Автор рисунка: MurDareik
Часть 4 Часть 6

Часть 5

ЧАСТЬ 5

Едва солнце скрылось, забрав с собою тепло летнего дня, принцесса Луна приземлилась на ноги на окраине Понивилля, словно гончая, принёсшая с собой покров ночи. Из деревни доносились музыка, веселье — пони вовсю приступили к празднику. Особенно радовались жеребята, зная, что в эту ночь родители не станут загонять их домой пораньше, а позволят гулять чуть ли не до рассвета.

Луна посмотрела на ночное светило. Его холодный свет будоражил её разум, невольно напоминая о том, что кобылица по природе своей не такая уж и добрая, как считают другие. Её разум хранит множество страшных тайн, ужасных деяний прошлого... в том числе и до обращения в вампира.

— Прошлое есть прошлое, но нужно жить настоящим. Я теперь лучше той... кем была давным давно. Я справлюсь, выдержу. Пони жаждут моей любви, а я жажду от них её же, — принцесса настраивала себя на позитивное мышление, стараясь быть готовой как к тёплому приёму, так и к "вилам с факелами".

Неуверенность заставляла Луна прижимать крылья к телу всё плотнее по мере приближения к первым пони. Те, едва завидев её, сразу пали ниц. Аликорн ощутила их вкусный запах... клыки начали проситься наружу и сдерживать их было просто невозможно — принцесса выпустила их наружу. Заодно, в качестве маскировки, позволила проявиться хищным глазам и гриве стать более тёмной, что сделало её похожей на Найтмэр Мун.

Луна не ожидала такой радости в свой адрес — пони с возгласами встретили хозяйку ночи, а не как в прошлый раз — смиренные поклоны с застывшими от страха глазами. Пони были одеты в костюмы монстров и диких животных. Улицы украшались цветными ленточками, фонарями. Принцесса заметила в толпе жеребенка, одетого в костюм, сильно напоминающий Луну. Не отрывая от него глаз, аликорн грациозно подошла к юнцу. Толпа затихла.

— Скажи мне, почему ты избрал именно такой костюм? Неужели я кажусь тебе монстром? — расстроено спросила принцесса.

Жеребёнок разнервничался, перебирал копытцами и вилял хвостиком, больше похожим на маленькую метёлку.

— Принцесса Луна... я прошу прощения, что обидел вас своим костюмом. Я не нарочно, — пробубнил тот.

Толпа стала ещё тише, пропал даже шёпот.

— Ты одел сей наряд против своей воли? — насторожилась аликорн.

— Нет, я сам решил... — неуверенно говорил малец.

— Я не понимаю, — призналась принцесса.

Жеребёнок сделал несколько шагов назад под пристальным взглядом Луны.

— Ваше Высочество, простите... просто, все одеваются в костюмы чудовищ, а я решил выделиться и надеть костюм вас. Вы мне очень нравитесь... вы добрая и красивая, а ещё именно благодаря вам я могу не спать всю ночь и гулять этой классной ночью. Вы только не сердитесь, — бурчал жеребёнок.

Луна улыбнулась. Иногда логика смертных пони была ей непонятна, за тысячу лет всё сильно изменилось, а после возвращения, кобылица мало проводила времени вот в общении с пони, тем более, с жеребятами. В этот миг она обрадовалась что послушала сестру, явилась на торжество.

— Ты очень храбрый, — нежно произнесла она.

Толпа оживилась, праздник продолжился.

— Принцесса, — обратился жеребёнок к задумчивой Луне. — Вы не поиграете со мной? — спросил он.

— Конечно, — кивнула аликорн.

Жеребёнок тут же её обнял. Её душа безмерно обрадовалась выражению любви со стороны подданного, как вампирская сущность в очередной раз дала о себе знать, начиная кружить голову в потоке жестоких мыслей и фантазий. Луна поспешила вырваться из объятий жеребёнка, пока контроль ещё не был утерян. Тем не менее, как и обещала, она принялась играть с ним в мячик, зная, что пока находится в толпе, то хищные инстинкты самосохранения не позволят ей напасть на окружающих пони.

Принцесса была на седьмом небе от счастья! Она не думала, что разделение весёлого досуга с пони может быть таким увлекательным и познавательным, да и контроль удавалось держать довольно неплохо. Тем не менее, принцесса старалась избегать тесного контакта, чего нельзя было сказать о деревенских, явно считающим своим долгом хоть краем хвоста задеть аликорна, тем самым получив незабываемые впечатления на всю жизнь в стиле "я прикасался к самой Луне!".

Кобылица выбрала для визита Понивилль не просто так, на это было множество причин: относительная близость к столице, первую Кошмарную ночь она провела именно в нём и главное, в деревне была Твайлайт Спаркл. Единорожка столкнулась с первой тяжёлой ночью для вампира и Луна переживала, сможет ли та справиться с собой, выстоять. И в случае крайней необходимости, аликорн была готова принять определённые меры по защите местных пони от фиолетовой вампирши.

Время шло, пони всё не уставали веселиться. Праздник проходил удивительно гладко, не смотря на пришествие Луны и на маленькую вампиршу, томящуюся в собственном укрытии... Луна всё же решила проведать её и убедиться, что бедняжка справляется с тяжёлой ношей. Выйдя с оживлённой площади, аликорн сразу ощутила сильнейший голод и соответствующее желание.

"Проведаю Твайлайт и сразу полечу домой" — твёрдо решила Луна.

С каждым пони, попадавшемся на пути, вампиру всё труднее было сдерживать желание. Особенно притягивало то, что для неё они были лёгкими жертвами, фактически уже лежали на тарелке, оставалось лишь за малым...

В конце концов, принцесса добралась до библиотеки. Дверь и окна были плотно закрыты, света не было видно. С первого взгляда всё было спокойно, благодаря чему Луна несколько расслабилась. Но этого было мало — принцесса подошла ближе к дому и обострила своё вампирское чутью, желая узнать в каком состоянии находилась фиолетовая волшебница. Среди обилия помех, аликорну не сразу удалось сконцентрироваться на Твайлайт. Та определённо находилась в доме, но что-то было не так... её сердечный ритм был неправильный. Тогда Луна ещё больше напряглась и к своему ужасу поняла, что кобылка была дома не одна. Рядом с ней находился жеребец и тот испытывал страх.

Не желая позволить ученице совершить то, о чём она будет жалеть до конца жизни, Луна магически распахнула ближайшее окно и заглянула внутрь. На полу лежал незнакомый жеребец в полусознательном состоянии, но к счастью, запаха крови не ощущалось, а значит, Твайлайт не успела укусить его, хотя находилась как раз над ним сверху и явно не для акта любви. Волшебница выглянула в окно. Она приковано смотрела на ночное светило, напрочь не замечая Луну. Принцесса поняла, что месяц и свежий воздух приведут её в чувства, а сильный разум единорожки не позволит сделать глупость. Твайлайт успокоилась, её хищный взгляд ушёл, лишь зубки продолжали блестеть на свету. Она резко отпрыгнула в сторону, откуда крикнула жеребцу "Уходи!".

Луна не стала больше вмешиваться. Пришло время вернуться домой.

***

Толпа давно разошлась, пострадавшего отправили в больницу с неутешительными планами на его счёт, а Твайлайт смотрела на, окружающую лужу, грязь, пытаясь вспомнить как умудрилась потерять над собой контроль, выпустить собственного демона наружу. По всему телу единорожки проходила непрерывная дрожь.

— Я монстр, — прошептала пони с болью, шедшей из самой души.

Единорожка со всех ног побежала домой, что бы написать письмо принцессе Луне, признаться в потере контроля и быть готовой принять любое заслуженное наказание. На пути ей попались Флаттершай и Рэйнбоу Дэш. Точнее, волшебница сбила их ног на повороте, ведущем прямо к библиотеки. Сама-то она устояла, чего нельзя было сказать о подружках — те синхронно упали на землю, но в разные стороны.

— Девочки, простите, — Твайлайт протянула копыто желтокрылке, помогая той подняться на ноги.

Радужногривая отказалась от помощи, найдя в себе силы встать самостоятельно.

— Ты куда так спешишь? — спросила Флаттершай.

— Мне пора, — неожиданно сказала Рэйнбоу и покосившись на Твайлайт, улетела в небо, чего последняя как-то не поняла.

— Твайлайт? — Флаттершай потирала ушибленный бок.

— Мне так жаль, — сочувственно сказала единорожка, глядя то на желтокрылку, то на улетающую пегаску. — Похоже, я её сильно обидела, — вздохнула волшебница.

— Рэйнбоу всегда сама себе на уме, ты же знаешь, — Флаттершай пошевелила крылья и убедившись что они не пострадали, сложила их на боках. — Извини, а куда ты так спешишь? — спросила подруга.

— Мне срочно нужно написать письмо принцессе... Селестии! Я чуть про него не забыла! — солгала пони.

— Тебе помощь нужна? — вежливо спросила Флаттершай.

— В написании письма? У меня же Спайк есть. Ладно, ещё увидимся, — Твайлайт натянуто улыбнулась и побежала дальше.

Флаттершай что-то сказала ей вслед, но та не услышала, вновь погрузившись в размышления над ночными событиями.

Спайк ещё спал, а значит не увидит очередной тайной отправки письма, что было на копыто волшебнице. Воспользовавшись моментом, единорожка магически взяла письменные принадлежности:

"Дорогая принцесса Луна! Я не справилась и совершила непростительную ошибку, которая привела к тому, о чём вы меня предупреждали. Мне стыдно за содеянное, я разочаровала вас и готова принять на себя всю ответственность. Прошу ответить мне как можно быстрее, ваша клы..."

Твайлайт не успела дописать послание.

— Твай, ты пишешь письмо? — со второго яруса спускался дракончик.

— Я... я... — растерялась пони.

— Ох, снова с отчётами. Я понимаю, что будить ты меня не хотела из-за сложной ночки, но я же твой помощник. Ты закончила? — зевал тот.

— Я... эм... — единорожка свернула свёрток, не зная куда его спрятать... хотя, прятать уже смысла не было, лишь бы тот не прочитал текст.

— Позволь помогу, — дракончик изрыгнул на свёрток зелёное пламя и тот отправилось...

— Нет! — в ужасе прокричала Твайлайт.

— Что я не так сделал? — занервничал дракончик.

— Спайк! Срочно отмени отправку! Верни письмо! — кричала она.

— Я не могу... оно уже доставлено принцессе Селестии. Прости... — говорил тот.

— Ну кто тебя просил? Иногда, твоя инициатива только мешает и тогда толку от тебя никакого! — кричала единорожка.

— Я не хотел, — заплакал помощник и убежал в одну из комнат.

Твайлайт вышла из вспышки страха и ярости, но слишком поздно. Что написанное в письме, что сказанное помощнику, уже не вернуть. Кобылка подошла к запертой двери комнаты.

— Спайк, я не имела права так общаться с тобой. Ты очень хороший помощник, это я глупая... самая настоящая дура, — виновато говорила пони.

— Я бесполезен! Я не нужен тебе! — с обидой говорил Спайк.

— Пожалуйста, прос... — недоговорила единорожка, ощущая, как её окружает белая пелена, состоящая из тысяч мелких блёсток.

Через секунду кобылку стояла уже не перед деревянной дверью, а в просторном тронном зале королевского дворца, где в возвышенного трона смотрела на неё правительница Эквестрии со сосредоточенным выражением мордашки. С правой стороны находились просторные окна, примерно такие же, как и в заброшенном Тысячелетнем замке, из которого когда-то правила мудрая правительница. Сейчас же, её резиденция находилась в самом центре Кантерлота.

— Что стряслось, Твайлайт? — спросила Селестия.

У единорожки пересохло в горле. Вот так неожиданно столкнуться с дневной наставницей — фиолетка не была к таком готова. Принцесса спрыгнула с трона и быстрым шагом подошла к ученице.

— Ты написала письмо явно не мне, и я не нарушаю анонимность переписок, но коль свёрток попал ко мне, то я не могу всё так оставить, учитывая тот текст. Что тебя встревожило? И почему ты написала сестре моей, а не мне? — спрашивала Селестия.

Твайлайт, словно маленький жеребёнок, хотела убежать и спрятаться, лишь бы не стоять перед принцессой света.

— Прошу, не молчи, — сказала правительница, видя страх кобылки. — Ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь, ты же знаешь. Я готова помочь тебе в любой ситуации, что бы не случилось, — добавила она.

Твайлайт отвела голову в сторону.

— Хорошо, я позову Луну, раз ты ей больше доверяешь и не стану вмешиваться в ваши дела, — Селестия направилась к выходу.

— Стойте! — выкрикнула Твайлайт.

Аликорн обернулась и к своему удивлению, заметила на глазах ученицы выступающие слёзы.

— Мне никто не сможет помочь, даже вы! — крикнула волшебница.

Селестия подошла к кобылке и обняла крылом.

— Я сделаю всё что в моих силах, только откройся мне, скажи что тревожит твой юный разум, — сочувственно сказала Селестия.

Твайлайт была готова рассказать всё в мельчайших подробностях, выговориться, облегчить ношу, поделившись знанием с другой. В этот момент двери в тронный зал распахнулись — вошла Луна. Завидев подавленную Твайлайт и напряжённую сестру, та остановилась на месте.

— Сестрёнка, может ты мне объяснишь? — спросила Селестия, глядя на Луну.

— Что... объясню? — сосредоточилась Луна, с трудом скрывая волнение.

Селестия посмотрела на волшебницу, но та передумала болтать о вампирских проблемах и просто молчала.

— Почему Твайлайт пишет тебе письма? Ладно, это не важно. Что у вас за дела таки, от чего моя ученица так напугана, что боится даже мне рассказать о своих тревогах? Я жду объяснений, — строго сказала Селестия.

Луна поняла, что клыкастая ученица не выдала тайны, но была к этому близка.

— Селестия, это касается только нас обеих. Но заверю, ничего страшного, мы сами разберёмся, — выкручивалась Луна.

— Это касается и меня, ибо не могу смотреть на страх моей любимой ученицы и не иметь возможности оказать ей помощь, — сердито произнесла белая аликорн.

В тронный зал вошёл гвардеец.

— Принцессы, прошу прощения что отвлекаю, но прибыл восточный посол, — сообщил он.

— Разговор не окончен, — Селестия вышла из тронного зала.

Луна магически закрыла за ней двери и резко повернулась к Твайлайт.

— Ты пришла ей всё рассказать? Я же просила! — повышенным голосом говорила принцесса ночи.

— Я ничего не сказала! Я написала письмо вам, но он по ошибке попало вашей сестре! — единорожка указала на свёрток, лежащий на троне.

Луна магически его к себе подтянула, прочитала и отбросила на пол.

— Дитя, я знаю как тебе тяжело, но Селестия не должна узнать кто я такая... кто мы такие, — успокоилась аликорн.

— А вдруг она поможет? — спорила Твайлайт.

— Исключено и на это есть причины, о которых тебе не следует знать. — Луна подошла к высокому окну. — Лучше не будем возвращаться к этому разговору. Ты привлекла внимание Селестии, теперь мне придётся что-то с этим поделать, а учитывая её мудрость... будет нелегко, — принцесса смотрела в окно.

Твайлайт не понимала почему Луна защищает сестру от правды, ведь та действительно может помочь, да и оказать поддержку — не станет изгонять или ещё хуже — убивать. В глазах единорожки принцесса света была чуть ли не воплощением добра и справедливости. Но раз Луна так яро настаивала, пони решила не вмешиваться в их отношения.

— Я поняла. А что насчёт письма? Я вас разочаровала, — печально произнесла единорожка.

Луна отошла от окна.

— В тебе нет вины, — сказала аликорн.

— Я же выпила почти всю кровь у того жеребца! — удивилась пони.

— Я же сказала, ты не причиняла ему вреда. Не бери на душу грех, которого не совершала, — говорила аликорн.

— Почему вы думаете, что не я вина тому? — спросила пони.

— Ты... прошла первый экзамен. Ты никого не покусала, хотя была близка к тому. Очень достойный результат. Прошу, забудь ту ночь и живи дальше, — сосредоточенно говорила Луна.

Определённые подозрения начали закрадываться в голову Твайлайт, но та наотрез отказывалась в них верить, что сделало события прошлой ночью для неё загадочными. Что лишь разогревало её любопытство.

В тронный зал вернулась Селестия и по прямой подошла к Твайлайт и Луне. Все три кобылки молчали, лишь обменивались между собой взглядами.

— Твайлайт, можешь быть свободна, — сказала светлая.

Единорожка даже пискнуть не успела, как Селестия телепортировала её обратно в библиотеку.

— В чём дело, Луна? — спокойно спросила светлая, завершив магическое заклинание.

Принцесса ночи посмотрела на сестру страдальческим взглядом и не сказав ни слова, вышла из тронного зала, понимая, что в этот раз влипла по-крупному.

***

Очутившись дома, Твайлайт всё ещё трясло от недавнего напряжённого общения. Жизнь не просто изменилась, он стала сложнее и опаснее. Завидев Спайка, подметающего пол, кобылка вспомнила о недавней ссоре.

— Прошу, не сердись на меня, — жалостливо сказала пони.

— Я всё понял. Ты хочешь что бы я лучше работал и я докажу тебе, что лучше меня ты никого не найдёшь, — дракончик упорно подметал пол.

— Ты и так чудесный помощник, самый лучший в мире! Понимаешь, когда срываешься, злишься, то не следишь за тем что говоришь. Иногда это приводит вот к таким недоразумениям. Я не хотела тебя обидеть, во всяком случае, сделала это не специально. Ты можешь меня простить? — извинялась пони.

Дракончик отложил метёлку.

— Твайли, отличный текст для нового письма принцессе Селестии, не находишь? — улыбнулся тот.

— Ох, Спайк, — пони обняла помощника, ощутив, как хоть один камень гнёта пал с её плеч.

Дракончик ушёл за перьями в магазин, единорожка окружила себя книгами, читая издания по психологии, желая более качественно контролировать свои позыва и быть готовой к следующему полнолунию. Её рог светил фиолетовой дымкой. Вампирше для чтения вообще не требовался свет, но тот создавал для неё атмосферу уюта, напоминал о детстве, которое она провела в самодельных книжных замках, стараясь спрятаться от всех, думая, что общение нужно лишь в тех случаях, когда нужно что-то спросить или попросить.

Чем больше она читала пособий по психологии, том интересней становилось, но и голова начинала идти кругом от сложных терминов, оборотов. Нет, пони привыкла к сложностям, к тем же самым заклинаниям, которые понять могут только единороги, но книги по психологии писались психологами и из-за этого казались крайне запутанными, нелогическими и местами даже, абсурдными. Кобылке было сложно выделять для именно то, что ей казалось полезным. Читая некоторые книги, пони сомневалась в психическом здравии их авторов и удивлялась, как такой бред могли напечатать.

Инстинкты резко обострились, что то знакомое... За дверью раздался шорох. Твайлайт выпрыгнула из книжного насеста, инстинктивно понимая, что дверь просто необходимо открыть и немедленно. Из нижней щели торчал клочок бумаги. Снова мистер загадка и его "я знаю кто ты"? Твайлайт открыла дверь и посмотрела оп сторонам. Рядом с домом никого не было, лишь по дороге прогуливалась пожилая пара. Снова упустила. Подняв записку, Твайлайт вернулась в дверь. Ей было страшно читать послание. Точнее, совсем не хотелось. Тем не менее, любопытство взяло вверх:

"Я знаю что ты делала прошлой ночью. Что мне о тебе думать? Восемь часов, пруд"

Короткий, скомканный текст так и пестрил загадочностью. Некто знает... возможно видел что было на самом деле прошлой ночью в момент потери памяти, и Твайлайт хотела разобраться с тайной, узнать, она ли совершила злодеяние, или её не менее худшим опасениям предстоит подтвердиться. Незнакомец явно колеблется, возможно думает рассказать ли общественности, Селестии правду. Или он увидел то, что заставило его думать что кобылка не монстр? Твайлайт просто не могла пропустить этой роковой встречи.