Автор рисунка: aJVL
Часть 6 Часть 8

Часть 7

ЧАСТЬ 7

Жеребец неуверенно мялся около двери, ожидая завершения небольшого собрания доктора Мура. Рядом стоял большой кактус, почти полтора метра высотой. Доктор привёз его из дальних земель, когда был в командировке для диагностирования сложных случаев. Тогда он был ещё рядовым врачом, не имел своего имени, но как только спас пару деревень от лихорадки, к нему пришла известность, но увы, не надолго. Множество медицинских открытий Эквестрии быстро потопили в себе его имя, дав зелёный свет другим видным врачам. Кларк знал Мура почти пять лет. В последние годы тот изменился в худшую сторону, возможно из-за кризиса среднего возраста и не имея возможности попасть в медицинскую элиту, что было его мечтой, но плохим врачом, он из-за этого не стал.

Дверь открылась. Из кабинета вышло двое врачей, что-то бормочущих себе под нос. Кларк же прошёл в помещение.

 — Снова Кантерлот урезает бюджет, в этом году ремонта клиники не будет, а с потолка уже побелка сыпется. Может ты порадуешь хорошими вестями? Как дела с Твайлайт? — спрашивал Мур, сидя за столом.

 — Всё идёт по плану. Я начинаю ей нравиться, скоро попытаюсь встретиться, — довольно сказал Кларк.

 — Скоро? Ты не должен от неё отходить, я даже с главврачом договорился о твоём освобождении от дежурств! — разозлился Мур.

 — Она своенравная кобылка, не так всё просто, — гость вставил слово.

 — Мне нужны результаты, а не слова! Упустишь её — не видать тебе рекомендаций. Если в ближайшее время не предоставишь мне факты, то я найду другого желающего на чудесные бумажки, — ворчал Мур.

Слова доктора прозвучали словно гром среди ясного неба. Тот не хотел его подвести, желал максимально мягко обойтись с единорожкой. Время поджимало, на кону стояло его будущее. Ничего не ответив, жеребец вышел из кабинета.

***

 — Ты и её убьёшь? — прошептала Рэйнбоу, таращась на дверь.

 — Я никого не собираюсь убивать! Никогда! Рэйнбоу, ты в опасности, позволь помочь тебе, — взмолилась Твайлайт.

Шаги слышались всё чётче.

 — Только тронь меня, — страх пегаски перерос в гнев.

В этот момент дверь открылась и в комнату вошла ЭпплДжек.

 — Бабуля спит, я уж не стала её будить, — говорила рыженькая. — Оу, Дэш, я же велела лежать в постели, крылу нужен покой, — рыженькая заметила пегаску.

Рэйнбоу стояла у дальней стены, как Твайлайт нервничала как никогда.

 — У вас всё хорошо? — ЭпплДжек заметила беспокойство подруг.

Твайлайт прокручивала всевозможные варианты поведения пернатой подруги: убежит, расскажет фермерше, осмелеет и нападёт. Варианты всё росли, пока Рэйнбоу не сделала то, чего Твайлайт даже не пыталась предположить.

 — Мы просто болтали о новом ухажёре Твай и дошли до пикантностей, как вошла ты, — с улыбкой сказала Дэш.

Единорожку перекосило от удивления.

 — Пикантностей? А мне не захотела рассказывать, — ЭпплДжек дружески толкнула волшебницу в бок. — Ладно, поболтайте, а я приготовлю всем лимонада, — рыженькая вышла из комнаты.

 — Я так рада что ты поняла меня! — Твайлайт обрадовалась неожиданному прикрытию со стороны пегаски.

 — Не приближайся! — угрожающе сказала Рэйнбоу.

Твайлайт приоткрыла ротик, но так ничего и не сказала.

 — Если бы я сказала ЭпплДжек… я не хотела подвергать её опасности. Помни, рано или поздно она узнает! Все узнают! И тебя остановят! Ты больше никому не навредишь! А я считала тебя подругой! — разошлась пегаска.

 — Я никому не вредила! Просто позволь объясниться, — переживала вампирша, уже не зная как ещё достучаться до упрямой Рэйнбоу.

 — Бедный жеребец до сих пор в коме! А всё ты и твоя принцесса! Вы виноваты! — злилась пегкаска.

 — Подожди, ты видела что с ним случилось? Ты правда видела? — затароторила единорожка.

Пегаска отошла к другой стене.

 — Я внимательно за тобой наблюдала, ещё с момента, когда ты кусала Пинки Пай. Я всё видела! Не могу в это поверить… ты монстр, — Рэйнбоу посмотрела в пустоту перед собой.

 — Но я та же Твайлайт. Ты не даёшь мне даже слова вставить… Рэйнбоу, я попала в беду и не ожидала, что ты, моя подруга способна в одночасье отречься от меня — отвернулась единорожка.

Гнев пегаски прошёл, осталось только замешательство с нотками страха.

 — Ты можешь считать меня чудовищем, да кем угодно. Я же верна нашей дружбе и всеми силами защищу тебя, — сдавленно говорила волшебница.

 — Защитишь от кого? — спросила пегаска.

 — От принцессы Луны, — обернулась Твайлайт.

 — Я уже перестала понимать о чём ты говоришь, — пегаска помотала головой.

Твайлайт попыталась подойти поближе, но подруга остановила её вытянутым копытом.

 — Прошлой ночью ты была свидетельницей моей… кормёжки. Я вампир с недавнего времени, Рэйнбоу. Я так не хотела что бы ты об этом узнала, — вздохнула Твайлайт. — Но речь сейчас не об этом. Как ты знаешь, Луна тоже не чистокровная аликорн. Она знает что кто-то прошлой ночью, видел меня, но не знает кто именно. Принцесса слишком сильно печётся о своём секрете и не желает оставлять свидетеля в живых. Сомневаюсь, что она посмотрит на то, что ты моя подруга. Я хочу защитить тебя, — призналась единорожка.

 — Убить? Меня? Ты… правда не желаешь мне зла? — с надеждой спросила пегаска.

 — Если бы желала, то ты бы уже не дышала, — сухо ответила волшебница.

Рэйнбоу была в замешательстве.

 — Я не совсем всё поняла, но нить уловила. По крайней мере, это объясняет события с тем жеребцом, — озадачилась пегаска.

 — Расскажи, что ты видела? — оживилась единорожка.

 — Ты что, не помнишь? — усмехнулась Рэйнбоу.

Глядя на задумчивую мордашку подруги, радужная пони поняла, что та действительно ничего не помнила.

 — В ту ночь я внимательно наблюдала за тобой… — пегаска подошла поближе.

***

Хищные инстинкты настолько обострились, что разум волшебницы не выдержал и отключился. Движимая жаждой крови, вампирша шла по Понивиллю под полным диском яркой луны. Почти все пони спали, так и не догуляв праздник до рассвета. Твайлайт ощущала запах, знала в каких домах пони спали, сколько их было, насколько глубоким был сон… Единорожка забрела в пустой переулок, выбрала себе дом с самой аппетитной жертвой. Только собралась проникнуть в него, как её внимание привлёк гуляющий жеребец. Точнее, он неспешно шёл и зевал, явно намереваясь попасть домой после изнурительного праздника. Твайлайт стало интересно, ведь играть с игрой было так весело! Она бесшумно догнала его, шла прямо за спиной, думая что лучше, сразу напасть или попугать бедолагу.

Острые зубы были наготове, голод сводил кобылку с ума… один резкий прыжок и вот, жертва под ней. Но игра не удалась — от удара головой об землю жеребец потерял сознание. Единорожка недовольно закатила хищные глаза.

Рэйнбоу с ужасом наблюдала за проходящем с тёмного маленького облака, которое давно стало излюбленным ночным транспортом пегаски, позволяющим наблюдать за ночной жизнью тех пони, которые любили гулять по ночам. В этот раз, Рэйнбоу следила за Твайлайт, пыталась понять «что она такое» и к своему ужасу поняла, что единорожка настоящий монстр.

Твайлайт терпеливо ждала, пока жеребец придёт в себя. Она игралась с его ушами, покусывала их, лизала нос… Тут с неба спустилась тёмная фигура — пегаска сразу узнала принцессу Луну. На миг даже, забеспокоилась за Твайлайт.

 — Спаркл, ты его убила? — удивилась она.

 — Нет, я жду пока он очнётся и немного поем, — буркнула она.

Луна подошла поближе и внимательно посмотрела на ученицу.

 — Ох… влияние ночного светила, этого я и боялась, — принцесса помахала перед её носиком копытом, а та, следя за ним взглядом, пару раз попыталась его укусить.

 — Так ты не всю кровь хочешь выпить? — спросила аликорн.

Рэйнбоу была поражена спокойствию принцессы.

 — Нет! Я не хочу убивать эту еду… просто не хочу. Я совсем чуть-чуть, — озадачилась сонная волшебница.

 — Просто удивительно, — удивилась принцесса, глядя на сдержанность лунатика. — Сегодня тебе лучше воздержаться от кормёжки, иди домой, — сказала принцесса.

 — Я не пойду! Это моя еда! Моё! — вскочила Твайлайт и открыв ротик, зашипела на принцессу.

Аликорн расправила крылья и прошипела более зловеще, чем волшебница. Рэйнбоу чуть с облака не упала, увидев как выпирают клыки Луны.

Твайлайт ничего не сказала и покорно пошла прочь. Луна тоже хотела уйти, но что-то её остановило. Она ещё раз посмотрела на лежащего жеребца. Принцесса колебалась, было не понятно что творилось у неё на уме, как вдруг, её глаза стали драконьи и она со скоростью молнии запрыгнула на жеребца, вцепилась в его шею и начала пить кровь. Пегаска ощутила как седеют её перья…

Через некоторое время принцесса так же резко отпрыгнула.

 — Ох природа, что я делаю! Проклятый контроль! Я сильнее этого, — ужаснулась она.

Аликорн прислонила к его носу ухо, намереваясь узнать дышит ли он. Пегаска видела как медленно двигалась грудь жеребца, он был ещё жив. Это же поняла и принцесса. Прорычав и топнув копытом, аликорн стремительно полетела из Понивилля.

***

 — Я сразу подняла шум, ударив молнией на соседней улице. Проснувшиеся пони заметили жертву, вызвали врача. Ты не стала его убивать, Твайлайт. А вот принцесса… ей почти удалось. Я верю, что ты не желаешь мне зла, — улыбнулась пегаска.

 — Спасибо! — обрадовалась единорожка и обняла пегаску.

Та вновь испугалась ощутить в шее острые клыки, но ожидания не оправдались. Рэйнбоу в конец успокоилась относительно подруги.

 — Спасибо, — прошептав, — повторила единорожка, медленно отпуская пегаску.

 — Но почему ты вампир? Ты ведь не всегда была такой? — спросила Рэйнбоу.

Твайлайт рассказала подруге о загадочном подземелье, об обращении и о том, как стала клыкастой ученицей Луны. Рассказала о новых особенностях вампира, о том, как важно питаться кровью и что кормёжка не представляет угрозы другим пони. По просьбе Рэйнбоу, она рассказала два раза…

 — Я сохраню твой секрет, обещаю. Может, если я поговорю с принцессой… — начала пернатая.

 — Не стоит. Я не понаслышке знаю как быть вампиром, эта злоба, что идёт изнутри… Луна печётся о своём секрете, даже мне угрожала. Я думаю, что жива только благодаря тому, что я приближённая Селестии, а не вампир. Луна сама по себе добрая, замечательная… хищная натура — её собственный враг и я вижу как она с этим борется. Мне жалко её, жаль она не верит в спасение, не даёт сестре помочь ей, — рассуждала Твайлайт.

 — Так давай расскажем принцессе Селестии? — предложила Рэйнбоу.

 — Луна скрывается от неё и судя по усердию, есть какая-то веская причина, о которой она делиться со мной не спешит. Слишком опасно для всех, — отказала Твайлайт.

 — Ты правда сможешь меня от неё защитить? — спросила пегаска.

 — Держись меня пока не найду выход из этой ситуации. Я не дам тебя в обиду, — улыбнулась Твайлайт.

За дверью послышалось цоканье копыт — в комнату вошла ЭпплДжек, несущая на спине поднос с лимонадом и конфетами. Рэйнбоу хоть и была не в лучшем расположении духа, но мастерски замаскировалась под жизнерадостной улыбкой, что позволило подругам светски провести время.

***

Селестия обещала Луне не вмешиваться в её отношения с Твайлайт, но как любящая сестра не могла закрыть глаза на недавний выпад фиолетовой ученицы. Чутьё подсказывало ей, что в данной истории есть место беспокойству. Принцесса переживала, что Твайлайт могла попасть в неопрятности, а раз замешана Луна… то скорее всего из-за неё, ибо принцесса ночи не первый раз попадала в передряги в силу своего активного характера.

Перед правительницей в воздухе висел клочок бумаги, письмо, по ошибке попавшее не тому адресату. Селестия который раз перечитывала его, но текст не давал ни малейшей зацепки. Аликорн попыталась сопоставить происходящее с коматозным жеребцом, отчёт о котором лежал на столике её кабинета. Никаких связей. Хотя, случай был загадочным, медицина так и не дала ответа не кровопотерю. Твайлайт напортачила с магией? Селестия сомневалась что единорожка владеет чёрной магией, да и вообще способна допускать подобные ошибки.

Стук в дверь. Аликорн убрала письмо из-под носа и пригласила гостя войти.

 — Ваше Высочество, — откланялся кучерявый жеребец.

 — Ты нашёл что-нибудь? — спросила принцесса.

Детектив расплылся в довольной улыбке.

 — В доме Спаркл я обыскал все комнаты, лишь кладовка была закрыта на магический замок, но сомневаюсь что там есть что-то стоящее. Обыскивая стол, я нашёл это, — жеребец протянул принцессе мятую бумажку.

Принцесса магически её приняла:

«Я знаю кто ты»

Под текстом был странный рисунок, напоминающий то ли горы, то ли клыки хищника, было трудно понять.

 — Похоже, вашу ученицу кто-то шантажировал, только не понятно в чём и зачем, — жеребец почесал ногу об ногу.

 — Больше ничего? — спросила Селестия.

 — Это всё, — пожал тот плечами.

 — Пока свободен и не забывай, никому не говори о нашем деле, — напомнила аликорн.

 — Полная секретность, — подтвердил тот, выходя из кабинета.

Селестия ещё раз посмотрела на записку. Текс вогнал её ещё в больший ступор, нежели письмо Твайлайт. Рисунок всё же напоминал больше клыки… как у Найтмэр Мун. А вдруг письмо это издёвка? Вдруг, Луна не полностью очистилась от злого демона и Твайлайт об этом узнала? Селестия желала счастья обеим кобылкам, они были ей как родные и просто не могла дальше закрывать глаза. Как же ей хотелось верить, что она ошибается.

***

Ближе к вечеру девчачьи посиделки закончились. ЭпплДжек, как гостеприимная пони предложила Твайлайт переночевать на ферме, но та отказалась… хотела отказаться, но не могла оставить Рэйнбоу одну, тем более с раненым крылом. Единорожка, сама того не желая, поставила пегаску перед фактом, что будет ночевать в одной комнате с ней. Рэйнбоу не была рада тесному соседству с вампиром. Твайлайт тоже была не в восторге, учитывая довольно сильный голод и ночное влияние. Выбора просто не было. Если явится Луна, то несколько секунд и не будет пернатой сорванки. Волшебница не могла этого допустить.

ЭпплДжек выделила подругам для ночлега комнату на втором этаже. Небольшая, с двумя кроватями и просторным квадратным окном. Мебель была настолько старой, что погрузило комнату в атмосферу прошлого века. Своего рода, получился неплохой уют.

Рэйнбоу устроилась на кровати близ окна, как Твайлайт у тёмной стены комнаты. За окном ещё несколько минут слышались разговоры Эпплов, пока те не легли спать.

 — Твайлайт, а покажи зубы! — попросила Рэйнбоу.

Единорожка приподнялась на подушке.

 — Зачем тебе это нужно? Я не хочу тебя пугать, — отказалась волшебница.

 — Меня? Испугать? Ха! — усмехнулась пернатая.

 — То есть, пару часов назад ты не была трусливой кобылкой? — подколола единорожка.

 — Я не боялась! — отрицала пегаска. — Ну покажи! — настаивала она.

 — Не лучшая идея, к тому же я голодна, — отвернулась Твайлайт.

 — Ты не станешь на меня нападать. Так что покажи, — не унималась голубая.

 — Нет, — буркнула Твайлайт.

 — Я ведь не отстану. Покажи, — просила Дэш.

 — Ох! — единорожка повернулась обратно.

 — Покаж… — не договорила радужная.

 — Ладно! — перебила Твайлайт. — Сама напросилась, — единорожка закрыла глаза и резко открыв их, блеснула клыками.

Пегаска, пытаясь хоть что-то увидеть в темноте, потянулась к ней и свалилась с кровати.

 — Не ушиблась? — нагнулась Твайлайт.

Видя как над ней красуется клыкастая мордашка, Рэйнбоу едва удержалась, чтобы не заехать по ней копытом, но вспомнив что перед ней подруга, то отсеяла эту мысль. Хотя, всё же врезать ей почему-то хотелось.

 — Они тебе это… не мешают? — спросила пегаска, продолжая лежать на спине.

 — Неа, я привыкла. Скажи, очень страшно выглядят? — улыбнулась вампирша.

 — С такой улыбкой ты вряд ли кого-то напугаешь, — усмехнулась голубая. — А если серьёзно, то мне не страшно. Но незнакомая пони точно бы испугалась, — ответила Рэйнбоу.

Пегаска всё же поднялась на ноги и вернулась в кровать.

 — Представляешь, будучи одержимой луной, я укусила Спайка! Его кожа оказалась слишком прочной, я не смогла её прокусить, но застряла. Было странно торчать… в Спайке… и говорить со странным акцентом… кхм… слющай дэ, ты пащто толстый щкура такой, а? — хихикала единорожка.

 — А он чё? — смеялась пегаска.

 — Он думал что я его щекочу! — рассмеялась Твайлайт.

 — Жаль я не видела! — смеялась Рэйнбоу. — А если бы прокусила кожу, что тогда? — успокоившись, спросила она.

 — Я не знаю… но точно бы не причинила ему вреда. Рэйнбоу, я не такая! Если бы могла, то перестала быть вампиром! Я… — тараторила фиолетовая.

 — Расслабься, — пегаска махнула копытом. — Я уже поняла, жаль только не сразу. Ты же Твайлайт… Твайлайт! Ну какой из тебя монстр? — улыбалась Рэйнбоу.

Единорожка была счастлива знать, что есть такое пони, которую не пугает то, кто она есть такая.

 — Прохладно стало, не находишь? — спросила радужная, косясь на окно.

 — Я меня иной обмен веществ, я не чувствую холода, — отрицала вампирша.

Пегаска потянулась к окну и со всей своей пацанской грубостью, ударила по раме копытом. Окно с грохотом закрылось, при этом оставил на её копытце небольшую ранку. Запах крови снова нашатырь ударил в голову единорожки. Кобылка вцепилась взглядом в подругу, не замечая как её язычок с наслаждениям облизывал зубки.