Автор рисунка: Devinian
Гл 4 Искра разгорается Гл 6 Вторая искра

Гл 5 Растущий огонек

Глава 5.

— Поднимайся, — слышу я недружелюбный оклик Блейза. Этот жеребец явно меня недолюбливает и не стесняется этого. И я его вполне понимаю.

Поднимаюсь с кровати, с трудом продирая глаза. Дико не хочется просыпаться. Вставать с настоящей кровати... Никогда ни на чем подобном не спала. Даже то, что было в убежище Дипа, не идет с этим ни в какое сравнение. Наконец раскрываю глаза. Блейз все еще стоит а дверях, смеряя меня раздраженным взглядом. Я чуть кривлюсь.

— Поднимайся, позорище, — в голосе темно-синего жеребца слышатся стальные нотки и плохо скрываемое презрение, — Я не собираюсь ждать тебя весь день. И что матери в голову взбрело…- он фыркает и отворачивается. Тварь злобная…

Вчерашний день проносится у меня в голове. Миссис Блоссом, выслушав мой рассказ, долго размышляла, как со мной поступить. Как вспомню – коленки начинают дрожать. Я думала, мне конец. Вломиться в дом знатной особы, потревожить фамильные катакомбы, воспользоваться их знаком в своих целях…

Но мелькнувшая на лице пожилой кошмары улыбка выбила меня из колеи. Она была… Да, она была коварной. Но что то подсказало мне тогда, что в отношении меня эта улыбка была … доброжелательной.

«Не думала я… что такая личность придет ко мне с самого дна…» — что означали эти слова? Спросить не довелось. Амулет она сказала оставить себе. После разговора она попросила меня подождать в коридоре, вызвав к себе стражу. Ох, как же мне было страшно. Неизвестность, неопределенность – эти чувства заставляли мое сердце бешено колотиться, не давая мне уснуть. Стражи мелькнули мимо меня . Я все ждала. Ждала вердикта. Стража вернулась. Один с Дипом и Блекки, смотревших на меня обиженно и… взволнованно. Второй страж провел через пыльный коридор явно раздраженного кошмара темно-синей масти. Тогда, в свете кристальных ламп на потолке , я впервые увидела Воид Блейза. И знакомство было не из приятных.

Нас всех пригласили в комнату миссис Блоссом. Она сидела за столом , держа во рту перо, занесенное над каким-то документом. При виде этого документа у Блейза округлились глаза, после чего его взгляд метнулся к амулету у меня на шее, а затем, полный злобы, к моим глазам.

«Блейз, ты знаешь, что от тебя требуется»,- строгим приказным тоном произнесла миссис Блоссом. «Да… мама», — упавшим голосом произнес темно-синий кошмар, подходя к столу и ставя свою подпись, даже не глядя в бумагу. Во взгляде читалось удивление, растерянность и бессильная злоба, но он не сказал ни одного слова. Я никак не могла понять, что происходит.

«Блейз, так надо», — сочла необходимым прокомментировать миссис Блоссом. Ее сын лишь еще раз кивнул и отступил назад. Пожилая кошмара подняла свои живые глаза на меня.

«Подойди, Сансет. Ты поможешь мне, я помогу тебе. Просто подпиши эту бумагу», — проникновенным голосом заговорила она. Я и понятия не имела, что происходит. Я была растеряна, напугана странным поведением этих пони. На негнущихся ногах я подошла к столу и взяла перо. Мои глаза пробежались по строчкам… и перо чуть ли не вывалилось у меня изо рта! Уж что-что, а о такой помощи я и не думала! Подмахнув лист, я отступила, как ранее Блейз. Упомянутый зыркнул на меня злыми глазами, но продолжил молчать. Кошмара удовлетворенно кивнула.

«Расположите Сансет в комнате Мил, в дальнем крыле. Ее спутников проводите в комнаты для прислуги. Пусть они отдохнут», — последние слова, что я запомнила. Вроде по выходу из кабинета Дип и Блейз что-то ворчали, потом… В общем я спала на ходу. А сейчас я сижу в комнате с настоящей кроватью, столом, стульями, кристальной лампой и даже ковром. Сказать, что я поражена – ничего не сказать. Череда нелепых случайностей, казалось бы, и вот…

— Ты еще долго будешь копаться?! –слышится злой возглас, — Я пошел! Надеюсь, ты заблудишься...

Я хмыкаю. Заблудиться в этой каменной махине легче простого. И дорогу не спросишь. Вскочив с кровати, я выскакиваю в коридор, сталкиваясь нос к носу с Блейзом. Жеребец старше меня, но ростом мы почти равны, что странно. Всегда считала себя низкой , даже для кобылки. Наверное из-за роста он злой такой. Воид отстраняется с таким видом, будто я вся запачкана липкой грязью, только не отряхивается разве что. Эх, придется привыкать к таким взглядам. Миссис Блоссом наверняка и не рассчитывала, что «родственнички» примут меня в Дом легко. Надеюсь, это и вправду было необходимо…

Услышав мои скомканные извинения по поводу задержки, Блейз наконец изволит проводить меня в главный зал. Ага, знакомиться. Коленки трясутся. Тремер! Уже не знаю, что хуже: подземелья с решеткой или толпа озлобленных членов дома, не одобряющих решения своей Матери. Сглотнув, я выхожу вслед за раздраженно дергающимся Блейзом в главный зал, становясь слева от него, рядом с креслом, на котором сидит миссис Блоссом. Сразу чувствую себя на перекрестии взглядов и опускаю голову, краем глаза глядя на пожилую кошмару. Та смотрит на меня с легкой усмешкой. Темная пропасть! Я вся растрепана , шерсть в пыли, грива спутана, хвост похож на щетку… А нет, иди показывайся всем. Большего позора и придумать нельзя. Исподлобья оглядываю толпу. Что странно, пони со знаками дома очень мало. Шестеро, не считая меня, Блейза и Скай Блоссом. Две молодые кошмары смотрят на меня абсолютно равнодушно, еще один , стоящий у колонны поодаль, смотрит с прищуром, недобро окидывая меня оценивающим взглядом. Две кошмары постарше смотрят хмуро, но не на меня , а на Мать Дома. Не одобряют такое «пополнение», но оспорить не могут. Власть Матери Дома абсолютна в пределах ее вотчины. Поперек нельзя сказать и слова, иначе может дойти и до исключения из родного гнезда. Понятно, почему все боятся.

Последний пожилой кошмар смотрит на меня с интересом. Как и миссис Блоссом. Похоже , это ее муж. Краем глаза замечаю в рядах прислуги два знакомых лица. Дип смотрит взволнованно, а Блек, поймав мой взгляд, украдкой подмигивает мне. Хм… может я чего не знаю?

Миссис Блоссом медленно поднимается с кресла и обводит кошмаров взглядом из-под приспущенных век.

— Дом! – в голосе пожилой Матери слышится сила и власть, — Я собрала вас здесь, чтобы представить вам нового члена Дома Небесного Цветка. Сансет, выйди вперед, — все поворачивают головы ко мне.

С трудом сдерживая дрожь уже во всем теле, я медленно выхожу на центр зала, продолжая смотреть в пол. Мне кажется, будто взгляды , словно иглы, пронзают меня насквозь. Жутко и страшно. Хочется бежать. А ну успокойся! Ты сама шла вперед! Продолжай двигаться! У тебя два пути, Сансет: вперед или в могилу! Отступать некуда!

Я поднимаю голову , выпрямив спину и сбросив с глаз челку. Приходится выдерживать взгляды красных глаз сразу всех пони ,стоящих передо мной. Бледный свет, падающий от светильников на потолке , прекрасно освещает лица кошмаров. Но я уже решила, что не отступлю. В-ведь решила? Желание вжать голову в плечи становится все сильнее.

— Мать… — начинает кошмар, стоящий у колонны, — Зачем? – взгляд, который кошмар переводит с меня на Скай Блоссом не меняется. Главная кошмара хмурится.

— Потому что я так решила. И ты, Карис , будешь отвечать за то, чтобы она изучила историю своего, — кошмара обводит раздраженным взглядом притихших «родственников», стоя на небольшом возвышении в своем краю зала, — Уже своего Дома. Все, — миссис Блоссом машет копытом, снова опускаясь в кресло, показывая, что разговор окончен.

Карис, темно-золотистый кошмар с гривой, поблескивающей золотом, манит меня копытом, делая знак поговорить в коридоре. Я едва заметно киваю. За спиной фыркает Блейз. Ох, да ну его. Ощущаю, как в груди возникает огонек злости. Впрочем , для кошмара злость в порядке вещей. Все остальные начинают расходиться по своим делам, бросая в мою сторону взгляды. Впрочем, слугам все равно. Ни злобы , ни любопытства в их глазах не замечаю. Они служат Дому, а его дела их не трогают. С дрожью понимаю, что я теперь – часть Дома. Пусть меня и не принимают … Холодок пробегает по спине от осознания, что простая жизнь кошмары из Нижнего города кончилась. Сама напросилась, впрочем. И почему я думала, что все будет легко?

Краем глаза замечаю скользнувших вместе со слугами в дальнюю дверь Дипа и Блекки. Поговорить бы с ними…

Карис стоит у двери и нетерпеливо выстукивает задним копытом по полу, скрестив передние на уровне груди. Опустив глаза, я подхожу к золотогривому кошмару. Легкий кивок в сторону коридора. Киваю в ответ и ухожу в сумрак плохо освещенной комнаты. Стыки камней в стене поросли мхом, узор, едва угадывающийся на широких плитах пола , едва угадывается. Карис смотрит в сторону двери, чтобы убедиться, что за нами никто не следует.

«А он ничего» , — проносится у меня в голове. Стройный, высокий, подтянутый, грива причесана так, что даже в тусклом свете заметен золотистый блеск. Мелькающая во взгляде недобрая усмешка , однако, делает его менее привлекательным. Сейчас его взгляд спокоен и холоден.

Убедившись, что мы одни, кошмар ловит мой взгляд глазами.

— Послушай… Тебе здесь не рады.

— Пфф… тоже мне новость.

— Не перебивай, — кошмар презрительно щурится и посмотрел на меня сверху вниз, — Я хочу сказать , что никто не понимает , почему вдруг какая-то замарашка вдруг присоединяется к нашему умирающему Дому, — он чуть наклонился, — Кое-кто считает, что Мать пора подвинуть. После того как одна… — кошмар зло морщится, — из ее дочерей, на которую Мать возлагала большие надежды, перескочила в другой дом… Она немного… — взгляд Кариса пробегается по моему лицу и фигуре.

Слышатся приближающиеся шаги. Карис едва слышно ругается и делает вид, что разглядывает стертый барельеф на колонне. По коридору мимо нас медленно проходит одна из кошмар. Надменная, одетая в черное платье и замысловатую черную диадему, она проходит мимо , будто тут никого и нет. Бррр…

Когда ее гордо вздернутый подбородок скрывается в главном зале, Карис поворачивается в мою сторону, и его взгляд нельзя назвать довольным.

— Это не дело. Послушай, — он снова делает шаг ко мне, как вдруг из коридора доносятся шаги, — Тремер! И не поговоришь. Слушай, — скороговоркой произносит златогривый кошмар, — я подчинюсь приказу Матери. Но не жди , что тебя тут примут. Жду тебя в библиотеке через два часа. Дорогу найдешь сама, — сказав это, Карис разворачивается и быстрым шагом удаляется в сумрак коридора, оставив меня одну. Мимо быстрым шагом проходит какой то слуга. Он выглядит взволнованно. Впрочем, я выгляжу не лучше. Ну и заявление! Хотя чего еще можно было ожидать? Нужно найти Блекки и Дипа. Я хотела помощи… но я не хотела становиться орудием в копытах полубезумной кошмары из умирающего Дома аристократии. Холодок пробегает по моей шее. Нужно найти моих друзей. Я окликаю слугу, уже зашедшего в главный зал. Он оборачивается, немного удивленно глядя на меня.

— Эм… ты можешь сказать … — я подхожу к нему.

— Не сейчас, госпожа. Я спешу к господину Воид Блейзу, — он отрывисто кланяется и быстро удаляется от меня.

Я стою в растерянности. Меня тут никто не воспринимает , похоже. Ладно… Найду сама.

Хорошо. Я не знаю, сколько времени я потратила на блуждание по этому особняку, заглядывая в мрачные , плохо освещенные уголки и заглядывая в замочные скважины, рискуя быть замеченной своими «родственниками» и попасть под очередной ливень презрения, но комнаты слуг я нашла. Однако ни Дипа , ни Блек тут нет. Глубоко вздыхаю. Скравеновы лабиринты! На кроватях, расставленных по всей комнате, сидят несколько кошмаров и играют в кости. На мое пришествие они реагируют непонимающим взглядом. Я растерянно делаю шаг внутрь. Один из них встает с кровате и слегка склоняет голову.

— Что угодно леди … здесь? – он обводит взглядом помещение. Должна признать, по сравнению с тем, где я сегодня ночевала, это выглядит гораздо… беднее. Но с моей каморкой в Нижнем городе в этом доме ничто не сравнится.

— Я искала … — что сказать? Друзей? – …двух кошмаров, что пришли со мной.

— Двух… — на секунду он задумался, а я замечаю что пара других слуг виновато опускают глаза.

— Где Дип и Блек? – мне начинает становиться страшно.

— Мы… не знаем, — отвечает кошмар, стоящий напротив меня, глядя мне в глаза, — После сбора в общем зале их направили к господину Иру и… больше их не видели.

— То есть… — я прижимаю копыто ко рту. Что она могла с ними сделать? Дип…

Увидев мой испуг , кошмар немного расслабился и подошел ближе.

— Они просто пропали. Убежали или спрятались.

Я выдыхаю. Похоже на них… Но я не ожидала, что они бросят меня. Впрочем, они помогли мне добраться до сюда, и выполнили обещание. Они могут идти. Тремер… Теперь я совсем одна в гнезде готовых разорвать меня скравенов, где самым хорошим можно назвать отношение немного поехавшей Матери, которая спонтанно приняла грязнулю из катакомб в свой дом, рассказывая какой-то бред про «нужную личность». Буркнув «спасибо» слуге, я выхожу из их помещения и останавливаюсь в коридоре. А куда мне надо было идти? С этими переживаниями все из головы… Библиотека!

Проходящие кошмары шарахаются от несущейся мимо меня, откровенно потерявшейся в этих проклятых лабиринтах. Спросить – страшно, лучше сама найду, но ощущение того, что я уже опоздала давит все сильнее. Из одной комнаты выходит кошмара , виденная мной на общем сборе среди членов семьи, с книгой во рту. Останавливаюсь и привожу себя в порядок, пытаясь хоть немного успокоить дыхание. Вскинув голову, я решаюсь зайти.

Библиотека оказалась… огромна. Гораздо больше, чем даже комната слуг. Стеллажи выстроены в три ряда, между ними стоят столы для чтения, с чернильницами и бумажными листами. Книг на стеллажах немного, однако. Досчатый пол тихо скрипит, блестя от постоянной полировки. Орнамент на стенах тщательно выделен , и в общем эта комната оказывается не менее ухоженной, чем кабинет миссис Блоссом. Нетерпеливый кашель, отвлекает меня от разглядывания комнаты.

Карис, сидящий за столом напротив входа, постукивая копытом по столу, не сводит с меня раздраженного взгляда. Судорожно выдыхаю. Ну, вперед.

— Ты опоздала.

— Да… Прости, — признаю я, присаживаясь на стул.

— Не мне это нужно. Запомни.

— Я… я знаю, — я вешаю уши. Мне снова напоминают, как мне не рады. Это , похоже , будет всегда.

Карис выдохнул и взял из немаленькой стопки верхнюю книгу.

— История нашего дома восходит корнями…

Мы просидели в библиотеке до тех пор, пока у Кариса не заболела голова. Я сознавала, что я виновата, и старалась быть прилежной и скромной и внимательно слушать, хотя многие моменты хотелось прокомментировать. Например участие в Первой Псовьей Войне, когда предок Дома Языка Пламени «героически» отступил, оставив половину своего и нашего дома задержать псов. На этом моменте мы с Карисом оба поморщились. Похоже, у него на это счет тоже свое мнение. Подходя к середине пухленького тома, Карис приложил копыто к голове.

— Все. С меня на сегодня хватит. Завтра при… — и тут он с удивлением заметил мои глаза, жадно бегающие по строчкам старой книги.

— Ты … умеешь читать? – в голосе кошмара послышалось искреннее удивление.

— Да. Мама учила, — произнесла я, не в силах оторваться.

Карис тихо встал и ушел. И вот я уже второй час сижу одна, жадно вчитываясь в строки , выведенные красивым , узорчатым почерком. Пару раз попадаются зарисовки , но текст… Из книги я уже узнала, что Дом начал свое падение в низы, когда молодая и вспыльчивая Мать Лилис отказала королю в «благородном праве улучшить род кошмаров». Причем отказала сильно, чуть не спустив похотливого монарха, оставшегося без жены, с лестницы. Тогда, с легкой руки Террор Майнда, Дом Небесного Цветка лишился почти всех источников дохода, а пособие было урезано впятеро. Как сказано далее, из-за этого Лилис попросту сместили, посадив на место Матери ее еще более молодую сестру, но король был непреклонен. Со временем, плохое отношение монарха к нашему дому стало в своем роде традицией.

Я отодвигаю книгу и погружаюсь в раздумья. Выходит, наш Дом пострадал из-за гордости одной единственной кошмары. По моей спине вдруг пробегают мурашки. Наш Дом. Мой Дом. Бррр, неужели я теперь такая же, как эти злобно зыркающие аристократы? Нет, никогда.

Книга подходит к концу. Я поворачиваю голову на следующую книгу в стопке. Иерархия общества. А что, можно написать по иерархии целую книгу? Мысленно представляю лестницу. Наверху королевская семья, ниже по порядку Дома аристократии, далее стражи, ремесленники и в конце бедняки. И все! Наверное. Дверь в библиотеку скрипит, и я невольно поднимаю глаза. На меня ,широко распахнув глаза, смотрят Блейз и Карис. Я замечаю в глазах Кариса смешинки, и злость на лице Блейза.

— Смотри и учись, Блейз, — голос златогривого кошмара ироничен, — Такими темпами она проскочит весь курс быстрее тебя!

— Это мы еще посмотрим, — сквозь зубы шипит Блейз и подходит к моему столу, — Позвольте похитить у вас одну книжонку, — издевательски – приторным голосом произносит он. Карис стоит и наслаждается зрелищем.

После долгого пожирающего обоюдного взгляда, мы утыкаем носы в книги. Уже через минуту я принимаюсь за «Иерархию». А через три забываю о существовании злобно сопящего рядом Блейза. В книге рассказывается не только сама иерархия, но и ее история, происхождение. Я и подумать не могла, что когда-то кошмарами управлял Совет , в котором заседали представители каждой общины. Само устройство было другим. Кошмары жили малыми общинами, каждая из которых что-то производила. Происходил натуральный обмен. Особо отличавшиеся отмечались титулом Мастера. Постепенно, Мастера (а большая часть Мастеров относились к военному делу) сформировали отдельную общину. Тогда произошло первое изменение в иерархии. Правлением занялись Мастера, а общины постепенно срослись в классы.

Меня заинтересовал переход к монархии. Возникла она спонтанно и, кто бы мог подумать, прямо на поле боя! Разбитые отряды кошмаров отступали, охваченные ужасом. Хищные твари подземелий преследовали их по пятам, грозясь истребить всех подчистую. И тогда будущий первый король, а тогда командир отряда Террор Шедоу остановил свой отряд, и издав Вопль, что был слышен даже в городе, пошел в контрнаступление. Воодушевленные примером , несколько отрядов присоединились к нему. Коллективного наступления насекомые не выдержали , и даже их непонятная коллективная защита от страха не помогла им. Они бежали, а героя объявили Мастером над Мастерами , или Королем. Героем он был в самом деле. Не для громкого словца, как некоторые полководцы. Но так уж вышло, что его жена куда лучше разбиралась в управлении кошмарами, чем он. Так и повелось. Королевский титул наследуется по отцу, как и Террор в имени, но правит всегда Королева.

От чтения меня отвлек глухой стук по столу. Рядом тихо засмеялся Карис. Я недоуменно поднимаю глаза и вижу …

Я вижу Блейза, уснувшего за чтением, уткнувшись мордой в книгу. Меня от такого зрелища тоже начинает разбирать смех. Карис, продолжая улыбаться, делает мне знак выйти. Я киваю, борясь со смехом, и , тихо закрыв книгу, выхожу вместе со златогривым в коридор.

— Ну… ты даешь… — тихо смеясь, выдавливает Карис.

— Я не виновата, он сам, — безуспешно пытаюсь удержать серьезное выражение лица.

— Ха! Его обычно невозможно заставить читать. Прирожденный воин! – Карис хмыкает, повернув голову в сторону двери, — А к учебе относится как к ненужной никому вещи. А тут вдруг являешься ты и…

— И догоняю его за день, — не выдержав, хихикаю я, а Карис утвердительно кивает.

— Знаешь, возможно это была не такая уж и плохая идея, взять тебя. И не думал, что кто-то окажется таким же усидчивым, как я. Да и еще, — он снова улыбается, — Блейз осилил целых две главы. За день, кто бы мог подумать!

Мой живот издает громкое урчание. Я стою и краснею. Карис замечает это и кладет мне копыто на плечо.

— Сансет. Иди поешь. Зайди на кухню и прикажи поварам, чтобы приготовили что-нибудь. Я пока займусь своим братцем-соней. Ты не выходила из библиотеки шесть часов кряду. Так тоже нельзя. По себе знаю.

Я благодарно киваю и направляюсь в сумрак коридора. Ух… это было странно. Из-за непонятного соперничества с Блейзом , из за этого нелепого и смешного случая… Мне же не показалось, что интонация Кариса , да и его отношение стало несколько теплее. И все благодаря этому вечно недовольному Блейзу… Я ловлю себя на том, что улыбаюсь. Как оно вышло… И пусть Карис не признал меня, но в его голосе нет даже злости. А это уже что-то.

Наконец натыкаюсь на обеденный зал. Ну ничего себе? Я когда-нибудь прекращу удивляться размеру этих комнат? Длинный стол на двенадцать кошмаров, стулья, покрытые резьбой, во главе два каменных высоких кресла. На потолке старые барельефы, явно относящиеся к Псовьей Войне. Узорчатые колонны в углах зала с яркими кристаллами на металлических подставках… В углу комнаты дверь на кухню. Оттуда тянет ароматами горячего супа , причем такими, что рот сразу наполняется слюной. Сглотнув, я направляюсь на кухню. Повар, увидевший меня, замирает с поварежкой в зубах.

— Подайте мне что-нибудь поесть, пожалуйста, — я слегка замялась, — Я голодна, как скравен.

Да , не умею я приказывать. Повар облегченно выдыхает и уходит за тарелкой. Я по привычке беру поднос и жду повара. Увидев меня по возвращению , кошмар в колпаке сильно удивляется. Поставив тарелку супа на поднос, он вежливо прокашливается.

— Леди… А зачем вы взяли поднос?

— А… — до меня вдруг доходит, что он должен был сам все сделать, — Ну… просто так, — шустро ретируюсь за стол, и прячу лицо за гривой. И как к этому привыкнуть?

Повар с улыбкой ставит передо мной тарелку супа, тарелку с жареными витыми палочками и бокал с белесой жидкостью. Я удивленно на все это смотрю. Повар, довольный моей реакцией, уходит на кухню. Я пробую суп. Ух ты! Наваристый, сытный и… явно помимо грибов что-то есть. Вычерпываю ложкой из тарелки нечто. Стоп, это же мясо. Я знаю, что кошмары всеядны, но никогда не пробовала … ну… есть других существ. Может, это тоже часть жизни аристократа? Как символично.

Осторожно пробую этот кусочек, стараясь забыть о его происхождении. Что любопытно, вкус неплох, а по ощущению даже очень интересно. Уже без опаски уплетаю суп, затем переключаюсь на закрученные палочки, оказывающиеся сладкими и с наслаждением пью из бокала странную кисловатую жидкость, от которой по горлу прокатывается теплая волна. Никогда так вкусно не ела.

Неохотно встаю из-за стола. Я бы съела больше, но пойти и попросить добавки… стесняюсь. В зал входит одна из кошмар-аристократок. Смеряет меня холодным взглядом и садится за стол. Берусь за тарелку с намерением отнести ее повару, но меня останавливает удивленно – презрительный взгляд кошмары. Поняв свою ошибку , ставлю тарелку на стол и выхожу из зала. Терпеть не могу всю эту аристократичность. То нельзя, это нельзя. Ладно. Нужно… А что теперь делать? Я же понятия не имею о местном расписании. Найти Кариса? Пожалуй это все, что я могу сейчас.

Снова библиотека. Но Кариса в ней нет. Тремер, где же он? В растерянности плетусь в главный зал. Мимо проходит статный черный кошмар в грязно-желтой жилетке. На его груди поблескивает знак Дома. Странно, на сборе я его не видела. Окликаю его.

— Что-то произошло? – спокойным голосом спрашивает он, поворачиваясь ко мне.

— Вы не видели Кариса? – задаю вопрос в лоб. Кошмар хмурится.

— Прошу прощения… Но кто вы?

Тремер…

— Сансет Шедоу, — я кланяюсь.

— Иар Твитч. К вашим услугам , леди … Сансет, — на лице кошмара появляется довольная и хитрая улыбка, — Карис… златогривый? Он был в зале Очага. А сейчас прошу меня простить, — быстрым шагом, он удаляется в коридор.

Что-то мне в его улыбке не понравилось. Что-то… будто он знает что то про меня такое, чего я не знаю. Уф… Зал Очага? Это та комната, мимо которой меня вчера вели к миссис Блоссом. Уверенным шагом направляюсь туда.

У камина действительно сидит Карис, без эмоций глядя в огонь. Поодаль сидит Блейз и еще одна кошмара, и молча наблюдают за ним. На меня никто не обращает внимания. Я тихо, чтобы не нарушить атмосферы, сажусь в уголочке и наблюдаю за Карисом. Так проходит несколько минут. Наконец, Карис поднимает голову.

— Бал через месяц. Нас еще не пригласили.

— Они присылают одно приглашение в последний момент, — в голосе кошмары я слышу странную боль.

— Да. Но мы ждем. Если приглашения не будет, то наш дом просто тихо исчезнет.

Кошмары склоняют головы. У меня холодеет в груди. Я даже не знала, что все так плохо. Выходит, Дом действительно на краю гибели. Страшно.

— Конец нам, — тихо произносит Блейз, — Пошлют в туннели псов и сгинем.

— Рано еще! – в голосе кошмары звучит отчаянная надежда, — Сказала же, присылают всегда в последний момент.

Я молча встаю и выхожу из комнаты. Никто не провожает меня злым взглядом. У них свои проблемы. А миссис Блоссом могла просто подшутить, взяв меня на тонущую платформу. Отличная шутка. Я просто брожу по сумрачным коридорам, иногда натыкаясь на слуг, и пытаюсь сдержать непонятную тупую боль в груди. Хотя… почему непонятную? Это боль безнадежности.

Мое внимание привлекает большая дверь с двумя стражами у створок. Они встают ровно при моем приближении. Я оглядываю окованную дверь.

— Желаете выйти? – интересуется один из стражей, и у меня вдруг что-то щелкает в голове.

— Да. Откройте дверь, — я сама удивилась стали, прозвучавшей в моем голосе.

Дверь медленно отворяется передо мной, и за ней раскидывается широкая мощеная улица, с пустыми лавками и площадью посередине. Дальше по улице, вдалеке, бурлит жизнь. Окрестность Дома больше походит на ту заброшенную шахту, которой я пробралась сюда. Хмыкнув я выхожу за ворота, ловя себя на том, что держу спину и голову прямо, смотря на снующих вдалеке кошмаров с вызовом.

Пройдя вымершую улицу, я окунаюсь в мир, полный звуков и быстро теряюсь в них. Повсюду сверкают светильники , поскрипывают стальные и золотые вывески лавок и магазинов, кошмары судачат о том о сем, бегают молодые кошмары-слуги, чинно ступают аристократы в возрасте, ехидно смеются молодые, заставляя какого-нибудь торговца бегать за разными товарами, привередливо оценивают принесенное, кобылки обсуждают платья на бал…

Я иду, крутя головой по сторонам, как вдруг натыкаюсь на другую кошмару, так же разглядывающую город. Мы вдвоем падаем на круп.

— Смотри , куда идешь, ты! – возмущенно заявляет темно-красная кошмара.

— Ты тоже! Сама зеваешь! – меня даже возмутило такое отношение.

Кошмара на секунду застывает с круглыми глазами.

— Т-ты чего? – чуть неуверенно спрашивает она.

Я встаю и отряхиваюсь, после чего смотрю на нее сверху вниз.

— То! Прежде чем возмущаться, головой подумай, может ты сама виновата, — я протягиваю ей копыто.

Она удивленно смотрит на мое копыто, не понимая, что это значит. Рыкнув, я беру ее за копыто и поднимаю на ноги.

— Смотри перед собой, когда гуляешь. Тебя как зовут?

Кошмара выглядит растерянной и немного ошарашенной. Толпа вокруг нас будто не замечает. Тут мои глаза отмечают, что на ее груди нет амулета, а из-под челки поблескивает рубин. Наконец, вновь обретя дар речи, кошмара хмурится.

— Мое имя. Я не обязана его произносить.

— Ах так? – я чуть улыбаюсь, — Тогда вот, — отвешиваю легкий поклон, — Меня зовут Сансет Шедоу, — расплываюсь в торжествующей улыбке.

То, что она не представилась по требованию, должно было меня оскорбить. Ничего, я не такая гордая. А вот не ответить на знакомство с другой стороны она не сможет. Если она аристократка, а , судя по ее поведению, это так, то она будет опозорена, не назвавшись. Этикет, чтоб его скравен сожрал!

— Мое имя… — видно, что кошмаре не хочется произносить его, — Кримсон… Роуз, — едва слышно говорит она.

— Хм, — снова киваю, — Приятно познакомиться.

Удостаиваюсь еще одного ошарашенного взгляда от кошмары. Да что с ней не так?

— Ты же… Из Дома Небесного Цветка? – она пытается придать голосу оттенок превосходства, — Неужто вы еще не вымерли?

— Как видишь, — я хмыкаю. Странно, все эти издевки насчет дома меня почти не трогают. То я принимала их близко к сердцу, то мне вообще плевать… Странная я, — А ты? Гуляешь? Выглядишь, будто первый раз город видишь.

Кошмара смотрит на меня непонимающе.

— Т-ты… Да, я очень редко… гуляю, да, — кошмара подбирает слова тщательно, косо глядя на меня.

— Хм. Как и я. Раз уж так, может заглянем в магази…

-Согласна! – кого-то заметив в толпе, она затаскивает меня первый попавшийся магазин.

— Роуз, что…

— Не зови меня по имени! – она делает страшные глаза и оглядывается кругом. На нас никто не смотрит. Роуз облегченно выдыхает, — Не надо.

— Х-хорошо, — пришла моя очередь смотреть непонимающим взглядом.

— Отлично, — она впервые слегка улыбнулась, — Раз уж зашли, давай посмотрим , что тут, — она украдкой поправляет челку, пряча рубин , и недоверчиво глядя на меня.

Я тем временем восхищенно разглядываю витрину. Прекрасные подвески и диадемы завораживают тонкостью работы. Но Роуз не разделяет моего восхищения.

— Ничего такого. Хотя… — она показывает на ожерелье невероятной красоты, от которого у меня запирает дыхание, — Вот это неплохо.

— Да ты… — я хватаю ртом воздух, — Привереда! Оно восхитительно!

— Видела лучше

— Ха. А сама такое сможешь сделать? – я смотрю ей в глаза с вызовом.

Кошмара замирает под моим взглядом. Продавец заинтересованно смотрит на нас.

— Н-нет… А…

— Вот. Одно то, как сложно это сделать, вызывает восхищение. Нельзя смотреть только поверху.

— Ну… может быть. А… как оно делается? – она … прижала уши? Маленькая победа.

— О, этот процесс довольно сложен и увлекателен. Сначала… — продавец, обрадованный таким вниманием к своей работе, рассказывает нам все секреты.

Роуз впечатлена. В ее глазах появляется что-то новое.

— И вправду… Я никогда не пыталась вникать… в это.

— Видишь? Об этом я и говорила.

— Сансет… — она повернула лицо ко мне, — Спасибо.

— Не за что, — я улыбаюсь.

Роуз улыбается в ответ. Вдруг, с улицы доносится знакомый мне голос.

— Сансет! Где эта сумасшедшая кошмара?

Хмыкнув, я иду к выходу, предчувствуя очередную разборку.

— Это за мной. Надеюсь, еще увидимся, Р… подруга, — я киваю Роуз на прощание, поддержав ее инкогнито, и выхожу из магазина, чувствуя удивленный взгляд на своей спине.

И почти сразу же меня хватает Карис и злобно шипит на ухо.

— Ты чего удумала? Немедленно возвращайся в Дом! – я замечаю, что на нем нет знака Дома.

— А ты чего без знака? – спрашиваю я его, когда мы подходим к воротам.

— Нас не любят. Очень. А ты могла поставить наше существование под еще более серьезную угрозу! Немедленно в комнату!

Уже в комнате, он, немного поостыв, принес мне книгу и повелел не выходить до завтра. Хорошо, ужин стоял уже у меня, иначе я бы его съела. Отличный первый день, ничего не скажешь.