Автор рисунка: MurDareik
Глава 2. Три вещи, которых стоит опасаться

Глава 1. Новенькая

Флаттершай попадает в новую школу.

В кабинете стоял дым коромыслом: жеребята резвились вовсю. Обычное дело, ведь стоит только оставить маленьких пегасов без присмотра хоть на минутку, как они тут же устраивают ералаш. Педагоги постоянно жаловались друг другу на сорванцов, грозились раз и навсегда положить конец необузданным выходкам, и всё же в их словах слышалась затаённая гордость. Именно благодаря энергичности своих учеников школа Клаудсдейла никогда задних не пасла. Она поражала всех своими достижениями как в спортивных соревнованиях, так и в учёбе. Воспитанники Клаудсдейла всегда отличались ловкостью и скоростью. Благодаря им о городе сложилось мнение, будто живут там сплошь отличники да чемпионы. Впрочем, школа имела полное право гордиться своими выпускниками: сколько кубков, медалей, почётных грамот добыто ими на различных состязаниях! «Славься, великолепный Клаудсдейл, город в небесах!» – так когда-то сказал один великий пегас, и его слова мигом зажгли в юных сердцах дух соревнования. Множество песен, стихов и девизов придумывали жеребята, чтобы стать лучшими буквально во всём, чтоб непременно быть на голову впереди остальных. Народ горячий, не скрывает, что любит помериться силами, заодно и покрасоваться не прочь.

Потому труднее всего было следить за дисциплиной. Жеребятки то поссорятся, то подерутся, а на следующий день – как ни в чём не бывало. Чтобы работать учителем в Клаудсдейле, необходимо иметь железную выдержку и строгий характер. К слову, таким и было большинство учителей, но даже самым стойким из них порой приходилось несладко.

Если ученики постоянно соревнуются между собой и частенько ссорятся, это вовсе не значит, что они плохие, испорченные жеребята. Так может показаться на первый взгляд, но если познакомиться с ними поближе, сразу станет понятно, что на самом деле они очень добрые, а их верность друг другу не имеет предела. Если кто-нибудь окажется в беде – непременно помогут, и за любой недостойный поступок провинившемуся спуску не дадут. У них своё общество, свои правила. В конце концов, из Клаудсдейла выходили легендарные личности, потому-то едва ли не каждый пегасик, в каком бы городе он ни жил, обязательно хочет попасть учиться именно туда.

Жеребята играли в салки прямо в кабинете. Они бегали, перепрыгивали через парты, катались по полу, гонялись друг за другом. В пылу веселья никто не заметил, как открылась дверь и в кабинет твёрдой походкой вошла учительница, пегаска фиолетового цвета.

– Ну-ка успокоились! – окинув беглым взглядом царящий беспорядок, громко крикнула она.

Всякое движение тут же прекратилось, в воздухе повисла неловкая тишина. Учительница выдержала паузу, мило улыбнулась и сказала твёрдым голосом:

– Класс, попы сели.

У каждого педагога в Клаудсдейле своя собственная манера общения. Ничего удивительного, так повелось во всех школах Эквестрии. На месте ученика многие бы посмеялись над такой вот фразочкой, на месте учителя – опасались получить прозвище. Но всё равно почти у каждого учителя в запасе есть коронная фраза. Вот, например, был один, у которого в такой роли выступало выражение «закрой тумбочку». Хоть и прозвучало оно лишь однажды, но недрёманные силы великого и могучего братства школяров моментально нарекли его Тумбочкой. Впрочем, к нашей истории это уже никак не относится.

Жеребята просияли в ответ, после чего скоренько расселись по местам. Им ужасно нравилась эта фраза, и хорошо, что они были ещё маленькие и не осмеливались придумывать своим наставниками клички, а то Санни Джонс – именно так звали учительницу – наверняка бы получила не слишком благозвучное прозвище.

– Прежде чем мы начнём урок, – обратилась Санни к классу, – я хочу представить вам новую ученицу. Итак, знакомьтесь: Флаттершай!

С этими словами она повернулась к двери. Однако из-за неё никто не появился.

– Флаттершай, мы все ждём тебя, – повторила своё приглашение учительница. Из коридора донеслось тихое цоканье копыт, и в кабинет вошла жёлтая пегасочка с розовой гривой. С первого взгляда было ясно, что она очень сильно стеснялась, даже её грива казалась смущённой, до половины скрывая лицо малышки. Малышки? По виду она была старше любого из учеников в классе года на два, а некоторых – на целых три.

Все взгляды моментально обратились на новенькую. Жеребята принялись толкать друг друга и смеяться; кому-то из них она явно пригляделась. «Ого, да у нас тут любовное приключение намечается!» – хихикали кобылки на «галёрке».

Поднявшийся шум лишил несчастную пони остатков смелости. Она испуганно замерла на месте, опустила голову и закрыла глаза. Санни Джонс метнула на задние ряды строгий взгляд — и класс тут же притих. «Смелее, моя дорогая, вон там я вижу свободное место. Совсем рядом, недалеко», – с этими словами она обняла Флаттершай крылом и сделала несколько шагов в нужную сторону, затем остановилась, предоставив новой ученице идти дальше самой.

Жёлтая пегасочка медленно направилась между рядами парт, но теперь, когда она лишилась поддержки, её била сильная дрожь и она еле передвигала ноги. Тихонько, чуть дыша, села на то единственное свободное место. Её соседкой оказалась кобылка с голубой шёрсткой, радужными гривой и хвостом, которая мирно посапывала, лёжа на парте и спрятав лицо в копытах. Судя по всему, происходящее вокруг её нисколько не интересовало.

– Рэйнбоу Дэш! – громко окликнула её Санни Джонс. – Ну-ка не спать на уроке!

– А я и не сплю, – поднимая голову, ответила растрёпанная, как воробей, пегаска. Вообще своей внешностью она больше смахивала на неряшливого жеребёнка, чем на кобылку, однако было в этой её безалаберности что-то милое, располагающее к себе.

– Ого, а ты ещё кто такая? – Дэш окинула неизвестно откуда взявшуюся пони удивлённым взглядом. Весь класс тут же разразился хохотом.

– Её зовут Флаттершай, она будет твоим соседом по парте. Она здесь совсем новенькая, осталась на второй год, и её перевели к нам. Кстати, именно ты и расскажешь ей про наши порядки, покажешь комнаты, столовую и прочее, – подмигнула пони-педагог.

– Почему сразу я?! – округлила глаза Рэйнбоу, её гривка взъерошилась пуще прежнего.

– Потому что ты и так почти ничего не делаешь, заодно и порасспросишь у неё, каково это – остаться на второй год. Тебе будет полезно узнать, – снова улыбнулась Санни, после чего обратилась к классу:

– А теперь начнём урок...

Для любого жеребёнка перейти в другую школу – будто начать жизнь с чистого листа. Новые друзья, учителя, атмосфера… и новые приключения, разумеется.