Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 5. Глава 6.

Интерлюдия: Воспоминания.

Мордирит придумал довольно интересное наказание. Он решил сделать из Фаиронира наставника, дабы тот обучал желторотых юнцов темной магии. Бред! В свое время глашатай учил все исключительно сам – и так поднялся! Если бы только не его провал в Карн Думе с тем эльфом…

Фалден, как и ожидалось, начал чудить в процессе допроса, и совершенно забыл, зачем его пригласили. Хорошо, что рядом был проверенный кровопускатель – Крант, которого приставили «в услужение» к психу.

Эльфа пытали чужими страданиями, используя иллюзии и других пленников, ставя их смерти эльда в вину, вперемешку с истязаниями. К счастью, выведать у того эльфа всю почти всю подноготную – а особенно, местоположение Гат Фортнира – все же удалось.

Вот только затем на Карн Дум напали следопыты, пришедшие за своим другом. Причем не в лобовую – уж что-что, а такого маневра от них никогда не дождешься. Они пробрались через тайный ход Барад-Гулларана, перебив немногочисленных дозорных и миновав безмолвных стражей. Об их проникновении узнали почти сразу, но Карн Дум – огромный город, и стража там стоит далеко не повсюду – ей необходимо время, чтобы добраться до верхних уровней.

В итоге с отрядом врага Фаиронир сошелся в рукопашной практически один – ну, разве что только ему помогал один горторог, который долго не продержался. Глашатаю тоже пришлось туго, и вскоре он был вынужден отступить, оставив тело мертвого запытанного эльфа врагу. Именно в этом и заключался его провал – он упустил врагов в логове тьмы, месте, где был невероятно силен.

***

В ничем не примечательную комнату грязной таверны, чьи стены видали лучшие времена, а хозяин и в жизни не видел золотых монет, зашла молодая девушка, волокущая за собой связанного человека, который извивался и брыкался как мог. Получалось у него не очень, ибо связан он был на совесть. Дернешься немного не так – и будет больно, очень больно.

Бросив свою ношу у грязной деревянной кровати, девушка тщательно закрыла за собой дверь. Раздавшийся за ее спиной голос ничем не удивил, ибо она знала, что ее наставник будет ждать ее именно тут.

— А, вот и ты. Что же, с первым своим заданием ты справилась. Приятно видеть, что навыки убийцы еще не выветрились из твоей головы.

Ритэш презрительно покосилась на Фаиронира, но ничего не сказала. Ее наставник, впрочем, не стал заострять на этом внимание. Его ученица была верна ему – настолько, насколько может быть верен тот, кому от тебя что-то нужно. И в данном случае ей были нужны его знания. И Мордирит обязал его эти знания дать.

 — О, я вижу, ты принесла с собой материал. Переверни его и вытащи кляп. – Пока Ритэш выполняла эти незамысловатые действия, глашатай продолжал: — Сегодня я научу тебя, моя ученица, как заставить врага боятся одного твоего взгляда. Даже если он крупнее и сильнее тебя.

 — Мать вашу, что за дела... вы не знаете, с кем связались, а тебя, шлюшка, я... – между тем начал верещать разбойник, что лишился кляпа, который сдерживал его излияния.

Пленившая его ангмарка изобразила в ответ на этот поток оскорблений взглядом невинной овечки.

Поднявшись на ноги, колдун подошел к бандиту и впечатал тому ногой по ребрам, заставив его съежится от боли.

 — А этот кусок отбросов послужит нам подопытной крысой. Но довольно слов! Смотри и запоминай. — Колдун подошел к бандиту, рывком поднял его на ноги и прислонил к стене. После чего свободной рукой заставил его посмотреть себе в глаза. На разбойника начал накатывать панический ужас, заставляющий дрожать от страха. Ему казалось, будто его затягивает в омут, из которого невозможно будет выбраться. И что он умрет там, распрощавшись навеки со своей жизнью. Язык прилип к гортани, закричать при этом было невозможно... Однако вскоре его отпустило. Когда Фаиронир отошел от него в сторону, и как ни в чем ни бывало, продолжил: — А теперь ты, моя ученица.

Девушка кивнула и сняла повязку со своего лица. На щеках и шее у нее обнаружились грубые шрамы, оставленные чьими-то когтями. И Фаиронир даже знал, чьими. Найти другого кребана-соглядатая взамен старого, который погиб во время посвящения Ритэш Айринар, оказалось довольно не просто.

Более-менее отошедший от той пытки, что подверг разбойника Фаиронир, бандит вновь подал голос, причем довольно громко, явно желая привлечь других возможных обитателей этой таверны. Конечно, надежда была слабая, да и народ в этих землях далеко не любопытен, но надежда умирает последней…

— Хей, братва! Я свой! Да... ну...

— Можешь кричать сколько угодно, все равно бестолку. Это место никто никогда не посещает, так что... Мы лишь насладимся твоим отчаянием!

— Мучениями...вы про что....я за Шарку, я с вами....Стойте, а то наша братва и с тебя и с твоей шлюшки кожу снимет.... – Продолжил нести какой-то бред разбойник. Он все еще не понимал, что доживает последние часы своей жалкой жизни.

 — Ну... учи... учитель. Как надо смотреть, чтобы он так боялся? – Наконец заговорила Ритэш. И пронзительно, с внезапной ненавистью посмотрела прямо в глаза громиле, которого без труда сюда приволокла, при этом мечтая о том, как когда все закончится, ее кинжалы вдоволь с ним поиграют.

Разбойник, съежившись, что-то забормотал.

— Шарку... Старик слишком много о себе думает. Его лапы докатились и до сюда. Что же, Айринар, действуй. Заставь его боятся тебя от одного лишь твоего взора. Направь на него всю свою ненависть, всю твою ярость, все твое презрение... После чего произнеси про себя: "Бурзум сроку глоб, гаакх!"
Ритэш охватило неожиданное упоение. Фаиронир раздражал ее своей болтливостью, и в этот момент она позволила себе ненавидеть его. Ненавидеть за то, что знания из него приходится выдавливать по капле. Ненавидеть за изуродованное лицо. Ненавидеть за всю ту боль, которую он ей причинил. Взгляд девушки скользнул по щеке и остановился на капле крови, стекающей из царапины. Она непроизвольно облизнулась...

— Смотреть нужно прямо в глаза! Держи на нем взгляд! Я начинаю жалеть, что взял тебя в ученицы! Если ты не способна овладеть столь простым заклинанием, то что сказать про более сложные?

Айринар оглянулась, посмотрела прямо в глаза Фаирониру. После чего ненависть и страсть заполнили ее с головой, и она прошептала:

Бурзум сроку глоб, гаакх…

Разбойник между тем, оскалив гнилые зубы и заметив, что похитители заняты собой, начал отползать в сторону двери.

Однако Фаиронира это заклинание не проняло.

— Хе-хе-хе... Неплохая попытка. Однако на меня это не подействует! Ибо моя душа слишком черна, чтобы поддаваться на Зов Тени... А у этого гнилого мяса еще нет. Так что не испытывай мое терпение и заканчивай.

Остатков разума Ритэш хватило на то, чтобы краем уха услышать слова учителя и еще больше укрепить свою ненависть. Обернувшись к разбойнику и стараясь не расплескать ни капли своей сладостной ярости, девушка остановила разбойника взглядом. Затем подошла к нему и взяла за подбородок. Приподняв ему голову и глядя прямо в глаза этому выродку, девушка тихо повторила заклинание.

И в этот момент разбойник увидел то, что на самом деле было в глазах той, что стояла сейчас над ним. Он почувствовал всю ту яростную ненависть, которая пронзила его мозг болью, подобно ледяному пламени. Казалось, все это длилось вечность, но на самом деле прошло не больше десяти секунд. Наконец, удостоверившись, что у нее вышло, Айринар отпустила обмякшую жертву и взглянула на своего наставника, который, похлопав в ладони, произнес:

— Браво. Основы ты поняла. Я ожидал худшего, так что... молодец.

Ритэш, не удержавшись, резко обернулась обратно и слизнула струйку крови текущую по щеке разбойника... Кончиком холодного языка. После чего уже окончательно отошла от него, скрестив руки на груди и внимательно уставилась в глаза Фаирониру.

Тот ответил холодным, ничего не выражающим взглядом. — Можешь еще потренироваться на нем, после чего прикончи и нацеди мне его крови. Она нам пригодится в нашем следующем занятии.

Девушка сладко улыбнулась. На пару секунд в ее взгляд вернулось то бешенное пламя, что плясало в нем несколькими минутами ранее, затем взгляд ее стал совершенно ледяным, а выражение лица — счастливо – отрешенным. Она смотрела пленнику в глаза, как будто сквозь него.

У разбойника от такого пошли мурашки по всему телу... Девушка подошла к нему, села рядом... И сказала, почти ласково:

— Что, милый, хочешь проверить, какая я шлюшка? — Не переставая смотреть в глаза, Айринар вытащила кинжал и провела им по другой щеке пленника, оставляя длинную, глубокую и почти симметричную кровавую полосу. У измученного разбойника уже не хватало сил, чтобы закричать от боли. Он лишь молча дергался на полу, удерживаемый стальной хваткой казавшейся со стороны хрупкой девушки.

 — Как же ты напоминаешь мне Фалдена... Хорошо хоть, не болтаешь без умолку. – Произнес Фаиронир, наблюдая за происходящим со скукой. — Пожалуй, я оставлю вас. Наслаждайся. Как закончишь — найдешь меня, по традиции, сама.

***

Когда Ритэш закончила, узнать в обезображенном теле человека можно было только с очень большой натяжкой. Почти вся комната была залита кровью, а грудь покрыта зловещими символами, вырезанными прямо на теле. И пусть бывший разбойник уже был мертв, девушка напоследок еще и перерезала трупу горло, после чего подошла к своей повязке, надела ее и вышла, не забыв закрыть за собою дверь.

Фаиронира уже давно след простыл... Можно было начать его поиски прямо сейчас — а можно было приступить позже. Его постоянные "задания" по типу "найди меня" раздражали почти так же сильно, как и его вечная болтливость.

След Фаиронира был почти физически ощутимым. Его запах… И какая-то почти осязаемая аура силы, власти и ... ее сердце сладко заныло… и тьмы.

Да. В этом человеке было что-то, ради чего стоило за ним идти. И она пошла. След привел ее в Могильники – мерзкое место, находящееся к востоку от Шира, за Вековечным лесом, к западу от Бри.

Фаиронир нашелся в самом сердце этого места. Он стоял на остатках некогда величественной башни и смотрел вдаль. Девушка шагала неслышно, но ее учитель уже знал, что она здесь. И поприветствовал ее в своей обычной манере.

 — О, а вот и ты. Долго же тебя не было. Должно быть, тутошняя нежить оказалась не так проста, как казалось на первый взгляд.

Девушка еле заметно передернула плечами. И неожиданно решила ответить. Ей было хорошо. Каждая клеточка ее тела пела. Она снисходительно буркнула:

 — Знал бы ты хоть что-нибудь об удовольствиях... — В ее тоне слышалась легкая мечтательность, которую ей не удалось скрыть под привычным холодом.

— О, эта радость мне, конечно же, практически неведома. Удовольствие — удел слабых. В частности, что стало бы с тобой, если бы в момент твоего увлечения этим разбойником туда ворвалась стража? Можешь не говорить мне в ответ, что перебила бы их всех. Для тебя бы там все кончилось печально, несмотря на все твои навыки. — Колдун повернулся, вперив свой взгляд в глаза ученицы. — Ибо тебя учили скрытным убийствам, а не открытому бою против многих противников.

Девушка заинтересованно посмотрела на учителя.

— Ну, научи.

— Этому я тебя учить не стану, ибо мой профиль в ином. Если бы ты хотела стать мастером боя в гуще сражения, тебе стоило бы обратиться к нашим воителям Крови.

Ангмарка прямо смотрела Фаирониру в глаза, ожидая, к чему он ведет.

— Но поскольку ты выбрала меня... Зачем заставлять себя саму идти в бой, когда можно навлечь на врага ужас и обернуть его в бегство одним своим видом? Как ты думаешь, зачем я тебя сюда привел?

Брови Ритэш вопросительно изогнулись, но ни слова не сорвалось с ее губ.

 — Что, совсем мыслей нет? Стандартное "что скажешь, то и сделаю?" Знаешь, Айринар... Если ты хочешь стать выдающейся колдуньей, тебе следует все же иметь собственное мнение. Я разрешаю тебе его выражать, если уж на то пошло. Каким бы оно не было.

— Вроде такой взрослый. Серьезный темный маг. Такой могущественный. А читать в душах людей, даже своей ничтожной ученицы... так и не выучился... Причем тут — что скажешь. Тут важно — чему научишь... К чему здесь слова? Или ты решил научить меня ... ораторскому искусству?

— Оскорбления, дабы вывести оппонента из себя? Как это примитивно... Ты общаешься на одном уровне с гоблинами. Твое мнение для меня так же важно, как и мнение червяка для сапога.

Айринар стало смешно. Но подавив улыбку она ответила:

 — Я всего лишь стараюсь быть достойной ученицей. Итак, учитель. И зачем же ты привел меня в то место? Чему ты хотел научить меня именно тут?

Фаиронир невозмутимо повернулся к своей ученице спиной, скрестив руки на груди. Казалось, ему не интересен дальнейший разговор, однако, выдержав небольшую паузу, он продолжил.

— Твои навыки ораторского искусства находятся на крайне низком уровне, однако привел я тебя сюда не для этого.

— А для чего же, учитель?

 — Здесь мы проверим твои задатки как колдуньи.

Ритэш вспомнила знак, который она чертила на груди своего пленника и силу, которая от нее шла, и по ее телу прошла сладкая дрожь.

— Умение пугать взглядом — это еще не все, знаешь ли. Могильники — прекрасное место, ты не находишь? Тут все еще полным-полно мертвых тел, жаждущих вновь увидеть белый свет.

Девушка облизнула пересохшую верхнюю губу и произнесла слегка хрипло: — Я готова.

— Новичку к этому подготовиться невозможно. Обычно поднятием мертвых занимаются умруны. Но и колдун вполне способен совершить ритуал призыва падшего духа. К несчастью, это отнимает немало сил, как физических, так и духовных. Да и контролировать нежить очень тяжело. Мертвяки, сорвавшиеся с поводка — такие же враги, как и все те, кто ходит тут в окрестностях. От них есть особый темный знак, но ты еще не готова его изучить. Сил не хватит. Поэтому сегодня мы остановимся на призыве простого призрака. Он не может воздействовать на реальный мир, но вполне способен внушить ужас врагам.

Девушка решительно кивнула. Теперь от ее претензий к Фаирониру не осталось и следа. Она была готова впитывать знания и идти за учителем куда угодно. В ее взгляде пылала одержимость.

— Насколько великий — зависит от их устойчивости и верований. К примеру, каких-нибудь горцев этот навык повергнет в панику, и они убегут прочь без оглядки. – Продолжал между тем наставлять свою ученицу глашатай Ангмара. – Если ты сумеешь призвать призрака — из тебя еще может выйти толк. Если же нет... Все, что тебе будет доступно в качестве потолка — это окутанные благословением тени клинки! Итак, ты готова, моя ученица? Принесла ли ты кровь запытанного смертного?

Девушка вышла из, казалось бы, оцепенения, но, не отводя взгляда от учителя, залезла в поясную сумку и благоговейно протянула ему флакон с темной густой жидкостью.

Фаиронир кивнул. – Отлично. Сегодня мы призовем душу этого смертного. Если у тебя получится.

Айринар улыбнулась. Мысли о том, кого она должна была призвать, явно вызвали у Ритэш приятные воспоминания. По крайней мере, когда он кричал под ее кинжалом…

— Этот глупец проклял меня перед смертью... Так что, я думаю, призвать его будет не так уж и сложно...

 — Место призыва не ограничено местонахождением тела — в отличие от того, как считают неофиты. На самом деле, достаточно лишь несколько капель крови, вытянутых насильно. Ну и, разумеется, призываемый должен быть мертв.

— О, учитель. Он мертв. Если его не учили выживать с перерезанным горлом.

Глашатай между тем склонился и начал вычерчивать на полу пыльных останков башни какие-то символы, бросив при этом: — Запоминай!

Символы были чем-то схожи с теми, что Айринар чертила на груди у своей жертвы. Так что запомнить их ей было несложно.

Выведя последний знак, который завершил небольшой круг, Фаиронир отступил назад. — Сможешь повторить?

Девушка молча кивнула и, протянув руку, взяла из рук ангмарца кусочек мела, после чего закрыла глаза, вспоминая. Огненные символы встали под ее закрытыми веками.

Знаков было всего семь — они весьма сильно напоминали Айринар руны, коим их некогда учили в Ангмаре, как будущих убийц. Каждый из знаков отвечал за определенное действие.

Открыв глаза, Ритэш уверенно кивнула и спросила:

— Где? Где повторить?

Фаиронир стер ногой начертанное и указал на пол, где раньше были знаки. — Здесь.

Айринар абсолютно уверенно, не делая ни одного лишнего движения, повторила все семь знаков в том порядке, которые ей указывал Учитель. Порой ему казалось, что рисовала она их с закрытыми глазами.

Символы один за другим ложились на холодный каменный пол. Фаиронир, наблюдавший за действиями ученицы, одобрительно кивал — пусть и не всегда. Наконец, дождавшись окончания вычерчивания рун, колдун продолжил: — неплохо для первого раза — но и не идеально.

В глазах девушки появилась улыбка. Обычная такая улыбка. В этот момент она была похожа на совершенно обычную девушку. Из ее глаз ушла одержимость и ненависть.

— Теперь окропи руны кровью умершего, дабы они наполнились его силой.

Флакончик с кровью открылся легко. Ее запах заставил Айринар дышать глубже. Она налила немного крови себе на руку и брызнула на первый знак. Потом на второй, и так пока бутылочка не опустела, а все 7 знаков не покрылись кровавой росой.

А потом девушка посмотрела на учителя. Кровь явно на нее действовала — теперь она была похожа на торжествующую хищницу.

— Замечательно. – Продолжил наставлять Ритэш Фаиронир. — Теперь же — позови духа павшего. Повторяй за мной! Бургуул гимб гуул агх кримпатул таб уа! Гуул, уа лату гос! Аш бугуд!

Бургуул гимб гуул агх кримпатул таб уа! Гуул, уа лату гос! Аш бугуд! ... — Голос девушки, поначалу довольно волнующийся, быстро окреп, и под конец заклинание, произнесенное ею, звенело в воздухе, будто густой туман.

Слова отзвучали, однако ничего более не происходило. Айринар вопросительно взглянула на знаки. Потом на ангмарца.

Руны ярко мерцали, подтверждая, что ритуал прошел по всем правилам, однако круг был по-прежнему пуст. Фаиронир же стоял на месте и молчал, хотя девушка уже начинала чувствовать исходивший от него гнев и разочарование, которые передались и самой Айринар. Ей было необходимо знать, что ее учитель — достоин того, чтобы она за ним шла. А эта неудача...

— Духи редко приходят сразу же, однако времени уже прошло немало... Похоже, ты все-таки провалила этот тест. – Наконец заговорил ее наставник. — Это... Разочаровывает.

— Я? – Сощурила глаза Ритэш. — И что же я сделала не так?

— Ты все сделала так... ну почти. Но твоей темной сущности не хватило, чтобы призвать в этот мир призрака. Придется внести поправки в твое обучение.

Фаиронир повернулся, чтобы уйти, и даже сделал несколько шагов... Но внезапно остановился, как вскопанный. В их сторону подул сильный ветер, причем со всех сторон. Это было явным знаком того, что все-таки девушке хватило сил — пусть с грехом пополам, но все же...

Внутри круга образовался настоящий смерч — но его надежно удерживали внутри руны, ярко мерцающие алым огнем. Спустя несколько мгновений в центре появился призрак... Правда, выглядел он, как бесформенный красный огонек.

— Зачем ты призвала меня, смертная? – Раздался тихий утробный голос, который, казалось, шел отовсюду.

Айринар вопросительно поглядела на Фаиронира. Колдун кивнул, мол, отвечай... За маской его играла улыбка, но Ритэш этого не видела. Она перевела взгляд на огонек.

— Кто ты?

Девушка почувствовала, как из нее медленно, но верно что-то начало пить силу. До слабости было еще далеко, но все же... Решать что с этим делать надо было срочно.

Голос между тем продолжал вещать, с каждым словом становясь все громче. — Я — Доргн, разбойник, которого убили долгой и мучительной смертью... Но ты! Я помню тебя! Это ты лишила меня жизни! — Призрак бросился вперед, но барьер, который представляли из себя знаки, начерченные на пыльном полу, удерживали его на месте.

Айринар инстинктивно скрестила руки перед собой и резко развела их в стороны, как будто пытаясь разрезать невидимую нить между собой и чем-то еще. Из ее подсознания всплыли какие-то непонятные ей слова на темном наречии, которые она повторила, практически не слыша себя.

Дух продолжал молотиться об барьер, не обращая внимания на то, что бормотала та, кто его призвала, при этом крича:

— Пусть ты убила меня, но я отомщу! Ты не скроешься от моего гнева! Плоть — всего лишь одежда!

— Пока ты не усмиришь духа, он будет продолжать тянуть из тебя жизнь. – Произнес Фаиронир, скрестив руки на груди и наблюдая за происходящим. – К несчастью для тебя, ты начертила знаки не слишком добросовестно... — По окончании этих слов призрак все-таки пробил барьер, вылетев наружу.

— Я отправлю тебя в землю!

Айринар между тем закрыла глаза и сконцентрировалась. Призрак, по словам ее учителя, не мог воздействовать на реальный мир – по крайней мере, напрямую. А значит, удара или физической атаки не будет. Но подчинить духа необходимо как можно быстрее, иначе он выпьет из нее все силы прежде, чем она подчинит его. Девушка вспомнила всю свою веселую ярость, которой она пользовалась всего несколько часов назад. И все силы, которые она только смогла в себе найти девушка бросила на то, чтобы подчинить своей воле этот комочек красного света.

— Мой дух сильнее! — Не то она сказала это вслух, не то это был безмолвный приказ подчиниться.

Фаиронир стоял рядом, невозмутимо комментируя происходящее:

— Духи ярости — самые свирепые изо всех других... – Наблюдение за тем, как его ученица пытается совладать с призраком, явно вызывало в нем приятные воспоминания.

Дух ярости взорвался ярким светом, ослепившим окружающих его людей. Глашатай, привычный к таким делам, остался неподвижен, в то время как Айринар отступила на шаг назад... И свалилась вниз. Почти свалилась. Выучка убийцы спасла ее — она успела ухватиться за выступ башни. Единым рывком забравшись назад, она увидела, что дух потускнел. Однако и сдаваться не собирался.

— Пусть твой дух сильнее, но моя ярость поглотит тебя! – Вновь подал голос призрак, прибегая к еще одному умению мира мертвых – одержимости.

На Айринар внезапно нахлынула дичайшая жажда крови – настолько сильная, что девушке захотелось как можно быстрее ощутить на своих руках и лице чужую кровь... Ну, а поскольку рядом стоял только один живой человек, ее взгляд перешел на Фаиронира, который презрительно взирал на нее из-под шлема.

Кровь застучала у девушки в висках. Накрывшее чувство сплелось в ее душе с мыслями о вкусе крови учителя, которые посещали ее еще тогда... Когда она убивала своего пленника. Усилием воли она заставила себя смотреть Фаирониру в глаза. Та ненависть, которую она сегодня смогла к нему почувствовать скорее была ее помощником.

Потому что все это она уже делала, не так давно. И Айринар усилием воли перекинула ярость на духа, засевшего внутри нее.

Голос, тем не менее, продолжал стучать у нее в голове, убеждая, умоляя, заставляя: «Убей его! Убей! Этот выродок больше никогда не посмеет высмеивать тебя! Я... Мы насладимся вкусом его еще теплой крови, что течет по его венам! Вспомни, сколько презрения он вкладывает в каждое слово против тебя! Этот человек не достоин учить тебя!»

Рука девушки сама, без ее на то позволения, легла на кинжал. Она уже была готова броситься на колдуна. Но оставался последний барьер. Страсть, которая была сильнее жажды крови и боли. Она хотела тайных знаний. И никто кроме Фаиронира не мог ей их дать.

Глаза девушки заполыхали красным. Дух почти полностью завладел ей. Однако где-то в глубине ее черной души еще стоял остро стержень ее старой личности. Что старалась противостоять духу.

И вся ярость девушки, все то, что так старался разбудить в ней дух, все это обернулось против него самого, выдавливая его прочь из головы. К тому же, Ритэш неожиданно для себя поняла, какое именно место занимает в ее жизни Фаиронир и ее ученичество.

Ей внезапно — в первый раз – захотелось что-то доказать своему наставнику. Подчинить духа себе, чтобы глашатай понял, что она, Айринар, достойна! И где то на краю сознания промелькнула мысль о том, какова же на вкус его кровь...

Призрак яростно сопротивлялся, но так и не сумел сломить волю той, что некогда убила его тело.

«Нет! Я это ты! Не отвергай меня! А-а-а-а!!!»

Дух ярости выбросило из тела девушки обратно в круг. Один из знаков по-прежнему тускло мерцал, показывая, что круг нарушен. Его стоило либо закончить — либо перерисовать. Именно на это указывал ее учитель — на недостаточную внимательность.

Девушка покосилась на Фаиронира, а потом, закрыв глаза, вызвала огненные знаки, те, что требовалось нарисовать.

— Закрой круг! Иначе он вытащит из тебя все силы! – Прозвучал голос колдуна над ней.

На дрожащих ногах Айринар дошла до валявшегося вдалеке кусочка мела и дорисовала недостающие знаки.

Мел вычертил последний символ знака... И воздух сотряс громовой вопль боли.

Дух еще сильнее потускнел. Его беспорядочная натура перестала время от времени сверкать красным цветом. Он скукожился и приобрел более осмысленный облик. Вид того бандита, который умер от руки девушки. Он стоял в позе полного смирения.

— Я жду ваших приказаний, госпожа... – тихо прошелестел призрак.

Айринар облегченно вздохнула. Теперь она уже с явным вопросом во взгляде смотрела на Фаиронира. Мол, вот он ваш дух, учитель, что прикажете с ним делать? В глубине души она была горда собой.

— Что же, я в тебе ошибся. Ты все же можешь стать колдуньей. Что касается этого раба... Ты вольна распоряжаться им как тебе угодно, но помни, что он также вытягивает из тебя силы, необходимые, чтобы оставаться в мире живых. Впрочем, на ближайшие несколько недель я не планирую с тобой серьезных занятий. – Наконец заговорил ее наставник. – Так что можешь оставить его в качестве личного телохранителя. Или помощника для убийств. Или для тренировок в управлении призраком — мне все равно.

Вздох облегчения, вырвавшийся из груди Ритэш оказался настолько явным, что даже ее саму изумил.

Фаиронир же между тем продолжал:

 — Однако тебе стоит поработать над самоконтролем, ибо этот дух едва не завладел твоим телом, питаясь твоей яростью и ненавистью. Научись держать эмоции в узде. Пригодится в дальнейшем обучении. На этом мы сегодня и закончим.

Айринар кивнула. Сил на что-то еще оставалось все меньше. Что делать с духом она решит потом. А пока…

— Скройся. Я тебя позову, когда ты мне понадобишься. – Дух кивнул, прошелестев:

— Да-а, госпожа... – И растворился в воздухе.

— Хорошо, учитель. Я постараюсь.

— Дальнейшие условия ты знаешь. Как решишь, что ты готова к серьезным тренировкам, найди меня.