Дневник Дискорда

Собираясь домой, Твайлайт и Спайк обнаружили в Кантерлотской Библиотеке потайную комнату и находят в ней очень старую книгу, прочитав которую Твайлайт открывается невероятная правда.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Забытые города

Многие поколения пони живут и уже не помнят, что происходило хотя бы пару десятков лет назад. Но их собственная жизнь уместится разве что в половину этого срока. Останки забытого прошлого продолжают пополняться сегодняшним, мимолётным днём. А что ждёт пони дальше, помнит только история.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Рейвен

Никто из живущих сегодня не может сказать откуда она пришла; она просто всегда была рядом. И в тоже время, мало кто смог повлиять на жизнь Селестии больше, чем Рейвен, её самый верный помощник.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Первый снег

Сегодня вспоминаем осенний тлен, любимый возраст последних романтиков, на которых постлетняя депрессия давит особенно сильно, а так же замечательный фильм "Игра".

Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Твайлайт Спаркл и контрафактные Элементы

В заброшенном замке в глубине Вечнодикого леса битва против Вечной Ночи близится к концу. Найтмер Мун ослаблена и почти побеждена, а Твайлайт пробудила пять элементов, которые воплощают её друзья. Но есть одна проблема. Она не может призвать шестой! Из последних сил Твайлайт творит мощное и древнее заклинание (из библиотеки, в которую ей технически не разрешалось заходить), чтобы призвать последний Элемент из одной из параллельных вселенных. (Они ведь без него обойдутся, верно?). К сожалению, её заклинание срабатывает слишком хорошо, и теперь она в куче Элементов. Сможет ли она найти истинный Элемент Гармонии, или она спятит, пытаясь отсеять те многие, что немного "не такие"?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Укрощение монстра

У каждого есть шанс на исправление - даже если вы монстр и террорист №1.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Imperial Rage

Высокое содержание насилия. Ненормативная лексика. Просто неприятный стиль написания. Ф обшем, фсйо, как йа люплю. Наслаждайтесь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Шайнинг Армор

Умойся!

От Эпплджек стало попахивать. И Рэрити полна решимости исправить эту ситуацию, с согласия Эпплджек или же без оного.

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек

Наказание еретика

После поражения при Кантерлоте королева чейнджлингов ввела строгий запрет на любое упоминание о провалившемся вторжении и на произнесение имени принцессы, которая победила её. Наказание за ослушание — смерть. Когда один чейнджлинг случайно обронил это имя, королева Кризалис немедленно приговорила его к смерти через побивание камнями. Вот только казнь проходит совсем не так, как ей хотелось...

Кризалис Чейнджлинги

Пегаска и чудовище

Безграничная доброта Флаттершай ко всем созданиям на свете стала буквально легендой Понивилля. Но когда из Вечнодикого леса пришла странная буря, пегаске и её подругам пришлось задуматься о пределах сострадания и опасностях жизни с сердцем, распахнутом навстречу всему миру. От переводчика: Это рассказ о тех давних временах, когда Твайлайт ещё писала письма принцессе Селестии и не умела летать.

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: aJVL
1. Ночной экспресс

Пролог

Night is hunger...

Ночь. Тихая и такая мрачная. Облака застилают небо, медленно крадутся по его полотну, украшенному яркими белыми светлячками — звездами. И крупный диск луны, как никогда прекрасной, старается осветить тьму на земле. Но нет, облака не дают лучу лунного серебра пробраться к земле и наполнить ее жизнью. А город спит. Что за город, спросите вы? А я отвечу. Форестаун — город северо-западней Клаудсдейла, расположенный в паре миль от Вечнодикого леса, распростертого на гектары и гектары на западе страны пони.

А город спит. Масляные фонари тусклым светом освещают его не столь широкие улицы, вымощенные, как и во многих городах, обычной брусчаткой, на которой оседает пыли больше, чем на книгах библиотеки, от чего дороги приобретают желтоватый оттенок. Этот городок не отличался особо большими размерами, скорее наоборот, слегка превышал собой деревню, но все же назывался городом. Точнее городком. Дома, кстати, не уступали по желтизне дорогам, ведь были выстроены из дерева, который красили в желтый. Это была одной из традиций городка. Эти самые желтоватые дома были от силы в два этажа высотой, потому что при размерах города строить дома с большим количеством этажей просто не было нужды. Центральная площадь города отличалась от остальных улиц более серым оттенком мостовой, что говорило о том, что за ней тщательно следили. Вокруг невысокой ратуши, выполненной в традиционном стиле, располагался городской рынок, но, по понятным причинам, сейчас тут не было души.

Но вернемся к улицам. Свет в окнах домов не горел уже как несколько часов. Да, город засыпал. А погода обещала дождь. Тихо скрипя, на ветру покачивались фонари. Дул легкий ветерок, но даже от него по спине любого пони пробежали бы мурашки. На одну из улиц пала тень. Тень от пони, конечно же. Эта бедолага, к своему несчастью, добралась до города лишь к полуночи, а в это время единственная гостиница города уже была заперта на замок. Какого причина такого поведения хозяев столь необходимого круглосуточно заведения? Кто знает. Так вот, вернемся к нашей бедной пони, что тащила за собой небольшую телегу. Это была достаточно молодая пони, лет двадцати, имеющая тускло-оранжевую шерстку и зелено-желтую ухоженную гриву, позади головы заплетенную в косу. Хвост был скрыт под стандартным коричневатым плащом-накидкой. Глаза у пони были желтые и... Испуганные! Бедолага каждый раз оборачивалась назад и судорожно смотрела по сторонам, будто опасаясь кого-то.

Но вот ветер усилился, и каким-то неведомым способом огонь в фонарях потух. Тьма. Сердцебиение у земнопони в миг усилилось так, что она начала ощущать его в висках. Что-то мелькнуло во тьме, донеслось шипение и... Глаза. Два больших зеленых глаза и хищный оскал. А главное — запах страха. Крик оборвался через пару секунд, успев лишь мельком известить округу. И тут же загорелся свет. И не только на улице, но и в окнах.

Помощь подоспела через пару минут. Но бездыханное тело бедолаги лежала на пыльной дороге. Бледная мордочка, потускневшие глаза. Глаза, широко раскрытые от ужаса...