Шторы

Пока существуют школы, с родителей собирали, собирают и будут собирать деньги на всякие школьные нужды. Например, на новые шторы. В понячьих школах такое тоже бывает.

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Черили ОС - пони

Кости

И путь его лежал в глубины леса, из которого доселе раздавался хруст костей...

ОС - пони

Night Apple

Однажды Эпплджек приходит к Твайлайт за советом насчет отношений Флаттершай и Биг Макинтоша и, в итоге, понимает, что испытывает к желтой пегаске некоторую влюбленность. Но, не получив взаимности в чувствах от Флаттершай, Эпплджек решает попытать счастья с другой, более темной личностью - Флаттербэт.

Флаттершай Эплджек Биг Макинтош Другие пони

Brave New World was Born to Die!

Киберпанковая Эквестрия

ОС - пони

Апокалипсис: рождение Императора

Древний аликорн, куратор цивилизации разноцветных беззаботных разумных поняш скучает в условиях гармоничного общества. От скуки он наблюдает за смежной цивилизацией людей, которую покинули собственные кураторы. Заметив очевидный кризис человечества, он предпринимает рискованный шаг. Также этот рассказ известен на Табуне под именем «Возвращение Тарха»

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Лира Другие пони Человеки

Падший Город

На Кантерлот опустилась тьма... Туман, некогда сковывавший Кристальную Империю, ныне навис над столицей Эквестрии, возможно, навсегда сокрыв ее от мира... Что же происходит там, в городе без надежды? Об этом предстоит узнать шести пони, которым не повезло оказаться в Блокаде...

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

От принцессы Твайлайт Спаркл, главы встречи семей Твинкл-Небьюла-Фрай-Нейтрон

Встреча семьи Твайлайт Спаркл закончилась.Осталось лишь прибраться, извиниться и дождаться следующего года.

Твайлайт Спаркл

На виражах души моей

Радуга соглашается провести двухнедельный отпуск с семьей Спитфайр, за время которого с ней произойдет много интересного, веселого, занимательного, а порой и трагичного, из чего она сделает множество разнообразных выводов, полезных и не совсем.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Другие пони ОС - пони

Тайны темнее ночи

Это заведение на окраине Кантерлота всегда пользовалось неоднозначной репутаций. А все потому, что здесь собираются таинственные и мрачные гвардейцы принцессы Ночи. Но все ли так просто, как видится на первый взгляд?.. События рассказа происходят более, чем за 1000 лет до сериала.

ОС - пони Стража Дворца

Дорога на Кантерлот

Лето 1011-го года было отмечено тяжелейшими военными катастрофами, которые практически уничтожили эквестрийскую армию и вынудили руководство страны надеяться на помощь северянских союзников. Триммель открыл себе дорогу на эквестрийскую столицу - Кантерлот, и уже бросил свои главные силы на это направление, надеясь решить исход войны одним ударом. Кажется, что Королевскую армию невозможно остановить, но длительное продвижение вглубь страны и отчаянное сопротивление пони постепенно подтачивает моральный дух солдат и офицеров, ожидавших быстрой и относительно лёгкой победы. Среди фронтовиков распространяются слухи о первых боях с новым врагом, эти слухи наводят на тяжёлые мысли о том, что на подступах к Кантерлоту решится исход кампании и всей войны.

Другие пони Чейнджлинги

Автор рисунка: Noben
Глава 5. Падение столицы Глава 7. Конец эпохи

Глава 6. Эквестрия в огне

Клауд Нэкст, серый пегас со светло-голубой гривой и кьютимаркой в виде бумажного свитка с крыльями, стоял у окна, выходившего прямо на центр Клаудсдейла. Он был мэром этого города и обычно в это время дня спокойно и неторопливо работал с многочисленными документами у себя за столом. Но сегодня ему было не до бумаг: полтора часа назад в Клаудсдейле стало известно об окружившем Кантерлот магическом щите. Это означало, что произошло нападение врагов, скорее всего чейнджлингов. На помощь столице был немедленно послан отряд пегасов. Многих из этого отряда Клауд знал лично.

Тишина кабинета была нарушена ворвавшимся без стука посетителем.

— Мистер Нэкст, отряд вернулся! — затараторил вбежавший пони. — Они разбиты, их осталось только шестеро!

— Как шестеро?! — Клауд удивлённо вскинул брови, не понимая, куда делись остальные четырнадцать. Чейнджлинги, конечно, грозный враг, но не до такой же степени!

Раздавшееся на улице громкое шипение заставило мэра обернуться к окну, из которого он увидел странную картину: огромный столп светло-зелёного, нестерпимо яркого огня поднимался откуда-то снизу, возможно с земли. Этот поток магического пламени перемещался по облачному городу, переходя от одного здания к другому. Построенные из облаков дома легко и быстро испарялись, а вниз летели обгорелые кости жителей города, которые имели несчастье находиться внутри. Погодная фабрика взорвалась под воздействием луча, расплескав вокруг брызги радуги.

— Селестия правая… — только и успел прошептать градоначальник, перед тем как испепеляющая смерть достигла здания мэрии.


Брейбёрн сидел у окна и слушал перестукивание колёс поезда, пока мимо проносились просторы Эквестрии. Поезд преодолел уже около четверти пути от Эпплузы до Понивилля. Светло-оранжевый земнопони решил сделать Эпплджек, свой кузине, сюрприз и приехать на Сладкое Яблочко. Он получил от ЭйДжей письмо, сообщавшее о болезни Биг Макинтоша, и был уверен, что любительнице носить шляпу не помешает его помощь с урожаем.

Внезапно за окном всё озарилось зеленоватым светом, а через мгновение раздался взрыв. Вагон подкинуло в воздух, грохот и скрежет оглушили Брейбёрна, который свалился с лавки и кубарем покатился по полу вместе с другими пассажирами. На голову оранжевому пони приземлился чей-то чемодан, и он потерял сознание.

Когда Брейбёрн пришёл в себя, вокруг царил полнейший беспорядок. Сумки, чемоданы, тела пассажиров, обломки и осколки — всё смешалось в единую массу. Голова оранжевого жеребца гудела, а глаза заливала кровь, льющаяся из огромной раны на лбу. Правая задняя нога нестерпимо болела, особенно при любых попытках пошевелить ею. Через разбитые окна в вагон шёл невыносимый жар. Рядом с Брейбёрном начали раздаваться стоны раненных, и пони-поселенец первый раз в жизни пожалел, что его особым талантом было садоводство, а не медицина. Вдруг за окнами на несколько секунд появилось голубое свечение, и температура воздуха сразу приблизилась к оптимальной, жар исчез. Почувствовав себя немного лучше, Брейбёрн нашёл в себе силы, чтобы вылезти из вагона через разбитое окно. Оглядевшись, он увидел, что покорёженные вагоны поезда лежат в огромной яме, в центре которой находился чёрный объект цилиндрической формы. Верхняя часть объекта со скрипом повернулась и упала на землю, а из открывшегося отверстия высунулась голова чёрного пони.

— Эй, помогите нам! Здесь много раненных! — крикнул Брейбёрн пришельцу.

Чёрный пони фыркнул, сверкнув фиолетовыми глазами с вертикальным драконьим зрачком, и схватил зубами какой-то предмет, из которого тут же вырвался тонкий зеленоватый луч, поразивший переднюю ногу Брейбёрна. Конечность пони-поселенца мгновенно обуглилась до самой кости, а сам он свалился на землю, потеряв сознание от боли. Инопланетянин выбрался из цилиндра и, подойдя к ещё живому оранжевому жеребцу, принялся кусать его за шею. Он остервенело грыз плоть Брейбёрна до тех пор, пока не появилось достаточное количество крови, которую он тут же начал слизывать.

Из цилиндра показался второй пришелец, чёрный единорог, который строго посмотрел на своего товарища, недовольно ворча из-за того, что тот устроил приём пищи в неподходящее время.

Насытившись кровью Брейбёрна, чёрный пони раздробил ему череп, с силой опустив своё покрытое бронёй копыто на рыжую голову. Покончив с пони-поселенцем, инопланетянин начал осматривать вагоны поезда в поисках других выживших, которых немедленно добивал. Чёрный единорог в это время уже занимался сборкой боевого треножника.


Ничто в Эпплузе не предвещало беды. Здесь даже не видели метеоритного дождя. Можно представить себе шок, который испытали пони-поселенцы, когда без всякого предупреждения в их городок пожаловал огромный трёхногий монстр, сверкающий на солнце серебристым металлом. Город был уничтожен со скоростью, с которой Рэйнбоу Дэш разгоняет облака над Понивиллем. Единственной попыткой сопротивления был камень, брошенный в треножник шерифом. Камень отскочил от боевой машины, оставив едва заметную царапину, а вот от шерифа осталось совсем немного, когда сразу после своего броска он оказался в зоне действия испепеляющего луча.

Треножник гордо расхаживал среди догорающих руин города, убеждаясь в отсутствии выживших. Он уже хотел уходить, когда земля задрожала от топота многочисленных копыт и на господствующей над городом возвышенности показалось стадо бизонов. Увидев сожжённую Эпплузу и уничтоженный яблоневый сад, в котором некогда выращивались яблоки для вкуснейших пирогов, вождь бизонов с шумом выпустил воздух из ноздрей и приказал атаковать треножник.

Стадо сорвалось с места, подняв тучу пыли, и ринулось вниз по склону. Пришелец, управлявший боевой машиной, в первые секунды немного растерялся, но быстро пришёл в себя и включил испепеляющий луч. Первые ряды бизонов были сметены, но бегущие следом перепрыгивали через тела своих павших товарищей и неслись дальше. За считанные секунды стадо покрыло расстояние, отделявшее его от треножника. Бизоны с невероятной силой врезались лбами в тонкие металлические ноги боевой машины, отчего те подломились, и монстр рухнул, раздавив членов стада, попавших под его корпус.


В день начала вторжения в Мэйнхэттене всё было спокойно. Около полудня можно было заметить падающие вдалеке метеориты. Впрочем, этот метеоритный дождь никого особо не заинтересовал, кроме немногочисленных членов Мэйнхэттенского клуба любителей астрономии, которые отметили необычный зеленоватый цвет болидов. Они даже решили устроить в ближайшие выходные небольшую экспедицию к местам падения этих объектов.

День был чрезвычайно тёплый, а солнце стояло высоко в небе, и не думая клониться к закату. Продавцы мороженного и прохладительных напитков благодарили Селестию за такой подарок: продажи в этот длинный жаркий день возросли как минимум на двадцать процентов.

Первым признаком катастрофы стал поезд, не пришедший из Кантерлота. Но задержки поездов — вещь, конечно, довольно неприятная, но не смертельная, поэтому эта новость никого не взволновала.

Около мэрии Мэйнхэттена на землю тяжело плюхнулся взмыленный пегас. Он вбежал в здание администрации с нечленораздельными криками, но вскоре был вышвырнут из учреждения двумя охранниками. Пегас решил не сдаваться и колотил копытами в закрывшуюся перед ним дверь, выкрикивая безумные слова о зелёном огне и наступающем конце света. Охране пришлось даже вызвать психиатрическую бригаду скорой помощи.

Рабочий день заканчивался, фирмы и учреждения закрывались, пони спешили с работы домой, с удивлением поглядывая на солнце, которое неподвижно застыло в небе и вовсе не собиралось садиться. На сцене, установленной на площади, проходило какое-то действо, сопровождаемое фейерверками. Афиши, которые висели по всей округе, сообщали, что это было не что иное, как «Непревзойдённое магическое шоу Великой и Могучей Трикси». В большом киноконцертном зале начинался концерт Сапфиры Шорс. По аллеям Центрального Парка, несмотря на отсутствие вечерней прохлады, прогуливались парочки.

Внезапно улицы стали заполняться испуганными пони, бегущими из предместий Мейнхэттена. Они рассказывали удивлённым горожанам о каких-то металлических штуках на ходулях, поджигающих дома в пригородах мегаполиса.


Трикси отдыхала после представления в своём фургончике, когда на улице раздались испуганные крики и началась какая-то беготня. Синяя единорожка выглянула в окно и остолбенела: по улице, легко переставляя длинные ноги, шло нечто огромное. Эта гигантская трёхногая штука испустила целый поток огня в направлении ближайшей высотки, отчего последняя запылала, как факел. Не помня себя от страха, фокусница выбежала из фургона и бросилась наутёк. Её побег привлёк внимание треножника, который настиг единорожку, сделав буквально пару шагов. Из корпуса боевой машины высунулась и свесилась вниз длинная гибкая конечность, состоящая из отдельных коротких металлических сегментов. Это щупальце схватило Трикси и, по-змеиному обвившись вокруг тела, подняло её в воздух. Синяя единорожка была брошена в клетку, закреплённую на корпусе треножника и напоминающую огромную корзину из металлических прутьев. Помимо Трикси клетка уже содержала в себе около десятка пойманных пони, один из которых, молодой бежевый жеребец, узнал новоприбывшую пленницу.

— Эй! — крикнул он. — Ты же великая и могучая Трикси! Спаси нас!

Трикси нервно сглотнула, поправив на шее магический амулет, который ей удалось недавно раздобыть в одном из кантерлотских магазинов. Этот артефакт был не такой мощный, как Амулет Аликорна, но зато он не оказывал негативного воздействия на личность своего владельца.

— Никто не смеет сажать Великую и Могучую Трикси в клетку! — закричала синяя пони. Её рог засветился, направляя магию на удерживающие клетку крепления. — Никто!!!

Всё оказалось не так просто: единорожка почувствовала, что её магия встречает какое-то сопротивление, — треножник имел антимагическую защиту. Но тем не менее усиленные амулетом способности Трикси сделали своё дело: после нескольких минут невероятных усилий крепления щёлкнули, и клетка полетела вниз, отделившись от корпуса боевой машины. Магия синей единорожки смягчила падение, дверца клетки распахнулась, и пони обрели свободу. Инопланетянин в треножнике не сразу понял, что произошло, а когда боевая машина наконец развернулась и встала, нависая над упавшей металлической корзиной, пленники уже успели разбежаться. Бежевый жеребец тащил на себе Трикси, потерявшую от напряжения сознание.


Мэйнхэттенский порт заполнился пони, которые хотели попасть на корабли. Железнодорожное сообщение было уже нарушено, и морской транспорт оставался последней возможностью быстро покинуть атакуемый треножниками город. Суда одно за другим заполнялись пассажирами и отходили от причала, направляясь в сторону Королевства Грифонов или Зебрики. Не вызывало сомнений, что укрыться от такого опасного врага можно только за морем. Грузовые корабли сгружали товары на берег и также принимали на борт беженцев: для спасения пони было решено использовать все имеющиеся в наличии суда. Количество желающих спастись мэйнхэттенцев было очень велико, и на пристани то и дело возникала давка. На корабли государственного флота пускали бесплатно, но мест на них не хватало, и многим пони приходилось отдавать последние деньги, покупая билеты на суда, принадлежащие частным фирмам. Некоторые жители Мэйнхэттена теряли надежду попасть на корабли и уходили из порта, чтобы найти другие возможности для спасения.

Вскоре все суда уже покинули обречённый город, последним от берега отчалил прогулочный пароходик «Гром смеха». Он не был предназначен для длительных морских экспедиций, и капитан сильно беспокоился, сумеет ли он довести это судёнышко до Королевства Грифонов. Пароход был уже довольно старым, но постоянная забота со стороны команды позволяла ему находиться в хорошем состоянии. Всю свою историю это судно служило для увеселений: на борту имелся банкетный зал, на палубах были установлены шезлонги, а сам кораблик был выкрашен в ярко-розовый цвет и украшен красочными изображениями звёздочек, воздушных шариков и улыбающихся мордочек. Пинки Пай была бы довольна, но сейчас вся эта развесёлая мишура резко контрастировала с создавшимся серьёзным положением.

Большой проблемой для капитана стал перегруз: судно ещё никогда не принимало на борт столько пони. Слабая машина не позволяла развивать высокую скорость, и пароходик безнадёжно отстал от других кораблей, первые из которых уже скрывались за горизонтом, пуская в небо едва различимые с такого расстояния струйки дыма.

На палубе раздались испуганные крики пассажиров. Капитан повернул голову и, посмотрев на берег, понял, что стало причиной беспокойства. На берегу среди зданий Мэйнхэттена показался треножник. Монстр испускал огненный луч, поджигая дома вокруг себя. Если бы захотел, он мог бы в два счёта уничтожить «Гром смеха», который ещё не успел отплыть на безопасное расстояние.

— Мы плывём слишком медленно! — запаниковал один из пассажиров.

— Эй, капитан, давай примем бой! У нас даже орудие есть! — мрачно пошутил тёмно-коричневый земнопони, указывая копытом на стоявшую на палубе праздничную пушку, подобную той, которую использовала Пинки Пай.

— Я думаю, мы сможем с ней что-нибудь сделать, — сказал жёлтый единорог, подойдя к выкрашенному в розовый цвет орудию.

— Эй, я пошутил, вообще-то! — удивился коричневый жеребец.

— А я — нет, — спокойно ответил жёлтый пони. — Мне нужны все единороги, которые тут есть. Если мы сконцентрируем внутри пушки достаточно магии, то сможем сделать хороший выстрел по треножнику.

— Ты что, знаешь боевые заклинания? — спросил единорога капитан. — Откуда?

— Пять лет служил в отряде магической обороны, пока его не расформировали во имя мира и дружбы.

Единороги собрались вокруг пушки, пони других рас отошли на противоположный борт, чтобы предотвратить крен судна. Магия сияла, направляясь от рогов к орудию, бывший солдат магического отряда руководил процессом.

— Достаточно! — крикнул жёлтый единорог, подойдя к пушке и прицеливаясь.

Треножник пока не обращал на «Гром смеха» никакого внимания, он был занят чем-то другим, должно быть ловил оставшихся на берегу пони своими длинными гибкими щупальцами. Раздавшийся выстрел расколотил десятки окон в небоскрёбе в нескольких метрах от трёхногой машины.

— Дискорд! Промазал! — прошипел стрелок.

Потревоженный выстрелом, треножник повернулся в сторону моря, поднимая лучевое орудие.

— О нет! Теперь он нас точно убьёт! — в панике закричала одна из пассажирок.

— Тихо! — прорычал жёлтый пони, снова прицеливаясь.

Второй пущенный из пушки сгусток магии был гораздо меньше первого, он получился недостаточно сильным, чтобы причинить какие-либо повреждения треножнику, но, попав прямо в кабину, магическая вспышка ослепила находящегося внутри пришельца и вызвала неполадки в системе управления. Ослеплённый инопланетянин выстрелил наугад, и огненный луч попал в воду в стороне от «Грома смеха», подняв с морской поверхности тучи пара. После этого выстрела проблемы с управлением у пришельца только усугубились: огромная боевая машина пошатнулась, одна из её ног подкосилась. Треножник повело влево, где он врезался в одну из двух башен Эквестрийского торгового центра. Из разбитых механизмов металлического монстра вырвались клубы зеленоватого дыма, а уже через секунду на этом месте расцвёл ярко-оранжевый цветок мощного взрыва, от которого башня ЭТЦ разрушилась, погребая под собой то немногое, что осталось от трёхногого инопланетного гиганта. Пассажиры пароходика встретили гибель монстра радостными криками.