Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 11. Музыкально-техническая пауза. Глава 13. Не как все.

Глава 12. Когда время дорого.

Так, письмо отправлено, остаётся только ждать. Думаю, пройдёт не меньше недели, прежде чем я получу ответ. Чем бы себя занять на это время? Внезапно я почуял неладное и еле успел увернуться от рухнувшей откуда-то сверху Дерпи.

— Ты в порядке? – спросил я её, так как посадочка вышла довольно жёсткая.

— Всё путём, — ответила она, отряхиваясь от пыли, — Я от Дока, он просил тебя найти. Сказал, что будет ждать где обычно.

— Хорошо, скоро буду.

Что ж, такой вариант тоже подойдёт. Надо ведь разобраться, что же произошло, когда я спасал Фолкси от падающей балки.

Док стоял возле часовой башни.

— Приветствую. Прошу простить за столь долгое отсутствие, уверяю, на то были причины. Итак, предлагаю продолжить наши упражнения. Как я понимаю, в тот день, когда мы виделись последний раз, вам удалось что-то сделать?

— Да, я сумел остановить время на несколько секунд. Только в тот раз всё вышло иначе. До этого чтобы обратно запустить время, мне нужно было поднапрячься, после чего я был просто никакой. Тут же время запустилось само, и я практически ничего не почувствовал.

— О, это просто замечательно! Это был Таймер, весьма полезная штука, позволяющая, как ни трудно догадаться, остановить время на определенное время. Хм, каламбурчик вышел… Ну да не важно. Ты можешь вспомнить условия, при которых это произошло?

— Мне помогли колокола часов. Судя по всему, они стали якорем или чем-то вроде того.

— В таком случае, я правильно сделал, что решил встретиться здесь. Часы зазвонят через пару минут, а ты попробуй остановить время, для начала, секунд на пять.

Я приготовился, минутная стрелка переместилась к цифре 12, часы зазвонили, а я сосредоточился и попытался представить перед глазами часы, которые видел в прошлый раз. И только мне показалось, что я увидел их смутный образ, как вдруг колокола на часах словно с ума сошли и начали трезвонить так, что мне пришлось заткнуть уши. Затем где-то что-то грохнуло, и звон прекратился, хотя у меня в ушах он раздавался ещё минут десять.

— Что это было? – спросил Док.

— Должно быть, старушка не выдержала, — ответил я, — Бен будет расстроен.

Бен и вправду прибежал через несколько минут вместе с Тикки и, кратко поздоровавшись со мной и Доком, рванул к башне. Пока они там оценивали ущерб, я спросил Дока:

— Почему вы ко мне всё время Дерпи посылаете? Она на меня чуть не упала.

— Ну, просто она любит крутиться вокруг меня, что представляет не меньшую опасность. Нет, не подумай, как помощница она бывает весьма полезна и вообще она славная, но всё же долгое нахождение рядом с ней чревато. А так она и пользу приносит и есть шанс, что ей дадут какое-нибудь задание по её основной работе. Кстати, я опять забыл купить каску. Ладно, думаю, сейчас ты будешь им нужнее, чем мне, так что позволь откланяться. – И он ушёл, рассуждая вслух о кексиках и пытаясь вспомнить, какие из них больше всего любит Дерпи.

Я вошёл в башню, там Биги с серьёзными лицами осматривали то, что осталось от механизма. Бен держался неплохо, пусть и был мрачноват, но всё же внешне старался сохранять некоторое спокойствие, хотя и было видно, что для него это большая утрата.

— Ну что? – спросил я.

— Увы, — склонил голову смотритель башни, — этот механизм своё отработал. Кое-что уцелело, но не так много. В принципе, я этого ждал, она и так прожила дольше, чем я рассчитывал, боролась до последнего.

— Соболезную, — только и смог ответить я. И он сказал «прожила», значит, для него эти часы были чем-то родным, он считал их едва ли не живым существом.

— Это ты зря, — сказал он, — хоронить её ещё рано. Башня цела, часы почти целы. Механизм можно починить. Не знаю, правда, где достать детали, но я постараюсь.

В его глазах была видна решимость, граничившая с одержимостью, а это было опасно. Надо вмешаться, пока не поздно:

— Я помогу, — сказал я, — Постараюсь найти необходимые детали. У меня есть кое-какие связи, а если что — подключу Твайлайт и Спайка. Раз ты говоришь, что старушка ещё не совсем того, значит так и есть.

— Спасибо, — взгляд Бена смягчился и стал осмысленнее, — а я постараюсь найти чертежи. Потому как одно дело настройка, и совсем другое сборка почти с нуля.

Тикки, которая чувствовала своего мужа лучше меня, поначалу была едва ли не такой же мрачной, как и Бен, но затем несколько воодушевилась. Когда мы шли от башни, она тихо шепнула мне, — Спасибо.

— Да не за что, — ответил я, — По себе знаю, до чего может довести фанатизм.

Да уж, зря я в своё время думал, что в Понивилле обычные, пусть и старые часы. Исследование деталей и чертежей, найденных Беном, показали, что тут был весьма интересный и немного необычный механизм. Пришлось серьёзно постараться, чтобы найти похожие часы. Для начала надо выяснить, в каких городах вообще есть старые часы. Для этого придётся поднять на крылья едва ли не все отделения «Пони Экспресс». Расчёт тут прост – курьеры бывают везде, да и отделения у них есть практически во всех городах. Вот только была небольшая проблема – уговорить их мне помочь. С этой идеей я обратился к Джастину, тот же, недолго думая, отвёл меня к начальнику своего отделения. Выслушав меня, он тут же собрал перед зданием почты всех пегасов, которые там работали:

— Внимание, народ, у меня есть для вас важное задание. Как вы, наверно, слышали, сломались городские часы.

— Так это они так трезвонили? – спросили из толпы.

— Они самые. Как известно, точность – вежливость королей. А кто короли воздуха и доставок, как не мы, верно? – в ответ раздались одобрительные выкрики, — Но часов больше нет, и сверить время теперь будет куда сложнее. – Все как-то разом приуныли. Кроме Дерпи, та как стояла с улыбкой на лице, так и продолжала стоять. Либо с ней что-то не так, либо она о чём-то догадывалась. – Но надежда ещё есть. Вот он, — начальник отделения показал на меня, — объяснит вам план.

Я вышел вперёд и объяснил план действий. Затем мы распределили, кто куда отправится и курьеры полетели выполнять задание с такой скоростью, что уже через несколько секунд пространство перед отделением было наполовину пусто.

Уж не знаю, как курьеры между собой сообщаются, но ответы пришли довольно быстро. Нечто похожее на то, что было нам нужно, было найдено аж в семи городах. Неплохо, весьма неплохо. Затем я запросил чертежи этих часов, и тут уже пришлось подождать подольше. Когда они, наконец, пришли, то после их изучения оказалось, что нужный тип есть только в двух городах, да и в тех имелись некоторые отличия. В целом, это было не так страшно, так как детали там использовались как раз те, которые были нам нужны. Я, обрадованный, решил узнать, где же они их заказывают, но оказалось, что чертежи чертежами, а механизм в часах теперь уже другой и всё в нём новое, а старый отдан в музей. Плохо дело, едва ли мне дадут воспользоваться музейным экспонатом. Видимо, придётся использовать другие шестерёнки.

Но Бен был со мной не согласен:

— Нельзя в старушку устанавливать новые части. Это же уникальный механизм, он ничего стороннего не примет. Думаешь, я не пробовал? Не работает она с ними нормально, либо спешит, либо отстаёт. Как ни старался – не получалось заставить её нормально работать. Так что по-другому никак. А менять всё целиком не позволю, иначе это будет уже не моя старушка.

Переубеждать Бена я не стал, и не то чтобы я был с ним согласен, просто понимал его мотивы. Что ж, придётся искать дальше.

Сделав ещё несколько запросов, я решил прерваться и немного проветриться. Я шёл по городу, разглядывал прохожих и вообще всё, что видел. Удивительно, всё-таки, как пони может быть привязан к чему либо, да ещё настолько, чтобы отказываться расставаться с этим, даже когда оно сломано. И ведь это что-то может быть даже не живым. Жеребёнок не может расстаться с любимой игрушкой, и даже вырастая, старается держать её рядом, потому что она для него стала первым другом. Другое дело, что у меня такого друга не было. Возможно, это плата за то, что я уже в юном возрасте мог, например, посчитать отклонение вектора энергии в магическом защитном поле, хотя там, на самом деле, считать нечего, а возможно мне просто было это не интересно. Хм, забавный зайка, Фолкси бы оценила. Надо будет Джазу намекнуть. Так, я отвлёкся.

В принципе, можно было бы найти способ изготовить недостающие части по чертежам, но учитывая размеры, едва ли кто-то возьмётся. Чёрт, я уже не знаю, что тут можно сделать. Если бы Бен дал добро на установку новых деталей, я бы всё организовал в лёт, но он упёрся. Я на всякий случай зашёл к нему ещё раз, но тот даже слушать не стал, всё твердил, что так нельзя. И снова это жуткое выражение в глазах. Дело плохо, если в ближайшие пару дней не найти детали, неизвестно, что с ним может произойти.

По дороге в библиотеку я наткнулся на Твайлайт.

— О, привет, — поздоровалась она, — как продвигаются поиски?

— Не очень. Проверил с десяток городов, но глухо. Ещё немного, и я просто опущу копыта.

— Не сдавайся, уверена, вы справитесь.

— Мне бы твою уверенность. Я проверил всё, что только мог, поставил на уши всех, до кого дотянулся, но ничего.

 — Ну, я могу помочь, если что.

— Нет, спасибо. Я, конечно, хотел тебя подключить к работе, но, думаю, теперь это бессмысленно.

— И всё же, не теряй надежды. Никогда не знаешь, что может произойти.

Возможно, она и права, но успокаивает это мало. Прошёл ещё день, но нужных мне ответов не пришло. Плохо, очень плохо. Надежды всё меньше, страха за Бена всё больше. Я повстречал на рынке Тикки, та была обеспокоена едва ли не больше моего, к тому же она словно стала старше своих лет. Похоже, надо что-то придумать не только ради Бена, но и ради неё. Джастин, стоит отдать ему должное, направил своё беспокойство за друга в другое русло и носился как очумелый, помогая мне в поисках. Что не мешало ему пару раз заглянуть к Фолкси, узнать про её самочувствие. Та, кстати, уже почти поправилась, через пару дней ей должны были сделать повторное обследование.

Прошло ещё полдня. Тишина. Ещё немного, и от этого чёртового волнения я сойду с ума. Никогда не думал, что волноваться за друга это так больно. Спал я плохо, в голове всю ночь крутились какие-то механизмы, которые из одних превращались в другие, затем в третьи, и так до бесконечности. В конечном счёте, раздался звук удара, и вся конструкция развалилась, а я проснулся от только-только начавшегося сна из-за того, что что-то ударилось во входную дверь.

— Письмо для Крэйзи Гаджета! С пометкой «молния»!

Я вяло подошёл к двери. На пороге стоял, кто бы мог подумать, Джастин.

— Привет. Что, ещё одно сообщение о том, что ничего подходящего не нашлось?

— Нет, оно из числа тех, что должно было прийти ещё при первом запросе. Дело в том, что город, в котором находится это отделение, стоит недалеко от пустыни, и там периодически происходят песчаные бури. Собственно, в то время, когда мы посылали запросы, у них буря как раз начиналась. Принять сообщение приняли, а ответить смогли только сейчас.

Я взял письмо, пробежался глазами, а затем с такой скоростью припустил к дому Бена, что, как мне показалось, был на месте секунд через десять.

— Бен! Бен, получилось! Я нашёл его!

Мистер Биг выбежал мне навстречу.

— Где? – спросил он, просто светясь при этом надеждой.

— В Хасани. Когда строили город, поставили и часовую башню. Но через несколько лет пустыня внезапно начала наступать и начались песчаные и пылевые бури, из-за которых часы пришлось остановить. Сейчас башню собираются вообще разобрать, так как в механизм набилось песка, а даже если почистят, всё равно после первой же бури там сразу можно будет открывать песочницу. Я посмотрел чертежи – башня почти такая же, как старушка, так что всё должно подойти.

— Отлично! Я уже почти надеяться перестал. Осталось только доставить всё сюда, — тут он неожиданно осёкся, — Вот только на какие деньги? Доставка такого большого груза обойдётся недёшево.

Действительно, не думаю, что ребята из Пони Экспресс согласятся доставить такую посылочку бесплатно, так как поиск одно, а доставка – несколько иное. Но это не значит, что у меня нет плана.

— Не волнуйся, деньги есть.

— Откуда? Неужели кто-то согласился нас проспонсировать? Но кто?

— Ага. Я.

— Что? – не понял Бен.

— Оно самое. Всё оплачу я. – Между тем, челюсть у моего друга отвисала всё ниже и ниже.

— Но… Э… Откуда?..

— Забыл? Я же изобретатель, так что средства имеются. Да и вспомни размер моего строящегося дома и материалы, из которого он строится. Или ты думал, что крылья моё единственное изобретение?

— Да нет, просто это несколько неожиданно. Это же такие расходы.

— Не волнуйся, эти часы мне в своё время очень помогли, так что я им должен. – Бен хотел меня о чём-то спросить, но я не дал задать вопрос, — Значит так, я сейчас на почту оформлять заказ, а ты пойди выспись, а то при взгляде на тебя складывается впечатление, что ты месяц не спал.

Когда я сделал заказ, то, для начала, выяснилось, что сумма доставки действительно выходит кругленькая, даже с учётом неплохой скидки, во-вторых, доставка займёт несколько дней, а, в-третьих, готов поклясться, что слышал нечто вроде «Надо будет выписать ребятам из Хасани премию». Что ж, остаётся только надеяться, что в этот раз всё будет нормально.

За то время, что ехала посылка, с Фолкси успели снять бинты, а мне пришёл ответ от Шайнинг Армора. Он писал, что я спокойно могу использовать эту технологию, так как я же её и придумал. Стоп, правда? Хм, кажется, что-то такое было, ну да не важно. Плюс, в письме сказано, что военные, если что, не против. Отлично, вот только едва ли я смогу нормально доделать систему, так как у меня все мысли сейчас о часах.

Спустя ещё примерно неделю, механизм, наконец, приехал. На перроне, кроме меня, Бигов, Джастина и Фолкси, собрались ещё едва ли не все курьеры. Когда поезд пришёл на пути, они крайне бережно перенесли все детали, завёрнутые так, словно под упаковкой находится нечто хрупкое, прямо к часовой башне.

Мы распаковали шестерни, и я уже надеялся, что можно будет приступить к сборке, но тут выяснилось нечто страшное:

— Пара деталей повреждено. Видимо, песок сделал своё дело, – сказал я после осмотра частей и проверки их Диагностикой.

— Как так? – удивился кто-то из курьеров, — Они же стояли без дела несколько лет.

— Увы, для некоторых механизмов неподвижность страшнее активного использования. А тут ещё песок. Повреждения, на первый взгляд, несерьёзные, но они могут серьёзно сказаться на работе.

Бен, услышав новость, так и сел, в его глазах показались слёзы, так же как и в глазах Тикки. Да и вообще по рядам послышались всхлипы. Что было неудивительно – столько трудов, долгожданный результат и тут нате, в самый последний момент такой облом.

Я подошёл к Бену и положил своё копыто ему на плечо:

— Бен, я понимаю, что ты чувствуешь, но другого выбора у нас нет, придётся использовать другие детали.

— Нет! Я же сказал, что нельзя этого делать!

Я не выдержал и отвесил ему пощёчину.

— Да послушай же ты, наконец! У нас уже нет другого выбора. Мы перепробовали всё, что могли. Да я, чёрт побери, всех курьеров мобилизовал, полстраны перерыл, и всё ради этого, прости Селестия, проклятого механизма! Да пропади он пропадом, если из-за него мой друг вот-вот рассудка лишится! Две детали! Две несчастных детали! Я не прошу большего, если потребуется, я сам разработаю чертёж, сделаю всё с нуля, но заставлю эту штуку работать!

— Нет… — сказал Бен, потирая щёку.

— Что нет?

— Схему сделаю я.

— Что? – не понял я.

— Я сделаю схему. Другое дело, что это будет уже не моя старушка.

— Ошибаешься. Это будет она, потому что твоя старушка находится не в этой башне и не в тех шестерёнках, она находится здесь, — я ткнул ему в лоб, — в твоих воспоминаниях, и здесь, — ткнул я его в область сердца, — пока ты про неё помнишь и ценишь её, она будет жить, и не важно, что у неё внутри. А новые детали воспринимай… ну, не знаю, как вставной зуб.

Бен улыбнулся, — Да, ты прав. Прости, что-то я увлёкся. Как-то даже сам на себя перестал быть похож. Так, раз уж на то пошло, нам нужны шестерёнки шестьдесят и сорок, за ними далеко бежать не надо, и эту посылку оплачу уже я.

После обсуждения подробностей плана он ушёл к себе, ворча о том, что какой дурак придумал эти новые стандарты для часов, и заперся в лаборатории на два дня. Я уже было испугался, что это может плохо кончится, но затем заметил, что Тикки совершенно не беспокоится по этому поводу, более того она выглядела радостнее, чем последние несколько дней.

— Он наконец-то занят любимым делом. Работает почти без передыху, но теперь это не обречённое метание, как было до этого, а планомерная разработка. Сидит, чертит, считает. Он уже, наверно, пару десятков вариантов проверил.

Что ж, надеюсь, он не надорвётся.

И вот, спустя два дня Тикки прибежала в библиотеку:

— Он закончил!

Мы пришли в дом Бигов. Бен спал прямо за столом, вокруг него были разбросаны неудачные варианты, некоторые были весьма мудрёными. Перед часовщиком лежал, как я понял, окончательный вариант с надписью «Готово!» Я присмотрелся к чертежу – весьма простенько по сравнению с тем, что валялось на полу, но так оно и лучше – проще будет устанавливать.

Нужные шестерни пришли уже на следующий день, осталось только подготовить детали и всё собрать. Я предполагал, что нам с Беном, Тикки и Джазом помогут Твайлайт, Эпплджек и, возможно, Рэйнбоу Дэш, но когда мы пришли к башне, там уже сидело пару десятков пони.

— Э… Что вы здесь делаете? – удивился я.

— Как что? Мы пришли помогать чинить часы, — сказал кто-то из толпы. – А то как-то нехорошо получается.

— Мы тут подумали, — подошёл к нам пегас в форме курьера, — что нельзя оставлять работу незаконченной. И да, Бен, ты уж извини, но мы решили с тебя денег за доставку тех двух шестерёнок не брать. На них скинулись жители города.

Бен слушал его с круглыми глазами. Да, чего уж там, у меня глаза были не менее круглыми. Ладно, Бену не сказали, но я почему об этом не знал?

— Всё просто, — сказала Фолкси, которая тоже была в той толпе, хотя я и сказал ей сидеть дома, — если бы ты узнал, то сразу бы решил поучаствовать, при том, что и так уже немало средств вложил в это предприятие.

— Представляю, какого тебе было уговорить Джаза не проболтаться.

— Не так уж и сложно. Просто пригрозила, что не пойду с ним на свидание.

— Временами ты бываешь жестока.

Чтобы собрать часы, пришлось разобрать крышу башни и снять колокола. С ними пришлось постараться, уж очень тяжёлые. Затем, с помощью телекинеза и пегасов, части были подняты наверх, и мы с Беном, Тикки и Твайлайт принялись за сборку. Всё шло весьма неплохо, даром, что схема была относительно простой. Одним из самых волнительных моментов стала установка новых деталей – а ну как не подойдут, и придётся разрабатывать всё заново. Но те встали как родные, словно всегда там были. Когда основные работы были завершены, началась обратная сборка башни – поднятие колоколов и возврат на место крыши.

— Эх, — вздохнула Пинки, — зря крышу поставили. Без неё присутствовала такая притягательная неопределённость.

— Пинки, когда это в тебе успел проснуться художник, или как там подобные шизики обзываются? – покосилась на неё Рэйнбоу.

— Ничего ты не понимаешь, Дэши. Просто я почувствовала с ней некое духовное родство.

— А, ну, если ты о том, что вы обе тогда получаетесь со сдвинутой крышей – то да. А вообще – ты что, на безкексовой диете сидишь, что тебя так плющит? Или ударилась где?

— Хм, если подумать, то на меня сегодня упал томик Копытовского. Весьма занимательное чтиво, прошу заметить.

— Как тут всё закончится, я тебя сборником частушек огрею.

После установки колоколов Фолкси на пару со Свити Бель, уж очень Метконосцы просились помочь, настроили тональность колоколов и вообще то, как они должны бить. Затем Бен подрегулировал механизм, перевёл стрелки, чтобы при запуске те показывали правильное время.

И вот он, момент истины. К башне пришли едва ли не все жители города. Метконосцы стояли в передних рядах, донельзя гордые собой, как-никак помогали в настройке, хоть и не все.

К толпе вышел Бен:

— Ну, я не мастер толкать речи, да и время почти пришло, так что без лишних слов. Пошла, родимая! – сказал он, и по его сигналу Тикки завела часы. Минутная стрелка сдвинулись к цифре 12 и колокола пробили девять часов. Стоп, уже вечер? Долго мы, однако, ковырялись.

Колокола били громко и мелодично, и я понимал, что все эти страдания были не зря. Хотя Бен и был на грани, хорошо, что его удалось удержать. Я понимаю, что для него было невыносимо вносить что-то новое в то, к чему он привык и что в другом виде не представляет, но всё же иногда стоит понимать, что не всегда можно сохранить что-то в первозданном виде, а потому нужно уметь принимать новое и не забывать, что да, изменения есть, но суть осталась та же. Что-то я расфилософствовался. На меня вроде ничего не падало… Надо будет попросить, чтобы и меня Рэйнбоу чем-нибудь долбанула.