Магия

Вера толкает пони на странные деяния, но именно такие деяния, как правило, меняют историю

ОС - пони Найтмэр Мун

Тень и ночь

"Помни". Это было первое последнее слово, которое они сказали друг другу, не подозревая, что короткое послание пронесётся через времена, эпохи и миры, переживая саму вечность и служа пульсирующим сердцем силе, созидающей и разрушающей мироздания.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Кризалис Король Сомбра

Постыдные фантазии

У обычного единорога-жеребца по имени Вельвет Скай, который работал в мэйнхэттенском театре, жизнь была до боли простой и обыденной, пока ему не посчастливилось сыграть роль принцессы Кэнди Пинк в спектакле и тем самым прославиться на весь город, обретя множество преданных фанатов. Однако не все его поклонники были доброжелательными, и однажды с Вельвет приключилась неприятная история – его похитили и стали обращаться как с маленькой кобылкой, наряжая в платья и заставляя носить подгузники.

Другие пони ОС - пони

Маленький секрет Флаттершай

Мирная понивилльская жизнь. Один день сменяет другой, без драм и сюрпризов. И все бы шло как обычно, если бы у малютки Шай не появился один маленький... Секрет. Нечто такое, из-за чего пегаска вынуждена незаметно выбираться по ночам, скрываясь от посторонних взглядов. В чем причина подобного поведения, и что за тайну она боится открыть миру?

Флаттершай

Дети ночи

Милые дети, я вас заберу в место, где чары реальны…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Шууги-хурхи

Если Шууги-хурхи в дверь стучится, лучше на засов тебе закрыться.

ОС - пони

Виноградная долина

В порыве любви мы забываем о том, что действительно нужно нашим близким и пытаемся им отдать, то чего так не хватало нам. Так мы и сжигаем себя, пламенем в сердце, чтобы осветить путь тех, кого любим.

ОС - пони Бэрри Пунш

Записи Винил Скратч - Первый Сезон

После изобретения радио, DJ-P0n3 (также известная как Винил Скратч) начинает вести первое радио-шоу с со-ведущей по имени Октавия. Октавия быстро понимает, что ее начальница крайне эксцентрична, из-за чего передачи постоянно идут вразнос, но каким-то образом становятся только еще популярнее. Эти передачи были записаны и транскрибированы из соображений исторической ценности. Это Винил Скратч, первый сезон.

Принц Блюблад DJ PON-3 Октавия

Мгновение перед неизбежным

Просто мысли, проносящиеся в головах.

Рассказы у ночного костра

Всегда приятно посидеть у костра, попить сидра да и просто послушать легенды и байки старого, как сама история, дядюшки Джейка.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Гл 6 Вторая искра

Гл 7 Тени будущего пожара

Глава 7
Не представляю себе, сколько я спала. Меня не будили и не трогали, позволяя отдохнуть после работы. Беспокоятся за свое новое орудие. Чую я, не последнее это задание, ох не последнее. И тем не менее…

Я встаю с кровати только тогда, когда голод берет верх над дремотой. Открыв глаза, я замечаю… что справа от меня на тумбочке лежит мой знак Дома. Хм… как мило, мне его решили вернуть. Уголки рта снова расползаются в стороны. Все не так уж плохо.

Ну… лежать в кровати дальше нет смысла. Хоть и хочется… Может… Нет, встаю и иду. Все. Так…

Проборовшись с собой около десяти или двадцати минут, я все таки сдаюсь и падаю обратно на кровать, закрывая глаза. Пускай урчит живот, я вчера наелась так, как никогда в жизни.

Но буквально через несколько минут раздается осторожный стук в дверь. Она приоткрывается, и моему сонному недовольному взгляду предстает кошмар в желтой жилетке.

— Мисс… Сансет? Вы проснулись? – со странной интонацией спрашивает он. Я настораживаюсь.

— Н-ну… почти. А что? Меня искали?

— Да… Вас желает к себе миссис Блоссом, — откуда вдруг это подобострастие? Что это с ним?

Все еще настороженно наблюдая за Твитчем, я поднимаюсь с кровати и, мельком взглянув в зеркало (и приметив, что я просто ужасно растрепана), я киваю ему.

— Эм… дадите мне время привести гриву в порядок? – медленно выговаривая слова, я не свожу глаз с лица кошмара, на котором светится почтение и услужливость.

— Как пожелаете, мисс. Мне выйти? – он отходит к двери и , не дождавшись от меня ответа, выходит.

Все еще ничего не понимая, я поворачиваюсь к зеркалу и беру гребень. И с чего это он так себя ведет? Он конечно относился ко мне иначе, чем остальные члены дома, но не так… странно. А он вообще знает, откуда я пришла? Пряди запутались, я сломала об них несколько зубчиков расчески. Вздохнув и жалея о том, что нельзя просто так зажечь гриву, я терпеливо распутываю волосы. Наконец грива и хвост приходят в порядочное состояние. Киваю своему отражению и выхожу за дверь.

Иар кланяется (именно кланяется, не кивает!) мне, указывая копытом вперед. Растерянно поклонившись в ответ, я иду в направлении обители Матери. Ладно, там разберемся. Уф… почему мне нельзя просто жить и гулять с друзьями? Это было бы здорово. Стоит только себе представить…

Замечтавшись, я едва не открываю дверь носом. Твитч успевает раньше, отворив передо мной дверь. За столом сидит миссис Блоссом, обстановка та же, никого, кроме нас, в комнате нет… Но одна деталь сразу бросается в глаза: на лице старой кошмары играет хитрая и довольная улыбка.

— Я была права, взяв тебя к себе, — произносит она, тихо засмеявшись. Я кланяюсь ей, осторожно заглядывая в ее лукавые глаза, — Сегодня нам пришло два письма. Первое… — она вынимает из ящика стола два распечатанных конверта. Уф… я вроде как не в опале, так чего меня всю трясет? – Первое – разрешение на охотничью экспедицию, — продолжает она, и ее улыбка становится шире, когда она достает вторую бумагу, — Но второе… Вот чего не ждала, того не ждала. Приглашение на бал нашему дому. А ведь еще не последний день! – она хлопнула копытами по столу, сверкая зубами.

— Но… это замечательно… — я снова осторожно киваю. А при чем тут вообще я? Ну пригла… И тут я вспоминаю вчерашний день… Мои глаза медленно округляются, а брови поднимаются вверх.

Кошмара это замечает и , усмехнувшись, чуть подается вперед.

— Не знаю, как тебе это удалось, но нам пришло два приглашения. И одно из них – на твое имя, Сансет, — миссис Блоссом снова начинает смеяться, отчего мне становится не по себе, — Кто бы мог подумать, безродная нищенка из самого низа добивается приглашения на королевский ежегодный бал. Если так будет и впредь… — она прикрыла глаза, — То ты добьешься того, зачем пришла. А сейчас… Иар , сходи-ка с Сансет в город. Ей нужно платье к балу.

Кошмар в желтой жилетке (он ее ,похоже, не снимает) услужливо кивает и открывает передо мной двери. Растерянная и ошеломленная, я выхожу и иду вслед за ним. Роуз сдержала слово. Ну Роуз, ну … молодец. Я и вправду хочу на этот бал. Осознание этого приходит только сейчас: я с самого начала хотела на него попасть. Еще тогда, когда я в первый раз о нем услышала. Мне… интересно. Любопытство меня погубит. Или… нет? Ведь именно оно привело меня сюда. Я начинаю кое-что понимать в своей жизни. Кое-что, до чего другие , не прошедшие через то, через что пришлось пройти мне, не смогут и помыслить.

Иар и я прошли через главные ворота и остановились посередине пустой улицы.

— Мисс Сансет… позвольте мне пр… — произносит кошмар, но я прерываю его жестом.

— Мистер Твитч…- я запинаюсь. А что я хотела сказать?

— Да? – он смотрит мне в глаза, которые я старательно отвожу.

— Н-ничего… что вы хотели?

Кошмар улыбнулся уголками рта и кивнул.

— Я хотел порекомендовать вам одного моего знакомого портного. Я нисколько не сомневаюсь в вашем вкусе, вы не подумайте, но мой знакомый шьет просто замечательные платья. Как…

Он начинает идти в сторону центральной улицы, расхваливая достоинства портного. Честно… будто пытается мне его навязать. Как какой-то торговец ядовитыми грибами, что выдает их за съедобные и пытается быстро сбыть. Однако… Я совершенно не разбираюсь в моде и не знаю ни одного продавца. Так что выбора у меня похоже нет.

Мы выходим на главную улицу, окунаясь в суету Верхнего города. Иар моментально умолкает, стараясь, как и я, затеряться в толпе.

Внезапно у меня возникает желание убежать от этого типа. Словно что-то мерзкое и липкое расползается внутри. Он мне не нравится. Неискренность, подхалимаж… Еще когда работала в Горне, такие тоже находились. Все ради того, чтобы подняться на этаж выше. Мерзко. Обычно, понятно… но мерзко. Повинуясь порыву, я уже делаю шаг в сторону, но перед глазами встает лицо Рози. Как я могу подвести ее и прийти на бал без платья? Она… моя подруга, в конце концов.

Удрученно вздохнув, я нахожу Иара в толпе и следую за ним. Кошмар идет уверенно и довольно быстро. Пройдя через оживленную площадь, мы проходим по главной улице, залитой городским шумом , и виляем в поворот, ведущий по более тихой улочке. Иар направляется в невзрачный магазинчик со скромной вывеской «Портной». Я удивленно смотрю на него. И здесь мы сможем найти платье, достойное королевского бала?

Внутри магазин оказывается довольно уютным, стены аккуратно обиты досками, отполированными до блеска. Мебель тоже вся блестит, но мой глаз сразу подмечает, что это тот же самый деревогриб, из которого обычно делают дешевые поделки и прочую чепуху для небогатых. Но… какая отделка… Из за двери за прилавком к нам выходит кошмар в возрасте, невысокого роста, с красной, но с легким пепельным оттенком гривой.

— Иар… зачем пожаловал? – голос портного хриплый и немного раздраженный. Но, что странно, этот нахмурившийся кошмар внушает доверие. Он похож на тех кузнецов, что живут в ремесленном квартале.

— Эш, мой старый знакомый, — представляет мне его Твитч, — Познакомься, это Сансет, леди Дома Небесного Цветка.

— Тож Цветок? – кошмар щурится, устремив на меня такой взгляд, что я вжимаю голову в плечи.

— Да, и не простой. Мы, как ты понял, с заказом.

— Да, да, не дурак, — Эш со вздохом подходит ко мне, — Я вас обмеряю. Куда платье? Дома, на выход? – похоже, этот вопрос он задает именно мне.

— На… королевский бал, — произношу я, изо всех сил пытаясь выпрямить спину.

Кошмар удивленно расширяет глаза. Его взгляд вновь проходит по мне и переходит на Иара.

— Это… серьезно?

— Да, Эш, — Иар произносит это я явной гордостью, — Ты все жаловался, что шьешь платья , которые не смогут увидеть свет. Вот твой шанс. Поста…

— Ни слова, — Эш проводит копытом в сторону Иара, перебивая его, — Я берусь. Идем, Сансет, — кошмар указывает мне на ширму за прилавком.

— Д-да…

— Эш. Просто Эш, — голос кошмара вдруг становится мягче, — Я всегда думал, что Цветы получают приглашение только для Матери. А ты…

— Я… так получилось.

Мы с портным заходим к комнатку за ширмой, наполненной разными тканями, иглами, манекенами и зеркалами. Как и в первой комнате, здесь все в идеальном порядке.

— Ты не похожа на других Цветков. Гордость в тебе вроде бы есть… — кошмар обходит меня кругом, — Не шевелись, я смотрю… Но высокомерия в тебе углядеть сложно. Да и на Иара ты не похожа. Будто из другого теста сделана.

— Я… меня приняли в дом…

— Приняли? Ах вот оно что… — не переставая делать какие-то замеры, удивился Эш, — А я то думал. Так ты не благородная? А имя тогда что такое… Или тебя из другого дома изгнали?

— Уж простите… — меня задевают его слова о том, что я не благородная. Странно. Ведь правда же. Но неприятное чувство оскорбления заставляет меня говорить, — Но может не стоит копаться в моем прошлом? Я то в ваше не лезу.

Кошмар внезапно останавливается, смотрит на меня удивленно и… усмехается.

— Достойно ответила. И верно, у всех есть, что скрывать. Чтобы не врать, можно просто молчать. А теперь дай закончить замеры…

В мастерской он меня мучает в течении нескольких часов, прикладывая разные ткани, примериваясь, проводя по разным частям тела лентой с делениями и просто стоя в сторонке и задумчиво глядя на меня. Наконец выйдя из магазина, я чувствую себя изнуренной. Да… работа в Горне куда лучше того , через что я прошла. Там хоть что-то делать можно. Иар поджидает меня снаружи.

— До завтра будет готово, Эш? – немного капризным голосом спрашивает он у выходящего вслед за мной портного.

— Да. Поработаю сверхурочно. пять сотен флеймов.

— Что? – Глаза меня с Иаром расширислись, — Так… кхм, — Иар взял себя в копыта и кивнул, — Конечно.

Эш усмехнулся снова и подошел к Твитчу.

— Не ждал, что так мало? – тут я чуть не потеряла челюсть. Как ни крути, а к таким ценам я еще не привыкла, — Ты сам сказал, это мой шанс. Деньги пусть занесут как обычно.

Даже не торгуясь, кошмар кивает, и мастер удаляется в свой магазин. Я в это время пытаюсь прикинуть, сколько же стоило бы платье Рози. Иар слегка тыкает меня копытом, выводя из раздумий.

— Идемте, Сансет. Незачем задерживаться... здесь.

Мне ужасно хочется возразить ему и пройтись размять ноги. Но я молчу, не желая начинать спор. Он направляется к главной улице, сталкивается с прохожим, рассеянно идет дальше, даже не извинившись. Я усмехаюсь и продолжаю наблюдать за ним. Не проходит и минуты, как вдруг он хватается за пояс. Его глаза округляются, и он проводит по тому месту, где только что был поясной мешочек.

— Меня... Ограбили? М-меня? — его голос дрожит от возмущения, — Да ... К-как? Почему я не заметил?! Это же… Но я же… Я же сам…

Я молчу, глазами держа неприметного кошмара, спокойно идущего сквозь толпу. Когда Иар наконец затыкается, не решившись звать стражу, я подхожу к нему.

— Иар, мне нужно пройтись. Иди домой, я не пропаду.

— Что вы... — он ловит мой взгляд и обернулся, — …задумали? Я вас не оставлю... А вдруг вас ограбят...

— У меня нечего взять. Просто у меня ноги затекли, — выдаю я со вздохом. Ноги действительно ноют после длительного стояния на месте.

— Хм. Мне не сложно пройти с вами, леди... — его голос снова становится приторно сладким, что начинает выводить меня из себя. Как то это мерзко.

— Иар. Прошу тебя, оставь меня на время... Я вернусь через час , — произношу я сквозь зубы, и Иар с недовольной миной кивает. Он мне не нравится, я уже говорила?

Как только он уходит, я двигаюсь через толпу к закоулку, в который мелькнул воришка. Для жителей Верхнего города это было идеальным ограблением, но Нижний сразу заметил бы чересчур "обычного" кошмара. Я могу и ошибаться, и это может быть некий особо эксцентричный аристократ, любящий подражать ворам и карманникам. Но проверить хочется. Любопытство...

Зайдя в закуток, я понимаю, что это тупик. Даже спрятаться негде. Разве что под реденькой кучкой соломы в углу. Я вздыхаю и разворачиваюсь назад, как вдруг мои уши улавливают знакомый шепот.

— Псс, Сан, подойди к углу.

Я осторожным шагом подхожу к кучке соломы и замечаю веревку среди сора. Часть мостовой поднимается, и я встречаюсь глазами с Дипом.

— Дип? — мой голос вздрагивает. Я не верю глазам. Дип не ушел из Верхнего города? Как он успел найти себе убежище? Вот уж воистину нигде не пропадет.

— Сан, не здесь. Иди на площадь, подожди у фонтана, — Дип почти сразу закрывает крышку, оставляя меня одну. Я чувствую непонятную обиду. Вот так просто взял и...

Фыркнув, я разворачиваюсь и иду на площадь, выстукивая копытцами. Надеюсь, ему свалится на голову что-нибудь. Тоже мне, секретность.

Но Сансет, признайся себе, ты рада его видеть. Да, и именно поэтому я обижаюсь. Он мог бы хоть что то приятное сказать! И тем не менее я сижу и жду у фонтана. Он подходит через несколько минут, одетый все так же неброско и незаметно.

— Здравствуй, Сансет… — он отводит глаза, — Рад, что ты цела.

— Это все, что ты хочешь сказать мне, Дип? – я хмурюсь, и привстаю со скамейки, делая шаг к кошмару.

— Нет… Эм… — он чешет затылок, виновато улыбаясь, — Прости, что так резко исчезли. Нам там было не место.

— Угу, пропустили. Что еще? – я пристально смотрю ему в глаза, чуть ли не поднимаясь на носочки.

— Эм… — Дип опешил, — Что-то… еще?

— Дурак, — я вздыхаю и слегка касаюсь головой его груди.

— Ох… — Он вздрагивает. Догадался? – Прости. Я рад тебя видеть, Санни.

— Другое дело, — довольно говорю я, переходя на полголоса, — Рассказывай, как ты.

— Воров тут – пруд пруди, но они все очень осторожны. Даже если учесть, что богатеи куда хуже следят за своими мошнами. Ходов в Нижний город оказалось куда больше, чем один. Я договорился с местными. Они оценили мои способности, и теперь я живу припеваючи. Блек внизу, потихоньку сбывает то, что мне удается достать.

— Вот значит как… А я на королевский бал иду, — как бы невзначай роняю я.

Эти глаза надо видеть. Дипа нелегко удивить, но чтобы у него отвисла челюсть, нужно сделать что-то действительно эдакое. Мне , видимо, удалось. Похлопав глазами и помотав головой, Дип недоверчиво щурится.

— Ты сейчас серьезно?

— Да. Вот ходила платье заказывать.

— Ну… Сансет… Я не зря в тебя поверил, — Дип даже забывает, что нужно говорить тише, но на нас все равно никто не обращает внимания, — Глядишь, ты и правда сможешь… Ну, ты поняла. Только про нас не забывай, — он подмигивает мне, улыбаясь.

— Ни за что, — отчаянно борясь с желанием его обнять, говорю я.

— Отлично. Мне нужно идти. Если захочешь меня найти – приходи к фонтану и положи под бортик медную пуговицу. Я сам тебя найду.

Дип скрывается среди других кошмаров, а я задумчиво направляюсь назад в Дом. Но чем ближе я приближаюсь к пустынной улочке Небесных Цветов, тем сильнее растет чувство страха и тревоги. Поддавшись порыву, я бегу вперед, к воротам, как вдруг мой глаз отмечает приоткрытую створку врат и неровный свет пламени изнутри. Дрожа всем телом , я подхожу ближе. Изнутри раздаются голоса. Осторожно прокравшись, я встаю около ворот.

— Старая успела спалить все бумаги. Вот гадина! – раздается незнакомый капризный , чуть визгливый голос.

— Нечего было любезничать. Давно пора было их всех… того,- отвечает первому грубый низкий голос.

— Не всех. По нашим записям еще какой-то Блейз остался. И где он шляется… Даже Желтая Жилетка пришел.

— Блейз не опасен, — по ушам хлестнул вдруг голос, принадлежащий кобылке, — Он импульсивен и горяч. Сам убьется. А то, что вы позволили маме сжечь документы говорит лишь о том, насколько у вас мало ума!

Мне становится жутко. Неужели это ТА САМАЯ кошмара, которая перебежала? На которую возлагались надежды? У меня снова ничего нет? А ведь пойди я с Твитчем… Тремер.

Стараясь не шуметь, я отхожу от ворот и прячусь в покосившемся здании на другой стороне улицы. Через время из ворот выходят несколько вооруженных кошмаров, на спинах несущие мешки с чем-то. В самом конце из ворот выходят три кошмара: два жеребца и кобылка, которых я определяю, как владельцев тех голосов. Они уверенно уходят , не заметив, как я таращусь на них в окно. В голове стучит кровь. Вот и все. Моя история окончена. Она и не могла окончиться хорошо. Кошмары не должны мечтать. Наша жизнь – мрак пещер, в которых мы живем.

Книги.

Я вскакиваю и выбегаю из дома, с опаской заглядываю за угол, и , убедившись, что на улице уже никого нет, мчусь внутрь. Меня мало тронула смерть малознакомых мне кошмаров. Ну… Разве что Карис. Однако вид их трупов заставил съеденное искать путь наружу. Кариса я нахожу в коридоре рядом с библиотекой, в окружении двух мертвецов в доспехах с незнакомой эмблемой. В его груди, плечах , бедре зияют жуткие раны. Я… подхожу к нему и опускаю его веки. Спи спокойно, Карис. Я надеялась, что мы станем друзьями. Смахнув слезу со щеки, я направляюсь в открытую дверь библиотеки. Шкафы еще стоят на месте, местами обожженные и даже горящие. Вся комната усеяна пеплом … Все пропало. Все книги тоже сожжены. Они ничего не оставили. Я молча разворачиваюсь и возвращаюсь к телу Кариса. Из всех членов Дома, только он отнесся ко мне не как к вещи или инструменту. Ну, еще Блейз всерьез считал меня соперницей. Я поднимаю его на свою спину , молча направившись в ту самую крипту, из которой я попала в этот дом. Шерсть выпачкается в крови, плевать. Это то малое, чем могу ему отплатить.

Вот, теперь он лежит в каменном гробу, спокойный, уверенный. Я закрываю крышку, последний раз попрощавшись с кошмаром. За что все это? Неужели это из-за того, что наши дела стали налаживаться? Разрешение на экспедицию, приглашения… Ну как же, приглашения!

Я хлопнула себя по лбу и , постояв еще минуту у гроба, отправилась в комнату к Блоссом. Стены коридоров были местами забрызганы красным. Тела двух моих “сестер” лежали в неестественных позах , с колотыми ранами в животах и ужасом, застывшем на лицах. Да… как бы мы не пыжились, как бы не строили из себя важных шишек, все равно мы все одинаковые. Так же боимся, так же хотим жить. Знатный, или бедный, мы все кошмары.

Дверь в кабинет отворяется с легким скрипом. Пахнет едким. В комнате очень дымно, горят чернила и стопки бумаги. Миссис Блоссом с мужем лежат у стены, лишенные своих знаков Дома, забрызганные кровью. Кажется, муж пытался ее защитить. Копье , что пронзило их обоих, так и торчит, соединив их после смерти. Я вздрагиваю , пройдя к ним. В дыму плохо видно , но кажется, будто старая Мать улыбается. Жутко.

Я подхожу к горящему столу и почти на ощупь шарю по нему и в нем. Один пепел. Разрешение на экспедицию сгорело. Но приглашения … Неужели тоже?

Вдруг раздается жуткий, полный ужаса и гнева Вопль, заставляющий меня забиться в угол. Гулкое эхо отражает его, делая просто невыносимым. Я зажмуриваю глаза, умаляя, чтобы это закончилось.

Эхо стихает. Я осторожно выхожу за дверь в коридор и смотрю по сторонам. Крадусь вдоль опустевших комнат с перевернутой мебелью, с опаской выглядываю из-за колонны. Раздаются звуки ударов по металлу. Краем глаза я отмечаю движение и рискую высунуться сильнее. Знакомый до боли кошмар злобно рубит стены и мертвых доспешников почти выбитым из крестовины мечом. Его грива пылает , освещая опустевший зал.

— Блейз? – вырывается у меня.

Кошмар замирает и поворачивается ко мне. Его взгляд безумен. Красные глаза пылают бешенством. Мне становится страшно.

— Ты… — он двигается ко мне, сперва медленно, но с каждым шагом все быстрее.

Я замираю на месте, не в силах сдвинуться с места. Что меня удерживает? Может страх? Или жалость к Блейзу? В чем то все, что случилось — моя вина. И пусть этот кошмар и заносчив, глуп и груб, но его семья погибла. Все до единого. Я ощущаю прикосновение копыта к щеке. Мозг работает быстро от удара по нервам, вызванным скорой болью.

Меня отшвыривает к стене. Голова взрывается снопом искр, вокруг все темнеет. Я с трудом приподнимаюсь на копытах, глядя на приближающегося Блейза. Он дрожит , его зубы стиснуты будто бы от боли. Сейчас он снова меня ударит. Я закрываю глаза.

Удар приходится по лбу, отбрасывая меня к стене. В какую-то секунду я даже понадеялась на то, что кошмар остановится. Но… я ошиблась.

В страхе я приоткрываю один глаз, боясь двинуться. Блейз стоит надо мной, занеся копыто. Все мое тело парализует. Я смотрю ему в глаза, а он в мои.

И удара не следует.

Кошмар глубоко вздыхает и протягивает мне копыто. Его грива опадает на шею, переставая гореть. Но тем не менее я боюсь. Голова гудит и трещит, а в глазах все темнеет. Ну и удар у него! Он вдыхает, будто собирается что-то сказать.

— Прости, — произносит он едва слышным шепотом.

Я облегченно вздыхаю и принимаю его копыто.

— Я думала, ты меня убьешь… — я пытаюсь отряхнуться, с опаской косясь на Блейза.

— Ты… кто это сделал? – после Вопля ему трудно говорить, но обычно кошмары без должного ухода целыми днями молчат. Тренированный.

— Я… я видела их. Судя по тому, что мне удалось услышать, это была… — я облизываю губы, размышляя, не ударит ли он меня за правду.

— Кто? – пытается повысить голос он, жутко хрипя.

— Мил. Та , в чьей комнате меня поселили.

Глаза Блейза увеличиваются, он отходит от меня на пару шагов и опускает голову, зло нахмурившись. Резко дернув головой, он направляется к выходу.

«Сам убьется» — эхом звучит у меня в голове голос сестры-предательницы , и я окликаю Блейза.

— Стой! Они будут тебя ждать! Не смей… Стой! – я хватаю его за плечо. Меня встречает злобный оскал, но я не отпускаю копыто, — Если хочешь отомстить – не иди туда.

— Не указывай мне, — шипит Блейз, зло глядя на мое копыто.

— Остановись и подумай. Кому станет лучше от того, что последний из дома Цветка умрет , попытавшись в одиночку напасть на целый Дом? Да им же и станет. Ты не можешь просто так пойти и перебить всех.

Блейз некоторое время стоит, выпуская пар, а затем кивает, будто у него на плечах стоит каменная статуя.

— Ты… права. Карис сказал бы так же… А он…? – его взгляд натыкается на мой , и по лицу кошмара пробегает судорога, — Всех?

— Всех, — я киваю, опустив взгляд.

Кошмар кивает, мужественно сдержав себя. Первые пять секунд, пока не доходит до трупа в доспехах. Дойдя, он выхватывает у последнего алебарду и злобно рубит его на куски. Я отворачиваюсь, не желая на это смотреть. Когда чавкающие звуки стихают, Блейз снова подходит ко мне.

— Идем. Помоги мне похоронить… нашу семью.

Я не знаю, сколько у нас уходит времени, чтобы разместить всех в крипте. Одной кошмаре даже приходится рыть могилу в земле. Блейз молчит, не издавая ни звука и хмурясь каждый раз, когда мы накрываем очередное тело. Слишком жестоко. Слишком цинично и совершенно бессмысленно. Столько крови? Зачем? Как глупо убивать друг друга из-за … Просто потому, что одни выше других? Роуз… Знала бы ты, что происходит внизу. Мне так жаль.

Мы выходим с кошмаром из Дома, закрыв за собой врата. Он держится… Наверное, аристократов к такому готовят.

— И куда же нам идти? – тихо шепчет он мне, — У тебя есть план, младшая сестра?

— Есть. Нам нужно спрятаться. А потом будет способ показать им, что мы не просто живы, но и готовы к драке, — я немного вздрагиваю, говоря это. Младшая сестра, да? Столько всего произошло за столь короткое время. Ладно, хватит об этом.

— И что за способ? Бал? – догадывается Блейз.

— У нас два приглашения. Откажемся – оскорбим короля, — я улыбаюсь, глядя вдаль.

— Верно. А там я найду эту псину и откручу ей голову, — кошмар трет копыта в предвкушении.

— Это потом. Сперва пойдем найдем дом для убежища.

— У меня есть одно место. Я там тренируюсь. Хозяин ушел давно, — Блейз показывает в сторону одного из покосившихся домов, а на мой недоверчивый взгляд просто фыркает и тянет меня за собой.

Внутри сухо и тихо. Мебель стоит по дому без порядка, все выглядит заброшенным. Кроме люка за столом в одной из комнат, в которую заводит меня Блейз. Спустившись вниз, я понимаю, почему он счел, что это место нам подойдет.

Широкий каменный зал с масляными светильниками поражает тем, что является одновременно и тренировочной комнатой, и спальней, и кухней, причем все секции отделены невысокими перегородками из ткани. Блейз довольно показывает мне зал, будто сам здесь все обустроил.

— Пойдет?

— Д-да… — Я все еще удивленно оглядываюсь. Нет, определенно я не ожидала такого. Я сильно ошибалась в Блейзе. Решив удостовериться, что это не галлюцинация, я подхожу к кровати. Жестковатая, но хорошая и крепкая. Матрас пахнет травой и немного сыростью. Я сажусь на кровать, не заметив подошедшего кошмара. Тот останавливается у маленького столика и опирается на него, задумчиво глядя в пол. Повисает неловкое молчание.

— Зачем? – произносит он, облизав губы, — Почему?

— Кто знает… Какая она была?

— Она была… Сильной, амбициозной, напористой. Мил могла за себя постоять и заставить себя слушать. Ее боялись и уважали все слуги. Мать считала, что она сможет вытянуть Дом из той дыры, в которой он был. Но ее амбиции шли куда дальше, чем просто быть удобным инструментом для Матери, — Блейз судорожно вздыхает, ударив по столу копытом.

— Может…

— Не может, — перебивает меня Блейз, хотя я даже не знаю, что хотела сказать после «может», — Ее нужно прикончить. Мне плевать, что она такая умная и хитрая. Мне постоянно ее в пример ставили, потому я и тебя невзлюбил. Но ты какая то другая. Она не стала бы стоять, когда ее бьют, — он поворачивает голову ко мне, — А почему ты дала себя ударить?

— Мне… — я сжимаю губы, стараясь найти у себя в голове ответ на этот вопрос, — Мне стало жаль… Я видела, как тебе больно и… не смогла защищаться.

Кошмар отшатывается, будто увидел чудовище. Медленно наклонив голову , он подходит на шаг. На его лице читается сомнение и удивление.

— Ты… серьезно? Я имею в виду… Нет?

— Я серьезно. Я не хотела , чтобы все это произошло.

Блейз тихо смеется, что из-за его хрипоты более похоже на кашель.

— Ну… ты даешь. Если это правда, то ты очень странная. Зато совсем не такая, как Мил, чтоб ее скравены сожрали. Если тебе что-то понадобится, сестренка, – обращайся. Я буду тут.

— Да… — я нерешительно улыбаюсь «брату», — А мне нужно поговорить с одним знакомым вором.

— Вором? – он поднимает бровь, но тут же вспоминает, — Это с теми, с кем ты заявилась?

— Да. Я думаю, они нам смогут помочь, — я улыбаюсь снова и встаю с кровати.

— Ну удачи. Не волнуйся, я верю тебе. Ничего другого мне не остается, — Блейз кивает мне, — А я должен проститься с родней как подобает. Осталось найти эль.

Я ухожу, оставляя кошмара прощаться с духами его семьи , и выбираюсь наружу. Взяв знакомый курс, быстро миную границу оживленной зоны и скольжу к фонтану. Пуговица ложится у основания. Я отхожу, стараясь не привлекать внимания.

Может наша жизнь и темна, как мрак пещер, но даже в них можно увидеть свет.

Через несколько минут я замечаю, что пуговица пропала. Сделав занятой вид, я отхожу к витринам магазинов, около которых кошмары останавливаются реже. Уф, лоб гудит и чешется, словно рог растет. Будет шишка.

Прождав около получаса, я начинаю замечать, что все потихоньку расходятся, улицы пустеют. Плохо. Останусь одна – буду выглядеть подозрительно. Вернусь- ка я лучше в дом.

Стоило мне так подумать и тронуться с места, как передо мной, словно из ниоткуда возникает Дип.

— Не здесь. Идем со мной, — произносит мой друг и ведет меня к своему убежищу.

Продолжение следует...