Автор рисунка: Stinkehund
Часть 3 Часть 5

Часть 4

ЧАСТЬ 4

В сотый раз протирая красные глаза, доктор Мур закрыл очередной справочник, безуспешно пытаясь разгадать загадку странной крови Твайлайт Спаркл. Он даже не заметил как провёл в кабинете всю ночь... второю ночь подряд. За это время он пришёл к выводу, что одной лишь крови для исследований будет недостаточно и без других материалов, он не сдвинется и с места.

— Кларк, зайди ко мне, — доктор нажал кнопку больничного громкоговорителя.

Мур не хотел приглашать пони со стороны, желал в одиночку разгрести столь сложный случай, но в конце концов понял, что даже ему такое не по зубам. Через минуту в его кабинет постучали.

— Да проходи, чёрт тебя возьми! — крикнул врач.

В помещение неуверенно вошёл больничный медбрат. Измотанный вид врача не вызывал у него ничего кроме жалости.

— Вам нужно отдохнуть, — сказал медбрат.

— Ты ещё учить мне будешь? — рявкнул врач.

Доктор Мур отличался спокойным, усидчивым характером, но даже он сломался от нескольких бессонных ночей, за что Кларк не в коем случае его не винил.

— Ты сделал что я просил? — нахмурился Мур.

— Да, я видел Твайлайт. Как вы и сказали, сразу к ней подходить не стал и просто привлёк её внимание, — объяснился медбрат.

— И всё? Это всё что ты сделал? — удивился врач.

— У меня было ночное дежурство, вы же знаете. Я продолжу за ней наблюдение... — говорил Кларк.

— Чёрт! Чёртово дежурство! Чёртово наблюдение! Действуй, а не натурализмом занимайся! Войди в круг её доверия и следи... следи за её поведением, а потом докладывай о всех странностях, которые только найдёшь, — Мур потёр глаза.

— При всём уважении, сэр, вступать с ней в "дружбу" не гуманно с точки зрения морали... — говорил Кларк.

— Ты из себя умника не строй. А вдруг она и правда больна редкой болезнью? Ты же хочешь её спасти? Ты же хочешь поступить к Кантерлотскую медицинскую королевскую академию на основе моих рекомендаций? — ещё сильнее нахмурился врач.

— Да, ваша помощь была бы кстати. А вдруг она не больна? Вдруг она... разновидность перевёртыша или ещё что похуже? — испугался Кларк.

— Я тебя не заставляю. Почувствуешь опасность, сразу бегом ко мне, — Мур приподнялся. — Напоминаю, поможешь мне и я помогу тебе, — добавил он.

***

Обратный путь подруги провели в молчании. Было не удобно спать на жёсткой земле, даже Твайлайт устала и совершенно не выспалась. Пинки Пай была необычайно тихой и вялой — единорожка даже испугалась, что выпила крови больше чем следовало, поэтому на протяжении всего пути внимательно приглядывала за молчаливой розовой подругой.

Не доходя до Понивилля, Эппл Джек свернула в сторону и пошла на ферму. Флаттершай тоже свернула чуть погодя. Остальные подруги, попрощавшись, разбрелись по своим домам.

Едва кобылка ступила на порог библиотеки, как дверь открылась и её тут же обнял радостный Спайк.

— Как провёл ночь? — улыбнулась Твайлайт.

— Без тебя было как-то непривычно тихо. Ты не подумай, ты не шумная, просто... слишком тихо было, вот. Я рад что ты дома! — говорил довольный помощник, ловко забравшись на спинку кобылки.

— Ты точно не обижаешься что я тебя не взяла? — осторожно спросила Твайлайт, поднимаясь на второй ярус.

— Нисколечко! Правда, без тебя было скучно, — признался Спайк.

Единорожке было приятно слышать слова помощника.

— Спайк, за то что ты такой молодец, я готова разрешить тебя самостоятельно погулять сегодня по ночному праздничному Понивиллю, — улыбнулась пони.

— Прямо всю ночь? — загорелись глаза Спайка, слезающего с Твайлайт.

— Всю ночь, — кивнула единорожка.

 — Ура! Ты самая лучшая! — помощник обнял волшебницу. — Пойду приготовлю свой костюм дракона, — Спайк шустро потопал вниз по лестнице.

Единорожка облегчённо вздохнула — этой страшной ночью она останется дома одна и не сможет навредить другим пони. Устало зевнув, вампирша с удовольствием плюхнулась в удобную кровать и мгновенно уснула сладким сном.

***

— Не буду и всё! — сердито сказала Луна.

Принцессы недавно закончили приём министров и принялись за ежегодную традицию — спорить.

— Это часть наших королевских обязанностей. Пони не будут спать всю ночь, а будут праздновать твоё возвращение! Сестрёнка, это же твой праздник! Обрадуй их сердца и проведи его с ними! Хочешь, в Кантерлоте, хочешь в Понивилле! — настаивала Селестия.

— Ещё это праздник изгнания Найтмэр Мун, то есть, меня! Я не хочу каждый год вспоминать тот кошмар, через который прошла. Мы прошли. В прошлом году я наглядно убедилась что пони всё ещё боятся меня. Если так хочется, сама празднуй с ними свой праздник, — отвернулась Луна.

В словах принцессы была доля правды. Праздник действительно вызывал у неё не самые приятные воспоминания, но основной причиной была её страшная вампирская тайна, о которой Селестия не должна была узнать ни при каких обстоятельствах.

— Пони давно к тебе привыкли, сестрёнка. Пора отходить от прошлого, я же добра тебе желаю. Ты видишься с подчинёнными лишь по ночам, а днём отсыпаешься и я не упрекаю тебя за это. Но сегодня именно та ночь, когда никто спать не будет. Это твоя ночь, Луна. То, о чём ты так мечтала. Прошу, посмотри на праздник другим взглядом. Ради меня, сестра, — последние слова Селестия прошептала.

Луна сильно... очень сильно хотела навестить ночных пони, но вдруг она сорвётся? Вдруг накинется на беззащитных смертных и убьёт их? Она до сих пор помнила как в прошлый раз боролась с искушением не высосать кровь Твайлайт... всё до капли, пока та помогала ей найти общий язык с народом Понивилля. Волшебница не пострадала, чего нельзя было сказать об одинокой кобылке, которой не посчастливилось в тёмном переулке остаться один на один с принцессой ночи... бедняжку долго потом искали и так не нашли, хотя Луна прекрасно знала что с ней стало и просто не ненавидела себя за то, что сделала. Синяя аликорн посмотрела в глаза сестры. Та от чистого сердца хотела помочь Луне наверстать упущенные годы, проведённые в изгнании, видеть как её кровинка радуется жизни и не знает бед.

— Хорошо, Сели, — вздохнула Луна.

— Спасибо, — Селестия окутала сестру белоснежными крыльями.

***

Единорожку разбудил стук в дверь. Кобылка не стала вставать с кровати, надеясь что маленький помощник выполнит незамысловатую роль дворецкого, но после третьего стука поняла, что если и кому суждено открыть дверь, то только ей.

День ещё не кончился и Твайлайт не успела отдохнуть как следует. Коротко зевнув, пони спустилась вниз и открыла входную дверь. Она невольно взбодрилась, когда на пороге увидела того самого жеребца, который недавно не без интереса проводил её заворожённым взглядом.

— Твайлайт Спаркл, верно? — неуверенно спросил он.

— Она самая, — улыбнулась кобылка.

— Я хотел бы одолжить одну книгу... можно? — спросил блондин.

— Да, проходи, — хозяйка позволила гостю пройти в дом. — Какую книжку ищешь? — поинтересовалась она.

Жеребец бегло осмотрел обстановку, состоящую из элементов жилого уютного дома и обширной библиотеки.

— По целебным травам, есть такая? — поинтересовался гость.

— Это из раздела нетрадиционной медицины... сейчас посмотрю! — звонко цокая копытцами, пони побежала в одну из комнат.

Жеребец подошёл к журнальному столику на котором лежали какие-то документы и письменные принадлежности. Убедившись что его никто не видит, он начал внимательно их изучать. В них были лишь какие-то пометки о том, кто какую книгу взял, график уборки, график графика уборки... Типичные хозяйственные и библиотечные списки. В столике было два ящика, вот их ему открыть не удалось — они были заперты.

Вновь услышав цокот копыт, жеребец одним широким шагом отошёл от столика и в этот момент из комнаты вернулась хозяйка, магически держа над собой книгу.

— Эта? — спросила она.

Жеребец кивнул и осторожно перехватив её ртом, переложил в небольшой рюкзак.

— Как тебя зовут? — Твайлайт взяла перо и список клиентов.

— Кларк, — сказал жеребец.

— Хорошо, Кларк. Такие книги редко кто берёт, верни когда захочешь, только не забудь, — Твайлайт записала его имя и название книги, только чернильная точка в конце строчки напомнила ей сердечко, от чего она забавно посмеялась.

— Спасибо! — жеребец подошёл к выходу и обернулся у самого порога. — Твайлайт, — сказал он.

— Да? — единорожка поправила гриву.

— Возможно я ещё зайду, — улыбнулся он.

— За другой книгой? — смущённо спросила кобылка.

— Да, за одной красивой нераскрытой книгой, которую мне бы так хотелось прочитать, — сказал он и не дожидаясь ответной реакции, вышел на дорогу.

Закрыв дверь, Твайлайт ощутила как в её груди быстро забилось сердечко, чего не было с момента её обращения. Так было приятно чувствовать себя живой... обычной пони. Ранее у Твайлайт не было опыта сближения с жеребцами, хотя те активно заигрывали с ней. Единорожка боялась отношений и искала себе идеал из тех же книг, которые прочитала тысячами. Кларк не был тем идеалом, но по непонятным для неё причинам, вызвал весьма странные чувства, которые единорожке захотелось испытать вновь.

— Твай, кто-то приходил, — из ванной вышел дракончик.

— Спайк! Ну... — Твайлайт хотела поругать помощника за нерасторопность, но будучи просто в невероятно хорошем настроении, забыла об мрачной идее ещё на середине предложения.

— Твайлайт, ты какая-то радостная... счастливая, — заметил Спайк.

— Ага, — вздохнула пони, задумчиво глядя в пустоту.

— Кто-то приходил? — спросил помощник.

— Ага, — так же ответила пони.

Коварный дракончик заметил задумчивое состояние хозяйки.

— Ты попросишь принцессу Селестию свести меня с Рэрити? — ненавязчиво спросил он.

— Ага, — пребывая в себе, ответила кобылка. -Стоп, что? Ах ты хулиган, — рассмеялась пони.

***

Единорожка ходила по дому, повторяя недавно заученные заклинания. Она тихо напевала себе под нос песенку, магически держа перед собой сразу три книги. Шедший из окна солнечный свет совершенное ей не мешал — пони научилась не обращать на него внимания. Разговоры пони, что ходили на улице тоже не доставляли дискомфорта, кобылка научилась совмещать их в один сплошной шум и как с солнцем, не обращать на него внимания.

Пони подошла к зеркалу и убедившись что Спайк её не видит, выдвинула острые клыки. Ей было интересно как они так работают... ведь получается, физиология единорожки изменилась не только на клеточном уровне, раз два зуба так значительно изменились. Пони вновь провела по клыкам язычком — ей нравилось необычное ощущение нестандартных, хищных зубов, предназначенные на прокусание кожи других пони. Мысль о том, что она вампир живущая за счёт крови уже не пугала её... она и изначально не так уж боялась своей новой сущности, лишь переживала ,сможет ли жить с такой ответственностью, секретом.

Юная вампирша снова забавно порычала на своё отражение, пошипела, при этом широко отрывая ротик, словно попыталась напугать саму себя, но от увиденного отражения ей становилось только смешнее, от чего чуть ли не через каждую минуту она заливалась задорным смешком.

Она была вынуждена прекратить "научное" баловство, услышав, как к дому кто-то приблизился. Обострив слух и задвинув клыки обратно, она застыла. У двери явно кто-то был, вот только гость не спешил стучать или входить. Пони ждала, но тишина. В конце концов она решила проверить не ошиблись ли её инстинкты. Подойдя к двери, она увидела как из-под неё выглядывал клочок бумаги. Единорожка удивилась, ведь для почты есть почтовый ящик, а значит... она улыбнулась, предположив что это тайное послание, возможно даже от Кларка. Романтика всегда обходила стороной педантичную кобылку, а она ведь тоже живая пони и тоже имеет определённые романтические потребности, о чём в последнее время, стала задумываться всё чаще.

Магически взяв записку и невольно улыбаясь, она принялась её читать. Короткий крупный текст не то что разбил все её иллюзии, но и заставил... испугаться:

"Я знаю кто ты такая"

Под текстом были нарисованы два клыка. Волшебница тут же открыла дверь, но за ней никого не оказалось. От резкого открытия двери улетела ещё одна записка, которую единорожка не успела заметить. На улице ходили пони, не было ничего особенного или подозрительного. Твайлайт внимательно осмотрела видимое пространство. Кто бы не был автором записки, мистер или мисс неизвестность успел скрыться из вида.

Твайлайт охватил резкий приступ паники. Она резко захлопнула дверь и тяжело дыша, чуть ли не задыхаясь, отпрыгнула в сторону.

— Твайлайт, что случилось? — из кухни выбежал маленький помощник.

Единорожка часто и тяжело дышала, при этом её тело дрожало как осиновый лист. Волшебница больше всего боялась разоблачения и вот кто-то неизвестный прекрасно дал ей понять что знает её секрет. Если об этом узнают остальные... Селестия, то пони боялась, что на этом её жизнь окончится. Монстров никто не любит и вряд ли пони станут разбираться хорошая она или плохая. Она хищник, этого будет достаточно как минимум для изгнания их родной деревни, в этом чародейка не сомневалась. Она в очередной раз поняла как важно сохранить секрет, ведь в один миг вся ещё жизнь может невозвратно рухнуть.

— Твайли! — переживал Спайк.

Единорожка перестала задыхаться и продолжая коситься на дверь, просто заплакала. Спайк проследил её взгляд.

— Тебя кто-то обидел? — вспылил дракончик и резко открыл дверь, просверлил взглядом всю улицу, желая найти обидчика, но как и Твайлайт, не знал кого и винить. Помощник вернулся в библиотеку. Он лёг рядом с плачущей кобылкой и обнял её.

— Что бы не случилось, я никогда не дам тебя в обиду, — прошептал Спайк.

— Мой маленький герой, — прошептала пони.

Благодаря стараниям Спайка, пони успокоилась и легла в свою кроватку. Так же её успокоила мысль о том, что кто бы не был этот незнакомец, он не так спешит рассказать её секрет всей деревне, в противном случае, Твайлайт бы слышала обилие криков пони, определённо окруживших её дом. Шантаж? Вполне вероятно. В любом случае, единорожка хотела знать кто разгадал её тайну и как ему это удалось, ведь она считала, что была так осторожна, никому не попадалась на глаза.

***

Теперь же Твайлайт проснулась с первыми закатными лучами. Красный свет заставил её резко пробудиться и даже свалиться с кровати, от чего волшебница даже пискнула. В голове царим какой-то странный новый шум. Поднявшись на ноги, Твайлайт проводила взглядом последние солнечные лучи. Те словно хотели взбодрить её, предупредить об опасности, о которой пони и так догадалась — приближалась Кошмарная ночь.

Кобылка резко посмотрела на корзину Спайка — та была пуста.

— Спайк! Спааайк! — крича, пони быстро спустилась вниз. Дракончик выбежал из гостевой комнаты.

Твайлайт краем глаза обратила внимание, как стремительно темнеет на улице.

— Почему ты ещё не на празднике? Он вот-вот начнётся, — взволнованно спросила пони.

— Я не оставлю тебя в таком состоянии, — дракончик проявил заботу.

Твайлайт уже не первый раз обратила внимание, как быстро малыш взрослеет и умнеет.

— Со мной всё хорошо. Иди, погуляй, — предложила пони.

— Тогда, пошли со мной? — в ответ предложил Спайк.

— Я хотела бы отоспаться, ещё в себя не пришла после недавнего похода, — выкручивалась кобылка.

— Твай, там будет Рэрити, Пинки.... Рэрити. Все тои подруги! — говорил помощник.

— У меня завтра тяжёлый день, предстоит много учёбы, а ты знаешь как я ответственно подхожу к поручениям принцессы. Прошу, не уговаривай, — улыбнулась пони.

— Но... — начала помощник.

— К тому же пока Рэрити и её родители будут гулять, я присмотрю... за Свити! Или ты хотел бы провести время с ней? — схитрила волшебница.

— Пока, Твайлайт! — дракончик прихватил костюм дракона и тут же выскочил из дома.

Единорожка заперла за ним дверь, магически закрыла ставни окон и занавесила их. Свет оставила приглушённым и села дожидаться неизведанного. Кобылка то и дело смотрела на свои копытца, хвостик. Ничего странного не происходило и начиная думать, что всё обошлось и Луна ошиблась, как резкая головная боль повалила её на пол, отчего пони потеряла сознание.

Очнулась она через несколько минут. Ощущения острых зубов во рту ей совсем не понравилось — особенно безуспешная попытка задвинуть их обратно. Не смотря на недавнюю кормёжку, голод давал о себе знать и очень сильно. Пони понимала, что это игра гормоном, инстинктов вампира. Просто нужно продержаться до рассвета, всего несколько часов.

Твайлайт услышала как за окном, совсем рядом прошёл чёрный жеребец. Она представила с каким бы удовольствием запрыгнула на него сзади и вонзила острые зубы ему в шею. Тот бы кричал, сопротивлялся, что бы больше подзадорило её хищную жажду крови.

Проморгавшись, Твайлайт ужаснулась насколько реальна была фантазия, практически неотличимая от реальности. Она облизала свои зубки и к счастью, вкуса крови на них не ощутила.

— Всего одна ночь, одна ночь. Мать природа, святая Селестия, дайте мне сил, — сжалась она в комочек.

Подобные фантазии ещё несколько раз посетили кобылку. Бедняжка и не знала как от них избавиться. Каждая минута казалась ей вечностью, а голод стремительно возрастал. Уличный шум становился невыносимым, от чего пони крепко сжала ушки копытцами, но лучше от этого её не становилось. Твайлайт закричала, пытаясь заглушить ужасные звуки собственным криком. Ничего не помогало... Кобылка подползла к другой стене и с неуверенно поднявшись на ноги, посмотрела в зеркало.

— Ты Твайлайт Спаркл, пони. Не забывай об этом. Ты сильная, — говорила единорожка.

Удивительно, но волшебнице полегчало. Стараясь удержать свой сильный разум, пони начала постепенно возвращать контроль над собой. Голод всё ещё был силён, посторонние звуки раздражали. Знание о том, кто она такая есть, что единорожка не кровожадный монстр, в значительной мере помогало ей справиться с происходящим.

Твайлайт облегчённо вздохнула, понимая, пока сдерживает свои порывы, то шанс пережить страшную ночь без происшествий был вполне реален. Как известно, в жизни редко что идёт по желаемому плану — стук в дверь привлёк внимание единорожки. Та резко повернула голову в сторону двери, услышав знакомое сердцебиение, а благодаря обострённому обаянию поняла, что за дверью стоял жеребец.

— Уходи! — крикнула она.

Стук повторился. Жеребец то ли не слышал, то ли не желал уходить.

— Прошу, уходи! — повторила пони.

Некто даже не шелохнулся. Тогда ощутив в себе ярость, единорожка резко, магически открыла входную дверь и в этот момент во всём доме погас свет. Тем не менее, она прекрасно видела Кларка, озадаченно смотрящего в темноту перед собой, даже не догадываясь что за монстр в ней притаился в красивой фиолетовой шёрстке.

— Твайлайт, мне сказали что ты дома, вот я и решил... в общем, давай погуляем? — мялся жеребец.

— Я хочу побыть одна, — сердито сказала вампирша не высовываясь из темноты.

Кларк осторожно ступая, прошёл в дом.

— Здесь так темно, — жеребец помнил предложение доктора Мура и не хотел упускать шанса, как помочь кобылке в возможной неизвестной болезни, так и попасть в элитную школу медицины, считая, что лёгкий флирт с кобылкой никому не навредит. — Я просто хотел пообщаться... мне показалось, что и ты бы этого хотела, — жеребец безуспешно вглядывался в темноту.

Твайлайт ощутила тепло, шедшее от Кларка. Ей захотелось ощутить это тепло в себе... голод рос в многократном размере, из-за чего бедняжка начала терять над собой и так нестабильный контроль. Она магически захлопнула за ним дверь.

— Я ничего не вижу, — забеспокоился Кларк.

Твайлайт с интересом наблюдала за своей жертвой. Она могла в любой момент наброситься на него и у того не было ни малейшего шанса. Ей захотелось поиграть, хорошенько разыграть аппетит. Контроль потерян под сильнейшим давлением инстинкта вампира...

— Ты правда хочешь узнать меня получше? — спросила пони, медленно облизывая губки.

— Если ты позволишь, конечно, — довольно произнёс жеребец.

Кобылка внимательно наблюдала за его неуверенным передвижением. Лёгкая добыча.

— Ты не могла бы зажечь свет? — попросила жертва.

— Зачем? Ты когда-нибудь знакомился с кобылками в полной темноте? — в ответ спросила Твайлайт.

Её краешки глаз улыбались ,а хищные глаза сканировали тело жеребца чуть ли не насквозь.

— Ну... если ты настаиваешь, — посмеялся Кларк.

— Да, настаиваю. Поверь, ты не пожалеешь, — вампирша начала медленно приближаться к жертве, предвкушая сытный пир.

Она нежно провела по нему хвостом. Кларк растерялся, он не знал насколько близко можно... "дружить" с Твайлайт, стоит ли переступать черту дозволенного, ведь трудно устоять обаянию красивой кобылки.

— Это всё так необычно, — признался он.

— Разве тебе не нравится? — Твайлайт лизнула его кончик уха.

— Я не думал что ты такая... активная пони. Вроде как тихая, скромная библиотекарь, — жеребцу стало жарко.

— Иногда так хочется выпустить некоторые порывы, желания, — вампирша кружила вокруг жертвы. — Ты знаешь что я сейчас хочу? Что ты заставляешь меня испытывать? — шептала она.

— Догадываюсь, — жеребец отчаянно пытался разглядеть в темноте обворожительную кобылку.

— Так скажи мне, — ещё тише прошептала она.

— Ты... хочешь... то, о чём я подумал? — спросил Кларк.

Твайлайт посмеялась.

— Ты такой робкий! Я хочу тебя всего! — прошипев, вампирша одним прыжком повалила жеребца на спину.

— Ай, — ударился тот об пол.

Твайлайт приготовилась вонзить в него свои клыки, как неожиданный порыв ветра распахнул ставни одно из окон и тусклый лунный свет пробился через тонкие занавески. На миг, её свечение заворожило волшебницу, жеребец же пытался собрать глаза в кучу от небольшого сотрясения и смутно видел единорожку.

— Что я делаю... — прошептала пони. — Что я делаю! — крикнула она и отпрыгнула в темноту. — Кларк, умоляю, уходи! Это всё ошибка! — прокричала единорожка, стараясь забиться в самый тёмный угол.

Зрение жеребца восстановилось, но теперь темнота в виде новой преграды не позволяла увидеть "очаровашку".

— Может... — начал он.

— Уходи! — крикнула пони.

— Я понимаю, у тебя наверное проблемы, срыв эмоций, я сам... — снова он не договорил.

Твайлайт не желала слышать его душевных речей.

— Кларк! — перебила она.

— Просто скажи, мы ещё увидимся? — быстро спросил он.

— Если сейчас не уйдёшь, то нет! Никогда! — кричала Твайлайт, начиная вновь терять контроль над собой.

Жеребец пулей выбежал из дома. Твайлайт даже выдохнуть не успела, как дверь вновь открылась и в дом кто-то вошёл. Вот теперь произошёл действительно срыв — ведомая хищным инстинктом, Твайлайт тут же набросилась на жертву и бесцеремонно впилась в неё клыками.

— Твайли, щекотно! — посмеялся Спайк, предположив, то единорожка решила его разыграть.

Зубы вампирши были не способны прокусить драконью шею, от чего она потеряла к помощнику как к добыче всякий интерес и вновь пришла в себя. Пришла и ужаснулась от того ,что только что не покусала любимого Спайка.

— Твай, перестань, я всего лишь на минутку зашёл и уже ухожу. Щекотно, отпусти, — смеялся он.

— Нэ мэгу, — пробубнила пони, пытаясь вырвать застрявшие клыки.

— Смотри, ты хоть и тяжёлая, но я смогу тебя вынести на улицу, — хохотал Спайк.

— Слушай, дэрагой... я же просыл не захадыт, хотэл одын побыть, да. Падажды, я щас... застряло я, да, — бормотала пони, пока Спайк заливался смехом. — Вах! — покашляла пони.

— Дэш права, в последнее время ты стала такой юмористкой. Ты что, обслюнявила меня? В холодильнике полно еды... Твайли-приколистка, — сказал помощник.

Кое-как кобылке удалось оторваться от Спайка и тот, продолжая хохотать, вышел из дома.

***

Несколько часов вампирша просидела на одном месте, бесконечно напоминая себе о том, кто она такая есть. Кошмарные фантазии то приходили, то уходили и пони вновь начала путать что реально, а что лишь игра воображения. От непрерывного психологического давления она сильно измоталась, хотела спать, но просто боялась позволить себе такую непростительную роскошь, ведь если она заснёт, то... И она заснула.

Очнулась пони в своей кровати, совершенно не помня как в неё попала. Кобылка тут же провела по зубам языком и к великой радости, клыков не обнаружила, да и самочувствие стало гораздо лучше. За окном маячил дружелюбный солнечный свет — Твайлайт ещё никогда не была так рада ему. Настоящее счастье.

Волшебница резво встала на ноги и только собралась заправить постель, как заметила грязь на простыне... такая же грязь была на копытах. Волшебница не понимала откуда ей взяться, но понимала, что в её памяти есть провал с момента засыпания на первом этаже и момента пробуждения на втором.

— Спайк? — крикнула она, но тот не отвечал.

Услышав сопение, единорожка заметила помощника, крепко спавшего рядом в корзине. Он не пострадал, что говорил его умиротворённый, вымотанный вид. Хоть от этого пони стало лучше.

Кобылка спустилась на первый этаж, привела себя в порядок и вышла из дома, в надежде что свежий воздух просветит её память. Её встретила удивительная тишина, точнее, нервный шёпот перепуганных пони, шедших в одну и ту же строну. Внимательно наблюдая за ними, кобылка пошла следом пока не вышла на окраину деревни, где собралась внушительная толпа зевак. Твайлайт не стразу заметила, как в центре лежал незнакомый жеребец. Он был необычайно бледным и почти не дышал.

— Что случилось? — спросила Твайлайт у знакомой пони.

— Врачи говорят, что бедняга потерял много крови, возможно поранился, вот только ран пока не нашли. Его забирают в больницу. Говорят, что возможно... ох, Селестия... дай ему выжить, — со слезами говорила кобылка.

Жеребец лежал на грязной земле, близ большой лужи. Грязь была в точности такая же, как несколько минут на копытах Твайлайт. Единорожка едва не впала в обморок от страха и нарастающего чувства вины, постоянно косясь на толпу, словно боясь, что они "узнают" и тогда всеми любимой Твайлайт Спаркл придётся ой как не сладко. Твайлайт боялась, что даже Селестия не сможет её защитить. Не станет защищать.