Музыка вызывает.

Герой - начинающий композитор. Но в самый обычный вечер его жизнь меняется. ФАНФИК НА КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ ЗАБРОШЕН. ВОЗМОЖНО, ПОЗЖЕ К НЕМУ ВЕРНУСЬ.

Как молодая кобылка с ума сходила

Пинкамина Диана Пай. Или, для друзей и близких, просто Пинки. Имя, за которым стоит целая вселенная. Вселенная смеха и грусти. Вселенная радости и печали. Как в этом розовом комочке счастья уживается необъятная грусть, и в этой бездне печали находится место веселью? И кто же из этих двух антиподов — её настоящая личность? Этот фанфик — попытка той самой пони найти свою новую личность в условиях, когда мир вокруг неё сузился до размеров палаты в клинике неврозов.

Пинки Пай Другие пони

День, когда моё мыло превратилось в Лиру

Это был обычный день моей жизни, но... Не совсем нормальный. Клянусь — когда я купил эту штуку в супермаркете, я не подозревал, что она превратится в пони!

Лира Человеки

Исполнитель желаний

Посвящается моему лучшему другу IRL, Константину. Хотел портал - получай фашист гранату! ;)

Пинки Пай Человеки

Наказание еретика

После поражения при Кантерлоте королева чейнджлингов ввела строгий запрет на любое упоминание о провалившемся вторжении и на произнесение имени принцессы, которая победила её. Наказание за ослушание — смерть. Когда один чейнджлинг случайно обронил это имя, королева Кризалис немедленно приговорила его к смерти через побивание камнями. Вот только казнь проходит совсем не так, как ей хотелось...

Кризалис Чейнджлинги

Проблема с родословной

Возвращение Луны было отмечено грандиозным празднеством. Впрочем, торжества улеглись, а до восстановления работы ночного ведомства оставалось ещё несколько месяцев, поэтому Луне не остаётся ничего иного, кроме как маяться от безделья. По крайней мере, так считает Селестия. Когда же она обнаруживает, что Луна тайком забралась в Министерство Записей, то интересуется зачем сестрёнка вообще туда полезла?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сумасшедший дом в Эквестрии

Это мир слишком спокоен. Да и этот заскучал. Может их перемешать? Смерть и похищения? Свадьба и покой? Или пробуждение убитого в другом мире? Что будет ждать эти творения?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони Человеки

Маленькие истории

Зарисовки настроения. Идеи, которым не стать полноценными рассказами.

ОС - пони Лайтнин Даст

Маффины.

Весёлый рассказ о Дерпи и маффинах.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Легенда об Источнике

Немного грустный взгляд в прошлое рассказывает о множественности миров и объясняет их связь с Эквестрией и почему магия дружбы так важна для общего будущего; ближе к концу — порция жизнеутверждающей концентрированной дружбы. ) Путешествий между мирами и временами нет. Персонажи вроде каноничные. Краткая лекция с посещением исторической местности от принцесс-сестёр для Твайлайт, затем отдых в компании остальной Mane 6; щепотка хнык-хнык, стакан ми-ми-ми; содержит подобие спойлера на финал S2E2.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

S03E05
Глава 4. Интерлюдия: Воспоминания.

Глава 5.

Конечно, Фаиронир своей новой знакомой не верил ни на грош. Он вообще никому не верил – его давным-давно от этого отучили. Да, Крэрт его боялась – это он чувствовал, но все же не настолько, чтобы верно служить. Тут даже колдуном быть не надо, чтобы понять – или заведет куда не следует, или убежит ночью.

Поэтому рядом с этим чейнджлингом глашатаю приходилось держать ухо в остро и спать в пол глаза. На всякий случай.

Однако ни убегать, ни заводить в какие-то дичайшие болота Крэрт его не стала. Просто вела вперед, по пути рассказывая о том, о сём, и с напускной обидой замолкала, когда Фаиронир не выдерживал этого потока бреда и заставлял ее заткнуться.

Впрочем, замолкала она ненадолго, и уже спустя очередные пять минут вновь начинала болтать с удвоенной силой. Видимо, чейнджлингу нравилось играть со смертью.

Почти день продолжалась эта пытка болтовней, когда наконец-таки они подошли достаточно близко к цели своего путешествия.

Чейнджлинги устроились не хило. Их Улей располагался в хорошо расположенной и защищенной крепости, окруженной почти со всех сторон неприступными скалами. Даже по воздуху преодолеть их, казалось, почти невозможно, что уж говорить по землю.

Пройти сюда по земле было возможно лишь по дороге, больше похожей на тропинку. Которая, конечно же, охранялась – а как же иначе?

Крэрт, поначалу присмиревшая после очередного «приструнивания» ее словесного поноса – на сей раз, силовым методом, постепенно, с каждым пройденным метром, все больше выражала свое нетерпение и ненависть по отношению к Фаирониру. Хотя продолжать улыбаться и рассказывать о том, что как хорошо живется в Улье и как он удачно расположен, она не переставала.

— Эта дорога – единственная, по которой можно добраться до нашего дома. Она очень хорошо охраняется. Дозорные Улья день и ночь следят за окрестностями. Если сюда сунется кто-нибудь, не похожий на чейнджлинга или торговый караван наших… деловых партнеров, ему крышка. Кстати тебя, мой дорогой «некромант» еще не прижали только по тому, что ты идешь рядом со мной.

— Ну-ну. Не буду с тобой спорить, моя «проводница». Однако защиту можно было организовать и получше. А! Вот и дозорные, должно быть, они все-таки решились с нами поговорить.

От блокпоста, до которого оставалось примерно метров пятьсот, отделились две быстро приближающиеся черные точки. Спустя несколько мгновений стражи перевала застыли перед Фаирониром и Крэрт, преграждая им дорогу своими телами, а так же короткими копьями, что они держали в копытах. Оба чейнджлинга, как ни странно, были на одно лицо. От той, что сопровождала колдуна, стражи отличались разве что более развитой мускулатурой и крупными размерами. А так же наличием кое-какой брони, покрашенной в черный цвет и покрывающей грудь, плечи и голову.

— Какие пони в нашей глуши! – Поздоровался один из дозорных – чейнджлинг, у которого на наплечнике выделялась зеленая полоса. – Крэрт, разве тебе не запретили являться сюда, пока ты хоть кого-нибудь не одурманишь?

Сопровождавшая Фаиронира кобылка неуверенно глянула на того, по чьей вине пришла сюда, и попыталась оправдаться:

— Но я же…

Однако стражник сразу же ее прервал, не дав договорить:

— Ты нас за дураков держишь? Твой спутник совершенно не похож на влюбленного барана. Да и ты какая-то помятая, сразу видно – голод замучил. Ну, так кого же ты к нам привела?

Крэрт открыла рот, чтобы ответить, но ее вновь перебили. На сей раз это уже был Фаиронир, который был вполне в состоянии ответить на вопрос сам.

— Я глашатай темных сил Севера, посланник Мордирита, наместника Ангмара. У моего повелителя есть… предложение к вашей королеве.

Стражи переглянулись между собой. В их эмоциях явно читалось недоумение… и недоверие. Один из них едва заметно покачал головой – так, чтобы заметил лишь его напарник. После чего дозорный, у которого на наплечнике была зеленая полоса, спросил:

— Предложение? И какое же?

— Это дело касается только Ангмара и королевы Кризалис. – Невозмутимо ответил единорог. Пауза, последовавшая после этих слов, затянулась примерно на минуту, в течение которой обе стороны (кроме Крэрт) сверлили друг друга взглядами.

— Хорошо. Иди за моим подчиненным, посланник. Крэрт, можно тебя на пару слов? – Наконец ответил «черно-зеленый наплечник», и отвел в сторону кобылку. Фаиронир же кивнул и пошел вслед за вторым стражем.


Проводив взглядом удаляющихся пони и не совсем пони, сержант Трит угрюмо посмотрел на изгнанницу и приступил к допросу. По крайней мере, так оно выглядело со стороны.

— Где ты нашла этого единорога? И зачем привела сюда?

— Я встретила его на границе. Он был один. Я.. Хотела подчинить его своей воле и заслужить себе возвращение в Улей. Но он оказался устойчив к эмпатическому воздействию. Раскусил меня почти сразу же, а потом сбросил со скалы, на которой я изображала попавшую в беду путешественницу. Не желая разбиться, я приняла свой истинный облик и попыталась скрыться, но этот… Фаиронир поймал меня телекинезом, после чего под страхом смерти заставил меня провести его к Улью.

— И ты согласилась?!

— А у меня был выбор? Жить, знаешь ли, хочется… Тем более что я чувствовала, что он действительно может меня убить. Что для этого единорога убийство – обычное дело. Но... Он ведь теперь никуда так просто отсюда не уйдет. Верно ведь, Трит?

— Верно. Но если, как ты говоришь, он не поддается эмпатическому воздействию, то и пищевого раба из него не сделаешь. Разве что только продать нашим деловым партнерам – минотаврам, например.

— А что если на нас обидится этот его «Ангмар»?

— Такой страны не существует. Мне вообще кажется, что это либо псих, либо авантюрист. Лично я склоняюсь к первому варианту.

— Но Фаиронир утверждает, что он некромант…

— Вот, еще одно доказательство того, что этот будущий раб – псих. Некроманты – это выдумка, Крэрт. А даже если бы они существовали – уж с одним мы точно справимся. Эх, ладно, не будем мы тебя наказывать... Получишь временную прописку на блокпосту, а там решим, что с тобой делать. Возможно, ты все же заслужила возможность вернуться в Улей.


Проклятые чейнджлинги! Они посмели напасть на посланника могучего Ангмара! О, с каким наслаждением Фаиронир бы посмотрел на то, как это место разносят по кирпичику, а его жителей вырезают вечно охочие до чужой крови орки...

Но, увы, он здесь один. И пусть глашатай сражался достойно и даже успел отправить троих нападавших к праотцам, а еще десятерых спать крепким сном, его все же взяли числом. Впрочем, вынужден был признать колдун, коварства, хитрости и выдержки стражам было не занимать, в отличие от той, что привела его сюда. Воспользовавшись незнанием Фаиронира об этом мире (неосознанно, но смысл от этого не менялся), ведущий убедил его надеть на рог какое-то кольцо, без которого, якобы, его бы не пустили к королеве Кризалис.

Зная, как трепетно дикие народы относятся к своим обычаям, колдун согласился. Но оказалось, что этот предмет начисто блокировал магию. Ну, или, по крайней мере, традиционную для этого мира – Фаирониру пришлось сражаться при помощи копыт, что, в отличие от телекинеза, было ужасно не удобно. Кинжал, пропитанный темной магией, застрял в теле третьего чейнджлинга, и дальше пришлось биться в копытопашную. Ну а потом его скрутили, раздели и запихнули в клетку к остальным рабам.

Кто такой раб – Фаиронир знал прекрасно, благо, у них в Карн Думе этих безвольных созданий со сломанной душой и иногда телом, всегда было в избытке. Правда, его сокамерники, забившиеся сейчас в другой конец клетки подальше от воняющего гнилым мясом алого жеребца с черной гривой и меткой в виде открытого рта пони, из которого вместо языка извивается змея (а именно так и выглядел глашатай без своей брони – ну, помимо еще отсутствующей мордочкой под маской), были не настолько похожи на своих товарищей по несчастью в мире Арды. Еще бы – их не пытали, не били просто ради того, чтобы услышать, как они кричат... Только изнуряли тяжелой работой.

Артефакт, блокирующий магию, сидел на роге весьма крепко, не позволяя выкинуть что-нибудь этакое для стражей у клетки в загоне для рабов. Впрочем, Фаиронир еще не пробовал темное искусство, которому обучился в Ангмаре…