Автор рисунка: Devinian
Глава 6. Слушай, я просто хочу мира Глава 8. Слушай, я просто хочу ответов

Глава 7. Слушай, я просто хочу...

— Твайлайт? — Спайк высунул голову из кухни. — Завтрак готов.

Фиолетовая единорожка медленно подняла голову со стола. Вот чёрт! Опять! Она опять заснула прямо на своих книгах! Ну и на каких же в этот раз? Твайлайт уставилась на списки людей, пребывающих в Эквестрии на данный момент. Как же мало из них стоят... да хоть чего-нибудь.

Поёжившись, единорожка вздохнула. Слова Чака заставили её задуматься. Чем обернётся для её друзей, если они оставят всё как есть? Навредит ли им это? Ведь сами-то они менять в своей жизни ничего не будут. Особенно она сама.

Твайлайт спустилась на кухню, втянула в себя запах свежего сена и одарила Спайка краткой улыбкой.

— Ты ведь ещё не влюбилась, нет? — спросил Спайк, складывая руки на груди. Он чуть приподнял левую бровь, догадываясь, что ответ будет, как всегда, отрицательным...

— Я не знаю... — честно ответила Твайлайт, чуть свесив голову.

Она вдруг осознала, что за всё время общения с людьми, ей не довелось разузнать о человеческой дружбе. Нет, она, конечно, видела такую дружбу. Человеческие особи "дружили" так с жеребцами, с другими людьми (чаще всего они "дружили" с кобылками). Но в такой дружбе не было ничего духовного. Чак был единственным человеком, которого заботили судьбы Элементов. Их роль в сообществе Эквестрии.

А ведь и впрямь, если разобраться, чем же они занимались всё это время? Одна продавала яблоки, другая шила платья. Флаттершай нянчилась со зверушками, Дэш исполняла непонятные трюки, а Пинки устраивала вечеринки. А что в случае Твайлайт? Зарывалась в книги. Не то, чтобы это было так плохо, ведь они делали то, что им нравится. Но есть ли от этих дел хоть какая-то польза Эквестрии?

Спайк вскинул обе брови, недоумевая.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

Твайлайт вздохнула и принялась жевать еду. Проглотив кусок, она повернулась к своему помощнику:

— Любовь проявляется очень странно. Бабочки порхают в животе, ты будто плаваешь в облаках и куча других подобных симптомов, — Твайлайт взяла салфетку с помощью рога и принялась утирать ею рот. — Но... я не чувствую ничего из этого к Чаку. Бывает, что это — лишь начало. Но в его случае это не удивление, не волнение, не ликование. Я чувствую... что я просто хочу узнать его по-лучше.

— Серьезно? — спросил Спайк, испытывая некое дежа вю. Где-то он уже это слышал. Или тоже чувствовал?

— Спайк, все люди, что здесь появлялись, отличались друг от друга по одному конкретному параметру. Это мог быть их интеллект, их эмоции, или уровень их жизни... Но этот Чак Норрис — единственный человек, который выделяется по такой массе параметров. Я не хочу обожать его, но и забыть его тоже не хочу. Как если бы я захотела стать ведьмой и стала бы следить за ним. За каждым его шагом.

— Ты только послушай себя. Говоришь как школьница, которая влюблена в своего учителя, — со скучающим видом ответил дракончик. Однако такой он видел её впервые.

— Ох, Спайк. Нет, не то, чтобы я надеюсь, что он покачает меня на своих руках и...

— Что ты делаешь с вилкой? — спросил Спайк, указывая когтем на её тарелку.

С помощью своей магии Твайлайт копошилась там вилкой. Не странно ли? Она никогда так не делала! Большинство пони вообще не используют столовые приборы.

Твайлайт остановилась и взглянула в тарелку.

В её порции сена каким-то образом оказалось изображение Чака Норриса.

— Э-э-э... это я сделала?

-----------------------

Чак чуть прищурил глаза, пытаясь сообразить, что же именно было не так. Пока что он не мог поднять свой палец и разобраться с этим, как и подобает Чаку Норрису. В этих местах он в-первые и ещё не получил должную связь со здешней землёй. О надвигающейся беде ему подсказывало лишь непонятное чувство в области шеи. Но Чак всё же решил подготовиться.

-----------------------

— А теперь пообещай мне, Свити Белль, что ты не будешь лезть к мистеру Норрису в ближайшее время, — сказала Рэрити. Она помогала сестре собраться в школу, расчёсывая той гриву.

— Почему?

— Настоящей леди в первую очередь нужно должным образом представить свою семью. А представить тебя, как "метконосца"... — она, улыбаясь, взглянула на Свити Белль, — будет немного странно. Он не знает ни о Кьютимарках, ни о их значимости. А я как раз собираюсь ему рассказать об этом.

— Ох, — Свити закрыла глаза. — Ты собираешься с ним встречаться!

— Нет, нет, нет, Свити, — хихикнула единорожка, — Он здесь не ради кобылок.

— Ему нравятся жеребцы?

— Я... — Рэрити задумалась на миг. Чак не говорил о своих притязаниях в... этом плане. Кстати, это будет ещё одним поводом пригласить его на обед, — во всяком случае не лезь к нему со своими друзьями в ближайшие дни, ладно? Мне просто хочется выяснить, умеет ли он обращаться с дамой...

— Ладно, — Свити Белль открыла глаза и кивнула, — так что... мне опять ночевать у друзей, чтобы вы с ним могли?..

— Естественно.

-----------------------

— Быстрее, быстрее, — бормотала себе Рейнбоу Дэш. В этот раз над Понивиллем намечался небольшой дождь. Ничего серьёзного, просто маленький приятный дождичек. Но именно в этом скрывалась большая и довольно таки неприятная проблема. Ведь как обычно бывает... Приближается ливень? На небе одна большая серая туча. Приближается буря? На небе много больших серых туч. А что же в случае с небольшим дождичком? Тут нужно было решить, с чего начать: либо оттаскивать от центра маленькие облачка, либо сразу приступить к центральной туче. Кроме того, важно было не допустить объединения уже оторванных облачков. Иначе могла появиться ещё одна большая серая туча.

Ей нужно было спешить. Флаттершай каким-то образом удавалось клеить людей, даже особо не напрягаясь, а у Эплджек был её фирменный деревенский шарм. Твайлайт... ну, наверное некоторые люди считают ботаников сексуальными.

Она должна была добраться до него первой, иначе шансов у неё не будет.

По мере того, как она отсекала небольшие облачка, грозовая тучка становилась всё мельче и мельче. Скоро она с этим закончит. Ей нужно было ухватиться за любую возможность, тем более после того, как Чаки сказал, что собирается найти тут свою любовь. А ведь в плане "долгой и счастливой любви" лучшими кандидатами были Рэрити и Твайлайт.

Однако Рейнбоу Дэш решила не сдаваться без боя.

-----------------------

Эплджек распиливала дерево, довольная тем, что утренние заботы заставили её отвлечься. Звуки пилы помогали ей в этом.

Вжик.

Вжэк.

Крак.

Чак.

Она внезапно остановилась, испугавшись мысли, сверкнувшей в её голове. О нет, только не опять! Он ведь здесь совсем не ради отношений! Добрый, честный, трудолюбивый работяга, которому всего-то нужно, чтобы ему дали шанс заработать немного битов! Тот, у которого сохранились прочные отношения с семьёй! Тот, кто любит махогани, это хорошее и честное дерево!
"Хех, вот теперь мне ни капельки не будет стыдно за себя" — подумала Эплджек и крикнула своему брату:

— Эй, Биг Мак! Я отправляюсь в город.

-----------------------

Чак Норрис вошёл в город, оглядываясь в поисках места, где он смог бы устроиться на работу. Он уже подходил к мэрии, когда снова почувствовал это в области шеи.

— Ой, Чак Норрис! Так приятно встретить вас этим утром, — позвала Чака Рэрити.

Норрис незамедлительно оценил ситуацию. Уж слишком она была взбудоражена, особенно в такое раннее время...

— И вам доброго утра, миледи Рэрити...

— Знаете, было бы очень мило, если бы вы согласились...

— Эй, Чаки!

Они вдвоем подняли взгляд на радужную пегаску, что зависла в воздухе прямо над ними. Кажется, её звали Хелкрай...

— Рейнбоу Дэш? — удивленно спросила Рэрити. Чак подумал, что неплохо было бы раздобыть карандаш, немного бумаги, зарисовать их рожи и подписать под каждой имя.

Рейнбоу Дэш, тем временем улыбаясь во весь рот, спустилась на землю.

— Привет, Чаки... О, и тебе привет, Рэрити. Скажи мне, Чаки, не хотел бы ты выпить чашечку кофе перед тем как...

— Извини меня, Рейнбоу Дэш, но мы разговаривали, — кашлянула Рэрити, — и я как раз собиралась пригласить мистера Норриса на обед.

— Чего? Зачем это? — вскинула левую бровь Рейнбоу Дэш, соображая, могли ли у её подруги быть виды на парня, который ПРИНАДЛЕЖАЛ ДЭШ. Ведь ей никогда не нравились такие приключенцы.

Чак же всё думал, как это он так докатился до "Чаки"...

— Рейнбоу Дэш? Рэрити? — изумилась Флаттершай, приближаясь к ним.

— Чикеншай? — спросил Чак.

— О, нет, я Флаттершай, — попыталась поправить его пегаска. Она была так обижена, что могла выкинуть нечто ужасное. Он опять забыл её имя! Ну ничего, скоро он запомнит. Крепко-накрепко запомнит. — Я бы хотела... если ты не занят... то, может, ты помог бы мне с покупками?

— Флатти, у тебя нет шансов.

— Как невежливо! Тебе бы жеребцов для начала соблазнять научиться...

— Ой, я вас прервала? Простите...

Чак нахмурился. Надо было поскорее покинуть этих чокнутых кобылок, пока не стало слишком...

— Доброго вам утречка, мистер Норрис! А не хотели бы вы поработать у нас на ферме? — спросила стоящая сзади Эплджек, как только Чак повернулся к ней.

Вот чёрт!

— Эплджек? У тебя же уже был человек!

— Точно! Тебе бы следовало дать шанс другим...

— Э-э-э... мне бы не помешала помощь с сумками...

— Что вы все здесь делаете? — изумленно спросила Эплджек. — Вы что, не видите, что ему нужно поскорее найти работу?

Дальнейшего развития событий Чак Норрис мог не перенести. Даже будь у него стакан хорошего кофе. Да, если бы он захотел поразвлечься, внимание бы не повредило. Но не такое же!

Чак медленно закрыл глаза. Вообще-то, применив свой фирменный удар ногой с разворота, он смог бы закинуть их всех далеко в космос. А с двух ударов — даже в прошлое. Но вот потеть перед будущим собеседованием ему было никак нельзя.

Шаг за шагом он начал медленно отходить от дискутировавших кобылок, а отойдя на безопасное расстояние, Чак повернулся к мэрии...

... а вместе с тем и к Твайлайт Спринкл, которая вместе с мэром ждала его на ступенях.

FFFFFFFFFFFFFFFFFUUUUUUUUUUUUUUUUUUU...

— Мистер Норрис! Доброе утро! — поприветствовала его мэр. — Я как раз говорила мисс Спаркл, что ваша должность уже установлена и в дальнейших её услугах я больше не нуждаюсь.

— Как я только что сказала госпоже мэру, мне нужно провести некоторые исследования и задать некоторые вопросы Чаку, — продекламировала Твайлайт.

Обе кобылки теперь угрожающе смотрели друг на друга.

— Но мисс Спаркл, у него УЖЕ есть работа. Не могли бы вы избавить его от вашего назойливого внимания? — лицо мэра оказалась в опасной близости от единорожки.

— Уже? Мы же договорились, что сперва он поработает у меня в библиотеке! — Твайлайт уже примеривалась боднуть земную пони.

— Он БУДЕТ работать в мэрии моим помощником. Мне понадобится ассистент, пока не вернётся мой секретарь.

— А я вам говорю, что ради Блага всей Эквестрии...

— Кто ты такой?

Споры были прекращены моментально, и все участники этой безумной пьесы повернулись к новому действующему лицу.

Майк Норрис, старший сын Чака Норриса, указывал на своего отца.

— Что? Я...

— Сними свою маску! — выкрикнул Дакота Норрис, младший сын Чака Норриса, опасно сощурив глаза и не менее опасно нахмурившись. Они недавно вышли из Вечнодикого леса и направились к наибольшему скоплению народа. Которое имело место как раз вокруг нашего героя.

— Маску? — мэр взглянула на Чака.

— Кто ты такой? Сними маску нашего отца, лжец! — выкрикнул Эрик Норрис, средний сын всё того же Чака Норриса.

И тут Твайлайт, видимо, заразившись от людей, сощурилась и взглянула на Чака. На Чака ли? Так вот что тревожило её в нём! Используя свою магию она оторвала лицо лже-Норриса. Точнее то, что они приняли за лицо...

— Это же...

— Не верю!

— Невероятно!

— О, мой...

— Святая Селестия!

— Как такое вообще может быть?

— Так кто же ты такой?

— Чарли Шин! — громогласно заявил Феникс Райт, вскакивая и указывая на него самым мощным оружием правосудия — указательным пальцем своей левой руки.

— Ага. И знаешь что? Я выигрываю! — ухмыльнулся в ответ Чарли.