Международная Гвардия Брони

Твайлайт очень умная кобылка и ей всегда есть что сказать. Но когда в её библиотеке появилась группа странных существ с предложением долгой и преданной службы, она не нашлась что ответить. И это плохо. Ведь ей следовало спросить: что такое человек и почему они такие странные?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Лира Человеки

Немного нормальные и очень аморальные-_-

Приключения немного доброго единорога, не нормального чейджлинга, поехавшего на власти пегаса и грифона без лицензии на убийство. этот фик является сюжетной линией Legendary Scribbles: The legend about the past/ Легенда о прошлом

Другие пони ОС - пони Фэнси Пэнтс

Байки Эквестрийской Зоны

Коротенькие рассказики по кроссоверу со S.T.A.L.K.E.R. "Лишь во тьме заметен свет". Когда писать что-то крупнее тупо нет времени / желания / сил...

ОС - пони

Три желания: Меткоискатели до того, как они изменили мир

Эппл Блум и подумать не могла, что за маленьким порезом последуют такие значительные перемены. Например, окажется, что все Меткоискатели крайне отличаются от обычных пони. Их всегда связывало отсутствие меток, но как только троица узнаёт о своей истинной природе, становится ясно — жизни юных кобылок переплетены на более глубоком уровне. Раскрытие секретов общего прошлого приведёт к новым откровениям об их дружбе, семьях и долгом поиске талантов. Что же они отыщут, и чего достигнут по пути, за пределами чьего-либо понимания?

Эплблум Скуталу Свити Белл

Вторая Жизнь, том третий: примирение с настоящим

Дэс оказался тем самым чародеем, что обратил его в лича, после чего некромант вновь объявился в мире пони в виде аликорна на месте своего первого появления в этом мире. На сцене появляются новые фигуры, чьи мотивы весьма загадочны: безумный вивисектор, за спиной которого маячит тень неизвестного интригана, из глубин времен объявился Серый Мастер, ведущий свою собственную игру...

Одиссея воровки

Независимо от намерений, у каждого действия есть последствия. Чтобы покончить с прошлым и уладить проблемы с Селестией, Твайлайт Спаркл пойдет на все, даже если это означает самоубийственный поход в земли, охваченные хаосом. Забытый Континент Панталасса зовет. Чудовища, бессмертные и создания, чьи имена произносятся с почтением и страхом, стоят между Твайлайт Спаркл, Принцессой Воров, и ее домом.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Энджел

Fallout Equestria: Вина Выжившего

Спустя почти 210 лет все верили, что Скуталу, первый дашит, умерла от последствий мегазаклинания. Но правда оказалась запутанной, и через 210 лет после падения бомб, правда станет ясна, когда группа мусорщиков придёт к магическому стазису. Скуталу должна найти свое место в Эквестрии без своих друзей и семьи. Но вскоре, её ошибки прошлого вернутся и будут преследовать её. Что будет теперь, когда Скуталу вернулась в Эквестрию? Какие ещё тайны таятся в недрах мира?

Скуталу Другие пони

Она вернулась

Найтмер Мун вернулась из своего тысячелетнего изгнания. Хотя, она хочет представить Вечную Ночь по-другому...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр Найтмэр Мун

Оседающая пыль

Маленькая зарисовка о мрачном прошлом двух принцесс.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

My Little Assuming Control, или Шаловливые ручонки Шепарда

Великая Галактическая Война, о ней мы все наслышаны. Порой, ради победы надо отдать все, в том числе и жизнь. Но вот что если Предвестник таки не обманул героя и все же честно даровал ему возможность исправить ситуацию? Увы, даже при всей честности великого разрушителя, как это зачастую бывает, без проблем было не обойтись. Жнецы и органики в растерянности, ибо Предвестник с Шепардом пропали... Где же находятся столь волевые личности, и кто будет насильно втянут в столь жуткий водоворот событий?

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Другие пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Очередной день из жизни Хувсов

Глава вторая: Воспоминания под маффины

Доктор задумчиво смотрел на сумку. Капелька пота скатилась по гриве; копыто дрожало, метаясь меж двух вариантов.

«Вот оно, — подумал он про себя, холодок пробежал по его спине. — Всё к этому и шло.»

— Ну что, какие из яблок берёшь? Рэд Делишес или Грэнни Смит?

Доктор слегка отшатнулся от вопроса Эпплсэк (или Эпплджек?).

— Оу! Да. Кажется, Динки хотела розовыx, — с надеждой улыбнулся он.

— Нет у нас сегодня розовых яблок, — ответила прямо Эпплджек. — Рэд или Грэнни?

— Да-да, — растерянно пробормотал Доктор, сосредоточившись на мешочках с фруктами. Жеребец пренебрежительно махнул копытом: — Один момент.

— Знаешь, Доктор Хувс, — лениво сказала Эпплджек, вздохнув, — у тебя бы было больше гостей, если б ты был хоть чуточку общительней.

— Общительней? Я очень даже общителен! — воскликнул Доктор. — У меня просто эксцентричный образ жизни.

— Тебе это Спарклер сказала, да? — скептически произнесла Эпплджек.

Доктор сдавленно хихикнул.

— Ну, она...

— ПОБЕРЕГИСЬ!

— Ложись, Хувс! — испуганно крикнула Эпплджек и шлёпнулась на землю, утащив Доктора вслед за собой. С неба вращающимся вихрем пронёсся серошкурый метеор погибели. Со смачным "шмяк!" он врезался в землю, слабо встряхнув землю и выбив из неё искры.

— …Я в порядке, — провозгласила Дерпи из только что пропаханной ею борозды. Лёгкие клубы пара поднимались над её крыльями, а глаза перекосились сильнее обычного.

— Что ж, это было любопытно. Полагаю, мы возьмём вот эти красные, — сказал Доктор, вскочив из-под Эпплджек и возникнув возле стола. Он бросил на него несколько монеток, подобрал ртом сумку с яблоками и поскакал прочь.

— Идём со мной, Дёрпи!

— Иду! — ответила Дёрпи, с кувырком выскочив из ямы. — Вии!

Эпплджек медленно поднялась с земли и отряхнулась.

— …Эти Хувсы точно какие-то чудные, — повернулась она и посмотрела на прилавок с яблоками. — Хотя бы не сломали ничего на сей раз.

— Постой… Он сказал, что берёт красные. Так зачем же он взял мешок с Грэнни Смит?


— Доброе утро, Доктор! — радостно сказала Дёрпи, летя возле мерно рысящего Повелителя Времени.

— И тебе доброго утра, Дёрпи! — ответил жеребец. — Как дела?

— Отлично! — Пегаска сложила крылья и шагнула на тропинку возле Доктора. — Фнарги получили свою пиццу и ночью вернулись обратно на лунную базу. Вторжение было отменено!

— Превосходно! — сказал Доктор и о чём-то задумался. — Конечно, будем надеяться, что Луна не узнает, что они там делают...

— Так для чего тебе яблоки? — нахмурившись, спросила Дёрпи. — Я думала, ты их ненавидишь.

— Так и есть, — вздохнул жеребец. — Но Динки просила купить одно для своей учительницы, и я помню, что учителям дарят розовые, так что…

— Хочешь сказать, красные.

Доктор задумался, нахмурив брови:

— Красные? Хм. Мог бы поклясться, что учителям дарят розовые яблоки. Ну, ничего страшного. Я…

— А эти зелёные!

Доктор рассмеялся:

— О, Дёрпи. Это невозможно, я не мог...

— Мог!

Жеребец моргнул.

— Нет... не мог я!

— Мог! — повторила Дёрпи и восторженно показала внутрь сумки. — Видишь?

Доктор заглянул вслед за ней:

— Ха. Да, как видишь, они зелёные! Подумать только, — пожал он плечами. — Полагаю, Динки придётся обойтись этими.

— Купил чего-нибудь ещё интересного на рынке? — спросила Дёрпи.

— К сожалению, нет, — ответил Доктор, — в магазине «Перья и Диваны» не было перьев космических китов. Какая подлая, лживая вывеска.

Секунду спустя он добавил:

— И ещё... мне кажется, или в последнее время всё больше и больше местных называют меня “Доктор Хувс”?

Дёрпи пожала плечами и высунула язык:

— Я не знаю. Ты обычно единственный, кто такое замечает.

Доктор вздохнул и вновь улыбнулся:

— Что ж, я нахожу причудливыми все эти понячьи каламбуры. Я когда-нибудь тебе говорил, что я был в настоящем Манхэттене, до того как посетил Мэйнхэттен?

— Да, глупенький, ты даже брал меня туда с собой! — хихикнула Дёрпи и ткнула копытцем в нос жеребца. — Ух ты, у тебя там, наверное, много всего пропадает! — добавила она, шутливо указывая копытцем на его лоб.

Доктор оттолкнул нахальное копытце, изобразив возмущение:

— Умф! Знаешь ли, я ещё не настолько стар!

Они вместе посмеялись и после шли вдоль дорожки в тишине. Когда пара пересекла границу Понивилля, Дёрпи наконец заговорила:

— Всё же это как-то странно, да? — спросила она тихо. — Осесть здесь, после стольких…

Доктор вздохнул:

— Совсем каплю, но я не могу сказать, что моя жизнь всё ещё не такая насыщенная, как у большинства других пони.

— Чуточку, — подмигнула серая пегаска. — Больше действ-а... со взрывами...

— И больших, грохочущих штук! — договорил Доктор за неё. Они немного посмеялись, пока поднимались на холм по тропинке.

— Что ж, есть у кого-нибудь...

— Пони-будь, — мягко поправила Дёрпи.

Доктор фыркнул:

— Тем не менее, когда ты говоришь это, оно как “кто-нибудь”? Логисты наверняка в ужасном смятении. Если только... — жеребец дотронулся копытцем до подбородка и посмотрел на небо. — Ага! Всё просто наобум ставится!

— Как скажешь, — невинно сказала Дёрпи и пригладила стебель сельдерея на клапане костюма жеребца. — Думаю, ты пришёл к согласию со своим старым "я"?

— Пойман с поличным, — радостно ответил Доктор. — Питаться преимущественно овощами проще, когда ты пони, и это не считая того, что не надо думать о том, чем перекусить.

Тропинка сошла с лугов, окружавших город. Утренний ветер шалил в кронах то тут, то там видневшихся деревьев. Только-только воспарившее весеннее солнце касанием лучей согревало почву.

— Так что, как думаешь, какая у Динки будет кьютимарка? — поинтересовался вслух Доктор. — Может быть, маленькая звёздочка, или пиратская сабля, или?..

— Доктор! Ещё рано об этом говорить! — одёрнула его Дёрпи. — Когда появится, тогда и узнаем, и разговоры о ней не приблизят её появление!

— Хорошо-хорошо, — быстро проговорил Доктор.

— ...Всё равно это наверняка будет маффин, — фыркнула серая пегаска.

Доктор демонстративно простонал:

— Во имя гривы Селестии, почему все в этой семье одержимы маффинами? Твоя стряпня когда-нибудь убьет меня, Дёрпи!

Дёрпи наклонила голову:

— Но... как кто-то может не любить маффины? Тебе же всегда нравились те особые, с заварным кремом...

Жеребец вздохнул и поморщился:

— Возвращаясь к вопросу, кто-нибудь... понибудь! знает, откуда они? В смысле, кьютимарки.

— ...Магия?

— Сойдёт за объяснение, — ухмыльнулся Доктор. — Полагаю, моя в виде песочных часов мне подходит идеально, — и задумался. — Когда-нибудь, я найду время и порасспрашиваю об этом кого-нибудь из принцесс.

— Точно так же, как ты нашёл время на сбор наших девочек на концерт Сапфиры Шорс? — невинно поинтересовалась Дёрпи.

Доктор простонал:

— О богини! “Эквестрия Гёрлз” просто самая приставучая песня из тех, что я слышал. Особенно с той сумасшедшей розовой пони, которая поёт её не переставая.

Серошкурая пегаска рассмеялась:

— Ты говоришь про помощницу Кейков?

— Ты слышишь так много симфоний от Эксельси-и, что скоро всё они начинают звучать как Эксельсия Мигрения, — посетовал Доктор, выгнув бровь. — И кстати, о помощницах: я уже говорил тебе, какая ты чудесная в последнее время?

— Возможно... — широко улыбнулась Дёрпи жеребцу.

Доктор фыркнул:

— Что ж! Ты, Дёрпи Хувс, самая игристая, самая жизнерадостная, расчудесная и, конечно же, замечательная пони, которой посчастливилось влететь в мой ТАРДИС.

— На самом деле это был пегасий почтовый фургон, — заметила Дёрпи, слегка покраснев. — И... О-ох, спасибо, Доктор!

Доктор и Дёрпи вместе посмеялись.

— Пять лет назад Солнце было просто ещё одним большим шаром пылающего газа в небе. Но теперь ты идёшь со мной, и внезапно это же самое Солнце снова стало для меня чем-то значимым, чем-то, что достойно защиты. Рядом с моими компаньонами такое всегда происходит.

— Помнишь систему Гнезиа? — спросила Дёрпи.

— Как я мог забыть?! — воскликнул Доктор. — Целая проблема с Б-анкФлаком и Хуфутом, которую ты так замечательно разрешила!

Дёрпи подмигнула жеребцу:

— Сказала раз и повторю другой! — пропела она. — Маффины. Решают. Всё.

— Кроме Пе ́гуна, — вздохнул Доктор. — Я всё ещё не могу понять, как ты умудрилась закончить их гражданскую войну, в тоже время наградив половину населения диабетом четвёртого с половиной типа.

На мордашке Дёрпи расползлась честная, искренняя улыбка; глаза радостно сверкнули.

— Помнишь Космопад Колтраф?

— Ах, обожаю, как ты произносишь это название! — ответил Доктор. — Помнил и буду помнить.

Дорожка медленно извивалась меж деревьев и выходила на поляну. Над деревьями впереди возвышалось довольно странное строение из досок, камней и металла. Дом семейства Хувсов не имел ничего общего с обычным, “нормальным” домом.

Доктор остановился и повернулся, кивнув в сторону дома:

— Тогда, полагаю, увидимся за завтраком, Дёрпи?

Она радостно кивнула:

— Агась!

— Прекрасно! Мне просто нужно…

Вдруг взрывная волна прижала гриву жеребца к голове, и запустила Дерпи вверх тормашками прямиком в ближайшее дерево. Доктор оглянулся через плечо и вздрогнул от увиденного: стремительный ветер вертелся по комнатам второго этажа. Чёрная сфера в центре вихря, казалось, пульсировала и трепетала, с дикой скоростью кружась на месте.

— Спарклер? — спросил Доктор.

— Спарклер, — хихикнула Дёрпи.

— Никогда не находил в кофе того, что находят люди, не говоря уже о пони, — посетовал Доктор. — Эта кобылка слишком одержима своей кофеиновой зависимостью. Хотя, у всех видов есть свои идиосинкразии, я полагаю. Это даже забавно. Бананы — вот от чего у вас встанут волосы дыбом.

Дёрпи взмахнула крыльями и поднялась в воздух.

— Что ж, я об этом позабочусь! А ты иди чинить ТАРДИС!

— Будет сделано, мадам Дёрп-тор! — подмигнул Доктор в ответ. Он ещё немного посмотрел и вскоре отвернулся, счастливо вздохнув.

Пони-Повелитель Времени брёл в сторону своего дома, ища маленькую незаметную тропинку, ведшую назад в лес.

— Что ж, — пробормотал Доктор с улыбкой. — Давай посмотрим, как у тебя дела, старушка. — Он поскакал вниз по тропинке, закрыв глаза и наслаждаясь ароматом сосен.

Доктор улыбнулся, когда показался сарайчик. На самом деле это было небольшое строение на окраине и немножко в будущем. Он думал, что эта милая маленькая роща вокруг хорошо укроет домик. «Хотя это можно было сделать и без ультражёлтого мха с Бетельгейзе Сорок-Два.»

Доктор тихо проворчал про себя:

— Всё ещё выглядит как старая горчица, мерзкая штуковина. — Он продрался сквозь мох, вытянул копытце и, толкнув дверь, заглянул внутрь.

Доктор щёлкнул выключателем на стене, и один за другим с треском загорелись ряды белых флуоресцентных ламп. Знакомая синяя будка возвысилась над ним, её дверь была слегка приоткрыта. В безобидной, размашистой надписи ясно читалось “ПОНЯЧИЙ ЯЩИК”, и каждый раз, когда он это видел, его пробивало на смех.

Доктор снял звуковую отвёртку со стены ТАРДИС и толкнул переднюю дверь старой полицейской будки.

— Здравствуй, “секси”, — промурлыкал он с улыбкой. — Надеюсь, ты себя сегодня чувствуешь получше.

Доктор радостно улыбнулся, войдя внутрь и увидев пищащую пульт с мигающими огоньками. Он подошёл к центральной панели управления и повернул зигзагообразный рычаг звуковой отвёрткой три с половиной раза. Рычаг тускло засветился и тихо скрипнул. Жеребец удовлетворённо кивнул:

— Надеюсь, хотя бы Пространственный Трансцедентатор заработал.

Доктор пробежал взглядом по загромождённой кабине управления. Ткнул в один из мигающих экранов консоли и вздохнул, улыбнувшись.

 — Любопытно, какие маффины на ужин у нас сегодня? — подумал он вслух. — Интересно, последовала ли она моему совету насчёт Руфлениянского Хаппа-перчика.

Перец становился гораздо вкуснее и очень острым… ну, острота как в шоколадк-о, пицц-о, ну или по телек-о.

По крайней мере, не пекла их опять с Фрошскими Спорпоганками. Доктора передёрнуло. Это была одна из тех вещей, что он бы с радостью забыл.

Вдруг огни замерцали. Доктор обернулся.

— Что?..

Комната расплылась в мрачном красном свечении, и главная консоль задрожала. Доктор держался передними ногами за поручень, дико озираясь по сторонам.

— Что?..

Гигантский фиолетовый робот провалился внутрь ТАРДИС. Сквозь крышу!

Огромная пластина в центре корпуса робота заскрипела и медленно открылась, из неё повалил пар, а вслед за ним вышла маленькая фиолетовая единорожка. Динки Хувс помахала своему папе и протянула копытца для обнимашек.

Она буквально сияла.

— Можно я оставлю её себе?

На мгновение наступила абсолютная тишина.

— Чштоа?