Автор рисунка: Devinian
Глава 16. Хлопотные дни. Глава 18. Письмо домой, часть 2.

Глава 17. Письмо домой, часть 1.

Проснувшись на следующее утро, Фредди твёрдо решила:

— Надо написать письмо домой.

Но что написать-то? Да, Гаджет предложил простое и короткое «Я в Понивилле, извините, что сбежала, со мной всё хорошо», но это было как-то… неправильно. Так напишет разве что тот, кто со своими родителями в ссоре, а Фредерика со своими не ссорилась. Надо написать более развёрнуто, рассказать о своих приключениях. Разве что про стычку с драконом не упоминать, мало ли как родители к этому отнесутся. Ещё можно написать про друзей, чтобы показать, что она не одна и её есть кому поддержать.

И только она взялась за перо, как тут же с удивлением для себя поняла, что ей нечего написать. Да, она могла рассказать про Гаджета или Фолкси, но про остальных она почти ничего не знала. Можно, конечно, обойтись какими-то общими вещами, но она же не о каких-то случайных знакомых собирается писать, а о друзьях. Да, она общалась с ними не так часто, но ведь всё можно исправить.

И с этой мыслью она решила собрать побольше впечатлений обо всех, в том числе о Гаджете и Фолкси. С кого бы начать? Наверно с того, кто сейчас был ближе, а именно с Гаджета, который в это время был в подвале.

Когда Фредди спустилась вниз, то увидела, что изобретатель что-то сверял.

— Что делаешь? – спросила его Фредерика.

— Да вот смотрю, встанет ли сюда всё моё оборудование как нужно. И у меня чувство, что не встанет. Где же я ошибся?

— Неужели у тебя столько… твоих научный штук, что они не влезут в такой большой подвал?

— Как сказать. На самом деле их не так и много, просто у меня было чётко распланировано, что где будет стоять. Я думал примерно половину подвала, может чуть больше, отдать под оборудование, остальное под крылья и прочие устройства. Но когда я сходил посмотреть свои железки на склад, то увидел, что учёл не всё. Как я мог забыть про ту штуку, с помощью которой я делал перья для меха-крыльев? Так, ладно, попробуем переставить.

Он попробовал перерисовать план расположения устройств, но выходило у него не очень. Разозлившись, он отшвырнул карандаш в сторону.

— Нет, я так не могу. Весь план дракону в пасть. Без обид, Фредди.

— Да ничего. Может быть, тебе какие-то из этих штук не нужны? Возможно, что-то можно будет разобрать или выбросить?

— Что ты! Там всё нужное. Хотя… наверно, стоит перевезти оборудование сюда и разобраться на месте.

Через несколько минут Гаджет и Фредди уже стояли возле склада и договаривались с его хозяином о перевозке оборудования к дому Гаджета. Пока владелец склада ходил за транспортом, наши герои решили посмотреть устройства. Помещение, в котором они хранились, было немалых размеров, хотя куда меньше подвала дома Гаджета.

— Вот это – одно из первых моих устройств – Громкий будильник. Голосил так, что будил половину Кантерлота. А это устройство для преобразования магии в сахарную вату. Когда-нибудь я его доделаю. Хм, знаешь, ты права, возможно, кое-что можно и разобрать. Может быть, тогда всё войдёт как надо.

Спустя ещё какое-то время оборудование было перевезено к дому Гаджета и спущено в подвал. И теперь оставалось самое сложное – расставить всё вдоль стен. Фредди вызвалась переставлять устройства, чтобы Гаджету было удобнее сориентироваться, что где можно поставить.

— Так, вот этот аппарат с кучей рычагов к левой стене. Левой относительно тебя. Нет, там же уже стоит трёхмерный станок, их ставить рядом нельзя. Ладно, поставь туда вон тот этот агрегат.

Спустя полчаса перестановок Гаджет схватился за голову:

— А! Я не знаю, как тут что можно поставить. Мой план был идеален, но тут такой непредвиденный косяк.

Фредди посмотрела на устройства, которые таскала туда-сюда последние полчаса, что-то прикинула. Затем она спросила Гаджета:

— Можно я кое-что попробую?

— Уверена? Их ставить абы как нельзя, могут быть проблемы в работе.

— Трёхмерный станок нельзя ставить рядом с охладителем или печкой для обжига. Мини-кузницу не ставить рядом с устройством для создания перьев. Я тебя очень внимательно слушала.

— Ну, тогда дерзай.

Драконоподобная стала расставлять устройства так, как считала правильным. Когда она закончила, то посмотрела на Гаджета – у того глаза были размером с тарелку.

— Я что-то сделала не так? – испугалась Фредди.

— Нет, всё так, даже лучше чем так! Как я сам не додумался… Видимо, зациклился не на том. В любом случае, большое спасибо.

— Да не за что. Ладно, я пойду, мне нужно заскочить в кафе у Фолкси.

— Уверена? Ты только что таскала туда-сюда тяжеленное оборудование. Может, отдохнёшь?

— Тяжёлое? Да я бы не сказала. Ладно, я пойду.

Она убежала, а Гаджет подумал:

— Откуда у неё только силы берутся? Ладно, займусь панелью проверки состояния оповещателей.

Подойдя к кафе, Фредди стала искать Фолкси, но той не было видно. Тогда она решила поискать внутри здания, и едва ступила на порог, как на неё налетела Мэй.

— Ой, простите. О, Фредди, это ты. Прости, просто у нас пару работников заболело, так что мне не до разговоров.

— Я, собственно, пришла помочь. Если можно.

— Было бы очень здорово, но едва ли шеф разрешит. Но попробовать стоит.

И они прошли в кабинет директора. Тот всё ещё пересчитывал выручку после вчерашних продаж и думал о том, что неплохо бы обновить мебель в кафе.

— Здравствуйте, шеф, — сказала Фолкси, входя в кабинет, — тут моя подруга хочет нам помочь.

— Интересно было бы на неё взглянуть.

Фредди вошла в кабинет. Директор внимательно осмотрел её:

— Хм, думаю, можно попробовать. Найдите ей форму её размера и пусть приступает.

— А можно мне так? – робко спросила Фредерика.

— Увы, нет, ваш плащ не подходит ни в коем случае. Во-первых, у нас своя утверждённая форма и отклонения недопустимы, к тому же вы только что с улицы и ваш плащ наверняка пыльный. Так что либо надевайте форму, либо ничем не могу помочь.

Фредди пригорюнилась, а Фолкси о чём-то задумалась.

— Если у вас всё, можете идти.

— Шеф, есть идея, – сказала Мэй, а затем шепнула Фредерике, — Фредди, ты не против, если я ему кое что о тебе расскажу?

— Ч-что именно? – испугалась та.

— Что ты дочь писателя.

— Ах, это. Да, можно.

-Так вот, шеф, Фредерика – дочь писателя Мэйрлока Холмса. А сегодня как раз юбилей выхода его первой книги.

— Правда? Даже я таких подробностей не помню, — сказала ей Фредди.

— Недавно вычитала в газете. Кто ж знал, что информация пригодится. Так вот, можно устроить вечер для поклонников писателя. Подготовим костюмы, чтобы все официанты и официантки ходили в плащах. Затем можно устроить живое чтение, во время которого Фредди прочитает рассказ – другой из книги.

— Я? – испугалась дочь писателя.

— Да, это будет вдвойне интересно. Не бойся, в первом ряду будет сидеть Гаджет, я позабочусь. Представишь, что читаешь ему.

— Можно попробовать.

— А после прочтения рассказа ты что-нибудь споёшь для закрепления атмосферы. – Предложил директор. – Думаю, можно попробовать. Но костюмы и прочее на вас.

Не ответив, Фолкси тут же пулей выметнулась из кабинета, Фредди побежала за ней. Они добежали до местного театра, в котором сумели раздобыть несколько костюмов детективов. Фолкси, правда, пришлось пообещать, что даст мастер-класс, но это было вполне терпимое условие.

Затем нужно было украсить пространство перед кафе и придумать что-то со сценой для выступления. Фолкси решила воспользоваться вчерашним помостом. Его почти разобрали и оставили у здания мэрии, Эплджек собиралась забрать его на следующий день. Мэй слетала к мэрии – так и есть, ЭйДжей грузила части помоста в повозку.

— Привет, Эплджек. Хорошо, что успела. Можешь отвезти помост к кафе?

— Что, опять какой-то концерт? Не то, чтобы я против, просто мне ещё урожай собирать.

— Нет, нет, в этот раз только собрать, разбирать не придётся, я позабочусь.

— Если что, я могу помочь, — сказала подоспевшая Фредди, — я видела, как она собиралась в первый раз.

— Ну, делать всё одной я тебя не заставлю, а вот помощь мне не помешает, — сказала Эплджек.

Они довезли помост на тележке до кафе, где она была собрана, не без помощи заглянувшего к Фолкси Джастина.

— Джастин, — обратилась к курьеру Мэй, когда сцена была готова, — мне потребуется твоя помощь ещё кое в чём, — она рассказала ему план на сегодняшний вечер, после чего Джаз что-то ей сказал и куда-то улетел.

— Так, теперь нужно заскочить к Рарити за тканью для сцены, — сказала Фолкси и уже расправила крылья, но Фредди сказала ей:

— Позволь мне заняться остальным. Ты пока раздай остальным официантам плащи и шляпы, объясни роли.

— Уверена, что справишься?

— Абсолютно.

— Ну, хорошо. Но если что – зови.

Подойдя к бутику Рарити, Фредди перевела дух и постучала.

— Открыто, — раздался голос хозяйки магазина и Фредерика вошла.

Рарити вышла к ней из глубины комнаты:

— О, Фредерика, здравствуй. Что привело тебя ко мне? Требуется что-то починить или украсить?

— Нет, в это раз мне нужен кусок ткани, — и тут Фредди задумалась, — Только я пока не знаю, какой именно.

— Интересно. И для чего же она тебе нужна?

Пони в плаще объяснила их с Фолкси план. Рарити немного подумала, а затем сказала:

— Думаю, вам подойдёт тёмно-красный бархат. Сейчас поищу, — и она отправилась на поиски материала. А пока Рарити искала нужный рулон, снаружи раздался голос Пинки:

— Внимание, внимание! Сегодня в кафе состоится вечер для поклонников книг Мэйрлока Холмса! Уникальная атмосфера, живое чтение первой книги автора!

Фредди вышла на улицу.

— О, привет, Фредди, — заметила Фредерику Пинки, — как дела с подготовкой?

— Вроде нормально. Но откуда ты знаешь?

— Джастин рассказал. А заодно попросил ему кое с чем помочь. Для начала – оповестить жителей города о предстоящем событии.

— Ты тоже примешь участие? Этот вечер будет не из тех, что ты любишь.

— То, что я люблю вечеринки, не значит, что они обязательно должны быть яркими и шумными. Одно дело, когда нужно расшевелить явно унылый вечер, и совсем другое, когда для праздника готовится особая атмосфера. Праздник он всегда праздник, даже если тихий. Ладно, я пойду, нужно ещё народ оповестить. — И она куда-то ускакала.

Фредди вернулась в «Карусель», где её уже ждала Рарити.

— Вот, удалось найти неплохой кусок. Думаю, он будет в самый раз. Тебе помочь его повесить?

— Если не сложно.

— Буду только рада помочь с организацией вечера, который не перерастёт в шумную вечеринку. Я, конечно, не против дискотек, но иногда хочется чего-то спокойного.

И они прошли к кафе, где довольно быстро всё повесили, благо у обеих был хороший глазомер, и они не спорили о том, что и как должно висеть. На сам помост постелили ковёр из кладовой кафе. На этом подготовка была закончена, оставалось только ждать вечера. А до тех пор Фредди решила, наконец, попробовать себя в роли официантки. Фолкси объяснила ей, что нужно делать и Фредерика принялась за работу. Получалось у неё неплохо, разве что писать, держа карандаш зубами, было не очень неудобно, так как она привыкла держать его хвостом, но к этому она приноровилась довольно быстро. Самое сложное состояло в том, что нужно было всё делать быстро и аккуратно. И если с аккуратностью у неё было всё в порядке, то в плане скорости дела обстояли не очень, так как маневрировать с подносом среди столиков было не очень удобно, но к этому, опять же, она сумела приспособиться.

Остальные официанты и официантки, наряженные в костюмы детективов и их помощников, кроме того, что разносили заказы, ещё и общались с посетителями исключительно в той манере, какую использовали во времена, описанные в книге Мэйрлока Холмса. Правда, двигаться им тоже было не очень удобно, так как к плащам ещё нужно было привыкнуть.

Спустя час или, возможно, чуть больше, пришёл Гаджет. Увидев Фредди, он сильно удивился:

— Она тоже решила найти работу? – подумал он, а затем помахал ей, привлекая внимание.

— Привет, Гаджет, — сказала она, подойдя к его столику, — что будешь заказывать?

— Привет. Решила попробовать себя в новом качестве?

— Можно сказать и так. Просто захотелось узнать Фолкси поближе, а то она вечно на работе.

— Понятно. А почему все официанты так странно одеты?

— Пинки тебе не сказала? Сегодня в кафе состоится вечер почитателей творчества моего отца.

— Нет, видимо не дошла ещё. И да, сегодня же юбилей выпуска его первой книги. В таком случае, я обязательно приду. Так, а теперь пора перейти к заказу.

Гаджет сделал заказ, а Фредди попыталась его записать, но карандаш выпал у неё изо рта:

— Блинчики, у меня от писанины скоро челюсть сведёт, — и она вытащила хвост, которым взяла карандаш и записала заказ, — другое дело.

Что самое интересное – никто не обратил на её хвост никакого внимания. Однако снимать шляпу Фредерика пока решила повременить.

Время шло, а Фредди не особо и устала, видимо давала знать её драконья часть. Дочь писателя подумала, что другие официанты будут смотреть на неё косо, в том числе из-за хвоста, но те смотрели на неё исключительно с уважением и даже старались помочь. Так, когда она шла относить очередной заказ, то споткнулась и едва не уронила поднос, но его успел подхватить один из официантов-единорогов.

— Спасибо, — сказала ему Фредди.

— Не за что, — сказал тот, бережно устраивая поднос у неё на спине, — но будь осторожнее. Кстати, очень симпатичный хвост.

— Спасибо, — снова поблагодарила его Фредди и пошла относить заказ дальше.

Ближе к назначенному времени к кафе начали подходить пони-поклонники Мэйрлока Холмса. И всё бы ничего, но они тоже были в плащах, из-за чего было сложно определить, где посетитель, а где официант. Тогда Фолкси предложила официантам снять плащи, так как помимо, собственно, плаща, костюм состоял ещё и из рубашки и безрукавки.

— Не совсем то, что я планировала, но тоже смотрится неплохо, — сказала Мэй, одетая, к слову, в платье под стать той эпохе, которую описывал в своих книгах Мэйрлок. Ей его принесли из театра, когда услышали объявление.

— Вечер вечером, а соблюдать достоверность нужно, — сказал ей костюмер, принесший платье, — вы бы нам сказали, мы бы и аутентичные костюмы официантов нашли.

— Простите, было мало времени. Ещё раз огромное спасибо за костюмы.

Когда пришёл Гаджет, Фолкси подлетела к нему и усадила на место в первом ряду перед сценой.

И вот, пора начинать. На сцену вышла Мэй, раздались аплодисменты. Когда они стихли, Фолкси начала:

— Итак, приветствую вас на этом вечере. Как вы все знаете, мы собрались здесь в честь юбилея выхода первой книги замечательного писателя Мэйрлока Холмса. И у нас для вас небольшой сюрприз. Как вы могли заметить, вас обслуживает не совсем обычная официантка.

— Та, которая со странным хвостом? – раздалось из зала.

— Именно. Так вот, она дочь мистера Холмса и специально для вас она прочитает несколько рассказов из книги. Фредди, выходи на сцену.

Фредерика, смущённая и покрасневшая так, что это было видно даже через её шерсть, прошла на сцену. Раздались аплодисменты, причём не те, что из вежливости, а самые настоящие, полные искреннего уважения.

— Если она читает так же хорошо, как обслуживает, то это весьма достойный выбор чтеца, — сказал кто-то из зала.

Фредди вышла на середину сцены, взяла со столика хвостом книгу, раскрыла её. Затем она глубоко вздохнула и попыталась упокоиться. Ей никогда не приходилось вступать на публике, и пусть здесь было не так много народу, внутренне она паниковала.

— Отрешись от всего, — всплыли у неё в голове слова Фолкси, — Гаджет будет сидеть прямо перед тобой, сосредоточься на нём, представь, что читаешь только ему.

Фредди посмотрела на первый ряд – Гаджет и правда сидел там и с интересом ждал начала чтения. Тогда Фредерика закрыла глаза, а когда открыла, то поняла, что сейчас для неё не существует ни сцены, ни тех пони, что ждут её выступления. Сейчас существовали лишь она, Гаджет, и книга, которую нужно прочитать вслух.

— Как думаете, каким образом могут быть связаны оторвавшийся от игрушки бантик с ограблением дома, или стоящий не на месте дырокол с похищением крупной суммы из банка? – начала читать Фредди, — Если думаете, что никак, то ошибаетесь, ведь именно благодаря таким мелочам порой можно раскрыть, казалось бы, тупиковое дело. Именно на подобное был способен великий сыщик Эдвард Сноу. Я познакомился с ним в…

Фредди читала страницу за страницей, периодически поглядывая на Гаджета. Тот очень внимательно слушал, словно слышал этот рассказ впервые. А это было не так, ведь книга, которую держала выступавшая, была как раз из его коллекции.

Дочь писателя читала с чувством, словно она это написала, или даже более того – пережила. Она этого не замечала, но остальные слушатели слушали её с заворожёнными выражениями морд. Тишина стояла такая, что кроме голоса Фредди не было слышно почти ничего. К кафе начали подходить заинтересовавшиеся зеваки, которые ещё не разошлись по домам в столь поздний час.

— Мимо его головы просвистел стул и, ударившись о стену, упал на пол грудой обломков. Понимая, что миром дело не решить, Эдвард перевернул стол, чтобы тот закрывал его от атаковавшего. Затем он лягнул стол, и пока противник пытался увернуться от полетевшей в него мебели, подскочил к нему, повалил на пол и вырубил. Но на этом бой не закончился. Внезапно в дверях появилось ещё трое.

Когда Фредерика описывала моменты, в которых главному герою угрожала опасность, все замирали и старались не дышать, отчего тишина становилась почти гробовой.

— «Всё-то вы знаете, мистер Сноу», — сказал начальник полиции Эдварду, когда тот рассказал ему, как догадался о том, кто же был преступником. Злодей же был осуждён и ещё долго поминал будущего великого сыщика недобрым словом, сидя в камере.

Фредди закончила читать и закрыла книгу. Наступила звенящая тишина, которую внезапно нарушил Гаджет, начавший топать, за ним затопали ещё несколько слушателей и вскоре кафе и прилегавшая к нему местность потонула в топоте и одобрительных выкриках. Фредди вздрогнула, словно очнулась ото сна, а затем смутилось, ей было непривычно такое внимание. Однако, видя, как всем, а особенно Гаджету, понравилось её чтение, она поняла, что сейчас она счастлива. Счастлива от того, что сумела быть полезной, пусть даже в таком, на первый взгляд, пустяшном деле, и, что самое главное, сумела победить своего самого главного врага – себя. Сумела побороть свою робость, выступить и показать пламя, живущее у неё в сердце, пусть оно было выражено чужими словами.

— Да, — подумала она, — мне определённо что будет написать родителям.

— Скажем Фредди большое спасибо за это замечательное прочтение рассказа, — сказала Фолкси, поднимаясь на сцену.

— Спасибо, Дракончик! – раздалось откуда-то из толпы. Фредди хотела по привычке испугаться, но быстро взяла себя в копыта и помахала толпе в знак благодарности за её благодарности.

— А теперь небольшое музыкальное выступление. Сомневаюсь, что мне удастся так же захватить вас, как это удалось Фредерике, но я постараюсь, — и она кивнула кому-то за сценой.

На сцене появилось пианино, за которое села, внезапно, Пинки Пай. Затем к ней подошла Октавия со скрипкой и выражением морды «Всё, сейчас я выступлю и этот кошмар закончится». И едва ли под «кошмаром» имелся в виду вечер в целом, скорее кое-какая его розовая частность. Затем на сцену вышел Джастин. Все они были одеты как музыканты прошлого, спасибо всё тому же костюмеру. Пинки и Октавия начали играть, затем к ним присоединился Джаз, но в этот раз он играл не на саксофоне, а на флейте.

— Видимо, он специализируется на духовых инструментах, — подумал Гаджет.

Фолкси запела старую песню о том, как однажды добрая волшебница забрала из одного города всех сирот и переметила их на луну, где они жили в сказочном городе, в котором не было бед, и все жили дружно. Что самое интересное, повествование велось от имени той самой волшебницы.

— Сквозь тучи, свозь небо, сквозь горе,

Летите за мной, мои дети,

Там будете жить вы в покое,

В лучшем месте на свете.

Насколько помнила Фолкси, эта песня куда старше, и то, что сейчас пела Фолкси, было одной из великого множества её переработок. Но это не делало песню хуже, лишь добавляло шарма той эпохи.

Когда Мэй закончила, снова раздались аплодисменты, не такие бурные, какие достались Фредди, но тоже довольно громкие.

После выступления Фолкси подошла к Гаджету:

— Ну, как тебе вечер?

— Замечательно. Что Фредди, что ты – обе были великолепны. И кстати, Фредди больше не прячет хвост?

— Разве что по привычке. Я тоже боялась, как посетители к этому отнесутся, но всё прошло спокойно. Видимо жизнь рядом с Вечнодиким лесом даёт о себе знать.

— Главное, что она переборола себя. Ладно, пусть остальные сидят обсуждают книгу, а я пойду, найду Фредди.

К Фредерике же тем временем подошёл директор кафе:

— У меня к вам деловое предложение. Как насчёт устроиться ко мне в штат? Я даже готов разрешить вам ходить в плаще.

— Нет, простите, я просто хотела немного помочь Фолкси. Боюсь, что работа официантки немного не моё.

— Но вы прекрасно справлялись.

— Да, но всё же вся эта спешка не для меня.

К ним подошёл Гаджет:

— Наконец-то я тебя нашёл. Тут столько народу в плащах и шляпах, что я пару раз даже ошибся. О чём разговор?

— Меня вот приглашают на работу в кафе.

— На весьма выгодных условиях, прошу заметить, — сказал директор.

— Боюсь, даже они мне не подходят.

Тем временем Фолкси запела ещё одну песню, в этот раз акапелла, а Гаджет решил выдать директору идею, которую придумал ещё тогда, когда просил его дать Фолкси отгул.

— У меня есть одна интересная идея для кафе. Что если Фолкси будет петь по вечерам? Живые вступления, так сказать.

— Не думаю, что Октавия на это согласится, — сказала Фредди, — она выглядела не совсем довольной.

— Учитывая способы Пинки убеждать, я совсем не удивлён. Но не думаю, что потребуется конкретно её помощь, можно ведь нанять других музыкантов. Так вот, живыми выступлениями вы привлечёте посетителей. А, например, раз в неделю можно устраивать живые чтения. Для начала, всё того же Мэйрлока Холмса, потом ещё что-нибудь. Фредди, ты ведь не против раз в неделю предстать перед публикой?

— Ну, читать вслух мне понравилось, но мне понравилось читать тебе, а если тебя там не будет, то я даже не знаю.

— Я буду приходить. Не всегда, но буду. К тому же там будет Фолкси, так что представляй, что читаешь ей.

— Ну, можно попробовать.

— Вот и хорошо, — обрадовался директор, — тогда жду вас в следующую субботу. Теперь бы с музыкантами разобраться, но это мелочи.

Домой они возвращались втроём – Гаджет, Фолкси и Фредди. Какое-то время вместе с ними шёл Джастин, но затем попрощался и полетел к себе.

— Знаете, — сказала Фредди, — не знаю почему, но после своего выступления мне даже дышать стало легче, словно я избавилась от каких-то пут. И вообще чувствую себя немного увереннее.

— И это здорово, — сказала ей Фолкси, — я же говорила, что в этом нет ничего страшного. Ах да, Гаджет, спасибо за то предложение шефу. Не думала, что успею так соскучиться по пению.

— Не за что. Кстати про скучание, Фредди, ты придумала, что напишешь родителям?

— Не совсем, но кое-какие задумки имеются. Ладно, письмо письмом, но я сейчас хочу принять ванну и рухнуть спать. Фолси, как ты вообще выдерживаешь так целый день?

— Это ты просто перенервничала немного, на самом деле ты очень хорошо справлялась. И я тоже просто с ног валюсь.

— Надеюсь, до дома вы дойдёте? – спросил их Гаджет.

— Не уверена, — сказала Фолкси, — может, понесёшь меня, а? Обещаю спать тихо и не пускать слюнки.

Они засмеялись, а Фредди подумала, что как же всё-таки здорово иметь близких пони, с которыми можно и вместе посмеяться и поделиться горем. Ей снова стало очень стыдно перед родителями, настолько, что она почувствовала ком в горле, но затем сумела успокоиться.

— Надеюсь, родители меня поймут, — подумала она, — Не знаю, простят ли, но всё же я обязана им написать, — а затем сказала вслух, — Фолкси, если хочешь, я могу тебя понести.

— Да нет, я дойду, да и недалеко осталось.

Придя домой, Фредди приняла ванну и уже через несколько минут лежала в кровати. Сон всё не шёл, уж больно много мыслей роилось у неё в голове. Решив, что с этим надо что-то делать, Фредерика взяла перо и начала писать. Получилось немало, кое-что придётся подредактировать, зато в голове наступила долгожданная тишина, и спустя пару минут Фредди уснула спокойным сном.