Автор рисунка: Noben
Глава 12. Глава 14. Кошмар Флаттершай.

Глава 13. Кошмар Твайлайт.

— …айт! Твайлайт! Ты жива? – Чей-то голос назойливо стучался ей в ухо. Ну что такое? Что опять случилось? Неужели без нее никто ничего не может сделать? И почему так болит все тело? – Ну же, сестренка, очнись! Я не хочу потерять еще и тебя! – Продолжал между тем надрываться… ее брат.

— Ш… Шайнинг? – Вопросительно выдавила наконец из себя единорожка, с трудом открыв глаза. Да, это был он – статный белый жеребец, облаченный в парадный мундир – местами обожженный. Увидев, что его сестра жива, бывший капитан стражи радостно улыбнулся:

— Слава Селестии, ты цела! Мы уж думали, что после того взрыва ты погибла, как многие… Ну, не будем о грустном. Встать сможешь?

— О чем ты? Какой взрыв? Что тут вообще… — кое-как поднявшись, она проводила взглядом куда-то спешащих стражей, — происходит?

— Ох, видать тебя здорово головой об стену приложило. Ты совсем ничего не помнишь?

Твайлайт недоуменно посмотрела на брата, после чего спросила:

— Не помню чего?

Внезапно замок сотряс страшный удар. Все вокруг заходило ходуном, кто-то в панике закричал:

— Щит не выдержал! Орки прорвались на нижние этажи! С ними тролль!

Стража в тот же миг засуетилась, а Шайнинг, поднявшись на ноги, начал выкрикивать приказы:

— Держать строй! Не поддаваться страху! Главное – удерживайте их на расстоянии, иначе нам всем придется туго! — Белый жеребец перевел взгляд на свою сестру. – Твайлайт! Тебе опасно здесь находиться. Беги к принцессе, скажи ей, что мы здесь долго не продержимся! Нам сейчас как никогда нужна помощь!

— Но… Я ведь могу помочь… — неуверенно ответила ученица Селестии. Она уже начала понимать, что происходит что-то страшное, и была готова встать на защиту своей родины. Так, стоп. Орки? Тролли? Здесь, в Эквестрии?! Но ведь… это же означает только одно! Вторжение! Но как?!

Один из стражников, темно-синий земной пони с кьютимаркой в виде мешка, спешно возводивший баррикады, отвлекся от своего занятия, посмотрев на единорожку с ненавистью, и процедил:

— Ты уже помогла! Сделай как Армор велит, пожалуйста.

Казалось, он еле сдерживался от того, чтобы не приступить к копытоприкладству.

Вздохнув, Твайлайт кивнула и побежала наверх по лестнице к тронному залу. Однако найти его оказалось задачей сложной. Замок кобылка знала хорошо – ну, по крайней мере, бывший, ибо нынешний изменился до неузнаваемости – там, где раньше были коридоры, ныне были завалы, оставленные, судя по всему, массированным обстрелом огромными камнями. Пришлось искать обходные пути, и не раз единорожка была вынуждена идти через захламленные комнаты, превращенные в свалки из пыли, осколков камней, стекла, испорченной мебели и бетона. Проход, ведущий напрямую к тронному залу, также оказался завален. Единственным возможным путем (кроме возвращения назад) был небольшой открытый участок – зубчатая каменная стена, каким-то чудом уцелевшая в этом безумии.

Ночное небо было плотно укутано дымом. В воздухе висел запах гари, а снизу доносились крики и кровожадный рев. Не устояв перед любопытством, Твайлайт посмотрела вниз, и увидела…

Весь город пылал. Улицы затопила черная орда орков в их истинном обличии, а не в качестве тех пародий на пони, что единорожка уже видела в свое время. Толпа мерзких созданий рыскала по окрестностям замка в поисках выживших. Если им кто-то попадался – того с особым цинизмом и безо всякой пощады убивали.

В сам замок со стороны летели пылающие стрелы и камни, изредка попадая – защитники крепости не спали, и, по мере сил и возможностей, отправляли снаряды обратно в атакующих. Однако они успевали далеко не везде, а катапульт у орков, судя по всему, было очень много…

По ушам ударил жуткий, леденящий душу вопль, буквально заставляющий кровь стынуть в жилах. Огромная, очень похожая на летучую мышь фигура быстро приближалась к замку, постепенно все сильнее увеличиваясь в размерах. Вскоре стало ясно, что это небольшой серый дракон, до неприличия зубастый. На нем сидело одетое в черное человекоподобное существо. Оно взглянуло на Твайлайт, и та оцепенела, как кролик перед удавом. У существа не было лица: только черная пустота. Дракон между тем вытянул вперед лапы, явно намереваясь схватить единорожку и сожрать. Ценой неимоверных усилий воли Твайлайт сбросила с себя оцепенение и использовала заклинание телепортации, мгновенно переместившись как можно дальше от «летучей мыши».

И во время – еще бы пара мгновений, и она бы оказалась в далеко не милосердной хватке этого дракона. Вместо мягкой и податливой плоти, когти летающей твари чиркнули по каменной стене, оставив на той глубокие борозды. Поняв, что добыча от нее ушла, она разочарованно взревела. Всадник злобно зашипел, после чего, используя поводья, развернул своего ужасного скакуна и пришпорил его. Дракон тут же подчинился, спрыгнул со стены и камнем упал вниз.

«Этого не может быть». — Стучало у Твайлайт в голове, — «все это просто мне снится! Сейчас я проснусь, и ничего этого уже не будет…»

«Ты и вправду так думаешь?» — Ехидно спросил у нее в голове чужой, мерзкий хрипящий голос. – «Мне… Очень жаль тебя расстраивать, но это не сон. Более того, моя дорогая пони, именно ты виновна в этом вторжении!»

«Я?!» — Единорожка была так ошеломлена подобным обвинением, что даже забыла спросить, кто с ней, собственно, разговаривает. – «Что же я такого сделала?»

«О-о, бедняжка, ты же ничего не помнишь…» — Ответил голос и злорадно рассмеялся. – «Видать, здорово ты башкой стукнулась. Впрочем, это можно исправить».

«Нет… Нет! Я не верю тебе, кем бы ты ни был! Я доберусь до принцессы и все исправлю!»

«Ты так наивна… Что же, беги к своей наставнице. Возможно, будет лучше, если она сама тебе обо всем расскажет. Но помни, что чем сильнее ты медлишь, тем больше пони там, внизу, умирают мучительной смертью…»

Твайлайт помотала головой, стараясь изгнать мерзкий голос из своей головы. Как ни странно, это помогло – тот умолк и отступил прочь. Разобравшись с этим, единорожка поспешила дальше к своей наставнице. Миновав открытую стену, она оказалась в гостевых покоях, которые практически не пострадали от обстрела. Спустившись по лестнице вниз, кобылка наконец оказалась перед дверью в тронный зал. Стражи у входа не было – должно быть, вся она сейчас на передовой. Умирает в бессмысленной борьбе против тех, кто видит в резне смысл своей жизни! Что за… Это не ее мысли! Собравшись духом, Твайлайт не дала отчаянию поглотить ее. Весь этот кошмар еще можно исправить.

Отворив дверь, единорожка вошла в тронный зал. Принцесса Селестия обнаружилась в одиночестве на своем троне, где мрачно смотрела на какой-то темный шар. Она выглядела подавленной, и, казалось, не замечала ничего вокруг.

— Эм… Принцесса? – Несколько неуверенно спросила Твайлайт, подходя ближе к своей наставнице.

— Этот голос… — Еле слышно произнесла Селестия, как будто разговаривая сама с собой. Ее взгляд с трудом оторвался от шара, переместившись на фиолетовогривую кобылку. — Ты! Будь проклят тот день, когда я взяла тебя в ученицы, мерзкая предательница! – Крикнула солнечная принцесса, направив на Твайлайт рог и выстрелив сгустком магической энергии.

Фиолетовая единорожка инстинктивно пригнулась, и это спасло ей жизнь. Вместо ее головы заряд поразил дверь за ее спиной, превратив ту в пепел.

— Из-за тебя сюда пришли эти твари! По твоей вине всего за один день умерло больше пони, чем за последнюю тысячу лет! Из-за тебя погибла Луна! – Продолжила терзать Твайлайт Селестия, после каждого обвинения кидая в нее магическую молнию. К счастью для единорожки, ни один из зарядов в нее не попал. Вскоре почти весь тронный зал напоминал поле боя – с той лишь разницей, что страдали только колонны, за которыми Твайлайт пряталась от атак своей наставницы.

— Ну же, глупышка, выходи… Это будет совсем не больно! – Хрипло рассмеялась Селестия. – Не хочешь? Ладно, ты все равно не сможешь прятаться вечно… Скоро колонны закончатся!

— Зачем вы это делаете, принцесса?

— Зачем Я это делаю? Никак тебе память отшибло! Я ведь не просто так просила тебя не трогать те древние фолианты, вполне заслуживающие своего места в запретном архиве. Однако ты ослушалась меня! Ты обезумела от жажды знаний, и одну за другой принесла в жертву своих друзей, чтобы открыть этот дискордов портал, из которого тут же полезли эти твари! С ними невозможно договорится, ибо они понимают лишь язык силы! И владеют им куда лучше нас… В одно мгновение пони лишились всего. И все из-за тебя! Будь ты проклята, Твайлайт Спаркл! Ты предала свою страну! Даже смерть была бы для тебя слишком милосердным наказанием! Впрочем, есть и другой выход… Стража! Взять ее!

На плечи единорожки внезапно легли копыта неизвестно откуда взявшихся солдат, на рог наделось блокирующее магию кольцо, а в бока уперлись довольно острые копья. Вытолкав растерявшуюся бывшую ученицу принцессы на центр зала, стражи замерли, глядя в ожидании приказов на все еще пылающую гневом, но, тем не менее, уже не желающую убить Твайлайт на месте Селестию.

— Отведите эту предательницу в темницу. Пусть она сгниет там!

Твайлайт открыла было рот, но принцесса тут же заткнула его магией.

— Довольно твоих лживых речей! Не желаю ничего слышать! Уведите ее! Будет сопротивляться – не церемоньтесь. – Отвернувшись от своей бывшей ученицы, солнечная принцесса перевела взгляд на гонца, только что вбежавшего через разнесенные в щепки двери тронного зала. – Сообщите Шайнингу, чтобы отступал на верхние этажи. Затем я поставлю щит. Если орки думают, что мы так просто сдадимся, то они глубоко ошибаются!

***

Твайлайт отвели в самую глубину королевского замка, бросив в холодную камеру без окон. По счастью, орки еще не захватили тюрьму – она располагалась с другой стороны крепости, над обрывом, и поэтому риск закончить свою жизнь внутри желудка какого-нибудь дикаря у единорожки был мал. Впрочем, ей было уже все равно, что случится с ней в дальнейшем.

Быть может, она и не заслужила ничего иного, кроме как сидеть в этой темнице, потихоньку смущаясь в рассудке?...

Селестия отреклась от нее, страна разорена иномирцами, пришедшими через портал, который она сотворила собственными копытами и… кровью своих подруг. После горячей «беседы» с принцессой разум единорожки словно распахнул какую-то дверцу, до этого удерживающую все то, что произошло в момент открытия прохода между мирами. То, что свалилось после этого на Твайлайт, оказалось последней каплей, окончательно сломив ее волю.

Древние книги содержали в себе не только тайну открытия прохода между параллельными мирами, но еще и обещали больше могущества и новых знаний, к которым всегда стремилась единорожка… Как можно было тут устоять? Ну, она и не устояла.

Вот только ритуалы, описанные в книгах, требовали кровавых жертв. Причем напрямую об этом нигде не упоминалось – это было чем-то вроде «сюрприза», оставленного автором для тех, кто будет читать его труды. Там говорилось только о том, что пять пони должны встать вокруг того, кто создает портал. И все. А поскольку под копытом Твайлайт в тот день были только друзья…

Образы этих ужасов встали перед глазами кобылки, как если бы это происходило наяву:

одна за другой ее подруги обескровленные падали на землю, в то время как другие, еще живые, кричали от боли и страха, бились об магические барьеры и умоляли прекратить эту пытку. Но единорожка не могла этого сделать. Она не знала, как. Кровь, что нескончаемым потоком плыла по отдельным магическим каналам из ее друзей, вливалась в портал, который все расширялся и расширялся. И этот кошмар продолжался ровно до тех пор, пока последняя из ее подруг не упала замертво.

Перед Твайлайт внезапно появилась в темно-фиолетовом облаке Принцесса Луна. Она была прямо как настоящая… Но единорожка уже знала, что та умерла, защищая столицу Кантерлота от сил Тьмы. Она помотала головой и отвернулась, упершись взглядом в стену, лишь бы не видеть очевидное доказательство своего сумасшествия. Принцесса Ночи что-то произнесла, но бывшая ученица принцессы Селестии ее не услышала, закрыв уши копытами.

***

Луна прищурилась, использовав поисковое заклинание, ища хоть что-нибудь, что могло так сильно влиять на Твайлайт, дабы та не замечала Принцессу Ночи – ну, и заодно чтобы вывести единорожку из состояния полнейшей апатии. И вскоре причина такого странного поведения во сне нашлась.

От Твайлайт вверх, к потолку камеры, укутанным непроглядным мраком, тянулись тонкие, едва заметные призрачные нити. Словно некий кукловод управлял кобылкой, не позволяя действовать иначе, кроме как по его задумке. Глаза лунной принцессы расширились от осознания того, какого происхождения этот сон…

Это был не простой кошмар, который можно было изгнать одним заклинанием. Это был сон, наведенный кем-то явно могущественным, и, при этом, довольно хорошо осведомленным об истинных страхах самой Твайлайт Спаркл. Кошмар был настолько хорошо защищен, что даже Принцесса Луна с трудом смогла найти его среди остальных, менее серьезных. Этот сон был реалистичен и… Пугающ.

Полностью исследовать кошмар Луна пока не успела, однако того, что она видела, ей уже хватило, чтобы расшевелить свои собственные страхи и неприятные воспоминания – все то, что она старательно пыталась забыть.

Вызвав при помощи магии призрачный клинок, Принцесса решительно рассекла нити, что связывали ученицу ее сестры с потолком, состоящим из мрака. Воздух в камере после этого действия начал становиться все холоднее и холоднее, и в то время, как Луна пыталась вернуть Твайлайт к жизни, во мраке наверху что-то крупное зашевелилось, беззвучно перебирая лапами.

***

К шкурке единорожки по-матерински нежно прикоснулось чье-то крыло. Открыв заплаканные глаза, Твайлайт подняла голову и увидела…

— Нет… нет, этого не может быть! – Прошептала она, заворожено взирая на гостью, пришедшую в ее темную тюрьму. – Принцесса Луна! Но… Вы же погибли в бою против орков!

— Путь смерти мне не ведом, Твайлайт Спаркл. — Лунная правительница наклонила голову и ласково улыбнулась. – Особенно – в чужом сне.

— Так это… Это все не настоящее? – Удивленно спросила единорожка.

— Нет. Это кошмар, вызванный при помощи магии… И я должна признать, что очень давно не видела ничего подобного… — Ответила принцесса Луна, сняв с Твайлайт кольцо, блокирующее магию и отбросив его в сторону. Амулет, тихо звякнув об каменный пол, разлетелся на несколько осколков, которые тут же истаяли в воздухе.

– Тот, кто это сделал, очень могущественен. Как в плане изобретательности, так и в плане запугивания. Он очень хорошо знает многие ваши слабости – как твои, так и твоих друзей. Именно поэтому этот сон практически без проблем сломил тебя, показав то, чего ты боишься больше всего на свете. К счастью, твой пленитель не предусмотрел мое появление.

— Принцесса… — Прошептала Твайлайт, вспомнившая, что с ней случилось прежде, чем она очнулась на копытах своего «брата». Однако, вместо того, чтобы сообщить, кто наслал на нее этот кошмар, она испуганно ткнула копытом вперед, за спину Луны, и крикнула: — Сзади!

Принцесса Ночи повернулась назад, однако не достаточно быстро. Мелькнуло огромное, невообразимо омерзительное тело, похожее на паука, и пригвоздило ее к земле. Жвала гигантского насекомого защелкали над ней, стремясь откусить ей голову, но принцесса оказалась верткой.

— Твайлайт! Скорее, помоги мне! – Крикнула Луна, безуспешно пытаясь сбросить с себя паука копытами. Однако единорожка осталась неподвижна. Словно загипнотизированная, она смотрела на чудовище, не в силах пошевелиться. Луне некогда было разбираться, почему. Возможно, так на Твайлайт влиял демон сна. А может, единорожка подсознательно боялась пауков. Или же правда лежала где-то по середине?...

Поняв, что от ученицы Селестии ей сейчас ничего не добиться, Принцесса Ночи сосредоточилась на своих силах. И, собственно, сделала то, что забыла от внезапности произошедшего: воспользовалась магией, отбросив гигантского паука прочь, впечатав того стену.

Поднявшись на копыта, Луна направила рог на порождение тьмы, и крикнула:

— Убирайся прочь, демон! Иначе я отправлю тебя обратно в первозданный мрак!

Она не очень-то надеялась, что ее противник хоть как-то отреагирует на ее слова. Эти выходцы из потустороннего мира, что некогда были изгнаны ей самой, были обычно не слишком то умны. Однако этот, вместо того, чтобы атаковать, все же ответил. Голос его был очень тихим и шипящим, но при этом демона было прекрасно слышно.

— Сил тебе не занимать, это верно. Однако, это мои... Охотничьи угодья, и здесь я не намного слабее тебя. Так что… Возвращайся назад! Тут ты не найдешь ничего, кроме собственной гибели!

— Вот как? — Принцесса ехидно усмехнулась, после чего начала накапливать энергию в роге, дабы завершить этот разговор одним ударом. – Что же, значит, свой единственный шанс на спасение ты не станешь использовать, а, демон?

— Зачем мне уходить из этого прекрасного места, раз сюда так и лезут новые души, одна слаще другой? Быть может, вслед за тобой явится еще кто-нибудь… — Паук скрестил передние лапы в знак насмешки. – Мой хозяин, возможно, даже подарит мне свободу после всего этого. Но сначала я пленю тебя!

Они атаковали друг друга одновременно. Демон сна плюнул в Луну какой-то вязкой субстанцией, в то время как Принцесса Ночи выстрелила в него мощным магическим зарядом, который пробил гигантского паука насквозь, заставив того начать медленно испаряться в воздухе. Темные сгустки отрывались от его плоти и поднимались вверх дымкой с потолком.

Правда, праздновать победу было рановато, ведь сама Луна от атаки своего поверженного противника, что сейчас медленно растворялся на полу камеры, увернуться не успела, и оказалась укутанной в призрачную паутину, которая, помимо того, что прекрасно сдерживала ее движения, еще и не позволяла колдовать, действуя по принципу блокирующего кольца. Да, демон действительно оказался сильнее, чем она думала. И, хоть и Луна уничтожила его с первого же заряда, однако, пусть порождение тьмы и было мертво, без посторонней помощи ей в ближайшие несколько часов из этой ловушки точно не выбраться. Если только…

Чья-то магия выдернула ее из кокона наружу, заставив совсем не по-королевски шлепнуться на пол холодной камеры. А затем окружающий ее мир начал таять, распадаясь пред напором реального мира. Вскоре та, кого она хотела спасти из объятий кошмара, освободилась от этого ужасного сна.