Мы будем править с небес

Перевод истории про Майкла Дурранта, космического десантника, который попал в самый разгар Жемчужных войн - войны между Пегасами и Единорогами. В этой истории вы найдёте правду о том, как создавалась Эквестрия. Культура пони и идея "Жемчужных войн" взяты из замечательного фанфика "Ксенофилия".

Другие пони ОС - пони Человеки

"Дружба сильнее Войны!", Часть I: В преддверии бури.

«Год 1468 был странный, особенный год... Год, в котором таинственные знамения на небе и на земле грозили ужасными бедствиями и тяжёлыми невзгодами. Туча параспрайтов поела урожай, что предвещало множественные набеги, и большие территории на юге и западе привольной Делькрайны охватил голод, что привело к росту недовольства и мятежным помыслам в народе. Летом случилось солнечное затмение, потом в небесах запылала комета... В облаках над столицей Велькской Республики, Кантерстолью, явился гроб и огненный меч - предвестники необычайных событий. В июле выпал снег, а в декабре зазеленела трава; лето вдруг стало зимой, а зима - летом, времена года смешались. Такого даже старожилы не припоминали. Все обращали тревожные мысли и взоры к Вечносвободной Степи, к Кайрифухскому ханству - туда, откуда в любое мгновение могли хлынуть своры кровожадных псов...» - Виехрабий Кчажанский, летописец при дворе королевы Селестии.

ОС - пони

Путешествие за Желанием

Есть легенда, - могущественнейший артефакт таится в глубинах Юга, где только песок. И раз в 2000 лет – способен исполнить любые четыре желания. Земнопони Хелпер согласился сопровождать единорожку Мэмори, но не знал, в какую авантюру ввязался.

ОС - пони

My Little Дебил: Lopata Is Magic (148 проблем Биг Мака)

Внимание: Серьёзное отношение ко всему ниженаписанному наприемлимо! ЭТО ПРОСТО СТЁБ! НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ОТНОСИТЬСЯ К ЭТОМУ СЕРЬЁЗНО! Биг мак попадает в глупую ситуацию из которой ему надо найти выход, заручившись помощью единственного союзника – лопаты.

Биг Макинтош Другие пони

Сон

Представьте себе, что первобытная пони уснула на долгие века, а проснулась в современной Эквестрии? И этой пони оказалась маленькая Заира

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Дискорд Найтмэр Мун

Чертоги расколотого разума

Насколько материальны наши мечты? Что скрывается за простым воображением? Можно ли преодолеть ту грань, что отделяет иллюзию от реальности? Филип Фоняков никогда не задавал этих вопросов, но ему придётся найти на них ответы. Путешествуя по Эквестрии, стране его грёз, и живя в России на окраине, у него просто не будет иного пути. Ему придётся выбрать, что для него иллюзия, а что реальность.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Человеки

Принцесса Северных земель

Гарри жил в отдалённом северном поселении, пока по роковому стечению обстоятельств не был вынужден отправиться царство вечного холода за той, кого он так любил. Он должен исправить то, что посчитал непростительной ошибкой всей своей жизни.

Принцесса Луна Другие пони

Метка Сильвер Спун

Так какой же особый талант означает ложка? Сильвер Спун никогда никому не отвечала. Пока её новая хозяйка Рэрити не приказала ей открыть этот ужасный секрет, который Сильвер скрывала всю свою жизнь. Но теперь кобылка хочет, чтобы эта жизнь принадлежала Рэрити. Исполнит ли единорог желание маленькой земнопони? Или выбросит её?

Рэрити Свити Белл Сильвер Спун

Новый друг

Твайлайт мучала бессонница из за её умственных переутомлений, связанных с огромной любовью к чтению и изучениям. Одна из бессонных ночей стала последней каплей и она направилась к Зекоре за советом. Кто мог знать что это решение станет роковым решением в её жизни?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Кризалис

Если не изменяет память

Странно, как некоторые вещи застревают в памяти — места, пони, голоса, даже запахи. Стоит коснуться одной, как с головой накрывает волна воспоминаний накопившихся за всю жизнь. И столь же мгновенно волна отступает.

Рэрити

Автор рисунка: BonesWolbach

Поздравляем наших мам

Глава первая и последняя. (опять)

К нам во двор пришел странный земной пони. В черном пиджаке. В черной кепке. В черных штанах.

В зубах он держал маленький коричневый чемоданчик.

Он подошел к нас с Свити Белль и сказал:

 — Девочки, скоро день Восьмого марта. Я надеюсь, вы помните, что это за день?

Свити сказала:

 — Конечно, помним! А что? Вы думали, мы забыли?

А я сказала:

 — Вы к нам для того во двор пришли, чтобы напомнить? А почему вы нам напоминаете? У вас что, работа такая?

Этот одетый пони засмеялся и сказал:

 — У меня работа другая. Я работаю корреспондентом на радио. И если вы, девочки, хотите поздравить своих мам с Восьмым марта, то я запишу выше поздравление на пленку и ваши мамы услышат ее по радио.

Мы с Свити ужасно обрадовались!

 — Давайте, — сказала Свити Белль. — Записывайте. Я люблю выступать по радио. Чур, я первая!

Я вскричала:

 — Фигушки! Всегда ты первая! Чур, первая я!

 — Не ссорьтесь, — сказал корреспондент. — Она будет первая. — И показал на Свити Белль.

Мне стало очень обидно, потому что всегда она со своими зелеными глазами первая.

Я даже хотела уйти, но передумала. Во-первых, не так уж часто приходится выступать по радио, а во-вторых, я все равно лучше Свити Белль поздравлю свою маму.

Пусть не воображает, что у нее зеленые глаза!

Мы сели на лавочку.

Корреспондент открыл свой чемоданчик, в нем оказался магнитофон.

 — Вот сейчас я нажму на кнопку, — сказал корреспондент, — и ты расскажешь нам о своей маме. О том, где она работает и как ты ее любишь, а потом поздравишь ее с Восьмым марта. Поняла?

Свити Белль сказала:

 — Я уже приготовила подарок для мамы, поэтому расскажу о сестре.

Корреспондент нажал на кнопку, круги в чемоданчике завертелись и Свити громко заговорила:

 — Моя сестренка очень хорошая. Я очень люблю свою старшую сестру. Моя сестра работает дизайнером одежды в Понивилле, в бутике "Карусель". Она очень умная и красивая. Она висит на доске Почета Понивилля, потому что ее все уважают. Я поздравляю мою старшую сестру Рэрэти с Восьмым марта! Я желаю своей сестре здоровья и счастья. И я желаю, чтоб больше пони покупали у нее платья! А еще я желаю всем сестрам на свете! И чтобы их младшие сестры учились только на "хорошо" и "отлично"!

 — Стоп, — внезапно сказал корреспондент и нажал на кнопку.

Круги остановились.

 — Очень хорошо, девочка! — сказал корреспондент. — Как тебя зовут?

 — Свити Белль, — гордо сказала Свити.

 — Та-ак... Свити Белль... — записал корреспондент в записной книжечке.

 — Ну, а теперь давай ты, — повернулся он ко мне. — Говори так же, как твоя подруга. громко и отчетливо.

Почему я должна говорить так же, как моя подруга? Да я в тысячу раз лучше скажу!

Круги в магнитофоне завертелись, и я вдруг сказала хриплым шепотом:

 — Моя мамочка очень хорошая. Я очень люблю свою мамочку...

 — Стоп, — сказал корреспондент. — Не волнуйся. Говори громко и отчетливо.

Круги завертелись снова.

 — Моя мамочка очень хорошая! — закричала я. — Я очень люблю свою мамочку!

 — Стоп, — сказал корреспондент. — Зачем ты так кричишь? Говори потише... Начали!

 — Моя мамочка очень хорошая, — сказала я. — Я очень люблю свою мамочку.

 — Стоп, — сказал корреспондент. — Это уже было. Поздравь свою маму другими словами.

У меня защипало в носу. Круги магнитофона стали вдруг расплываться перед глазами...

 — Начали! — скомандовал корреспондент.

 — Я очень люблю свою мамочку, — сказала я. — Моя мамочка очень хорошая...

 — Веселей! — сказал корреспондент. — У тебя что, зубы болят?

Чтобы я не заплакала, Свити укусила меня за ухо, и я воскликнула:

 — Я очень люблю свою мамочку! Моя мамочка очень хорошая!

 — Что же ты остановилась? — сказал корреспондент. — Дальше...

Свити вновь укусила меня за ухо. Я сказала:

 — Она работает на погодной фабрике в Клаудсдейле...

Корреспондент кивнул: все, мол, правильно.

 — В Клаудсдейле, — повторила я. — И каждый день ходит на работу. То есть моя мамочка не ходит, она летит на работу, а мы с Ураном остаемся дома. Уран — это моя собака, и я его тоже очень люблю. Но мою мамочку я все-таки люблю больше. Она такая хорошая, кормит меня по утрам винегретом, манной кашей... Только я манную кашу не очень люблю. Терпеть ее не могу!

Я увидела, как у корреспондента делаются круглые глаза.

 — Да-да, я манную кашу ненавижу! Я говорю: "Мама, ну можно, я ее не буду?" А она: "Ни за что! Ешь — и все!" Я говорю: " Ну я же эту гадость есть не могу! А она: "Пока не съешь, не выйдешь из-за стола!" Не понимаю, почему нежно так мучить бедную кобылку?! Вот Свити Белль никогда так не мучают!

У меня слезы закапали из глаз. Я швыкнула, и вдруг вспомнила, что выступаю по радио! На всю Эквестрию жалуюсь на свою маму!

А все эта проклятая каша! Всякое соображение у меня отшибла!

 — Ой, ну причем тут каша! — закричала я. — Что она ко мне привязалась? Мамочка, ты не подумай, что я тебя не люблю! Я тебя все равно люблю! Правда-правда! Честное слово! Да если хочешь, я эту противную кашу с утра до ночи буду есть! Ты только не сердись, ладно? А то, когда ты сердишься, у тебя лицо злое. Я всю жизнь буду кашу есть, только не сердись. Я так люблю, когда ты добрая! У тебя тогда такое лицо красивое и смех замечательный! Мы всегда с папой смеемся, когда ты смеешься. И ты, пожалуйста, никогда не болей, ладно? А то мы с папой прямо умираем, когда у тебя голова болит, нам так тебя жалко! А еще...

 — Хватит, — сказал корреспондент. — Спасибо, девочка.

Жжикнула "молния", корреспондент закрыл свой чемоданчик.

 — Честно говоря, никогда в жизни еще не записывал такого поздравления, — сказал корреспондент.

 — Вы мое имя забыли записать, — сказала я.

 — А ты мне просто скажи. Я твое имя и так запомню. Ну, как тебя зовут?

 — Скуталу, — сказала я.

 — Как я тебя понимаю, Скуталу, — сказал корреспондент. — Я тоже в детстве терпеть не мог манной каши... Ну, ладно. Пока, девочки. Большое вам спасибо.

Он взял ручку от чемоданчика в зубы и ушел.


Восьмого марта я проснулась первая и сразу побежала включать радио. В шесть часов утра передавали "Последние известия", а нас со Свити Белль не передавали.

И в семь нас не передавали.

И в восемь.

И в девять нас не передавали и в одиннадцать в два...

И настало тридцать две минуты четвертого и нас стали передавать!

Сначала говорили про какую-то школу, где к Восьмому марта ученики выпустили альбом в фотографиями всех мам и вокруг фотографий нарисовали разные цветы. Вокруг одной мамы нарисовали розы, вокруг другой — маки, вокруг третьей — незабудки, а вокруг других мам разные другие цветы...

А потом разные жеребята и кобылки начали поздравлять по радио своим мам и сестер, и подумала:

"Вот, сейчас!.."

И вдруг голос нашего знакомого корреспондента сказал:

 — А сейчас свою старшую сестру поздравит кобылка Свити Белль.

Я закричала:

 — Мама! Мама! Иди сюда! За Свити Белль я тебя буду поздравлять!

И мама прибежала из кухни, и мы вместе с ней слушали, как Свити Белль говорила:

"Моя сестренка очень хорошая. Я очень люблю свою старшую сестру. Моя сестра работает дизайнером одежды в Понивилле, в бутике "Карусель". Она очень умная и красивая. Она висит на доске Почета Понивилля, потому что ее все уважают. Я поздравляю мою старшую сестру Рэрэти с Восьмым марта! Я желаю своей сестре здоровья и счастья. И я желаю, чтоб больше пони покупали у нее платья! А еще я желаю всем сестрам на свете! И чтобы их младшие сестры учились только на "хорошо" и "отлично"!"

 — Молодец, Свити Белль, — сказала мама. — Очень хорошее выступление!

Но я сказала:

 — Тише! Тише! Вот сейчас!.. Сейчас!..

И вдруг диктор сказал:

" Дорогие друзья, наша передача окончена. Шлите письма по адресу: "Понивилль, РадиоЮ редакция вещания для жеребят и кобылок..."

Теперь вы понимаете, почему мы со Свити Белль поссорились снова!