S03E05
Глава 2. Предчувствия

Глава 1. Городская легенда

Оттого и случилось когда-то давно

В королевстве приморской земли:

С неба ветер повеял холодный из туч,

Он повеял на Аннабель-Ли.

..................................................

Оттого и случилось (как ведомо всем

В королевстве приморской земли):

Ветер ночью повеял холодный из туч,

И убил мою Аннабель-Ли.

Эдгар По, «Аннабель-Ли».

Лучшая ученица и возлюбленная принцессы Селестии, Академик Кентерлотской Королевской Академии наук, профессор, доктор дружбомагических наук, почетный профессор почти всех Эквестрийских университетов, Кавалер ордена Дружбомагии (полученного за разработку проекта, приведшего к уничтожению нескольких сотен миллионов недружбомагических особей на одной Селестией забытой планетке), Губительница миров, как ее в шутку иногда называли теперь друзья, и прочая и прочая, Твайлайт Спаркл, сидела в дешевой придорожной забегаловке Эпплузы и раздраженно постукивала копытцем по поверхности грязноватого столика.

Денек у нее выдался отвратительный. За несколько часов до отправки в Филлидельфию, разразился магическо — погодный шторм, и все порталы в столице были обесточены на неопределенное время. Для пегасов погода была нелетной, и Твайлайт пришлось заказать билет на единственный функционирующий вид транспорта — железнодорожный. На полпути до Филлидельфии дорогу размыло, и теперь она коротала время за чашкой тыквенного сока и яблочным пирогом(надо сказать очень вкусным), ожидая окончания ремонтных работ.

Кроме нее, в помещении находились лишь несколько шумных фермеров, запивающих каждую порцию съеденного обеда огромными количествами крепленого сидра, и еще худенькая единорожка, бледно серого цвета, с белоcнежной гривой, сидевшая за столиком в углу. Она что то сосредоточенно писала в тетрадке и время от времени бросала косые взгляды на Твайлайт.

-Кажется, узнала меня, — подумала Твалайт. Конечно, она не пользовалась популярностью поп звезды, но, после последних событий и у нее появилось множество поклонников, которые даже организовали нечто наподобие фан клуба.

Твайлайт, хоть в открытую и не признавалась в этом, считала их сумасшедшими. Если даже у самого бесталанного поклонника известного певца, по мнению Твайлайт, было хоть что то общее со своим кумиром, то в ее случае… -Вряд ли хоть один из них простейшую системку обыкновенных дифференциальных уравнений решить сможет, — фыркнула, задумавшись, единорожка. Ну, за исключением профессора Стилхувза. Престарелый чудаковатый профессор почти на каждой вечеринке, посвященной защите очередной диссертации, изрядно хлебнув сидра, клялся единорожке в вечной любви и распевал сочиненные им же баллады о красоте и величии Твайлайт. И являлся учередителем ее фанклуба.

Тем временем, пони, сидевшая в углу, встала, и начала медленно продвигаться к столику Твайлайт.

-О Селестия, только бы она не из этих оказалась…

-Здравствуйте..- Худенькая пони застенчиво потупила взор,-Простите меня, пожалуйста. Я не хотела причинять вам беспокойства, но… Но вы случайно не Твайлайт Спаркл? Я… Я знаю как выглядит Ваша метка, то есть метка Твайлайт Спаркл, и… И… — Пони покраснела и замолчала.

— Да, это я, — вздохнула Твайлайт, — чем могу быть полезна?

— О, это Вы. О, Cелестия, я знала, я знала. Пппростите, но можно мне присесть, можно мне взять ваш автограф? Я ваша большая поклонница и, — пони осеклась, увидев, что мрачное выражение на мордочке Твайлайт не предвещает ничего хорошего и быстро добавила, — я тоже хочу стать ученым, как Вы, собираюсь поступать на дружбомагический факультет в этом году…

— Чему равен угол преломления асинхронального дружбомагического луча Грейбирда второго порядка на границе квазианизотропной среды и антидружбомагического хаоса? — Отчеканила Твайлайт и замолчала, буравя грозным взглядом растерявшуюся пони.

— Прост… — Пони осеклась и выпалила, — ничему! Это переменная величина.

— Садись, -махнула копытцем Твайлайт, неплохо. Вообще это преподают на втором курсе, но, если хочешь стать ученым, а не бездельником, протирающим пятую точку в лаборатории, должна знать такие вещи уже сейчас. -Автографа не дам, в зачетке автограф получишь, если поступишь. Как тебя зовут?

— Лллия.

— Л-л-л-ия, или Лия, — уточнила Твайлайт, откусывая яблочный пирог.

— Лия, — окашлявшись вымолвила пони. — Простите, но с зачеткой… Я, я не планировала поступать в Кентерлотский университет, я думала о Филлидельфии… В Кентерлоте такой большой конкурс, я знаю, это трусость, но…

— Хм. Почему именно дружбомагией решила заниматься? Не самая легкая дисциплина.- Твайлайт пристально разглядывала смущенную пони.

— О, я знаю. Но, но с дружбомагией можно творить такие великие дела, помогать другим пони, и даже… То что сделали вы, это так прерасно, вы спасли целый мир от зла! — В глазах худенькой единорожки заблестели искорки, и голос зазвучал уверенней.

— Да, дружбомагия, в отличие от защитной, портальной и других, это великая, неодолимая сила, — задумчиво проговорила Твайлайт, мысленно перенесясь к тому мгновению, когда стояла на балконе королевского дворца и взирала на мир взглядом богини. Она немного помолчала и продолжила, — знаю я эту Филлидельфийскую профессуру, только и умеют, что хорошеньких студенток лапать. — Увидев шокированное выражение в глазах молоденькой единорожки, Твайлайт рассмеялась и махнула копытцем.

— Не обращай внимания на мою болтовню. Давай сделаем так. Я сейчас тебя проэкзаменую, если справишься, станешь моим персональным протеже при поступлении в Кентерлот. Идет?

— Ппрямо сейчас? — опешила Лия.

— Да. Только это будет нелегко. Заодно проверю твое умение работать в стрессовых ситуациях. Доставай свою тетрадку, надеюсь там еще место осталось. Итак, первый вопрос…

Экзамен продолжался без малого два часа, за которые Твайлайт успела подкрепиться еще одним яблочным пирогом и чашкой сока. Чувствуя некоторую неловкость, глядя на худенькую и бледноватую Лию, Твайлайт предложила кусочек и ей, но пони отказалась. В конце концов, несмотря на полную беспристрастность своих оценок, профессор Твайлайт вынуждена была отметить что Лия прекрасно справляется со всеми поставленными перед ней задачами, практическими и теоретическими. Иногда у Твайлайт даже возникало странное ощущение, что Лия знает гораздо больше, чем хочет показать, и невзначай задала пару вопросов, ответ на которые могли знать лишь несколько ученых в Эквестрии. Но каждый раз в этих случаях она натыкалась лишь на отчаяние и непонимание в глазах своей «студентки».

— Ну, считай мою поддержку ты получаешь,- наконец проговорила Твайлайт, и погрозила Лии копытцем, — И только попробуй мое доверие не оправдать. А то знавала я таких. Молодые дарования, будущее науки… А через полгода учебы только и знают, что под заборами пьяными валяться.

— Я вас не подведу профессор, — Лия просто сияла от счастья.

— Ну, смотри. — Твайлайт взглянула на прикрепленные к копытцу часы. — А теперь…

— О, профессор, еще один вопрос. Я слышала по понирадио, вас направили расследовать дело о Филлидельфийском монстре… Это правда?

— Ну, раз сказали, значит правда, — нехотя отозвалась Твайлайт.

— О, расскажите мне немного, профессор. Я слышала это чудовище, кто то говорит с огромными щупальцами, кто то говорит с множеством глаз на отростках по всему телу. Оно нападает на молодых и кобылок и… И делает с ними это. — Лия немного покраснела. Совсем чуть чуть, отметила машинально Твайлайт. — И потом эти кобылки становятся якобы одержимыми сексом… Кидаются на всех, пытаются убежать на пляж в надежде снова встретить там монстра. Это правда?

— Вообще — то ты мне сейчас рассказала больше чем я знаю. Принцесса вручила мне документы по делу утром, сказала, что дело срочной важности, и вот я здесь. Срочной важности… Опять эти традиционалисты митинг затевают у дворца, вот какая срочная важность, — Твайлайт скорчила гримасу.

-Я вас так понимаю профессор, — опустив взгляд в пол, прошептала Лия. — У вас, в Кентерлоте, хотя бы на однополые браки смотрят с пониманием. У меня была подружка, здесь, в Апплузе, — Лия бросила быстрый взгляд на Твайлайт, пытаясь оценить ее реакцию. — Нам пришлось очень тяжело.

Первой мыслью Твайлайт было прекратить разговор, очевидно заходящий дальше, чем ей хотелось, и отправиться на поиски местной гостиницы. Отдохнуть пару часов, и ознакомиться, наконец, с подробностями предстоящего дела. Она внимательно посмотрела на Лию. Белая, немного растрепанная грива сейчас почти закрывала глаза юной единорожки, глаза чистейшего голубоватого оттенка, — впервые за время их разговора отметила Твайлайт. Фермеры давно ушли и в помещении царили тишина и покой, лишь скомканный кусочек салфетки, повинуясь легкому сквозняку чуть слышно шуршал по полу, маленькое, одинокое перекати-поле, которому незачто зацепиться на гладкой, полированной поверхности. У Твайлайт внезапно появилось странное ощущение, что если она сейчас уйдет, то потеряет нечто важное в своей жизни. Важное, но не обязательно хорошее…

— Была? — мягко спросила она, — вы расстались?

— Да, два месяца назад. — Голос Лии немного дрожал, в уголках глаз появились слезы. — Не из за того, что над нами смеялись, или даже… — Лия, чуть слышно всхлипнув, отвернулась к окну, и некоторое время молчала, стараясь справиться с эмоциями. Блестящая слезинка скатилась по ее щеке. — Мы очень любили друг друга, нам казалось, мы можем справиться со всеми трудностями. Вы знаете, профессор… То, что произошло, мне кажется это имеет отношение к тому делу что вы расследуете.

— Да? — Немного удивилась Твайлайт. — Интересное совпадение, если так.

— Я, я тоже об этом подумала, — шмыгнула носом Лия. — Когда я увидела вас, мне показалось что это подарок свыше. Я не сказала сразу, но если бы не думала что вы можете мне помочь, я бы так и не решилась к вам подойти… -Лия немного помолчала, собираясь с духом и продолжила. — Неподалеку от города, в лесу, есть небольшое озеро. С ним связана наша местная городская легенда… — Увидев кислое выражение мордочки Твайлайт, Лия умоляюще подняла копытца.

— Прошу вас, я понимаю, как для ученого это все звучит, но умоляю, дослушайте до конца.

Твайлайт немного закатила глаза, подперла копытцем мордочку и кивнула. — Продолжай.

— По легенде, каждая кобылка, искупавшаяся в озере, становится одержимой. Как те, в Филлидельфии. Два месяца назад, мы с подружкой, — Голос Лии немного дрогнул, но она сдержалась, — устроили пикник около озера. Я не пью, а она немного перебрала, и решила искупаться. Когда мы вернулись… О, это была самая счастливая ночь в моей жизни. Она никогда еще не была такой страстной, но наутро… Она заявила мне что я ее не удовлетворяю, что ей всегда больше нравились жеребцы и бросила меня. — Лия не отрываясь смотрела на Твайлайт, наблюдая за ее реакцией, но Твайлайт лишь рассеянно кивнула. Рассказ Лии напомнил ей о событиях полугодичной давности, когда она думала, что их с Рейнбоу Дэш отношения навсегда разрушены. И недавнее расставание. Надолго ли?

— После этого мы больше не встречались… — Продолжила Лия. — А она как с цепи сорвалась, стала встречаться со всеми жеребцами подряд, ее теперь вся округа за потаскушку держит… Я тогда была так ошарашена, не знала что и думать, решила что она давно со мной порвать решила, и с этим озером все устроила, чтобы поиздеваться. А когда я услышала про события в Филлидельфии, решила кое-что проверить. Выучила сканирующее заклинание, и попыталась прочесать им озеро.

— Сканирующее заклинание. — Во взгляде Твайлайт наконец то вспыхнули искорки интереса. — Какое именно?

— Ппсевдорезонансный сканнер Ттвайлайт Спаркл, — пролепетала Лия.

Твайлайт хлопнула копытцем по столу и от души расхохоталась… — Псевдорезонансный сканнер… Твайлайт Спаркл…

Наконец она отдышалась и вытерла навернувшиеся на глаза слезы.

— Да уж, насмешила. А я уж подумала, что совсем перестала в магии разбираться. При всех твоих способностях, выучить нормальное сканирующее заклинание… Это было бы нечто. Ну а эту поделку я еще в магических яслях придумала. Рассказывай, чего насканировала?

Грустная мордочка Лии немного просветлела — казалось, часть настроенья Твайлайт передалось и ей.

— Магические флуктуации. Силу я определить не смогла, насчет характера флукт…

— И ничего определить не смогла, — весело перебила ее Твайлайт. Достала из прикрепленной сбоку сумочки несколько монеток, положила на столик, и поскакала к выходу, бросив Лии через плечо, — показывай дорогу. Сейчас разберемся, что там за флуктуации такие.

Немного опешив, Лия еще пару секунд сидела на стуле а затем бросилась Твайлайт вдогонку. — О, профессор, вы мне поможете? Я подумала, может в легенде и есть доля правды? Может… То что с ней случилось, нечто вроде происшествий в Филлидельфии, какая нибудь магическая болезнь? Может, я еще смогу помочь подруге?

— Выясним. С тобой самый квалифицированный эксперт в Эквестрии. — Твайлайт весело подмигнула Лии.

Забежав по пути на железнодорожную станцию и узнав, что окончания ремонтных работ следует ожидать не ранее завтрашнего утра, две единорожки быстро миновали городскую черту и поскакали по направлению к лесу.

Твайлайт откровенно наслаждалась маленьким приключением, отвлекшим ее от монотонной столичной жизни. Неожиданно, поездка в Филлидельфию представала в другом свете, и уже не казалась ей ссылкой за тридевять земель и досаднейшей помехой ее, несомненно, важнейшим в Эквестрии, научным исследованиям. «Раньше мне бы такие мысли ни за что в голову не пришли» — подумала Твайлайт.

Такая перемена в характере немного замкнутой единорожки, в основном сосредоточенной только на своих исследованиях, произошла благодаря ее подруге, а потом и возлюбленной — бойкой пегаске с радужной гривой, Рэйнбоу Дэш. Скача по полю и наслаждаясь порывами обдувающего ее тела ветра, напоенного запахами травы и цветов, Твайлайт вспоминала, как Дэш потихоньку научила ее радоваться утренним пробежкам по Кентерлотским садам, перед самым восходом солнца. Сперва это было мучением. Летя вслед за обливающейся потом Твайлайт, пегаска подбадривала ее насмешками, среди которых «эй, яйцеголовая, шевели булками», была наименее обидной.

Но, постепенно, Твайлайт вошла во вкус. Их утренний маршрут заканчивался около грядки с белыми лилиями, и, после первой пробежки, изнеможденная единорожка, уже готовая к тому, что упадет в обморок, приметила, что один из королевских садовников, известных своей пунктуальностью, как раз заканчивает утренний полив. После второй и третий пробежек садовник оставался на почти том же месте. С тех пор, фигурка ничего не подозревающего старенького земнопони стала символом внутренней борьбы Твайлайт, каждый раз она старалась изо всех сил, чтобы садовник был хотя бы на один шажок дальше от грядки с лилиями, когда уставшая единорожка пересекала невидимую финишную черту. В конце концов Твайлайт закончила пробежку в гордом одиночестве, и лишь хлопанье крыльев парящей сверху пегаски нарушало утреннее спокойствие. Вошедшая в раж Твайлайт с помощью магии стащила брыкающуюся пегаску на землю, и они любили друг друга под полыхающим рассветными красками небом, среди прекраснейших в Эквестрии цветов.

Твайлайт улыбнулась своим мыслям — позже, когда она поделилась своими переживаниями с Дэш, та заверила ее, что Твайлайт так и осталась хилой, ни на что не годной размазней, и что все кентерлотские садовники просто договорились прятаться от бешеной единорожки, носящейся по саду, и смотрящей на них, как будто ее самая заветная мечта — увидить как они провалятся сквозь землю. Впрочем, после разьезда с Рейнбоу все тренировки снова сошли на нет…

Задумавшаяся Твайлайт вплотную подбежала к опушке леса, и вспомнив про Лию оглянулась. Серенькая единорожка немного поотстала и поровнялась с Твайлайт лишь спустя несколько минут, тяжело дыша. На ее мордочке вновь появилось выражение боли и страдания. Еще большего страдания, чем прежде, когда она вспоминала о своей подруге.

-Вот тебе еще один урок. — Придавая больше внушительности своим словам, — Твайлайт помахала копытцем в воздухе. Настоящий ученый должен поддерживать себя в отличной физической форме. Умственная работа требует больших затрат энергии, и если не будешь следить за собой, ничего толкового из тебя не выйдет.

Конечно же, это было чистой воды лукавство, но Твайлайт, примерив на себя роль сурового наставника, не собиралась от нее отступать. Уставшая Лия лишь кивнула в ответ.

Спустя полчаса пути по лесному бездорожью, оказавшемуся бы очень нелегким без магии, помогающей расчищать дорогу от густых веток и даже небольших завалов, две единорожки достигли берега озера. Лес почти вплотную подступал к поросшим осокой берегам.

— Ничего себе место для пикничка, — подумала Твайлайт, — тут только любителям грязевых ванн собираться. — Нус, посмотрим, что у нас тут, — добавила она вслух и извлекла из сумочки небольшую блестящую сферу.

— Сфера Старсвирла, — ахнула Лия.

Магические сферы, изобретенные легендарным Старсвирлом, считались одним из самых дорогих предметов в Эквестрии. Каждая из них могла содержать в себе огромной мощности заклинания, способных работать автономно, не требуя потпитки извне. На создание одной сферы уходили десятки лет, все они подлежали строжайшему учету и выдавались в пользование лишь по специальному указу принцессы Селестии.

— Ага, она самая. — Довольная реакцией своей подопечной, Твойлайт прикоснулась к сфере копытцем, и прямо перед ней возникла огромная прозрачная стена розоватого цвета, полностью перекрывавшая озеро в ширину, а по высоте, чуть выше самых больших деревьев, росших по берегам. — Просканируем нормально это болото, — подмигнула Лии Твайлайт, и стена неторопливо двинулась прочь от стоявших на берегу единорожек, а перед Твайлайт в воздухе начали появлятся разноцветные цифры. Спустя некоторое время она удовлетворенно кивнула.

— Ну вобщем, как я и предполагала. У вас здесь завелся эротосос обыкновенный. Целая колония.

— Эроточто?

— Эротосос. Очень редкий магический паразит. Обитает в неглубоких водоемах со стоячей водой. Поодиночке этот паразит не опасен, но взрослые особи магическим способом обьединяются по трое, образуя так называемую эротососную триаду, и в таком виде могут представлять угрозу для пони. Прикрепляются к их телу, — Твайлайт повернулась крупом к Лии и хлопнула копытцем по обеим сторонам, — тут, тут, и, — она чуть прогнулась и легонько ткнула копытцем посередине, — вот тут.

Заметив, что Лия чуть покраснела, и отвела глаза, Твайлайт снова повернулась к ней мордочкой и наставительным тоном произнесла. — А вот и очередной урок. Настоящий ученый должен уметь абстрагироваться от жизненных условностей, и во всем видеть прежде всего сухие, бездушные факты.

— Дда, профессор…

— Ну так вот, — продолжила Твайлайт, — прикрепляется эротососная триада к телу пони исключительно женского пола, обычно во время купания, и, в силу своей магической природы, не видна вооруженным взглядом. Крайние, бета и гамма эротососы, обеспечивают симбиотическую связь с организмом носителя, стимулируя его сексуальную активность, а средний, альфа-эротосос, питается энергией, получаемой во время фрикций, сопровождающих половой акт. Как правило, пони-носитель эротососной триады заинтерисована в отношениях исключительно гетеросексуального характера. Так что, — заключила Твайлайт, — помочь твоей подруге можно. Но! — Она подняла копытце вверх, — только с ее согласия, так как она не заразна и не представляет угрозы для других. Родные или близкие должны подать заявку в санмагэпидемстанцию, с твоей подругой поговорит инспектор, и, если она согласится, ее вылечат.

Лия опустила мордочку и вздохнула.

— Ее родители всегда были против наших отношений… Сомневаюсь, что они решат ей помочь, скажут, — Лия повысила голос, передразнивая, — Пусть лучше наша дочь шлюхой вырастет, чем с тобой встречается…

— Ну, — развела копытцами Твайлайт, — я сделала все что могла. А насчет очистки озера я сама сообщу, куда следует, целая колония эротососов, это же просто рай для иссле… — Твайлайт осеклась.

Цифры, по прежнему сияющие перед ее мордочкой задрожали, раздался треск, а на магическом экране, уже достигшем середины озера, появилась жирная синяя линия, по параболе уходящая за его пределы.

— Это еще что за… -Твайлайт напряженно вглядывалась в столбики цифр.

— Что происходит, профессор, — робко осведомилась Лия.

— Кажется, тут не все так просто, — пробормотала, не оборачиваясь, Твайлайт. — Кто то подпитывает колонию энергией извне. Попробую засечь, откуда…

Рог Твайлайт озарился сиянием, и от него в сторону розового экрана поползла синяя нить. Внезапно, Лия тоже сотворила заклинание, от ее рога потянулась такая же нить, но потоньше, дрогнула, а затем стремительно начала сближаться со свечением, испускаемым рогом Твайлайт. Сверкнула яркая вспышка, по направлению к Твайлайт метнулся рассыпающийся на разноцветные искорки огонек и фиолетовую единорожку окутал шар ослепительного света. Прогремел взрыв, во все стороны полетели комья земли, розовая стена посередине болота исчезла, а Лию отбросило в сторону.

Худенькая единорожка, яростно замотала мордочкой и, пошатываясь, приподнялась на передних копытцах, взгляд ее был сосредоточен на том месте, на котором мгновениями раньше произошел взрыв. Туманное облако из мокрой пыли потихоньку рассеялось, Твайлайт Спаркл, целая и невредимая, но очень злая, стояла на прежнем месте, левитируя сферу Старсвирла перед собой. Странное, отрешенное выражение на мордочке Лии сменилось радостью, она всхлипнула, ее передние копытца подкосились, и она, уткнувшись носом в землю запричитала, — О, Селестия, простите, простите меня… Я… О нет, мне нет прощения… Но, с вами ничего не случилось… О, селестия…

— Что. Это. Было?

— О, профессор… Я… Я слишком много о себе возомнила, я… — Голос Лии дрожал, но, вместе с отчаянием, в нем проступали нотки радости и облегчения. — Пыталась выучить одно из следящих заклиний, я… О, Селестия… Когда я увидела, как вы его сотворили… О, Селестия, что на меня нашло… Мне вдруг так захотелось похвастаться, я не удержалась, этот резонанс мог… Мог…

— Ты хоть понимаешь, что если бы на моем месте стоял маг, не владеющий высшими защитными заклинаниями, то он бы, он бы знаешь ли, милая моя, вот тут, — Твайлайт потопала по земле передним копытцем, — не стоял уже, а свисал бы по частям со всех деревьев в округе?

— Дда… О, Селестия, что я натворила… Но вы целы, профессор… — Лия совсем зарылась носом в землю и приглушенно зарыдала.

Твайлайт некоторое время молчала и разглядывала распластавшуюся на земле единорожку. На самом деле, произошедший инцидент ни капельки не пошатнул ее эмоционального равновесия. Когда Лия сотворила следящее заклинание, причем так из копытцев вон плохо, что это надо было еще постараться, острый как бритва разум Твайлайт молниеносно просчитал все возможные последствия, в том числе и вполне вероятный магический резонанс, приведший ко взрыву. Мгновенно оградив себя и сферу Старсвирла защитным барьером, она, за отведенные ей до взрыва пару секунд успела просчитать, что тоненький пучек энергии тянется из болота в сторону Филлидельфии. К сожалению, последовавшие затем магический коллапс полностью уничтожил его, и получить более точные результаты теперь не представлялось возможным. Надо будет сообщить в Кентерлот, пусть пришлют кого нибудь, последить за этим местом, — подумала Твайлайт, — и наконец обратила свое внимание на рыдающую Лию. Особого гнева на серенькую единорожку Твайлайт не испытывала, скорее сочувствие, и небольшую ностальгию от воспоминаний о том, что она сама устроила на вступительных экзаменах.

— А что, если… Что если это все было специально подстроено, — Мелькнула тревожная мысль в голове у Твайлайт. Это уже становилось интересным. Совсем не так она представляла свое расследование… Приехать в Филлидельфию, сравнять с грязью тамошних бездельников, сотворить парочку масштабных заклинаний, от которых у местных глаза на лоб полезут, быстренько изловить монстра, или, что скорее всего, вывести на чистую воду парочку шлюх, у которых крыша от экстази поехала — вот каков был первоначальный план единорожки. И Твайлайт все еще надеялась, что так и будет, а Лия та, за кого себя выдает — просто способная, но не в меру экзальтированная абитуриентка. Однако, надо было что то делать.

— Вставай, хватит нюни распускать, — Сердитым голосом, продолжая играть роль строгого учителя, произнесла Твайлайт.

— Надо уметь принимать ответственность за свои поступки. Кажется, мои слова ты мимо ушей проспустила, а? Поддалась эмоциям, и чуть всю свою жизнь не загубила… Сама то хоть не пострадала? Эх, чувствую, намаюсь я еще с тобой. — Твайлайт покачала головой и, отвечая на немой вопрос, застывший у Лии в глазах, вздохнула, — Да, соглашение наше еще в силе.

— Сспасибо профессор, со мной все в порядке, — Прошептала Лия и, не поднимая головы, наконец то начала подниматься с земли.

Сейчас выясним поточнее, все ли, — произнесла Твайлайт, и, видя что Лия собирается возражать, — прикрикнула, — а ну стоять смирно, поговори еще тут у меня…

Сфера Старсвирла вновь пошла в действие, сканируя Лию на предмет внутренних травм, но не только — еще Твайлайт прикрепила к худенькой пони магический маячек, с помощью которого могла в любой момент вычислить ее местоположение. Результаты осмотра не выявили ничего странного. Особых повреждений, за исключением связанного с потерей девственности, — отметила Твайлайт, — у молодой кобылки не было, магическо-единорожий потенциал намного выше среднего для ее возраста, но в пределах нормы.

— Ну что, вроде все в порядке, несмотря на полное отсутствие мозгов, ты абсолютно здорова, — подытожила Твайлайт.

— Простите, профессор…

— Профессор, профессор — вечносвободная мантикора тебе профессор, выскочка бездарная. — Добавила Твайлайт для большего нравоучительного эффекта, — Думай в следующий раз что творишь… — Увидев по выражению мордочки Лии, что та снова собирается улечься на землю и зарыдать, — Твайлайт махнула копытцем, — Ладно, поскакали отсюда. Покажешь, где можно у вас в городке на ночь остановиться.

Обратный путь до города они проделали молча. Твайлайт продолжала играть свою роль, а Лия трусила за ней, уставившись в землю, не смея даже взглянуть на свою новую наставницу. От окраины города до отеля было всего два квартала, и вскоре две пони остановились около небольшого здания с невзрачной покосившейся вывеской «Уютное стойло». Вечерело, над городом сгущались сумерки, а где то вдалеке прогрохотал гром. «Ох, только бы опять не началась эта дискордова буря», — подумала Твайлайт и взглянула на Лию. Серенькая единорожка стояла, грустно опустив мордочку, и в темноте казалась еще более худенькой чем раньше, одинокой и беззащитной. Редкие порывы ветра развевали белоснежную, немного запачканную по краям гриву. Твайлайт вдруг захотелось обнять ее, утешить, нашептывая на ушко ласковые слова. И не только утешить — вдруг осознала с удивлением фиолетовая единорожка. Пригласить на чашечку тыквенного сока… А потом, дойдя с ней до дверей номера, поцеловать… Нежно, застенчиво… И, если Лия ответит, еще раз, уже грубо, властно, сильно сжимая копытцами худенькую пони… Затащить в номер, повалить на пол, и, захлопнув задними копытцами дверь, предаться страсти…

— Ответит ли она мне взаимностью? — подумала Твайлайт, почему то не сомневаясь в ответе. — Наверное, она чувствует себя также как я, стоя перед принцессой Тогда… — Мысль о принцессе Селестии и об единственной, но самой прекрасной на свете, проведенной с ней ночи, божественной ночи, внезапно отрезвили Твайлайт.

— О, Селестия, что за бред. — Твайлайт взмахнула гривой, и, заметив недоуменное выражение в глазах Лии, почувствовала неловкость.

— Ну, счастливо. — Быстро произнесла Твайлайт, — увидимся в Кентерлоте. Хотя, — она задумалась, — не знаю, сколько мне в Филлидельфии проторчать придется, может твои рекомендации надо будет по почте посылать… У тебя документы есть c собой?

— Да… — Лия извлекла из седельной сумочки несколько бумаг.

Твайлайт достала сферу Старсвирла, и провела документами перед загоревшимся на блестящей поверхности зеленым огоньком. — Ну вот и все, лень от копытца записывать, — пояснила она.

— Спасибо вам за все, проффесс… — Лия запнулась.

— Профессор, профессор, — снисходительно улыбнулась Твайлайт. Ты уж не обижайся. И не забывайся. — Твайлайт хотела уже отвернуться, — но потом внезапно добавила, — удачи тебе вылечить подружку. А если не получится, не переживай… У такой красотки как ты, в Кентерлоте, уверена, куча поклонниц будет. — Лия покраснела в очередной раз.

Кляня себя на чем свет стоит за последние слова, Твайлайт с помощью магии открыла дверь и неловко махнув Лии копытцем, заскочила внутрь. Ночь прошла без проиcшествий, за исключением того, что грязный номер гостиницы, населенный подозрительного вида насекомыми — «гребанус тараканус обыкновенус», как окрестила их Твайлайт, яростно хлопая свернутой в трубочку тетрадкой, сам по себе был проиcшествием. Вдоволь наворочавшись, Твайлайт установила с помощью сферы Старсвирла защитное поле, и наконец то расслабилась. Скоро такими темпами я этой сферой задницу подтирать начну, — подумала единорожка, закрывая глаза.

Утром первым делом Твайлайт отправилась к местному шерифу, расспросить о Лии, но ничего особенного не услышала. Документы Лии тоже, судя по всему, были подлинными. Решив пока придерживаться версии, что все случившееся вчера — случайность, но впредь вести себя намного осторожнее, Твайлайт поскакала к железнодорожной станции. Там единорожку ждали хорошие новости — дорогу отремонтировали, и до отправления первого поезда оставались считанные минуты. Купив билеты и перекусив сэндвичем с ромашками, Твайлайт залезла в вагон, левитируя при помощи магии свой багаж. Ей удалось получить место в отдельном купе, и устроившись поудобнее, она наконец то раскрыла папку с деталями предстоящего ей дела и погрузилась в чтение. Поезд тронулся. Если бы Твайлайт выглянула сейчас в окно, то увидела, как рядом с последним вагоном бежит среднего роста, худенькая пони, закутанная в серый плащ. Пробежав рядом с набирающим скорость поездом до края перрона, пони внезапно озарилась серебристым светом и исчезла. В скором поезде Эпплуза — Филлидельфия появился новый пассажир.