Автор рисунка: Siansaar
Глава 3. Глава 5.

Глава 4.

В свой дом Фаирониру все же пришлось наведаться, дабы забрать оттуда кое-какие вещи. Выждав для надежности еще пару часов, он вернулся. Внутри уже никого и ничего не было – даже грязи, хотя колдун видел, что напоследок пони все же повеселились, после чего убрались прочь вместе со всем мусором. Ну, почти со всем. Только плакат «Добро пожаловать в Понивилль, Тарибар!» остался одиноко висеть в прихожей…

Согласно карте, что Фаиронир изъял в свое время у орка, уже побывавшего тут, до каменистых пустошей пешком было пять дней пути, и это если идти четверо суток по некой «железной дороге», где затем нужно будет свернуть на запад, немного не доходя до столицы.

«Железная дорога» оказалась сделана в стиле Сарумана, который тоже, излишне увлекаясь механизмами и прогрессом, разрабатывал нечто очень смутно, но все же похожее на понячий паровоз. На котором колдун ехать так и не рискнул, честно преодолев все расстояние на своих четверых. Пусть и не так быстро, как на том железном монстре, но зато безопасно и надежно. И сейчас, впереди, он видел цель своего путешествия – каменистые пустоши. Правда, хоть и казалось, что до них копытом подать – это все же не правда.

Скука… Вот тот враг, с которым тяжело, практически невозможно бороться. Особенно если ты один. Хотя, конечно, можно ее развеять – воспоминаниями, тренировками, песней – а то и всем подряд. Четверо суток пути вдоль железной дороги, по которой раз в час проносятся грохочущие и испускающие тонну дыма паровозы, из которых выглядывают удивленные мордочки пони – это глашатаю пришлось испытать за время своего путешествия. В пути, чтобы избавиться от скуки, приходилось заниматься изучением магии единорогов по книге, стянутой из библиотеки (не пропадать же добру?) и напевая песни его родины.

Что такое власть, знает только мудрый,

Только тот, кто видел жизнь.

Тот, кто эту жизнь каждую минуту

Приучал себе служить.

Часто стоит покориться,

Чтобы покорялись и тебе.

Важно лишь не ошибиться

Ни во властелине, ни в рабе.

Что такое ложь, что такое правда?

Что такое друг и враг?

Преданность вчера, это глупость завтра,

Зло родится из добра.

Глупо верить в идеалы,

Мир изменчив – спутаны пути.

Поступившись чем-то малым, можно многое приобрести.

Как сила велика и крепка рука владыки…

Как участь высока, быть его слугой, пока…

Покорен восток, покориться запад,

Мир погрузиться во тьму…

Но владыку тьмы страх пронзит внезапно –

Все подвластно не ему.

А тому, кто был слугою

Самым верным, самым дорогим.

Ляжет мир передо мною, осененный именем моим.

Как сила велика и крепка рука владыки…

Как участь высока, быть его слугой, пока…

Да-а, как я долго ждал сладкого плода служенья.

Да-ар щедрого плода униженья и труда.

Я гордостью объят, эта власть – моя награда.

Я право и судья, истинный владыка я.

Я… я… Я!

(с) Сауроныч. Седрик – верный слуга.

Каменистые пустоши встретили Фаиронира ледяным, пронизывающим ветром, а так же огромными нагромождениями камня и тучами песка. Почти как дома! И, помимо этого, едва войдя в этот негостеприимный край, появилось ощущение, что за ним кто-то наблюдает. При этом сам глашатай никого не видел и не чувствовал, а ведь ощущать эмоции других, в основном, конечно, негативные – вроде ненависти, ярости и страха – это то, чему учат колдунов в первую очередь… К особо сложным заклинаниям Тьмы Фаиронир, правда, не прибегал – нечего зря взывать к темным силам. Могут ведь решить, что ты их не достоин, и не прийти на зов.

На памяти колдуна такого еще ни разу не было, но в древних, покрытых пылью и кровью книгах упоминались такие случаи. Лучше бы все же не попадаться на чужих ошибках, а учиться на них.

— Помогите! – Донес чей-то крик ветер. Или ему показалось? – На помощь! – Повторил тот же голос, подтверждая подозрения. Видимо, кому то внезапно потребовалась помощь в этом забытом светом краю. Как неожиданно!

Фаиронир ухмыльнулся. Похоже, ему начинает везти. Искать долго не пришлось: хоть пустошь и изменяла звуки по своему, но эти вопли, похоже, не сумела. Впереди показалась резко поворачивающая налево тропка, и обрыв рядом с ней – стоит только пройти чуть вперед, и отправишься в полет. Правда, нужно быть конченным дураком, чтобы там навернуться. Хотя, с другой стороны, кто же еще сунется в эти негостеприимные земли? Из пони, по крайней мере. А вот местные жители и пришельцы из других миров, вроде него самого – вполне.

Висевшая над пропастью кобылка – земная пони с серой гривой и синей шерстью – при желании вполне могла выбраться сама. По крайней мере, Фаиронир смог бы на ее месте. Она была такой красивой, такой беззащитной, такой…

Так, стоп. Когда это глашатай Ангмара, человек, чье сердце не ведает ничего, кроме жажды власти и знаний, успел превратиться в романтика и заглядываться на кобыл, чье призвание – быть транспортом? Колдун припомнил кое-какие особенности тех, кого он разыскивал. Ага, воздействие на эмоции… Ну, этим можно кое-что объяснить.

Болтающаяся на скале между тем заметила Фаиронира (или сделала такой вид) и продолжила надрываться, умоляя о помощи и обещая за это достойную награду, мол, сделает все, что спасителю будет угодно.

Вытряхнув из головы лишние мысли, жеребец подошел почти в упор к земной пони и молча посмотрел на нее. Тьма! Это существо точно не пони. Так разить тенью может только от истинно злого создания. Помимо всего прочего от кобылы исходила уверенность в своих силах и ни капли страха. Правда, все это она старательно маскировала, но вот обмануть того, кто сам в этом деле собаку съел у нее не вышло.

— Спасибо, господин… — начала была благодарить та, но ее «спаситель» еще не закончил: его рог засветился, а попавшая в беду медленно отлетела от обрыва чуть по дальше, где не за что было бы ухватиться, вздумай глашатай ослабить узы телекинеза. Полезная штука!

— Стойте! Стойте! Что вы делаете?! – Завизжала серогривая. Вот, уже появился страх.

— Ну что, чейнджлинг? Думаю, ты понимаешь, что твоя байка про путешественницу, попавшую в беду, здесь не прокатит. – Наконец заговорил Фаиронир. Такая редкая удача – едва вошел в этот негостеприимный край, как тут же встретил местного жителя. Который, конечно же, решил изобразить из себя невинность.

— Я не чейнджлинг! Я пони! Почему вы решили, что…

— Ну а зачем ты мне тогда нужна? Одним трупом будет больше на моем пути, какая разница? Счастливого полета! – Сказал Фаиронир и ослабил телекинетический захват. Невидимые путы, удерживающие кобылу, практически исчезли, отдавая ту во власть гравитации, которая никогда с мнениями смертных не считалась.

Спустя пару мгновений колдун вновь усилил захват, поднимая наверх свою невольную пленницу. После этой небольшой встряски она здорово изменилась, приняв таки свой истинный облик и сейчас пытаясь вырваться, махая своими стрекозиными крыльями в надежде вырваться из темного облака телекинеза. Ростом чуть больше простого пони, темное, почти черное тело, грива и хвост чуть светлее, фасеточные глаза… Прямо как с картинки учебника, разве что значительно меньше, нежели королева Кризалис, что красовалась в той книге. Эта тварь явно была не правительницей этого края. Впрочем, и такой проводник сойдет для начала.

— Ха. Что и требовалось доказать. Вопросы есть? – Ехидно поинтересовался у этого недоразумения Фаиронир.

Недоразумение оскалилось, обнажив клыки. Да-да-да, очень страшно. Это ты еще просто не жила в Карн-Думе, где все тебе так улыбаются. Даже если боятся и трясутся в твоем присутствии.

— Как ты меня раскусил? В чем я прокололась? – Наконец спросила бывшая земная пони.

— Не надо было на меня давить, чейнджлинг. А еще так глупо выбирать место нашей встречи. Ты ведь весь день за мной наблюдаешь, не так ли? – Просветил ее глашатай. Но и всех карт не раскрыл.

— Да. – Не стала спорить его пленница. – Я заметила тебя на границе. Видок у тебя был необычный, но ты был один. Ну и решила потренироваться… в своих навыках.

— Так себе получилось. Ну, к делу. Я предлагаю тебе сделку.

— Сделку? – В фасеточных глазах промелькнуло удивление пополам с надеждой. — Какую?

— Я сохраню тебе жизнь, а ты отведешь меня в ваш улей. Или как он там называется.

— Нет! Нет, тебе туда нельзя! Чужакам на нашу территорию вход закрыт! Я никогда!... Да я… а если бы и вдруг, то меня… — Фаиронир чуть-чуть усилил захват, буквально выдавливая из незадачливого чейнджлинга воздух и одновременно прерывая его поток сознания. Конечно, кто сказал, что будет легко? Видя, что его пленница начинает задыхаться, глашатай ослабил давление.

— Ты сейчас не в том положении, чтобы выбирать. Какой вид смерти тебя больше привлекает? Об скалы внизу или сжать тебя прямо в воздухе до состояния кубика?

О-о-о, вот теперь страх шел от нее волнами! За свою жизнь боятся почти все, кроме тех, в кого при создании мира не заложили инстинкта самосохранения. А этой твари – видимо, заложили.

— Нет… Ты не посмеешь! Пони не убивают!

— А кто сказал, что я обычный пони? Но, раз уж ты не хочешь принимать эти условия, я просто лишу тебя жизни, а потом подниму из мертвых. И будешь ты ходить за мной, повинуясь во всем. И расскажешь мне тоже все. Правда, при этом твое тело будет гнить и откровенно вонять, но я к этому делу уже привычен.

Если бы у пленницы была возможность отшатнуться, она бы это сделала.

— Н…некромант! Но… Их же не существует! Это просто сказка прошедших времен! Ты просто обманываешь меня, единорог! – Наконец выдавила из себя чейнджлинг. О, стало быть, люди профессии Фаиронира здесь в большом почете! И плевать, что их уже нет.

— Хочешь проверить это на себе? – Будничным голосом поинтересовался глашатай, давая понять, что выполнить свою угрозу для него не составит труда. Пора было заканчивать эту беседу. Силы Фаиронира были не бесконечны, вечно удерживать свою пленницу в воздухе он не сможет. Сейчас все решится.

— Нет. Не хочу. Ладно, ладно! Я сделаю так, как ты просишь! Отпусти меня!

— Хорошо. Но не вздумай меня обмануть, иначе… ну ты в курсе, что может случиться.

***

Крэрт кивнула. Она понимала, что этот странный единорог вполне в состоянии выполнить свою угрозу, даже не почесавшись. А еще было в нем что-то такое, что заставляло его бояться. Помимо того, что этот жеребец, якобы, был некромантом и позволял себе угрожать смертью, что для обычного пони попросту невозможно.

Хватка телекинеза исчезла, и Крэрт расправила свои стрекозиные крылья, чтобы не улететь вниз на встречу к скалам. Конечно, она не собиралась выполнять свое обещание – договора на крови с единорогом заключено не было, следовательно, она ничего ему не должна. Надо только уличить момент – и сбежать. К сожалению, прямо сейчас задать стрекача не выйдет – магия сильнее мускулов. Особенно на таком расстоянии. Крэрт в этом уже убедилась. Хотя…

Есть и еще один вариант. Честно отвести единорога ко входу в Улей, и там… там его просто возьмут в рабство. Единороги – отличные доноры жизненной силы, но их тяжело найти, а уж тем более отнять у Эквестрии. А тут – такая удача! И плевать, что он сам пришел, дабы найти их место жительства.

Опустившись на землю перед странным единорогом, Крэрт поманила его за собой и пошла вперед, указывая дорогу. До ночи оставалось не особо много времени, а там… Там она просто сбежит. Наверное, кобылка еще не решила.

— Как тебя зовут? – Спросил ее жеребец.

— Крэрт. – Коротко ответила чейнджлинг.

— А меня Фаиронир. Будем знакомы…