Селестия как-то настояла, что все мы должны жить во дворце. Она говорила Суслову, что мы стали важной частью Эквестрии, и должны постоянно находиться в столице. Суслов, которого к слову очень легко вывести из себя всякими глупостями, категорически был против. В Зоне 1, которая наконец-то была достроена, было достаточно места, чтобы разместить группу, да и объекты попадаться стали всё чаще и чаще. Поэтому наш бравый командир считал, что опергруппа Тау-216 должна находиться в Зоне 1. Но если принцесса что-то решила, то её невозможно было переубедить. И в итоге Суслов плюнул и разрешил опергруппе жить во дворце, но с жесткими ограничениями. Но и на том спасибо. Королевские апартаменты всё же лучше, чем катакомбы Зоны.

Меня встретил Павел, на плече которого красовался автомат. Он никогда с ним не расставался. Даже спал с ним. Некоторые спят с игрушками, мишками там зайчиками, а командир опергруппы спал с автоматом. Я даже боюсь спрашивать, откуда эта привычка у него пошла. Мало- ли что может рассказать.

-Заметил что-нибудь?- с ходу спросил меня Паша.

Я отрицательно помотал головой, отчего тот нахмурился. Ему очень не нравилось это ночное патрулирование, но он никогда не обсуждал приказы.

-Иди спать,- на прощанье сказал он и зашагал по коридору.

Следуя очень дельному совету Павла, я подошел к золотой двери и легонько её толкнул. Она послушно впустила меня в большую комнату. Часть комнаты была занята койками. Одно из строгих ограничений Суслова. Все должны жить вместе. Половина из них пустовала, а на другой половине мирно посапывали только что сменившиеся бойцы. На другой части комнаты мы все коротали длинные вечера, слушая байки Суслова, или то, как Паша играет на странном желтом инструменте. Стараясь не шуметь, я подошел к койке, над которой висела табличка с моим именем, лег и практически моментально заснул.

Мы шли по улочке к небольшому двухэтажному домику. Было уже довольно поздно, и холодный ветер пронизывал до самых костей, стремясь задуть в душу. Она прижалась ко мне, и я почувствовал, как дрожит её тело. В молчании мы дошли до чёрной двери её дома, которая со скрипом открылась, продемонстрировав тёмные внутренности комнаты. Я открыл глаза.

Под богатырский храп Павла я вышел, из начинавшей заполняться солнцем, комнаты. Новый день будь он не ладен. Нужно опять плестись в Понивилль на работу, что бы после тяжелого трудового дня, хорошо, что свои пол ночи над спящим городом я уже отлетал.

На работу нас заставил устроиться чёртов Суслов, для того что бы не вызывать подозрений у населения. Не работающие пони и люди, которые не известно на какие шиши живут, да и живут к тому же во дворце. Уж не знаю, чем заставили заниматься людей, а я работал по специальности. Разбирался с погодой в городе. Самое главное успешно до него добраться.

Коридор, в который я вышел тоже был залит солнцем, чьи лучи ударили мне прямо в лицо. Погревшись на солнышке, я выдохнул, представил улочки родного города, огромное дерево библиотеку. Пронзительный писк оповестил меня о том, что глаза можно открыть.

Я стоял в пустом переулке, слушая писк личного телепортатора. Совсем недавно Суслов загорелся идеей снарядить ими всю группу для быстрого перемещения. После нескольких месяцев напряженной работы он с гордостью вручил нам свои творенья. Телепорт был вшит в рацию и о том, как он действовал, я ничего не знал. Знал только, что оно работает, и мне этого хватало. Телепортатор замолчал, и я двинулся по сырому переулочку, очень скоро выйдя к библиотеке. Там уже собирались другие пегасы, которым предстояло сегодня наводить порядок в небе над городом. Я поднял взгляд на небо и увидел только серые тучи, которые не давали солнечным лучам достигать земли. Разбивать тучи не такая уж и сложная задача.

Поднявшись в серое небо пегасы быстро разделились на пары и начали выполнять свою работу. Мне пары не досталось, поэтому я в гордом одиночестве отправился бороться с облаками. Однажды компанию мне составить обещала сама Рэйнбоу Дэш. Как-то она одним глазком глянула на то, как я управляюсь с облаками, и подняла меня на смех. А потом серьезно заявила, что сделает из меня настоящего пегаса. Мне было всё равно настоящий я пегас или нет, ведь работаем только ради прикрытия, но меня просто поставили перед фактом и оставили в одиночестве с небом. На уроки по превращению в настоящего пегаса от Рэйнбоу я не попал, нас всех неожиданно отправили на край Эквестрии, где в песках пустыни нашли очередной объект. А вот сейчас помощь светло-голубой пегаски мне бы не помешала. Эх, работы ещё…

Солнце уже уступило своё место луне, когда уставший я возвращался домой. После облаков в Понивилле нас отправили делать дождь над небольшим фермерским городком, а потом мы мотались по всей округе, то убирая облака, то возвращая их на место. В общем, на обратном пути я постоянно засыпал на лету. Коварный сон проникал в каждый уголок моего сознания, предательски закрывал мне глаза. Пару раз я успевал увернуться то от одинокого дерева, внезапно возникавшего у меня на пути, то от такой же сонной, как я птицы, летящей по своим птичьим делам. Понимая, что проигрываю сражение сну, я начал подыскивать облачко, что бы, наконец-то сдаться противнику. Найдя подходящее, я тут же опустился на воздушную перину.

«Как же хорошо, что я отдежурил вчера»- думал я, засыпая.

Треск рации заставил меня вскочить со своего ложа и зависнуть в воздухе.

-Внимание Тау-216,- в Эквестрии из-за движения магии были постоянные помехи, поэтому я так и не понял, кто говорит,- Очередное похищение. На этот раз исчезла носительница элемента. Дело принимает серьезный оборот, поэтому нужно помочь в поисках. Всем приготовиться к телепортации.

Сразу же после этих слов меня моментально окутала дымка, мешающая видеть. Я даже не успел толком испугаться, как уже стоял на мягкой траве.

Меня перенесли на окраину Понивилля, которая граничила с Вечнодиким лесом, от которого несло свежестью и гнилью. Я поравнялся со Сноу, которая приветственно кивнула, как только заметила меня. Наша опергруппа стояла за строем гвардейцев, которые слушали указания принцессы Селестии. Павел, как всегда с автоматом на плече был облачен в черный защитный костюм. Суслов был одет в точности как Паша, только вместо автомата сжимал «Грач». Рядом со Сноу жалась Нокс, чёрная, как сама ночь, единорожка, которая совсем недавно вступила в наши ряды. Очень скоро гвардия поняла, что от неё хотят и умчалась в город выполнять приказ. Как только последний гвардеец не смог уже слышать нас Суслов начал:

-Теперь мы, Тау-216. Бравым гвардейцам принцессы может понадобиться помощь, если они столкнуться с чем-нибудь опасным. Поэтому я и Паша пойдём с ними. Наша доблестная авиация,- Суслов посмотрел меня и Сноу,- Посмотрит на лес с высоты. Возможно, что таинственный похититель приходит именно оттуда. Но глубоко в лес не залетайте, старайтесь держать город в поле зрения. А ты, Нокс,- обратился Суслов к единорожке,- Останешься тут и попытаешься магическим путём найти нашего клиента, — Всем всё ясно?

Мы молчали. Суслов принял это за положительный ответ, и они с Павлом отправились догонять гвардейцев. Мы со Сноу поднялись над лесом.

Слушая переговоры по рации, мы облетали Вечнодикий лес. Ветви деревьев надёжно скрывали землю от любопытных взглядов. Летя крыло в крыло, мы углублялись всё дальше в лес, в надежде отыскать что-нибудь полезное. Но увы, лес надёжно прятал свои тайны. Вскоре Понивилль остался далеко позади нас. Мы уже хотели повернуть обратно, как вдруг Сноу резко начала снижаться. Я завис в воздухе, и спускаться за Сноу начал только после её тихого окрика. Только у самых верхушек деревьев я заметил, что недалеко от нас была небольшая полянка, вся заросшая высокой травой, посреди которой стоял чуть покосившийся деревянный домик. Я приземлился рядом со Сноу.

-Смотри,- указала она на широкую промятую дорожку посреди высокой травы,- Тут частенько ходят

-Будем вызывать кавалерию.

Дом, посреди леса, в траве, с тропинкой, по которой часто ходят. Если это и не наш клиент, то всё равно ничего хорошего мы там не найдём. Поэтому лучше перестраховаться.

-Паша, мы в лесу и у нас тут очень странный дом,- поведал я рации,- Сможете прыгнуть к нам?

В ответ мне прозвучало одно шипение, а спустя пару секунд вся Тау-216 смотрела в направлении таинственного дома. Несколько минут прошло в молчании.

-А чего тут думать-то,- неожиданно заявил Паша, дёргая затвор верного автомата, — Давайте сходим в гости к Лешему.

Суслов кивнул, достал из-за пояса ещё один пистолет и протянул мне. Я внимательно осмотрел его и заметил, что в конструкции не было ни намёка на курок или что-то подобное

-Стреляет, когда сильно сожмёшь рукоять,- Суслов как будто моментально считывал из моей головы вопросы и тут же отвечал на них,- Берёшь в зубы, наводишь на цель и изо всех сил жмёшь на рукоять. Стреляет дротиками с транквилизатором. Чтоб не угрохал кого-нибудь ненароком. Ясно?

Всё было ясно как день. Я кивнул и взял модифицированный пистолет в зубы. Придётся привыкать к такому оружию. Жаться за спинами товарищей вооруженным гораздо лучше, чем находиться там же, но без оружия.

Мы двинулись к избушке, а за своей спиной я услышал шелест крыльев. Это взлетала Сноу. Роли в нашей группе были строго распределены и закреплены. Паша, как самый опытный солдат был ведущим. Именно его широкая спина была нам проводником во все странные, страшные и тёмные комнаты, когда мы обнаруживали очередной объект.

За Павлом шел Суслов. Он был не такой хороший солдат, как Паша, зато его опыт работы с объектами и чутьё, которое его ещё ни разу не подводило, часто спасали нас из самых неприятных ситуаций. Ну а я замыкал нашу штурмовую группу. Фантастическим чутьём я не обладал, да и боец был из меня не очень, хотя перед тем, как попасть в Фонд я несколько недель успел прослужить в королевской гвардии. Нашему небольшому отряду я давал свои зоркие глаза и пару крыльев. А с этого момента ещё и лишний ствол. Пока наша группа искала объект, Сноу с воздуха следила, чтобы тот случайно не ушел незамеченным, а если тварь всё-таки уходила от нашей троицы, Сноу должна была вести объект с воздуха. Ну, а на расстоянии её должна была прикрывать Нокс. Всё просто.

Дверь тихо скрипнула, когда Паша толкнул её, демонстрирую нам небольшого размера комнату со старой мебелью. Пыльный диван, который демонстрировал свои внутренности, стоял рядом со столом, у которого ножки были разной длины. Всё это было присыпано огромным слоем пыли. Дом пустовал, и пустовал уже давненько. Мы аккуратно, стараясь не шуметь, зашли в помещение. Ничего интересного, кроме древнего дивана оно не содержало, но Суслов не давал команды выходить. Он несколько секунд смотрел на грязный пол, а потом жестом указал в угол. Подойдя, мы увидели грубо сколоченные доски, и клочок лестницы, которую они скрывали. Оттуда раздался приглушенный крик.

Дальше всё происходило быстро. Не сговариваясь, Суслов отшвырнул доски, которые загораживали путь, и в освободившийся проход бросился Паша, а мы устремились за ним. Небольшой длины лесенка привела нас в довольно просторное и хорошо освещенное помещение. Никогда бы не подумал, что в подвалы вешают столько ламп. Стены были украшены довольно странными, узловатыми гирляндами, раскрашенными черепами. А потом мой взгляд остановился на другом конце комнаты, где в бок распятой, на железной конструкции, пегаски небесного цвета, погружала скальпель розовая пони. Паша и Суслов почти моментально направили на неё своё оружие, и я, поднявшись под самый потолок, последовал их примеру. Розовая пони с улыбкой извлекла скальпель из бока пегаски, отчего последняя тихо застонала.

-Эх Дэши,- слова розовой резанули по повисшей тишине,- Нам с тобой помешали людишки. Но ничего, мы продолжим, как только они уйдут.

Я частенько пересекался с Пинки, когда постоянно жил в Понивилле. Она была воплощением радости и доброты, и я никак не мог понять, как она дошла до похищения и пыток.

-Положи оружие на пол и отойди,- приказал ей Суслов. Все приказы он произносил с металлическими нотками в голосе, которые просто не оставляли тебе выбора, кроме как подчиниться его воле. Но Пинки, похоже, так не думала. Она помахала скальпелем перед носом и сказала Суслову:

-Глупенький человек! Это не оружие- это скальпель.

Если бы не вся серьёзность, то ситуация была бы очень комичной. Но Суслов так не думал. Он, не переставая целиться в розовую пони, ещё раз повторил:

-Положи оружие

Пинки дёрнулась, скальпель ,со свистом рассекая воздух, пролетел по комнате и закончил свой путь, вонзившись в ногу Паши чуть выше колена, где не было защиты.

Бах! Бах! Суслов тут же начал стрелять. Пули попали в плечо розовой пони. Она не закричала, а только выхватила неизвестно откуда ещё один скальпель. Я изо всех сил сжал зубами рукоять моего оружия. С тихим шипением оно выплюнуло небольшой дротик, который доставил в тело розовой пони мощнейший транквилизатор. Он подействовал почти мгновенно. Скальпель звякнул, падая на пол, а рядом с ним мешком рухнуло тело Пинки.

-И всё?- в голосе Павла слышалось разочарование. Ему было ещё и скучно.

-Лаки, проверь, что с синей, а я пока упакую объект- Суслов спрятал «Грач» и направился к Пинки.

Да, нужно было проверить, как там Рэйнбоу. Выплюнув, ставшее уже не нужным, оружие я подлетел к месту, где была распята пегаска. Похоже, когда Пинки полоснула её бок скальпелем, пегаска потеряла сознание и до сих пор не очнулась. Это было нам на руку. Бок Рэйнбоу украшал глубокий, кровоточащий порез. Не очень опасно, если вовремя остановить кровь. Я оставил пегаску и направился к Паше, который уже успел вытащить из ноги скальпель, и теперь прямо поверх штанины заматывал рану бинтом.

-А я думал ты неуязвимый,- улыбнулся я, подходя, ближе, что бы принять протянутый мне бинт.

— Правило тридцать девять, помнишь,- подмигнул мне командир.

Оставив Пашу одного я вернулся к пегаске, которую Суслов успешно снял с железной рамы. Я передал ему бинт, и вскоре бок Рэйнбоу был перемотан твёрдой рукой доктора.

Суслов извлёк из-под брони шприц, снял крышку и выгнал пузырьки воздуха, несколько раз надавив на поршень. Потом он чётким движением загнал иглу в шею пегаски небесного цвета, и пустил амнезиак в организм. Лёгким движением руки он закинул тело мне на спину, отчего я, слегка согнулся, потом так же легко устроил на своём плече тело розовой пони.

-Поздравляю господа,- произнёс он и направился к выходу.

***

Пинки сидела на холодном полу и тихонько плакала. Её плечо было перевязано и сильно болело. Ей было холодно и страшно. Она попыталась вспомнить, как оказалась тут, но в голове мелькали одни несвязные обрывки. В тщётных попытках она провела несколько минут. Внезапно в её глаза ударил яркий, слепящий свет и Пинки услышала звук открывающейся двери.

« Наконец-то за мной пришли»- мысль ярким лучиком зажглась в сознании розовой пони.

-SCP-010-1, ваше имя Пинки Пай?- видеть говорящего она не могла, но ясно слышала пугающие нотки в его голосе.

-Д-да,- поспешила ответить уже порядком напуганная Пинки.

-Отлично,- ответил пугающий голос,- Вы помните, как здесь оказались? Помните последние несколько дней? Помните, хоть что-нибудь?

Голос продолжал задавать вопросы, но на эти Пинки не могла так быстро ответить. Она задумалась. Она вдруг вспомнила, как к ней в Сахарный уголок пришел очень милый пони, который рассказывал её чём-то. Но вот о чём она не помнила.

-Я помню, как он купил у меня тортик,- после долгих раздумий ответила Пинки страшному голосу.

-Хватит мучить бедную пони, доктор,- неожиданно прошипел второй голос, который до этого молчал,- Мы нашли его. Кажется, наша коллекция ножей пополниться.

-Ножей?- переспросил уже не такой пугающий голос,- Как вы узнали, что это наш объект.

-D-545 выцарапал им на полу портрет Джоконды,- посмеялся в ответ шипящий голос и замолк.

Настала зловещая тишина, которая начала пугать маленькую розовую пони ещё больше чем таинственный голос. Неожиданно лампы погасли, и Пинки успела заметить только добрые зелёные глаза, почти у самого своего носа. Потом пони почувствовала лёгкую боль, и тьма заволокла её сознание.