Автор рисунка: aJVL
ГЛАВА 1 «Беззаботное детство» ГЛАВА 3 "Новый экспонат"

ГЛАВА 2 «Жизненные пути»

ГЛАВА 2 «Жизненные пути»

Шли годы, жеребята росли. Мир тоже не стоял на месте — отсутствие магии стремительно, предсказуемо двигало технический прогресс и за какие-то десять лет дома перестали освещаться факелами, в мир пришло электричество. Паровые машины стали ещё мощнее, появились первые электромобили, но их конструкция была настолько сложна, что это отразилось на их размерах. Подобные машины было опасно использовать в городах, они работали на карьерах, в полях и лесах.

После нескольких ураганов, музей обрёл над собой куполообразную крышу, защищающую экспонаты от непогоды. С годами находок древности становилось настолько много, что все они просто не умещались на территории музея. Многие экспонаты перевезли в другие города, некоторые были выставлены на аукцион и распроданы частным коллекционером. Джон тоже мечтал стал богатым, купить Статую принцессы Селестии и поставить её у себя дома, но он не мог этого сделать по двум причинам: он не настолько богат и статуя была достоянием музея, соответственно не продавалась. Тем не менее, он был счастлив что жил не так далеко, что мог каждую неделю приходить в музей и окунаться в частички прошлого, воображая древний мир, магию и драконов, в которые пони давно потеряли веру. Всего два года назад он перестал рассказывать принцессе о событиях, что творились в мире. Он повзрослел и, понимая что могущественной принцессы больше нет, перестал верить в то, что она его слышит. Тем не менее, встреча с ней здорово изменила его взгляды на жизнь.


— Это всего лишь расщелина? Или ты всё же трус? — смеялся Кайл.

Джон посмотрел на «небольшую» расщелину, всего-то шириной три метра. Вот только если что, падать было довольно долго и больно. Ситуацию осложнял порывистый боковой ветер, из-за которого даже на месте сложно было стоять, не то что передвигаться. Но его друзья всё же перепрыгнули расщелину. Они делали это десятки раз, а вот Джон впервые забрался на такую высоту.

 — Ты испугался какой-то ямки? Ты представляешь что будет дальше? — ехидничала Рина.

 — Не проще ли было подняться на дирижабле? — прокричал Джон.

 — Ты настолько богат, что сможешь купить на него билет? К тому же, дирижабли никогда не подлетают к горе, они почему-то теряют управление и рискуют столкнуться с её поверхностью. Ладно, в этот раз ты зашёл дальше чем тогда, уже неплохо. Мы тебя научим. Ты же хочешь стать отважным искателем сокровищ? — говорил Кайл.

 — Ну конечно! Эквестрия желает получить больше весточек из прошлого, — ответил Джон и задрав голову вверх, безуспешно попытался увидеть вершину горы Кантерлот.

 — Да не скромничай, все мы прекрасно знаем как дорого стоят древние артефакты, — сказал Рина и одним прыжком перепрыгнула расщелину.

К Джону и Рине так же ловко подскочил Кайл. Да, Джон желал получить щедрое вознаграждение за находки. Действительно щедрое, так как в силу разрушений, все пути к древнему городу были практически полностью уничтожены и официальные экспедиции давно отменили, а вот любительские — нет, даже не смотря на то, что не всем удавалось вернуться… Эквестрия была заинтересована в древних находках, ведь ну просто огромная часть её истории канула в лета, а то что находили в других старых городах не проливало достаточно света правды. Аликорны, пегасы, единороги — до сих пор тема для бурных обсуждений. Если наука отрицала их существование, то многие авторитетные историки придерживались совершенно иных взглядов. Но ни те, ни другие весомых доказательств своих теорий не имели, что и привело к бесконечным столкновениям разных умов.

Печально вздохнув и посмотрев на расщелину, Джон развернулся и вместе с друзьями начал опасный крутой спуск. Страховочный трос, которым все были обвязаны, был надёжно прикреплён к камням и стенам горы, но обрывался у самой расщелины, где Джону просто не хватило духу совершить прыжок без страховки. Он слышал, что через расщелину многие прыгали, но не многие допрыгивали, что его сильно пугало. Как ни старался, жеребец не хотел выдавать свой страх перед друзьями, но те его видели и прекрасно всё понимали. Рядом пролетела большая птица. То ли орёл, то ли сокол. Она уверенно махала большими крыльями и ловко маневрировала в воздухе. В ней чувствовала лёгкость и совершенное бесстрашие. Чего же бояться, когда ты рождаешься с крыльями?


Повзрослев и став молодой симпатичной кобылкой, от красоты которой все жеребцы исходили слюнками, Диана, к всеобщему удивлению, не пошла в модели, как ей пророчили практически все, а устроилась работать в окружном музее истории. Она была пони науки, имела великолепный ум и сильнейшую тягу к загадкам. Но современная наука была слишком слабо развита и технологии её применялись не повсеместно. Кобылка долго думала какой путь избрать и остановилась на историческом. Реставрации артефактов, изучение древней письменности, поиск информации о прошлом страны. Когда она устраивалась в музей, то ей на выбор пали две коалиции: историки, верящие в древнюю мифологию и соответственно, скептические и прагматичные умы реалистов. К удивлению первых, Диана выбрала второй путь, не веря в отличие от брата в бредни про магию и летающих пони, хотя в глубине души верила в былое существование Селестии и надеялась однажды совершить такое открытие, благодаря которому её умирающая детская вера вновь оживёт.

Пока что она спокойно выполняла свою работу вместе с коллегами, особенно тщательно изучала две статуи аликорнов. Они лучше других экспонатов сохранились. Не единой трещинки, скола. Материал был похож на гранит, но куда прочнее. Разумеется историки хотели понять его структуру и передать учёным умам, дабы те получили новые возможности для постройки долговечных зданий. Только почему-то другие древние постройки Эквестрии не имели в своих составляющих подобного материала, что вводило историков в тот ещё тупик. Зачем делать такие прочные статуи, если можно построить целый дворец? История полна загадок.

 — Диана, они всё же доставят это в наш музей! — в помещение реставрационной комнаты зашла довольная кудрявая пони.

Она поморщилась от солнечного света, что проходил через потолочное окно и ярко отражался от белой шёрстки Дианы.

 — Отличная новость, Шакира! Давно нам не присылали находки из самого Кантерлота! Оно правда настолько красиво как говорят в столице? — обрадовалась светленькая.

 — Оно просто потрясающе! Его хотел купить сам мистер Вандергор, но даже ему совет отказал в продаже такого ценного артефакта. Ух как не терпится посмотреть! — улыбалась Шакира.

 — Да, не каждый день что-нибудь падает с горы. Когда привезут? — Диана ловко орудуя кисточкой во рту, очищала от пыли ветхую книгу, от которой фактически осталась лишь безымянная обложка.

 — Точную дату не называют, говорят скоро, — задумалась Шакира, поправляя на носу очки.

 — Скоро может настать завтра, а может через год, — шептала Диана с кисточкой во рту, сосредоточенно чистя обложку.

 — Что? — спросила подружка.

 — Да ничего. Будем ждать, — Диана посмотрела на Шакиру и улыбнувшись, продолжала работать.


Вернувшись домой, Джон незамедлительно побежал на кухню. Чистый горный воздух и целый день проведённый наравне с адреналином привели жеребца к неутолимому голоду. Хотя нет, утолимому… через каких-то десять минут.

Ноги устало ныли, болели многочисленные ссадины, а глаза вовсе хотели закрыться, особенно после сытного ужина. Тёплый ветерок, что шёл из приоткрытого окна, нежно обдавал мордашку усталого Джона. Щебетание птиц и приглушённые звуки улицы убаюкивающее воздействовали на его разум.

 — Ты снова шлялся по горе? — внезапно раздался громкий крик матери, после которого Джон не то что взбодрился, но едва не испустил дух.

 — Мам… — начал он.

 — Ты знаешь как я переживаю? Вот отец вернётся из командировки, он тебя выпорет как в старые времена! — злилась мама.

 — Я уже не маленький и как год закончил школу! — возразил жеребец.

 — Вот именно что год! Вместо того чтобы пойти работать ты гуляешь со своими безбашенными друзьями? Сколько раз говорить, не суйся на гору, там слишком опасно! — ругалась мама.

 — Однажды я найду что-то очень ценное и принесу нам много денег! Надеюсь тогда ты наконец поймёшь мой выбор! — Джон обошёл кобылицу и выбежал на улицу.

Семья не была бедной и нехватки в деньгах не было. Джон уже не знал как ещё оправдать свой поступок, свой выбор. После столкновения с «неизведанным», в нём пробудилась невообразимая тяга к жизни. Вокруг всё так интересно и чем недоступнее место, тем больше оно притягивало Джона к себе, заставляя его чувствовать себя чуть ли не первопроходцем.

В Эквестрии набралось немало групп, желающих подобраться к руинам удивительного города. Они называли себя «Охотники за реликвиями» и в одну из них Джон так жаждал попасть. Да он уже попал, по знакомству. Рина училась в одном классе с Дианой и особого труда присоединиться к ним, не возникло.

Они в глазах жеребца были настоящими героями. Без страха и упрёка, активные и целеустремлённые. Джон не мог похвастаться тем же, каждый шаг по горным тропам давался ему с огромные трудом, а тормозило его одно — страх. Боязнь высоты? И это тоже. Крутые неровные тропы, острые как лезвие камни, узкие проходы и широкие расщелины. Если нарвёшься на «домик» птиц и напугаешь их, то в поднятом шуме, хаосе легко потерять ориентацию и упасть вниз, особенно когда птицы начнут защищать свои гнёзда. Горный мир не для любителей, а вот Джон как раз и был одним из них. Многие жеребцы и кобылки невольно отдали свои жизни в поисках сокровищ, в поисках «заветной тропы», которая привела бы их к Кантерлоту. Они знали на что идут, чем рискуют, но до города добирались лишь единицы и о них слагали легенды, ведь они рассказывали такое, от чего кровь стынет в жилах. Охотники говорили, что где-то там, на склоне горы находится не просто город. Там лежит целый мир и те, кому повезло увидеть его, самые счастливые пони на земле. Сколько лет прошло с тех пор, как была разрушена последняя дорога к руинам? Триста лет назад? Пятьсот? Никто точной даты не знает. Пони сейчас жалеют лишь об одном — своевременно как следует не изучили руины, а лишь относились к ним как к музейным экспонатам, которые в большинстве случаев даже трогать боялись. Сейчас, даже не смотря на ветхость фундамента Кантерлота, смелости в них прибавилось, но уже слишком поздно.

Неофициальные экспедиции всё продолжаются, каждый год не обходится без несчастных случаев, но правительство, не смотря на всеобщее возмущение, на всё закрывает глаза. Им было стыдно, что львиная часть истории древней расы была утеряна, что не смогли в своё время найти архив всех летописей, что находился лишь в Кантерлоте. Они тоже надеятся, что хоть одна группа Охотников за реликвиями найдёт заветную тропу и тогда, страна получит шанс узнать своё прошлое, успокоить возбуждённые умы истории, науки и археологии, которые нескончаемо спорят о происхождении вида, об аликорнах, да вообще обо всех находках, многие из которых, идут в разрез с существующими правилами. Мир находился в душевной дисгармонии, которая с каждым годом всё больше разрасталась. Которая всё дальше отдаляла современное общество пони, от древней волшебной цивилизации, способной творить настоящие чудеса.