Fallout: Equestria - Конец и вновь начало.

Вот вам история об городе, который видел рождение пустоши.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Кристальная роза

Быть цветочной пони не так уж тяжело. Роузлак тоже так думала, пока, угодив в безвыходную ситуацию, едва не опустила копыта. Где же взять силы, чтобы доставить кучу цветов на самые разные мероприятия, если от твоих ленивых подруг нет никакого толка? К счастью, у одной из них всегда есть таблетки с “кофеином”…

Другие пони

Одним глазком

Серый кардинал Эквестрии

Принцесса Селестия Дерпи Хувз

Повесть о совершенно обычном вторжении ("Магическая фотография для чайников")

Ничто так не бодрит с утра как чашечка горячего кофе, это подтвердит примерно 15% населения Кантерлота. 78% яростно им возразят, утверждая, что кофе напиток заспанных простолюдинов, а вот чай удел настоящих аристократов. 7% горделиво задрав нос заявят, что настоящему аристократу ради борьбы со сном должно хватать пары физических упражнений, но только один рассмеется им всем в лицо и скажет: «Что-что, а метровый, стреляющий молниями, паукообразный голем из всей вашей одежды уж точно подарит вам заряд бодрости на целый день! Это вообще довольно забавная история…» Если бы только этот голем был самым опасным созданием, что этот беспокойный пони притащил в Эквестию... Спасибо за вычитку Диме Леминчуку, Кириллу Пирожкову, Ефрему Пожарскому и Артуру Даркову

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Не всегда

В Эквестрии с жеребёнком не может случиться совершенно ничего плохого. Старлайт Глиммер не просто верила в это. Она знала это, как и многие другие жеребята по всей стране. Она и сейчас помнит, как это было. Раньше. Всегда. И никогда больше.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Тень Скверны и Звёзд

Мир меняется. Эквестрии грозит гибель. Принцессу Луну посетило видение тёмного будущего. Тем временем пони привлекли внимание иных, чьи цели неизвестны. Смогут ли пони избежать плачевного конца,или гибель их неминуема?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Fallout Equestria: Exclusion Zone

Резня в Литлхорне. Именно это происшествие стало отправной точкой, моментом, когда наш мир, погрязший в никому не нужной войне, начал спускаться вниз по лестнице, ведущей прямо в ад. Поначалу медленно и неуверенно, но на каждом лестничном пролёте ускоряя шаг. Очередная ступенька - очередное безумие, якобы призванное закончить войну. И очередная неудача. Безумие за безумием, ступенька за ступенькой мы, незаметно для самих себя, перешли с шага на бег. Лестница закончилась. И не думая останавливаться, мир на полном ходу врезался в дверь, ведущую в преисподнюю. Дверь отворилась. Апокалипсис наступил. Бомбы и мегазаклинания упали с небес, стерев наш мир с лица земли. Практически весь... В день, когда весь остальной мир погиб в пламеги магического огня, Купол выстоял. Пони, находящиеся внутри Периметра, выжили. Но это была лишь отсрочка. В момент, когда магия Купола иссякнет, яд мегазаклинаний, терпетиво ожидавший своего часа, прорвётся внутрь. Последняя частичка Эквестрии, выстоявшая в день Апокалипсиса, падёт. Или нет?

Другие пони ОС - пони

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Законы природы

Пони противостоят гигантскому механическому монстру на улицах Понивиля.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Лира

Fallout: Два мира.

Два мира. Таких разных, но в чем-то похожих... Ведь война, она не меняется... Где бы она не происходила...

Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
Потрясение Поезд на Понивилль

Вмешательство

Молот играет в моих руках, а наковальня после каждого удара в такт ему подтягивает тонкую ноту. Жаркие всполохи в пасти горна выхватывают пунцовой кистью контуры предметов из прокопченной тени. Я люблю это время – осталось совсем немного, и всё, запланированное на день, будет завершено. Можно тогда полюбоваться результатами своих трудов и, про себя, совсем нескромно, погордиться собой. Такой вот у меня недостаток, о котором никто в Понивилле не догадывается: я тщеславный. Впрочем, как говорят в мире людей – и сластёна может быть порядочным человеком, так что я не считаю это свое тщеславие чем-то уж совсем плохим.

Что-то Твай сегодня не видать. Обычно библиотекарша после обеда уже здесь. Я кое о чем догадываюсь, но гоню эти догадки прочь. Я привык к тому, что единорожка всегда где-то поблизости, что стремглав спешит ко мне с полотенцем, когда я смываю с себя кузнечную сажу после работы. Меня умиляют и восторженный тон её рассказов о магах прошлого, и её обиды, если я, увлекшись дискуссией, называю этих волшебников «философами». А еще она умеет выбирать в кафе самый удобный столик. Наверно, стоит сегодня после работы купить лимонада и черешни да проведать их со Спайком.

Неожиданно дверь в кузне распахивается. На пороге стоит Луна. Изящный вороной стан, точеные ножки, острое шило рога над глазами, в которых горит огонь белых звезд-гигантов. И совершенно непредсказуемый нрав – как и у любой таинственной красавицы. Её визит меня озадачивает – ведь на дворе еще стоит белый день. Принцесса лишь кивает на моё приветствие, после чего оборачивается и подталкивает внутрь кузницы упирающуюся Твайлайт.

Единорожка сердита и насуплена. Она угрюмо смотрит в пол, а её хвост возбужденно подергивается – как у рассерженной кошки.

— Тут из-за тебя кое-кто откопал топор войны! – с усмешкой обращается ко мне Луна.

Я непонимающе смотрю сначала на принцессу, потом на Твай. Та еще сильнее надувает щечки.

— Так обычно и бывает: тот, из-за кого возникла ссора, узнаёт о ней самым последним, – качает головой Луна. – Ты и не догадываешься какие страсти кипят вокруг тебя!

— Ну-ка, выкладывай! – я смотрю на сжавшуюся Твайлайт.

Она поднимает головку и начинает что-то тихо лепетать, но сразу замолкает и опять опускает взгляд к полу. Весь её вид сейчас – это концентрированное упрямство набедокурившего подростка, который уже не верит в непогрешимую правоту своих родителей, но имеет пока лишь один способ выразить свое с ними несогласие – молчание.

— Дело не в причине ссоры, — мягко обращается к единорожке принцесса, — а в том, как исправить то, к чему эта ссора привела.

— Всякое бывает, — говорю я, — но всегда можно помириться…

— Ни за что! – вдруг выпаливает Твай.

Теперь она смотрит на нас, и в её взгляде чувствуется твердость и непокорность. Подросток неожиданно взбунтовался.

— Пусть эта пегаска не думает, что я ей позволю… — и тут она осекается. На открытое неповиновение у неё ещё не хватает душевных сил, и она опять угрюмо умолкает.

Я вдруг понимаю, что эта юная лошадка сейчас мне очень симпатична – в ней чувствуется не просто упрямство, а воля. Надутые губки выражают не обиду, а решительность и упорство, а в глазах если и заметны слезинки, то они уж точно не польются ручейками.

Я подхожу к Твайлайт и опускаю ладонь ей на холку. Она вздрагивает и вдруг прижимается ко мне. Я ощущаю, что на самом деле она в смятении, а упрямство – это всего лишь маска. Единорожка, почти жеребенок, столкнулась с чем-то незнакомым в своем сердце, запуталась в чувствах и эмоциях, напугана. Ей сейчас очень нужна уверенность, что она не одна против всего мира, что рядом есть кто-то сильный, который сможет прикрыть её сердце, защитить от тревог и сомнений. Я покрепче обнимаю прильнувшую ко мне Твай и чувствую, как успокаивается трепет в её теле: она доверяется мне и успокаивается. И я сейчас ловлю сам себя на чувстве, что мне приятно быть таким – сильным и нежным.

— Итак, как же нам поступить?

Луна задумывается. Она смотрит на нас, качает головой, потом вдруг улыбается:

— Ты же собирался на конкурс кузнецов?

— Да. Меня пригласили в Майнхеттен на тамошнее ежегодное соревнование лучших по профессии.

— Вот и замечательно! Ничто так не мирит поссорившихся друзей, как совместное путешествие.

— Я с радостью возьму Твай и её подругу с собой в поездку.

— Нет, яблоко раздора останется в Понивилле. Твайлайт и Флаттершай поедут в Майнхеттен вдвоем.

— Флаттершай? – я озадаченно смотрю на Твайлайт. Желто-кремовая пегаска-скромница ну никак не подходила на роль чьей-либо противницы в ссоре.

— Они сами тебе всё расскажут — потом, как помирятся.

— Постойте, Ваше Высочество! Какие из них ковали? Они же никогда этим не занимались. К тому же, на конкурс приедут лучшие кузнецы со всей страны – куда уж Твай и Флатти с ними тягаться! И еще я собирался купить в Майнхеттене металлорежущий станок…

— Важно не соревнование, важно кое-что другое, с чем этим двум пони необходимо справиться самим. И станок купят, не волнуйся, они и посложнее поручения выполняли. Так что, дорогая, ступай сейчас же к Флаттершай и собирайтесь в дорогу. Завтра на рассвете как раз ваш поезд. И никаких возражений — я тут, как-никак, принцесса!

Делать нечего. Я суетливо даю наставления ошеломленной единорожке, пишу в её блокнотике марку и модель станка и вручаю вексель Понивилльской сберегательной кассы – на покупку. В конце концов, Луна выпроваживает Твайлайт, после чего оборачивается ко мне:

— Тоже мне, какой-то конкурс! А то я сама не знаю, кто на что способен. Почисти-ка меня, лучший коваль Эквестрии!