Маяк

Даже крутым пони — таким, как Рэйнбоу Дэш, — время от времени нужно брать отпуск от работы и спасения Эквестрии. Когда ей наконец выпадает шанс поехать с друзьями на море, она без раздумий соглашается, но вот незадача: смотрительница местного маяка взяла больничный, и погодная служба в “добровольном” порядке подвизала на дело Рэйнбоу. Тоскливая работёнка. Правда, вся скука мигом улетучивается, когда на горизонте появляется корабль, идущий прямо на скалы…

Рэйнбоу Дэш

Тёмный город

Он очнулся без памяти о себе. В номере отеля, не помня, как в нем оказался. За ним охотится полиция, поскольку подозревает его в убийствах. А также странные бледные пони в черных плащах. Ему сказали бежать. А он хочет найти ответы о себе и своей жизни, даже не подозревая о том, что эти ответы станут раскрытием тайны Тёмного города, в котором не бывает солнца.

ОС - пони

Вечносияющая принцесса Селестия

Все хотел это написать, да только руки не доходили.

Принцесса Селестия ОС - пони

Тортокрадка

Принцесса Селестия стала замечать,что кто-то крадет и ест её тортики.Полна подозрений,она идет к спальне Ночной Принцессы...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Машина сломалась

Что случится, когда бывалый солдат, вдруг, вернувшись с работы, услышит крик о помощи... и ответит на него?

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Человеки

Выброшенный из дома

Он один из многих чейнджлингов населяющих улей, но судьба выбрала именно его - именно на нём Кризалис выместила своё раздражение после провала в Кантерлоте. Его выкинули из улья, причём выкинули самым натуральным образом. Выкинули так, что он шмякнулся неподалёку от Понивилля - ведь в Эквестрии просто нет других мест, где хоть что-то происходит. Обиженный, голодный и совсем не похожий на пони... Или похожий?

Чейнджлинги

Дневник Дискорда

Собираясь домой, Твайлайт и Спайк обнаружили в Кантерлотской Библиотеке потайную комнату и находят в ней очень старую книгу, прочитав которую Твайлайт открывается невероятная правда.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Всадники

Предыдущие Всадники Апокалипсиса бесславно пали. Чисто случайно их место заняли новые, более юные Всадники. Смогут ли они познать истинную магию дружбы самопожертвования, и любовь (куда ж мы без любви)?

Трикси. Великая и Могучая.

История пони Трикси, Велкой и Могучей. Мы знаем её только как хвастунишку, но не знаем почему она стала такой. Эта история нам расскажет. Так же мы узнаем ещё немного секретов Эквестрии, которые давно были забыты. И лучше бы им и оставаться забытыми.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Градус зла

Попаданцы прекрасно умеют кого-то доставать. Но этот бестолковый попаданец уже даже сделал на этом свое имя. Вот только жителям Эквестрии еще предстоит узнать насколько он в этом деле преуспел.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: aJVL
I III

II

Все с самого начала

Город окончательно проснулся. Тенегрив шел по улицам и глазел по сторонам, разглядывая утреннюю суету: пони спешат разнести свежую выпечку, пони ухаживают за декоративными клумбами у своих домов, пони открывают свои лавки, пони спешат по своим делам, мельком здороваясь друг с другом, и наконец пони делают еще тысячу дел, которые Тенегрив даже не силился понять. В такие моменты нельзя воспринимать город по отдельным его жителям, в утренние часы город – это сам по себе большой организм.

Тенегрив прислушивается к разговорам, для них это обычная болтовня в начале дня, для него это может оказаться кусочками мозаики. Похвала пегасам за хорошую погоду, благодарность соседу за отремонтированную изгородь, спор насчет цен на услуги трубочиста, предстоящая свадьба какой-то счастливой пары, треп, треп и еще раз треп. Слушать можно бесконечно, и этим все-таки придется заниматься, ведь он даже не знает с чего начинать поиски.

Поворот, впереди широкая улица, в конце которой видно большую площадь. Тенегрив опять испытывает странное ощущение, что он все это уже когда-то видел. Но теперь он этому не удивляется. Те картины, которые он увидел, коснувшись амулета, подтверждают слова Шеогората, будь он проклят, Тенегрив уже бывал здесь. Вот только почему он все забыл? Наверняка на то были свои причины, сейчас не время копаться в себе, на него рассчитывают, он не может подвести. Тенегрив останавливается у большого фонтана прямо напротив огромного павильона, видимо здесь находится городская управа.

Его мысли о дальнейших шагах прерывают. Только-только он задумался что делать дальше, как голос со стороны обрывает ход мысли.

 — Извините, с вами все хорошо?

 — Да…, — Тенегрив оборачивается к молодой пегаске.

 — Вы так думаете? – она прищурилась – У вас такое покраснение глаз.

Ее пытливый взгляд заставляет подобраться, Тенегрив старательно смотрит чуть в сторону, но даже так хорошо ощущает цепкость ее взгляда.

 — Это мелочи, можно не обращать внимания.

 — Разве? – она скептически фыркнула – Почему-то многие сначала говорят «мелочи», или «пустяки», ровно до тех пор, пока не приходят в больницу.

 — Я уверен, — Тенегрив вкладывает все свое убеждение в слова – Все под контролем, спасибо за заботу.

 — Все же, это странно. Но я вам верю, – ее голос смягчился – Хорошего дня.

Мысленный вздох облегчения. Пока она удаляется стоит вспомнить о чем только что думал. Ведь вырисовывался вполне гладкий план, пока не перебили. Однако, как обычно случается, вспомнить стройный план не выходит. Тенегрив чертыхнулся и пошел дальше.

Он обошел управу по кругу и оказался возле речки. Здесь пони поменьше, и здесь можно спокойно подумать. Все-таки, этот город – наверняка лишь малая толика всей страны. Как же тут найти то, о чем даже не имеешь никакого представления? Безумец упоминал какого-то беглеца, если опустить оговорки, которые противоречили сами себе, то нужно искать что-то похожее на Даэдра. В таком случае, если его кто-то видел, то можно гарантировать – растрезвонит на всю округу. Внутри городов новости расходятся быстро, между ними – чуть помедленнее, получается, если за сегодня Тенегрив не услышит ничего, что могло бы навести на след, то либо идти у другой город, либо ждать слухов здесь. Сложный выбор. В обоих случаях он может поймать слух за одно и то же время, но если оставаться здесь, а беглец далеко, то еще надо успеть туда добраться.

Тенегрив чертыхнулся. Ему вдруг остро захотелось в Нирн, где все решает за него хозяин. Он стиснул зубы и зажмурился. Через пару мгновений желание удалось подавить. Нет никаких хозяев, нет никого, кто бы сказал, что делать, эта ноша досталась только ему, и ее придется нести до конца, хочется этого или нет. Что-то пощекотало его по макушке и черный пони машинально почесался, но через секунду снова кто-то поворошил его по гриве.

 — Поделись со мной впечатлениями, дитя.

Он вздрогнул. Голос прозвучал в его голове, но его хозяина он узнал сразу.

 — Что ты тут делаешь?

 — Наблюдаю, запоминаю, оцениваю, смеюсь, – ответил голос – Иными словами – развлекаюсь.

Тенегрив мысленно сосчитал до десяти.

 — Замнем… Как ты тут оказался?

 — Не думаешь же ты, – наигранно обиженно прозвучал голос – что я отправил тебя сюда, и при этом сам не знал, как сюда попасть?

Тенегрив тряхнул головой и взглянул наверх. Перед его глазами порхала сине-зеленая птичка.

 — Признаю, это был глупый вопрос.

Молчание, хотя он был уверен, что Шеогорат довольно ухмылялся.

 — Что ты хочешь мне сказать?

 — Я хочу немного подстегнуть твой интерес.

 — Интерес? – Тенегрив изумился – Я должен найти для вас пропажу, какой тут может быть интерес, это долг!

На этот возглас обернулась пара пони, которые проходил мимо, Тенегрив скрипнул зубами и уставился на свое отражение в воде.

 — Интерес, дитя, – он снова ощутил шевеление на своей макушке – Ты сделаешь то, что должен, в этом я даже не сомневаюсь, и мне это ничуть не интересно. Мне интересно другое.

Он сглотнул. Когда Безумец так говорит, то почти наверняка стоит ждать неприятностей. Ох, знал бы Отец, как он ненавидит Шеогората.

 — Тебе ведь любопытно, что ты тут делал раньше, и я готов тебе помочь узнать.

 — Как?

 — Твои воспоминания никуда не исчезли, – немного насмешливо произнес Безумец – Их просто оставили здесь. В этом мире, дитя, есть три вещи, которые принадлежат тебе по праву. По праву старшего, по праву принца, такого как я.

 — Ты сам понял, что сказал? – Тенегрив рассердился – Я не могу встать рядом с вами.

 — Пока не можешь. В прошлый раз ты сделал первые шаги, и в прошлый же раз ты здесь оставил свои вещи, – в голове раздался смешок – Одну из них тебе вернули.

 — Клянусь, если я стану тебе равным, то ты пожалеешь, – гневно ответил Тенегрив – Играйся сколько угодно со смертными, но я тебе этого не прощу.

 — О-о-о… – Безумец словно застонал от удовольствия – Гнев, как мне это нравится. Никогда не надоест.

Тенегрив промолчал. Проходящие пони и так уже косятся на одиночку, который разговаривает сам с собой.

 — Запомни, дитя, мы живем по тем же законам, что и ты.

 — К чему ты это сказал?

 — Когда придет время, ты их вспомнишь, Тенегрив, – произнес Безумец – И я буду там, что бы посмотреть, как ты поступишь.

 — Не хочешь ли ты сказать, что я стану предателем?! – он еще раз тряхнул головой и развернулся.

В сторону упорхала самая обычная птица. Тенегрив ощутил взгляд со стороны и повернулся. На него непонимающе смотрели два белых пегаса, которые были закованы в блестящую броню.

Тенегрив поспешил убраться с этого места и просто пошел куда глаза глядят. В самом начале Шеогорат сказал очень мало по делу, и очень много в своем стиле. Сейчас же поровну и того, и другого. Вот только слова о старшем задели. Тенегрив никогда не видел себя одним из Принцев. Их ровно столько, сколько их создал Падомае, с какой стати он позволит этому измениться?

С этими мыслями Тенегрив брел довольно долго, пока не дошел до окраины города. Из задумчивости его вывели голоса жеребят, которые высыпали на улицу.

 — Говорю тебе, враки все это!

 — Белль не лгунья – ответил обиженный голосок.

 — Слушай – ответила ей усталая собеседница – Я знаю, что в лесу творится всякое, но светящийся говорящий скелет пони – это слишком.

Тенегрив обернулся на двух жеребят, которые спешили к скамейке с двумя бумажными свертками.

 — Тебе просто завидно, что мама не отпустила тебя с ними – хихикнула маленькая единорожка – Вот ты и веришь.

 — И вовсе не завидно – буркнула ее подруга – Если Белль говорит, что видела – значит видела…

Продолжения он уже не услышал: жеребята отдалились, сели на скамейку и развернули свои свертки. Их разговор очень заинтересовал Тенегрива, но переспрашивать ему не хотелось, хоть он и не понимал до конца, что именно в той истории показалось важным

После встречи с тем Василиском скелеты не кажутся чем-то особенным, тем более, что в Нирне он успел к ним привыкнуть. Однако, здесь такие чудеса видимо встречаются очень редко. Его жгло узнать побольше, но устраивать допрос детям он не решался. Должен же быть другой способ, иначе…

 — Вы кого-то ждете?

 — Я? – он обернулся – Нет… Я притормозил просто что бы посмотреть.

 — Это забавно, а то я уже пыталась вспомнить у кого же из моих учеников такой яркий папа – пони сдержанно хихикнула.

Тенегриву захотелось уточнить, что именно скрывалось под словом «яркий», но он сдержался.

 — Извиняюсь, что отвлекла – пони чуть улыбнулась – Я наверное задерживаю вас, всего доброго.

 — Могу я задать вопрос? – спохватился Тенегрив.

 — Конечно.

 — О чем они говорили? – он кивнул в сторону жеребят – Скелет пони, светящийся? – он попытался изобразить удивление.

 — А… Это. Ну, они слишком впечатлительны, совсем недавно довелось побывать в вечнодиком лесу, и там им показалось, что они увидели призрака. Всего лишь детское воображение.

 — В лесу, да? – Тенегрив задумался.

Пони собиралась что-то сказать, но он ее перебил.

 — Будет чем немного попугать любопытных, правда? Нечего просто так соваться в лес.

 — Ве-ерно – немного с сомнением протянула пони – Рада слышать голос здравого смысла.

 — Благодарю за интересные слухи – черный пони развернулся и побрел прочь, не дожидаясь ответа.

Спайк зажег несколько свечей и обеспокоенно посмотрел в окно: сгущались сумерки, вот-вот принцессы сменят друг друга. Дракончик вздохнул и обернулся: фиолетовая единорожка гуляла возле книжных стеллажей словно в первый раз, на ее мордочке уже который час была печать глубоких раздумий. Спайк немного удивился тому, с каким хладнокровием Твайлайт отнеслась к этой неожиданности, хоть эта пони и отличалась умом, но обычно в подобных моментах она переворачивала библиотеку вверх дном, когда пыталась найти решение в книгах.

 — Эм… Твайлайт, может я все-таки могу помочь? Просто скажи, что ты ищешь, и я сразу достану тебе эту книгу.

 — Спасибо, Спайк – ответила пони, не сбавляя шага – Если бы я знала где искать ответ, то я бы уже тебе сказала.

 — Ты ведь не ждала, что он вернется? – ляпнул дракончик.

 — Что? – пони неожиданно остановилась и села.

 — Ну… Кхм… – он тотчас пожалел, что сказал это – Понимаешь, я много слышал о том, как он вернулся домой…

Под осуждающим взглядом Твайлайт он осекся.

 — Чуть-чуть, всего пара слов.

 — Это Рейнбоу тебе рассказала?

 — Не совсем… — он заложил лапы за спину и покачался на месте.

 — Ты подслушал – немного холодным тоном произнесла пони.

 — Твайлайт, прости, я не собирался этого делать – начал оправдываться он – Я услышал самое начало, а потом просто не мог удержаться и дослушал до конца.

 — Ох, ну ладно, и все-таки что ты имеешь в виду?

 — Учитывая то, как он – дракончик неопределенно покрутил когтем перед собой – Ну ты помнишь, в общем, ты ведь думала, что он здесь больше никогда не появится. И вот, он здесь, а ты теперь не знаешь что делать.

 — Почти – она вздохнула – Я действительно не знаю что делать, но это не потому, что я его не ждала.

 — Иными словами – обронил Спайк – Тебя удивило, что не сработало заклинание восстановления памяти?

Твайлайт поднялась и медленно подошла к дракончику. Ее хмурая физиономия немного напугала Спайка, и он рефлекторно напряг гребень.

 — Спайк, ты наверное сам не знаешь, как хорошо ты умеешь подмечать детали – Твайлайт грустно улыбнулась и почесала дракончика копытом по макушке.

 — Может быть – облегченно улыбнулся дракончик – Так может быть ты знаешь другое заклинание, а я знаю где оно записано?

 — Если бы…

Ее фразу оборвал скрип открывающейся двери. Пони и маленький дракон одновременно повернули головы: за входной дверью уже почти наступила ночь, уличные фонари освещают улицу, на небе зажигаются звезды, а где-то вдали красным заревом провожает пони заходящее солнце.

 — У него что, такая привычка? – шепотом спросил Спайк, таращась на пустой вход.

Ветер пронес мимо охапку опавших листьев, затем сквозняк задул несколько свечей в зале.

 — Вообще-то… В прошлый раз он так не делал.

Снаружи громыхнуло, две фигурки осветила яркая вспышка молнии с улицы, от чего Спайк шустро юркнул за круп единорожки.

Повисла пауза.

Твайлат сглотнула и до рези в глазах вглядывалась на темную улицу. Спайк легонько постукивал зубами и осторожно выглядывал из-за пони. Внезапно сверху дверного проема выглянула синяя голова пони.

 — Ох, надо же – давясь от смеха, произнесла она – Я такого не ожидала.

 — Рейнбоу Дэш – сердито протянула пони.

Пегаска закатилась хохотом и свалилась на порог библиотеки. Спайк облегченно выдохнул и вышел из-за своего «убежища». Твайлайт фыркнула, втянула подругу внутрь телекинезом и захлопнула дверь.

 — Я вижу, что денек в Клоудсдейле прошел очень здорово, да?

 — Ты даже не представляешь насколько – пегаска вскочила, вспорхнула и сделала круг над залом – Я возвращалась в таком хорошем настроении, что подумала, было бы неплохо кого-то разыграть, и тут увидела свет у тебя – она приземлилась перед Твайлайт.

Пару мгновений пони молча смотрели друг другу в глаза. Спайк занервничал и отошел в сторону на всякий случай.

 — Рада тебя видеть, Рейнбоу – единорожка добродушно улыбнулась и обняла подругу.

 — И я тоже, извини что напугала.

 — Ничего – усмехнулась Твай.

 — Но – Дэш хитро улыбнулась – Оно того стоило.

 — Не сомневаюсь – пони покосилась на закрытую дверь – Но не поздновато ли?

 — Собственно, я к тебе по маленькому делу – пегаска пихнула Твай в бок.

 — Серьезно? По какому?

 — В Клоудсдейле пришлось пару часов побездельничать – Рейнбоу метнулась к стеллажам художественной литературы – Так что я дочитала книгу о приключениях Дэринг Ду, и хотела бы взять последнюю.

 — Ну раз так… – пони сдержанно усмехнулась – Хотя ты могла бы зайти утром.

 — Конечно – ответила пегаска и вытащила нужный том – Знаешь ли, я теперь привыкла немого почитать перед сном – она стремительно метнулась обратно – Твоя заслуга, Твай.

Единорожка улыбнулась и закатила глаза, мол что с тобой поделаешь, и сразу же испуганно икнула: со второго яруса зала, где вход в ее комнату, на единорожку таращились два красных глаза.

 — Надеюсь, я ее закончу позже, чем выйдет новая, Твай – пегаска прижала к себе книгу копытом.

 — Ага – единорожка сглотнула и снова посмотрела наверх – Я тоже.

 — Твайлайт – пегаска обернулась – Что ты там такое… Оу…

Тенегрив молча спустился по ступеньками и остановился перед двумя пони.

-Рейнбоу Дэш – взволнованно протянула Твайлайт – Я…

 — Потом, Твай. Спайк!

 — Да? – отозвался дракончик и подошел к пегаске.

 — Подержи – она передала ему книгу.

 — Дэш, лучше не надо.

Рейнбоу пропустила замечание мимо ушей и приблизилась к черному пони.

Они молча смотрели друг на друга: пегаска пыталась поймать его взгляд, но Тенегрив каждый раз отводил его.

 — Здравствуй – дрогнувшим голосом произнесла Рейнбоу – Я скучала.

 — Я слышал – сухо ответил черный пони и обошел пегаску, встав перед Твайлайт – Я здесь, как и говорил.

 — То есть как это «слышал»? – обернулась вслед пони.

 — Ты вовремя – немного разочарованно ответила единорожка.

Пегаска ошарашенно смотрела то на Тенегрива, то на Твайлайт.

 — Один момент!

Рейнбоу сбросила оцепенение и молниеносно оказалась между двумя пони.

 — Во-первых, как понимать «я слышал»? А во-вторых, что значит «вовремя»?

 — Дэш, может это подождет хотя бы до утра?

 — Нет, Твайлайт – она сердито уставилась на подругу – Не может, именно это я хочу знать прямо здесь и сейчас.

 — Спайк – после долгой паузы сказала Твайлайт – Вот сейчас ты действительно можешь помочь.

 — Да? – он растерянно посмотрел на пони – Как?

Тенегрив открыл рот, что бы продолжить, но неожиданно его ослепило, и он оказался вместе с Твайлайт на втором этаже библиотеки.

 — Куда?! – раздался крик снизу.

 — Рейнбоу… — раздалось неуверенное бормотание дракончика, которое было прервано хлопком закрываемой двери.

 — Так, молчи! – выдохнула единорожка – Я ничего не буду говорить о том, как ты вовремя объявился, хотя…

Она замолкла и задумалась.

Тенегрив снова попытался что-то сказать, но решительным жестом копыта Твайлайт прервала его.

 — Все-таки буду – она раздраженно фыркнула – Ты разве не мог скрываться до тех пор, пока она не уйдет?

 — Да кто она вообще такая? – не выдержал Тенегрив.

 — Кто она такая?! – разозлилась Твайлайт – Кто! Она! Такая?!

В запертую дверь настойчиво постучались. Пони услышали бормотание «Рейнбоу, подожди пару минут», и грубый ответ «Отвали, Спайк».

 — Видишь? Видишь, кто она такая?

 — Нет – честно ответил Тенегрив.

 — Ах-х-х… — Твайлайт приложила копыто ко лбу – Ладно, признаю, это я виновата.

Дверь накрыло фиолетовое сияние и тотчас она распахнулась.

 — В конце концов – сердито пробормотала пони, цокая к выходу из комнаты – Кто я такая, что бы решать ваши проблемы? Я подожду тебя внизу, Дэш.

Спайк вздрогнул, когда сверху раздался грохот, и обеспокоенно посмотрел на Твайлайт.

 — Думаешь, стоило оставлять их?

 — Не волнуйся, Спайк. С ними все будет в порядке.

 — Я волнуюсь не за них – попытался храбриться дракончик – А за наш дом.

От строгого взгляда единорожки он тут же пожалел о сказанном.

 — Ладно, я переживаю за Рейнбоу, кто знает, что он с ней сделает?

Треск открываемой двери прервал их спор. К Твайлайт и Спайку спустилась задумчивая пегаска. Рейнбоу одарила их взглядом, словно она просила помощи, но, ни слова не сказав, она направилась к выходу.

 — Я сейчас, Спайк – тихо пробормотала Твайлайт и метнулась вслед за подругой.

Дракончик цыкнул в духе «я же говорил», упер лапы в бока и покачал головой. Ему было немного грустно, что в такие моменты приходится оставаться в стороне.

 — Знай, что меня ждет такое…

Спайк чуть вздрогнул, затем осторожно покосился назад: черный пони стоял в шаге от дракончика и смотрел на входную дверь.

 — … я бы не согласился появиться в вашем городе.

 — Знаешь, Тенегрив – Спайк неожиданно ощутил какой-то подъем, и одновременно его обожгло желание вставить этому упрямцу мозги на место – Этот город ничуть не изменился, это ты стал другим.

Тенегрив покосился на Спайка и открыл рот.

 — Нет уж – замахал лапами тот – Молчи, не надо мне говорить сколько раз ты это уже слышал. Один пони может ошибиться, второй – если поверит первому, третий – вряд ли, ну а чем больше, то тем яснее, что дурак именно ты.

Дракончик бросил взгляд на приоткрытую дверь и пошел прочь, не дожидаясь ответа.

Тенегрив спокойно сел и стал ждать. Он обещал этой пони вернуться и поговорить, что ж, вот и поговорим, насчет всего остального он никаких обещаний не давал.

Ждать пришлось недолго. Твайлайт раздосадовано треснула дверью, вздохнула, потерла копытом лоб и медленно подошла. Несколько мгновений она опасливо таращилась на его лоб, затем устало произнесла.

 — Мне пришлось рассказать ей все с самого начала, и то, что ты нас всех забыл тоже.

 — Ты слишком много думаешь обо мне, но совсем не о том, зачем я тут.

 — Да хватит уже!

Грива Тенегрива встала дыбом, он ощутил как отрывается от пола, затем что-то громыхнуло и его ослепило вспышкой. Вместо библиотеки они оказались на балконе, почти на самой верхушке дерева.

 — Теперь рассказывай – Твайлайт села, не глядя на черного пони.

По ее тону Тенегрив понял, что лучше сделать как она хочет, почему-то ему не хотелось выяснять что будет, если он продолжит отстраняться от них.

 — К вам кто-то сбежал – сухо начал он – Я не знаю кто, но наверняка узнаю его, когда увижу. Мне поручено вернуть его обратно, чем быстрее – тем лучше. Не спрашивай меня чем это грозит вам, я понятия не имею, может быть даже и ничем. Важен сам факт того, что некто вышел из-под контроля, это неправильно.

 — Как ты собираешься его искать?

 — Я тебе честно признаюсь, Твайлайт, я даже не уверен, что он здесь.

 — Ч-что?!

 — Спокойно – Тенегрив поднял копыто – Никто не знает куда он провалился, ваш мир – всего лишь версия, а как мне сказали – я здесь справлюсь куда лучше, чем кто-то другой.

Единорожка прищурилась и промолчала.

 — Хотя я в этом и сомневаюсь…

 — Правильно делаешь – Твайлайт встала и подошла ближе.

 — Что это значит? – нахмурился пони.

 — У нас не принято что-то делать в одиночку – пони чуть улыбнулась – В прошлый раз, когда ты здесь был, мы все решили сообща. Жаль, что придется тебе все это объяснять заново.

Тенегрив непонимающе уставился на пони.

 — Слушай… Твои дела там – она повела копытом в воздухе – Которые касаются Эквестрии и наше дело тоже…

Он захотел возразить, но Твайлайт жестом прервала его.

 — … хочется тебе этого или нет. Просто поверь мне. Поэтому, я тебя прошу, останься здесь, а завтра мы начнем думать над этим.

Пони побрела ко входу в комнату, открыла дверь и задержалась.

 — И не волнуйся, я постараюсь все уладить с остальными.

 — С остальными?

 — Увидишь – Твайлайт улыбнулась.

Тенегрив еще долго смотрел на открытые двери, затем встал и бесшумно закрыл их. Он потоптался на месте и все-таки решил дождаться утра. Эти обрывки, которые он видел, беспокоили черного пони, и он будет не он, если не разберется что к чему.

Он очнулся в какой-то яме. Сверху падали пепельные хлопья, пепел забивался в нос, лип к гриве и мешал двигаться. Тенегрив вскочил и отпихнул в сторону небольшую горку. Пони рванул вперед. Проскакав довольно много, он резко остановился: прямо перед ним открывалась темная пропасть. Тенегрив покрутился и рванул по кругу. Бесполезно, он обежал холм целиком, но внизу видел лишь непроглядную тьму.

 — ЧТО МЫ ЕСТЬ ДЛЯ НИХ?!

Голос из ниоткуда пробрал его насквозь.

 — Смерть, поражение и страх – шепотом ответил Тенегрив.

 — ТЫ СЛУЖИШЬ!

 — По выбору – дрогнул он и поджал хвост – Я служу сильному, что бы его сила защищала меня.

 — И ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО БЫВАЕТ, КОГДА ТЫ ПРЕДАШЬ!

 — Приходят боль! – пони выпрямился и глубоко вдохнул.

Этот момент настал. Он боялся его, он никогда к нему не готовился, потому что он верил в себя, и в непоколебимость своей преданности. Но это все-таки случилось, что ж, значит придется принять это.

 — Приходит потеря, стыд – чеканил слова Тенегрив – Тьма, и великий страх.

Из дымки перед ним начала формироваться фигура. Тенегрив сглотнул, никто не знал что бывает, когда Отец спрашивает свое дитя за верность. Он был уверен, что никогда не узнает, однако, вот оно. Что он сделал не так? Теперь уже неважно, в Обливионе никто не учится на чужих ошибках, просто потому, что никто не может рассказать о них.

Пони прикрыл глаза и успокоился. Это нельзя миновать, он заслужил, и он примет это с той честью, что еще осталась. Тенегрива обволок холод, этот холод никогда не испытает смертный, ибо не выживет, этот холод заберет Тенегрива в пустоту.

Прямо перед ним полыхнуло так, что ослепило даже через сомкнутые веки. Он продолжал ждать, но ничего не чувствовал, неужели все вот так просто? Тенегрив приоткрыл глаз и посмотрел перед собой: в глаз бил свет от белой звезды. Пони открыл второй глаз и прищурился. Казалось, что в этом свете видно какую-то фигуру.

 — Я ждала тебя, но мне жаль, что мы вновь видимся здесь, Тенегрив.

 — Здесь? – он осмотрелся.

 — Да, здесь – сияние угасло и перед черным пони опустилась она.

 — Ты – Луна?

 — Я рада, что ты меня узнал.

 — Что ты здесь делаешь? – он нахмурился – Это дело только мое и…

 — И мое – аликорн улыбнулась – Некоторые пони видят кошмары, Тенегрив, но ты – совсем другое дело.

 — Хочешь сказать, что это только сон?

 — Верно.

 — Глупости, я…

 — Не видишь сны?

 — Я… Э-э…

 — Вижу, и спишь ты очень редко, но все же. Я уже многое видела, однако я еще ни разу не видела, что бы страх принимали с таким смирением.

 — Это то, что должно быть – огрызнулся Тенерив – Не тебе это менять.

 — Что должно, или что может быть? – раскатистым голосом переспросила принцесса – Я вижу лишь напуганного пони, который не борется, и не сдается, он всего лишь принимает свой страх на веру, словно это часть твоей жизни.

 — Даже если я тебе все объясню, что изменится?

 — Хм-м…

 — Ты привыкла, что можно победить страх, но ты еще никогда не видела, что бы страх становился реальностью, да?

 — Я…

 — Не перебивай, Луна – угрожающе перебил ее Тенегрив – У тебя страх всего лишь фантазия твоих подданных, их боязнь совершить ошибку, которая вряд ли сильно изменит их жизнь, или вовсе надуманные страшилки.

 — Нет, это ты слушай меня, гость! – Луна вспорхнула над холмом – Ты смеешь судить о пони, но ты не один из них! Как ты смеешь, если сам не позволяешь другим помочь тебе преодолеть самого себя?

 — Ты сама не понимаешь, что говоришь – огрызнулся Тенегрив – Если я переступлю через себя, то…

 — То, что? – неожиданно мягко произнесла Луна и приземлилась рядом с черным пони – Ты ведь боишься не того, что будет, если ты это сделаешь, ты боишься тех, ради кого ты это сделаешь, правда?

 — Ты все равно никогда не узнаешь, что тогда будет – он сел и отвернулся.

 — Ты готов это принять – после паузы ответила Луна – Скажи, а ты хоть раз думал, что будет, если тебя примем мы?

 — Нет, и… – он осекся.

 — Ты боишься совсем не того, Тенегрив. Ты боишься стать другим, стать другом.

Перед глазами все поплыло. Пепельный холм потерял очертания и стал таять. Тенегрив зажмурился и резко обернулся.

 — Другом? Ты ошибаешься, я не боюсь стать другом!