Автор рисунка: MurDareik
Пролог 2. Дождь обещает быть

1. Ночной экспресс

Lie awake in bed at night...

Ночь. Коридор до тронного зала как всегда пуст. Лишь пара стражей стоят подле величественных дверей в тронный зал. Шесть подруг, руководимые лавандовым аликорном, не спеша, но с волнением, шли к тем самым дверям. Все шестеро вели дискуссию, пытаясь выдвинуть свою точку зрения на то, зачем в тот самый вечер, когда Твайлайт посещает подруг, их всех срочно вызывает принцесса Селестия в Кантерлот. Ночью. Без любых объяснений. Естественно, им повезло, ведь на вокзале тогда остались билеты только на экспресс, что было им только на руку.

И вот тихо шумя, шестеро входят в зал. Первое, что удивило подруг, был тот факт, что вместо Селестии на троне сидела Луна! И вид у нее был, мягко говоря, не очень. Хмурая и в то же время печальная принцесса ночи суетливо поднялась с места и очень быстро покинула тронное возвышение, спустившись к Твайлайт и ее подругам, успевшим прошествовать в молчаливом удивлении половину расстояния, отделявшего их от Луны. Та, в свою очередь, уже готовилась толкнуть полную боли и скорби речь, понимая, что сейчас ее осыпят вопросами. Шучу, не такая уж речь и тоскливая. Когда Твайлайт и пять ее подруг подошли к принцессе ночи, то та сразу остановила их жестом, показывая, что не желает вопросов. Она молчаливо кивнула и повела подруг за собой. Как только все семеро покинули тронный зал, то Луна начала:

 — Твайлайт. Ты, как и твои подруги, сильно удивлена тому, что моя сестра вызвала вас в столь позднее время сюда, в Кантерлот, — Луна говорила весьма спокойным голосом, но ее вид выдавал ее волнение. — Так вот. Вас вызвали, чтобы сообщить вам дурные вести...

Небольшая пауза, которую сделала принцесса, предназначалась подругам для усвоения сказанного, а нам — для оценки обстановки. Стоит упомянуть то, что шли героини весьма шустро, преодолев уже половину пути по коридорам. Куда они шли? В покои принцесс конечно же. Стоит отметить, что погода этой ночью была весьма неблагоприятной. Северный холодный ветер дул достаточно сильно, от чего за окнами, украшенными витражами, шумели и кренились деревья. Лунный свет, кстати, пробиваясь через витражи, приобретал тусклый оттенок того же цветного стекла, через кое он проходил. Но вернемся к нашим пони.

Добравшись до покоев, Луна подошла к приоткрытой двери и, распахнув ее, пригласила подруг войти. Оказавшись внутри, все шестеро были вновь ошеломлены. На большой кровати, слегка растрепанной, лежала не менее потрепанная Селестия. У нее был очень грустный и усталый вид. Небольшие синяки под глазами говорили о том, что не менее суток провела принцесса без сна.

 — Твайлайт, — наконец нарушив тишину, молвила Тия. Она попыталась улыбнуться, но печаль, усталость и смятение исказили эту улыбку, сделав ее нелепой и скованной.

 — Принцесса! — воскликнула Твайлайт, вздрогнув крыльями и подскочив к своей наставнице. Вид Твайлайт ничуть не отличался от вида ее подруг, которые были не просто ошеломлены, но и напуганы, и даже находились в замешательстве. Но Твайлайт вновь молвила. — Принцесса Селестия! Что с вами?! Что случилось? Это как-то...

 — Твайлайт, послушай! — прервала ее принцесса дня. — Послушай. То, зачем я вызвала тебя, не терпит отлагательств. Вчера мне донесли дурные вести с севера. Вернулось то, что не должно было вернуться. И теперь все мы в большой опасности!

Это заявление повергло всех еще больший шок. В головах пони сразу зарождались вопрос, и с каждой секундой их становилось все больше. Выдержав паузу, Селестия усталым голосом продолжила:

 — Милая Твайлайт. Ты очень начитанная. И ты многое знаешь. Но то, что вернулось, не упоминалось нигде. Нет такой книги, где есть описание этого существа... — Селестия более менее серьезным взором окинула сначала Твайлайт, потом остальных. — Его имя ничего никому не скажет. Известно только то, что оно старше нас с сестрой на много тысяч лет, — комнату наполнились охи и ахи. Конечно, как еще реагировать, когда такие вещи говорит аликорн, которому уже за четыре тысячи лет. Селестия с горечью в голосе продолжила. — Это создание мрака и хаоса. Он необуздан и свереп. Однажды мы с сестрой встречали его. Он был повержен и заточен в камень, что был спрятан в глуши Вечнодикого леса. Три тысячи лет назад. И вот, он вернулся... Движимый голодом и ненавистью. Жаждой мести.

 — Он обладает силой, способной разрушить тонкую грань гармонии и ввергнуть Эквестрию в новую эпоху хаоса и раздора.. — помогла с окончание монолога сестре Луна.

Комнату захватила тишина. Все думали над сказанным. Но от сказанного лишь возникали вопросы. Первой подала голос ЭйДжей.

 — Погодите-ка. Выходит, что это тоже аликорн?

 — Нет. Это дух. Дух страха и тьмы, — пояснила Луна. — Он высасывает из живых существ страх и жизненную силу, питается этим...

 — Но как он тогда освободился из каменной тюрьмы? — перебила Рэрити. Но ответ она не получила.

Теперь же в комнате стоял гомон. Все на перебой сыпали на сестер вопросы, на которые они порой не то, что не могли дать ответ, а просто не успевали. Так продолжалось около часа, пока измученная Селестия не смогла всех угомонить и закончить встречу тем, что сказать цель вызова.

 — Я пригласила вас сюда, чтобы сообщить. Вам необходимо отправиться в Форестаун, городок, где были обнаружены первые жертвы. С вами отправится Луна, ведь без нее вам не справиться. Я не могу помочь вам, ведь неким загадочным образом магия, направленная на это существо с моей стороны блокируется. Вы же, как носительницы элементов гармонии, сможете остановить его. А теперь ступайте. Луна проводит вас.

Шестерка послушно поклонилась и вместе с Луной покинула покои. Выбравшись к тронному залу, семеро пони остались там. Оставшуюся часть ночи Луна рассказывала им то, что знает об этом духе. Не все, но многое. Под утро было решено, что следующей ночью все семеро отправятся в путь.

Днем следующего шесть подруг были заняты сборами. Они решили, что возьмут лишь необходимы вещи. Рейнбоу Дэш сразу заявила, что готова надрать круп этому духу-проказнику прямо сейчас и никакие вещи ей нужны, но, видимо, все пропустили это мимо ушей, поэтому она взяла недавно начатую книгу о приключениях Деринг Ду. Флаттершай сообщила, что собирать ей толком нечем, как, впрочем, и остальным. Собрали больше всех вещей лишь Твайлайт, которая набрала разных книг, и Рэрити, набравшая больше всего барахла. Под вечер все шестеро стояли на перроне и ждали поезд в Кантерлот, который к время отбытия их экспресса успел привезти их. На платформе в столице их ждала принцесса Луна и отряд ее ночных стражей, которые в сумме с подругами заняли целый вагон. Ровно в десять вечера вся экспедиция уже мчалась на всех парах на север, на встречу загадкам, тайнам и тьме, окутавшей ночной экспресс.

* * *

Ночь. Вечнодикий лес как всегда укутан сумерками. Ни тебе ветра, ни тебе звезд. Ничего. Только шорохи, тихий свист, шелест. И иногда тишина. О да, в этих местах, в глубине леса, очень тихо. Почему? Потому что здесь правит страх. Темная высокая фигура мирно бредет по единственной тропе. Но не вглубь своих владений, нет. В соседнее "царство". Зачем? Его там ждут. Тихая ночь. В лесу света не много, но даже эта причина не заставляет темную фигуру единорога воспользоваться магией и нарушить тьму. Нет. Он прекрасно ориентируется. Он все прекрасно видит.

И вот он дошел до границы. Невидимой, но ощутимой. Там, за ней, лес живой. Там проглядывает свет звезд, луны. Там слышно щебетание ночных птиц. Слышны звуки насекомых, ночных зверей. Видный стайки светлячков, разукрашивающих своими телами темноту ночи. Легкая улыбка возникает на мордочке единорога. Эта красота пусть и манит его, но она ему чужда. Он не привык находиться в ней слишком долго — она умирает в его присутствии. Но заявился он не ради нее. А ради ее хранительницы. Посильнее укутавшись в свою черную накидку, единорог пересекает границу. Весь мир замирает. Что-то не так. Видно, как под копытами этот незваного гостя чахнет трава. Вздохнув, наш незнакомец тенью начинает пробираться вглубь.

Минута. Две. Десять. Время тикает, а наш герой идет. Но он не знает, где именно встретит того, кого он ищет. Всегда разное место. Но спустя четырнадцать минут ему везет. Перед ним поляна. На поляне небольшой костер. А подле костра лежит светло-коричневая единорожка с короткой каштановой гривой и длинным, собранным в пучок, хвостом, в который вплетена лоза дикого винограда. Ее длинные ножки слегка подобраны под себя, а задние оплетены такими же лозами, что и вплетена в хвост. Место, где должна быть метка плотно скрыто, что не дает нам узнать талант пони. Ее голову венчает венок из лесных цветов. Глаза прикрыты, но на мордочке застыла легкая добрая улыбка.

Наш герой уже переступил границу поляны и двинулся к прелестной единорожке. Та, мягко открыв глаза, чуть проморгалась, чтобы привыкнуть к освещению, а после еще сильнее улыбнулась. И вот они встретились. Поприветствовали друг друга шепотом. Они давно привыкли говорить тихо. И вот они уже лежат, прижавшись боками друг к другу, ведут тихую беседу. Теперь мы можем оценить и единорога. Высокий, подтянутый жеребец. Темно-серый окрас и черная, как смоль, грива. Длинный и ухоженный хвост. Кьютимарки не видно, а точнее — ее нет. Глаза зеленоватые. Ничего необычного. Тихая беседа продолжается. Видно, как единорожка за что-то упрекает серого, а тот пытается оправдаться. В итоге оба замираю и любуются тихо трескающим костром.

Рассвет. Костер потух. Двое греются в объятьях, тихо сопя в четыре ноздри. Эта безмятежность обманчива. Кто бы знал, кем являются эти двое. Буря и штиль. Вот как их можно описать. Но не спавшие полночи, пони не намерены вставать. Отнюдь, они лишь крепче прижимаются друг к другу и продолжают свои путешествия в странах грез.

Солнце перевалило через верхушки деревьев и осветило ранее недоступную для света часть поляны. Наш серый друг очнулся, как только первые лучи солнца коснулись его. Он раскрыл глаза, подскочил на месте и, шипя, отпрыгнул в тень. Придя в себя, он обнаружил, что шерстка его стоит дыбом от такой реакции. Попытки ее пригладить не увенчались успехом. Плюнув на это, он огляделся. Его знакомой не было, костер давно потух, а он сам остался в одиночестве. Томно вздохнув, единорог что-то прошептал и с поникшей головой и ужасным настроением направился прочь с поляны, туда, откуда он явился. Ни души не попалось ему навстречу. Лес замирал, как только жеребец проходил по нему.

Выйдя к границе, наш герой оглянулся назад. Ничего не изменилось. Слегка улыбнувшись, он снова что-то прошептал и переступил границу.

Мир преобразился. Краски потускнели. Мрак надвинулся на пони. Но ему ли его бояться? Единорог, оказавшись на своей территории, куда более шустро направился в глубь, во мрак, успокоился и принял куда более спокойный вид. Здесь он был хозяином. Хозяином теней.

* * *

Поезд шел в ночи весьма уверенно. Колеса мерно стучали по рельсам, вагоны изредка покачивались. Во всех остальных частях поезда давно все спали, но не в той, где были наши герои. Стража, в большинстве своем, сидела в конце вагона, травя байки, что-то обсуждая или просто играя в азартные игры. А вот шесть подруг расположились в центре вагона. Собравшись вместе, они обсуждали то, что им удалось узнать за последнее время.

 — Интересно, а насколько силен этот дух? — никак не унималась Рейнбоу, витая в воздухе и иногда нанося удары по воображаемому противнику передними и задними копытами. И, как всегда, ее на землю спустила ЭпплДжек, дернув за хвост.

 — Успокойся, подруга, — спокойно сказала любительница яблок. — Даже если нам и доведется с ним столкнуться, то уж точно ты не сможешь его избить. Он же дух.

 — А мне кажется, что смогу! — воскликнула раззадоренная таким высказыванием подруги лазурная пегаска.

Пока подруги шумели и выясняли, кто кого бы побил, Твайлайт тихо перечитывала все учебники по мистики и древним существам, пытаясь отыскать хоть какие-то упоминания о этом духе. Но уже через несколько часов непрерывных поисков она осознала, что все тщетно. Потерев копытом меж глаза, лавандовая единорожка магией взяла очередную книгу и снова углубилась в ее изучение.

Тем временем, пока стража развлекала себя, а носительницы элементов гармонии обособленно спорила, наша принцесса тихо сидела возле окна в самом начале вагона и наблюдала за ночными пейзажами с нескрываемой грустью. И вправду, ночью все теряло краски, делалось слегка унылым и неприветливым. Но не это так разочаровало Луну, отнюдь. Ее угнетала мысль о том, что ей придется столкнуться с нечто ужасным и могущественным. Вся бойкость темно-синего аликорна пропадала лишь от мысли о существе, встреча с которым близилась с каждой секундой.

Вздохнув, принцесса обратила свой взор к звездам. Сегодня они ей казались как никогда холодными. Вздрогнув и отогнав ужасные мысли, Луна оглядела вагон и тех, кого она смогла узнать во мраке. Эти пони не выглядели столь напуганными, сколь она. То и понятно, ведь не знаю, с чем ты столкнешься, ты и не будешь этого бояться. Но Луна знала. Знала не по наслышке. Снова испустив еле слышный вздох, принцесса ночи вернула свое внимание пейзажам за окном. Поля, укрытые мягким покрывалом мрака, искрящимся в свете луны. "Как прекрасны виды ночи" — думала Луна. И впрямь, отдаленные мысли помогли отвлечься от дурного и успокоиться.

А ночной экспресс мчался. Мчался навстречу ночи...