Автор рисунка: aJVL
ГЛАВА 10 "Призрачная Пони"

ФИНАЛ

ФИНАЛ

Видения прекратились, Гриша, Рэйнбоу и Артур отошли от Истока Контроля и после этого сфера затихла, переставая выпускать световые лучи. Призрачная Пони уже стояла в своём истинном обличии. Бирюзовые глаза, рог, двойные крылья — она вернула свою сущность.

— Мне так жаль что вы через такое прошли, — посочувствовал Артур.

— Что было, то было... но прошлое навсегда останется для меня проклятием. Мировой барьер защиты восстановлен, благодарю вас, — без особого красноречия говорила кобылица.

— Получается, вы защищаете наши миры из-за того, что на планетах стоят модули барьера? — спросил Гриша.

— Модули вышли из строя более ста тысяч лет назад. Нет, человек, ты не прав, — отрицала Селена.

Рэйнбоу подошла поближе.

— Тогда какой у вас интерес? Модули не работают, эмоций у вас нет и вы не привязываетесь к другим существам... ну видимо кроме вашей дочери, Тии. Общения с пони вы не жаждите, избегаете нас. Поклонения не требуете, запрещаете о вас говорить... я только этого не поняла... этой загадки, — говорила пегаска.

Кобылица промолчала.

— Может она не такая уж и безэмоциональная? — предположил Артур.

— Вы сами всё видели... что сделала с ней энергия Истока Забвения, — Гриша косился на Селену.

Артур подошёл к кобылице и попытался дотронуться до её гривы, но та отступила на шаг назад. Призрачная Пони словно боялась прикосновений... или же боялась возвращения чувств, эмоций, что бы в разы усилило её душевную боль, ноющую уже много-много лет. На жест человека она не выказала какой-либо агрессии, возмущения. Её характер был непредсказуем, не читаем. Артур же искренне хотел ей помочь. Парень попытался дотронуться до её мордашки, но азгардийка снова отринула в сторону. Он видел в её бирюзовых глазах желание ощутить его прикосновение, кобылица явно боролась сама с собой.

— Помни, Селена, ты не одинока, — улыбнулся лаборант.

— Я не нуждаюсь в твоём сочувствии, — сухо ответила она, хотя глаза в очередной раз кричали обратное.

Артур хотел ещё ближе подойти к древнему созданию и в этот раз его остановил Гриша.

— Не надо, — техник схватил друга за предплечье.

— Если ты живёшь без эмоций, то как же ты заботишься о Тие? ребёнку нужна чувственная мать, — не угонимался Артур.

На мордашке Селены промелькнуло раздражение.

— Она вольно гулять по мирам, общаться с их обитателями и получать то, что де даю ей я. Я не позволю Тие стать такой же как я, никогда, — пояснила Призрачная Пони.

— Тия должна получать материнскую любовь. Она вас любит и даже очень. Приласкайте её, напомните что вы её мать... — не договорил Артур.

— Ты закончил, человек? — сердито спросила Селена, немного наклонив голову в бок.

— Я же говорю, не надо, — прошептала Гриша.

Артур отступил, видя что Селена закрылась в себе, привыкла жить во внутренней утопии. Ему было жалко Тию и он представлял насколько в этой семье холодные отношения. Ребёнок тонко чувствует эмоции матери, а если их нет, то что тогда?

— Кстати о детях... Селена, вы обещали вернуть мо дочурку, — вступила пегаска, причём довольно уверено.

Бирюзовый взгляд устремился на Рэйнбоу Дэш, от чего той явно поплохело.

— Не смотри ей в глаза, — посоветовал Гриша.

Пони сразу перекинул глаза на её ноги.

— Я не обещала её возвращать, но эту проблему решить нужно, — говорила кобылица.

— Нет вы её вернёте! Хоть вы и бесчувственная, холодная, чёрствая, но в отличии от вас, я безумно люблю дочь, хотя её даже в глаза не видела! — сорвавшись, кричала Рэйнбоу.

Мордашка Селены обрела черты злости, даже гнева.

— Ты что себе позволяешь, маленькая лошадка? Я могу хоть сейчас вас в порошок стереть и не ломать голову с вашими заботами! Прояви благодарность, — разозлилась Призрачная Пони.

— Благодарность? Это вы проявите благодарность! Мы вернули вам силы, память! Мы готовы сохранить ваш секрет и вы это тоже знаете! И кто кому благодарен? Дамочка, вы начинаете зазнаваться! — понесло пегаску.

— Рэйнбоу, тише, — занервничал техник.

— Ты мне ещё рот тут позатыкай! — сорванка крикнула на техника.

— Вы её простите, её порой... — не договорил Артур, обращаясь к Селене.

— Чего вы злитесь? Говорите что у вас эмоция не осталось? Значит, злоба есть? Вы настоящая эгоистка! — пыхтела пегаска.

Глаза Селены замерцали, из них посыпались искры и в этот момент она на миг их закрыла. После глубокого вздоха, она медленно подняла веки.

— Эта злоба уничтожила моего брата и она будет во мне всегда. Эта злоба дала мне силу уничтожить собственный народ, — кобылица вплотную подошла к пегаске. — Зло навечно поселилось во мне и не давай ему повод вырываться наружу, — прошептала она, отходя в сторону.

— Я немного перегнула палку, — истерично хихикнула Рэйнбоу.

— Я сделаю всё чтобы помочь твоей дочери.... но будь готова ко всему, ибо столь большая сила, управляемая юным разумом способна причинять страшный вред, чего я просто допустить не могу, а контроль над жеребёнком, я уже потеряла. Пришло время встретиться с ней, — рассуждала Селена.

— А какое у неё имя или это тоже тайна? — поинтересовался Гриша.

— У неё нет имени. Только родители имеют право его дать, таковы обычаи моего народа, — ответила кобылица.

====================

Эдик уже час ждал Селестию. Не смотря на свой страх перед ней, он желал с ней поговорить... о возвращении домой, чего лишила его дочь его брата. Селестия опаздывала, может из-за неотложных дел, может ради того, чтобы просто психологически помучить парня, хотя второе врятли. Может Земные девушки и склонны к изысканным, жестоким мерам "наказания" как других девушек, так и неугодных им парней, но Селестия была совершенно другой.

После короткого стука, дверь в гостевую комнату открылась. Аликорн, во всей своей красе и грации, вошла в покои Эдуарда и закрыла за собой дверь.

— Конечно, проходите, — неуверенно одобрил человек, хотя сразу понял, что ей его одобрение было не нужно.

— Я не могу тебя вернуть, древняя магия до сих пор изолирует миры друг от друга. Но я работаю над этим, тебе придётся задержаться здесь, в Эквестрии, — принцесса собралась уходить.

— Подождите, Ваше Высочество, — попросил парень.

Селестия обернулась.

— Я хотел бы извиниться за то... что было в вашей кровати. Мне очень стыдно за содеянное, но я правда не специально довёл вас... кхм... доставил вам удовольствие, — говорил Эдик.

Аликорн села на круп. В её мордочке читалась обида, но и интерес начал проскакивать.

— Если желаешь говорить, то говори всю правду. Я не терплю когда мне врут. У тебя один шанс, — строго произнесла она.

Эдуард не хотел портить с принцессой отношения, да и куда хуже? Она его не знала, не заперла и даже не отказывает в возвращении домой.

— Вы действительно лежали на моей руке и она действительно случайно угодила вам между ног. Я не знаю почему, возможно я ненароком возбудил вас. но вы сжали мою руку так, что я просто не мог вырваться. Точнее, мог но тогда боялся вас разбудить... боялся того, что вы со мной сделаете. Глядя на ваше поведение, постоянные прижимания ко мне в течении ночи, я подумал что вы настолько одиноки, что нуждаетесь в обществе жеребца. Когда я пытался освободить руку, то видел как вам это нравится, доставляет удовольствие и мне самому это начало нравиться... в смысле наблюдать ваш... экстаз. Это противоестественно, я знаю, но когда заводятся два существа, то начинаешь думать не совсем головой... — неуверенно говорил Эдик.

— Ты тоже возбудился? — удивилась Селестия.

— Думаете, я шевелил рукой лишь бы поиздеваться над вами? Я же мужчина, а вы женщина, если можно так выразиться. Моя рука касалась вашего заветного места, ну какая ещё у меня будет реакция? — говорил Эдик.

— Отвращение хотя бы. Я же аликорн, — недоумевала принцесса.

— Да, но мы не так уж и различаемся... Брр, что я хочу сказать. Я немного потерял голову, хотя знал что если бы не спешил, то вы бы расслабились и я бы спокойно извлёк руку. Но понимаете... меня просто переклинило. Некий адреналин с наслаждением. Я прошу прощения за своё поведение, принцесса, — парень встал на колени, что ещё больше удивило Селестию.

— Я ожидала от тебя честности, но не такой подробной, — засмущалась принцесса.

— Всё как есть, Ваше Высочество, — Эдик продолжал стоять на коленях.

— Тогда и я должна поделиться с тобой. Ты, наверное, сочтёшь это глупым, но мне... понравилось. Я долго думал над этим, но отвращения не испытывала. Я представляла контакт человека и пони, аликорна чем-то мерзким. Но как только дошло до дела, то все мои представления перевернулись. Это очень странно, — задумалась Селестия.

— Это странно, я с вами согласен. Вам настолько не хватает ласки, что вы перестаёте обращать внимания на свои предрассудки. Тогда, утром, ваш сонный разум не ставил вам препятствий, благодаря чему вы получили то, что не испытывали очень давно, ведь верно? — человек встал с колен и медленно подошёл к принцессе.

— Не стану отрицать, — положительно ответила аликорн.

— А я начинаю понимать своего брата и его друга... в вас есть особая красота. То, что просто не возможно объяснить и это притягивает меня, словно магнит, — парень провёл рукой по её гриве.

Он вновь ощутил ту нежность волос принцессы, пропустил локоны меж пальцев, наблюдая как те ниспадают вниз. Селестия явно занервничала, но мешать парню не стала.

— Вам нельзя быть одинокой, это не правильно, — Эдик вновь встал на колени, проводя рукой по её боку, медленно гладя вниз по левой передней ноге.

Дойдя до копыта, он подвёл руку к её смущённой мордашке. Грива, закрывающая часть мордочки, с лёгкостью отошла в сторону. Убрав волосы, он нежно провёл по её белоснежной щеке, через короткую, практически незаметную шёрстку которой проступал нарастающий румянец. Аликорн медленно моргнула и тяжело выдохнула.

— Вы сами лишаете себя такого, — прошептала Эдик.

Он пододвинутся чуть вправо и погладил принцессу по спине, медленно проводя рукой до самого конца. Когда он дошёл до основания хвоста, Селестия едва заметно дёрнулась. Затем он провёл по метке, потёр её бедро и начал скользить вниз по ноге.

— Что ты делаешь? — неуверенно спросила Селестия.

— Вы прекрасно знаете что, — ответил человек.

— Ты снова потерял голову? — спросила принцесса.

— Потерял ещё тем утром, — Эдик снова дошёл до верхнего основания её хвоста, от чего принцесса дёрнулась чуть сильнее.

— Прекрати, — прошептала Селестия.

Рука парня соскользнула на живот, круговыми движениями поглаживая её грудь, которая шевелилась от частого дыхания создания. Он видел какое удовольствие получает Селестия, хоть и всячески старалась его скрыть. Его рука медленно направилась в сторону её живота и по мере движения, он ощущал как жар тела аликорна начинал улиливаться. Как только рука начала скрываться за ногой принцессы, та магически схватила его за руку и отошла в сторону, что несказанно удивило парня.

— Уходи, прошу, — борясь с возбуждением, нервно произнесла кобылица.

— Вы уверены? — спросил Эдик.

— Уходи или я применю силу, — Селестия отвернулась.

Эдик почувствовал себя глупцом и пожалел о том, что начал делать с принцессой. Чувствуя себя виноватым, он вышел из покоев принцессы.

========================

-У вас будет лишь одна попытка, после чего я вступлю в дело, — сказала Селена.

Группа по-прежнему находилась в цитадели Азгарда.

— Я не позволю вам... — Рэйнбоу в очередной раз принялась защищать дочь.

— У тебя не будет выбора, — перебила кобылица. — Я нашла её, она на Земле и выстроила от меня неплохую защиту. Но её магия не так сильна как моя. Сейчас я перемещу жеребёнка сюда. Приготовьтесь, — Селена засветила глазами, а её рог покрылся светло-бирюзовой дымкой.

Раздался противный писк, вынудивший Артура и Гришу закрыть руками уши, как Рэйнбоу с трудом, но уверенно его терпела. Через несколько секунд рядом с ними возникла маленькая кобылка с разноцветной гривой. Она была напугана, не понимала что происходит. Завидев Селену, жеребёнок попыталась убежать, но та ей магически не позволила. Тогда ребёнок посмотрела на остальных гостей.

— Что происходит? — прокричала она.

— Успокойся дитя, я не желаю тебе зла и никогда не желала. Твоя изоляция была сделана ради тебя, ради того, чтобы ты смогла подготовиться со встречей с родителями, — говорила Призрачная Пони.

— Родителями? Где они? — жеребёнок недоверчиво посмотрела на героев.

Рэйнбоу выступила вперёд.

— Ты такая красивая девочка! Доченька, привет! — не сдерживая слёз радости, к ней подошла пегаска.

Гриша же сиволично махнул рукой и тоже светился от счастья. Завидев человека, кобылка тут же превратилась в земную девочку в нарядом платье.

— Вы мои родители? — удивилась она.

Гриша кивнул.

— А я твой дядя! — довольно произнёс Артур.

Кобылка ощущала сильную родственную связь с ними, куда большую чем Селеной.

— Боже, у неё твои глаза! Гриш, твои глаза! — воскликнул Артур.

Кобылка прекрасно знала как выглядит и заметила у Гриши в точности такое же выражение глаз, как и у себя.

— Вы и правда мои родители? — затаив дыхание, спросила маленькая аликорн.

— И мы тебя любим, — улыбалась Рэйнбоу.

С радостным визгом девочка превратилась в жеребёнка и обняла пегаску, от чего та радостно посмеялась.

— Я так мечтала с вами познакомиться! Я самая счастливая азигардийка на свете! — радовалась малышка.

— Азгардийка? — переспросил Гриша, удивлённо глядя на Селену.

Призрачная Пони косо улыбнулась и повела головой, мол, бывает.

Затем жеребёнок превратилась в девочку и в этот раз обняла папу. Гриша был на седьмом небе от счастья.

— Теперь я понимаю почему могу жить сразу в двух оболочках, телах. Вы разные, но вы... это я, — говорила кобылка.

— Было не просто разделить две сущности, я рада что у меня вышло, иначе бы... не важно, — монотонно произнесла Селена, скромно улыбаясь косой улыбкой.

— Так всё хорошо? — спросил Гриша, смотря на Призрачную Пони и продолжая обнимать дочь.

Кобылица утвердительно кивнула. Она ожидала худшего, что неустойчивая психика детёныша сорвётся и та совсем потеряет над собой контроль, но этого не случилось. Она моментально забыла обиду на Селену и выпустила наружу свет любви, беспощадно уничтожив частички зла, которые проскальзывали в ней совсем недавно.

— Берегите её и не забудьте дать ей имя. Я вручаю её вам... родителям. Дайте ту любовь, о которой вы говорили. И не забудьте её замаскировать, она не должна выделяться в обществе пони, никто не должен знать её истинное происхождение. Впрочем, я её хорошо подготовила, она сама вам всё покажет и расскажет ,ведь верно? — Селена спросила у малышки.

— Ага! — та отпустила папу.

— Наше общение подошло к концу. Признаюсь, я даже начала к вам привязываться... но это не обсуждается. Теперь, — начала Селена.

— Мама? Мама! Я так рада что ты не пострадала! Что с тобой случилось? Всё хорошо? — в помещение забежала Тия.

Призрачная Пони была удивлена такой неожиданности.

— Не беспокойся, дочка. Я в здравии, — монотонно сказала Селена.

Артур жестом показал кобылице, мол, обними её. Селена не сразу поняла что он имеет ввиду, но просто прочитав его мысли, то до неё дошло. Она подошла к Тие и обняла её широкими крыльями. Та вся обомлела от счастья и тесно прижалась к маме. В глазах кобылицы читалось смятение, непонимание что она делает и зачем, ведь сама была лишена чувств, хоть и любила свою дочь, но какой-то своей любовью. Прочитав мысли парня и видя счастье Тии, она осознала одна маленькую истину — если не можешь испытывать эмоции, чувства, то можно создать хотя бы иллюзию этого, дабы близкое существо чувствовало себя счастливым, чего в итоге и хотела Селена.

=================

Призрачная Пони вернула героев в Эквестрию и попрощалась с ними, говоря, что они больше не встретятся, их жизненные пути больше не переплетаются. Гриша и Рэйнбоу назвали дочку Вандерли. Они хотели сохранить частичку традиций азгардийцев и в благодарность Селене за заботу о девочке, дали ей имя, которое максимально подходило ей в свете прошлых событий, во время которых она родилась — Вандерли — настоящее чудо.

Через пару дней к Твайлайт пришла Селестия. Единорожка никак не ожидала того, что принцесса даст ей и Артуру официальное разрешение на проведении свадьбы в королевском зале Кантерлта. Свою перемену мнения принцесса никак не откоментировала и судя по её блеску в глазах, она искренне радовалась такому союзу, что ещё больше озадачило волшебницу.

Свадьба прошла с размахом на всю Эквестрию, впрочем как и любая свадьба, проходящая в королевском дворце. Зал был забит множеством гостей, влюблённые и половины из них не знали, но принцесса сказала что так положено, дабы общество приняло столь спорный союз пони и человека. Подруги, родители Твайлайт были в не себя от радости, глядя насколько искренняя между парочкой любовь. Вандерли быстро влилась в коллектив — они слегка изменила свой облик, отбросила рог, черты аликорна, став обычно маленькой пегасочкой и лишь оставаясь дома, она возвращалась к естественному обличию. Она сразу подружилась с другими жеребятами, которых родители тоже притащили на свадьбу. Их не интересовали молодожёны, они просто играли друг с другом. Артур даже видел Тию, которая одиноко стояла на закрытой тёмной лоджии, а вот Селены нигде не было. Где-то в толпе промелькнул бирюзовый блеск, но в зале было множество пони с украшениями, было невозможно что-либо утверждать. Свадьба прошла отлично, даже принцесса толкнула торжественную речь, одобряющую союз этих двух существ. В конце праздника, молодожёны отправились в путешествие в далёкую тропическую страну, о которой как-то раз говорила Луна. Так же в планы Артура входило знакомство мамы с Твайлайт. Он хотел либо пригласить ей в Эквестрию, либо привести Твайлайт под пристальным контролем со стороны Луны, но это уже другая история.

Кстати о Луне. Та была настолько рада всему и вся, что затискала героев своими многократными традиционными обнимашками.

В тот же вечер техник и пегаска так разговорились, что тот едва не сделал ей предложение. Гриша понимал, скоро настанет и его черёд, ведь у них сформировалась настоящая семья, но вот только праздник врятли пройдёт во дворце — парень сам не хотел.

Поздно ночью, когда гости разошлись, а молодожёны уехали в путешествие, Эдик, устав от веселья, вернулся в свои покои. Осенняя ночь ещё больше давала о себе знать. Одеяло почему-то не грело должным образом, а камин не загорался от спичек, которые ему выделила прислуга. Окно тоже не закрывалось и открывалось каждый раз, когда парень ложился в постель. Кровать казалась жёсткой и неудобной, чего раньше Эдик не наблюдал. Лунный свет бил прямо в глаза, а когда бедолага хотел занавесить окно, то шторы вместе с карнизом упали на пол... Тогда Эдик лёг на кровать, отвернулся в сторону стенки. Теперь же сверчок пел так, словно его в тиски зажали. Под такой шум было невозможно заснуть. А тут ещё снова этот холодный ветер и хлопающее окно... не выдержав, человек вышел из покоев. Длинный пустынный коридор. Он хотел найти прислугу, дабы ему выделили другой "номер", но просто не знал где её искать — обычно она постоянно шаталась по коридору, но не в этот раз. Эдик подёргал ручки других дверей, но все были заперты. Тогда он пошёл и пытался найти хоть одну незапертую комнату, таким образом он вышел из гостевого блока и подошёл к королевскому. Удивительно, но оба стражника, охраняющих проход в королевский сектор, заливались храпом прямо на посту! Эдик осторожно обошёл их. Красный ковёр позволил идти ему бесшумно. Дойдя до покоев Луны, он хотел было открыть ей дверь, но всё же передумал и не стал ей беспокоить. Пройдя в другую часть королевского блока, он поравнялся с дверью комнаты Селестии. Она не то что была не заперта, а даже чуть приоткрыта. Эдик вошёл внутрь. Темнота. Он не хотел будить принцессу и решил что та отнесётся с пониманием, если застанет его утром в гостиной. Парень лёг на овальную подстилку и... задрожал от холода. Камин не горел, дверь лоджии не запиралась, холодный ветер, сверчок, который словно маньяк, словно его преследовал... Эдик начинал думать, что это всё проклятие. Но ничего, Селестия обещала вернуть его на следующий день домой. нужно было просто потерпеть. Когда по парню прополз паук, то он немного передёрнулся, удивляясь как же тот смог попасть в комнату. Махнув рукой, он снова лёг. В этот раз он краем глаза заметил, как по его руке ползёт здоровенная многоножка... С громким криком, он судорожно затряс рукой и скинул насекомое куда-то в темноту. В соседней комнате послышалось движение.

"Ох, разбудил" — недовольно подумал парень, готовься получить по морде королевским копытом.

Но из спальни принцесса не вышла. Тогда Эдик осмотрелся, убедился что рядом никто не ползает и снова лёг на лежак. Едва он закрыл глаза...

— Матерь Божья, святые угодники! — орал он, видя как по нему ползают несколько многоножек и пауков.

Но как только он вскочил на ноги. те сразу куда-то пропали, словно спрятались в темноте, поджидая пока перень снова не ляжет. Не выдержав происходящего, Эдик осмелился и зашёл в спальню принцессы. Она спокойно спала в кровати, поверх одеяла. Он хотел её разбудить и только собрался уходить, как порыв ветра захлопнул перед ним дверь. Открыть её от та и не смог — с этой стороны не было ручек...

Тогда он снова повернулся к спящей аликорну.

— Принцесса Селестия... кхм... тут такое дело, начал он.

Никакой реакции.

— Принцесса? — чуть громче сказа он.

Она даже не шевелилась.

— Принцесса! — более уверенно произнёс он.

Аликорн медленно открыла глаза и таинственно улыбнулась.

— Эдик? Что ты тут делаешь? — спросил она сонным голосом.

— Долго объяснять, просто не могли бы вы мне выделить другую комнату? А то мне холодно, да и насекомые мешают спать, — попросил он.

— Ой, как досадно! Главная служанка неожиданно уехала на ночь в родную деревню, а только у неё есть ключи от гостевых комнат, — сочувственно сказала Селестия.

— Ну хотя бы мастера пригласите, пусть починит мой камин и окно заодно, — Эдик почесал затылок.

— Я бы позвала, но мастер... он... по ночам спит так, что его просто невозможно разбудить, — с улыбкой говорила принцесса.

— Ну может вы мне поможете? — отчаивался парень.

— Я? Ой не знаю даже... — принцесса задумалась... или сделала вид, что задумалась.

Эдик терпеливо ждал её ответа.

— Я могу позволить остаться тебе здесь, у меня. Ты сам видишь, кровать большая... — начала Селестия.

— Принцесса, я не хочу вам мешать, — отмахнулся парень.

Селестия приглушённо хихикнула.

— Принцесса? — не понял парень.

Аликорн немного подвинулась и похлопав копытом по одеялу, тем самым приглашая на кровать Эдика, медленно моргнула. Парень ощутил у себя на лбу капельки пота.

========================

История, длившаяся больше года подошла к концу. Герои продолжили жить своими жизнями, сталкиваться с новыми приключениями, как с опасными, так и с весёлыми. В Эквестрии не бывает скучно, что ни день — грандиозное событие.

Цикл "Спасти Эквестрию!", состоящий из девяти книг, завершён, где первые три — основная история, а последующие писались для фанатов серии, дабы те смогли как можно дольше окунаться в волшебный мир, который так им понравился. Кому-то рассказ доставил обилие радости, вызвал самые бурные эмоции и заставил играть фантазию на полную катушку. Кто-то обошёл историю стороной, высказывая к ней своё негативное отношение. Но всё написано, прошлое есть. Рассказ занял своё место в фэндоме MLP.

Спасибо за внимание, уважаемые читатели, до новых рассказов!

КОНЕЦ