Автор рисунка: Noben
Глава 1. Внимание, Трэш! Глава 3. Cerebral Bore.

Глава 2. Brutal Death.

Глава будет длинной. В Эквестрии теперь есть интернет, мобильные телефоны, компьютеры, ноутбуки, плейеры и прочие девайсы.

Прошло два года. Мне стукнуло 15. Всё это время я была трэшером.

Рэрити, конечно, была в ужасе, когда нашла те шмотки, что мне подарил Макс. Она сразу поняла, что за музыку я слушаю. Конечно, она начала мне говорить о то, что эта музыка ужасна, что девушка не должна быть такой и т.д. и т.п. Но я её не больно то слушала. Она пыталась мне всё это запретить, не пускала на концерты и сходки, запирала в комнате. Но к тому времени я научилась неплохо колдовать, поэтому спокойно телепортировалась из комнаты куда мне надо.

Музыку я теперь слушала на полную катушку, а не как раньше, на минимуме. К тому же, я выучилась играть на электрогитаре. Рэрити ругалась, жаловалась родителям. Но я была очень упрямой, поэтому они ничего не могли с мной поделать.

Но тут случилось то, что повлияло на мою жизнь, изменив её в корне.

Трэш перестал быть популярным, как раньше. Он уступил место дэт-металу.

Этот жанр произвёл на меня ещё большее впечатление, чем когда-то трэш. Группы исполнявшие его, были поистине крутыми. Но особенно на меня производили впечатление их фронтмены. Здоровенные, накаченные жеребцы, мотающие длинными гривами, орущие гроулингом. Тяжелейшее звучание, бластбиты на большой скорости. Cannibal Corpse, Bloodbath, Six Feet Under, Obituary, Morbid Angel, Napalm Death, Deicide, Death... Вообщем, я стала дэтстером.

Однако, когда я слушала дэт, я была очень удивлена, когда встретила в дэт-метале девушек-вокалистов. Тогда я знала только троих — Ангела Госсов (Arch Enemy), Мария Абаза (Merlin) и Рунхильд Гаммельсетер (Thorr's Hammer). Я была под огромным впечатлением. И я твёрдо решила — во что-бы то не стало научусь гроулить так-же, как они.

Я спросила у Макса (он тоже перешёл на дэт), где можно научиться гроулить. Он сказал, что знает одного вокалиста, который ушёл с большой сцены и сейчас учит этому делу. Я попросила Макса договорится с ним о встрече. Он договорился,потом позвонил мне и сказал чтобы я в два часа дня подходила на звукозаписывающую студию по такому-то адресу и просил не опаздывать.

На следующий день я пришла по адресу. Макс встретил меня в коридоре и отвёл в кабинет, где меня ожидал Мастер. Я бегло окинула его взглядом. Единорог, на вид лет 40, серая шерсть, длинная чёрная грива, завязанная сзади в хвост, голубые глаза. Он окинул нас взглядом и попросил садиться.

— Так ты и есть та самая Свити Белль, о которой мне говорил Макс?

— Да. — ответила я.

— Значит, ты хочешь научится петь гроулингом ?

— Да.

— Ты знаешь что эта техника вокала очень сложна и требует серьёзной потготовки ?

— Да.

— Знаешь ли ты о том, что гроулинг нужно использовать только "правильный", иначе возникнут проблемы с голосом и гроулинг станет не в пример хуже?

— Да.

— Отлично. Но для того, чтобы я взял тебя в ученицы, тебе нужно будет пройти одно небольное испытание.

— Какое?

— Ничего особенного. Просто я хочу услышать, насколько у тебя хороший голос. Всё предельно просто — сейчас идёте в комнату записи, ты исполняешь какую-нибудь песню и затем несёте запись мне. Справишся?

— Справлюсь. — ответила я.

— Вот и замечательно.

Пятнадцать минут спустя.

— Ну что-ж, давай послушаем, что ты там спела — сказал единорог вставив диск в проигрыватель, надев наушники и нажав "Play".

Все четыре минуты, что шла песня, он сидел не проронив не слова. А затем, когда песня кончилась, он снял наушники и сказал:

— Свити, у тебя отличные вокальные данные. Я беру тебя в ученицы.

— А сколько стоит обучение? — спросила я.

— Нисколько. Для меня будет лучшим вознаграждением, если ты выйдешь отсюда, научившись хорошо гроулить.

Потекли долгие три года обучения. Я училась гроулить в тайне от Рэрити, т.к. если бы она узнала, что я такое творю со своим голосом, она точно бы меня убила. А лишний повод ей давать не хотелось, особенно после того случая...

Я продолжала ходить с этими дебильными цветными кудряшками, хотя прекрасно понимала, что дэтстеры такого посмешища на голове не допускают. Поэтому я сходила в салон, выпрямила волосы и перекрасила их в чёрный цвет. Рэрити чуть удар не хватил, когда она меня увидела. Я столько от неё тогда выслушала. Она ещё потом три дня на меня дулась...

Мы начали с простого. Сначала, надо было придать голосу достаточной жёсткости и "сломать" его. У меня это получилось довольно быстро.

Первый год я училась простому гроулингу, как например у "Death" или "Morbid Angel". Было трудновато, но я с успехом преодолела этот этап.

Второй год был ещё более сложным. Мне предстояло научится ещё более низкому гроулингу. Мастер говорил — чем ниже и экстремальнее — тем круче. Он заставлял меня работать диафрагмой, а не связками, т.к. это очень для них губительно. Мой голос приобрёл сильную хрипотцу, но я умело скрывала это. Этот этап я тоже успешно завершила.

Третий год начался с того, что я побывала на концерте тру-брутал-дэт команды под названием "Devourment". Зверский гроулинг Майка Майевски произвёл на меня самое большое впечатление, которое я когда либо испытывала. Также меня впечатлили такие команды, как "Dying Fetus", "Mortician", "Cannibal Corpse" и "Deicide". Я сказала мастеру, что хочу научится подобному гроулингу. Он согласился обучить меня ему, но сказал, что нагрузку придётся увеличить втрое. Я была согласна на всё. Для меня тогда было важно только одно — научится гроулить, как вокалисты вышеперечисленных групп.

Да кстати, вы наверное хотите меня спросить, не задвинула ли я учёбу? Нет, не задвинула. Учёба, на удивление, давалась мне легко. Я даже успевала помогать своим подругам — Скуталу и Эпплблум с учёбой и, благодаря мне, учились они вполне сносно. Это был уже выпускной класс. Мне исполнилось 18 лет. Правда у нас до сих пор не было кьютимарок, но мы больше так сильно не переживали из-за этого, как в детстве. Ну а Даймонд Тиара и Сильвер Спун больше не дразнили нас, после того как я в 9 классе одной сломала нос, а второй выбила несколько зубов и подбила глаз. Теперь они обходили нас за несколько метров, и никто больше не осмеливался нас дразнить...

Что-ж, вернёмся к нашим баранам. Я узнала о самых экстремальных видах гроулинга — гуттурале и пигсвиле. Я стала учится применять их. Вот здесь стало действительно сложно. Я проводила в студии целый день, пытаясь вытянуть безупречную партию. После занятий в груди ломило, в горле першило. Я ходила к Зекоре и пила специальные отвары для поддержания голоса. На вкус они были отвратительны, меня тянуло от них блевать, но ради моей мечты я всё терпела. Кроме того, я практиковалась дополнительно — дома у Макса. Он был старше меня на год, поэтому уже жил отдельно от родителей. Это принесло мне немалую пользу — теперь грудь и горло не болели после каждого занятия, гроулить стало не в пример легче. И однажды мне в голову пришла безумная мысль — совместить обычный гроулинг с гуттуралом и пигсвилом. Я попробовала. И невероятно — у меня получилось! Я практиковалась в подобном виде гроулинга каждый день и отточила его до безупречности.

Так незаметно пролетел и последний год в школе. Мы сдали экзамены, станцевали на выпускном балу, получили аттестаты — у меня, Скуталу и Эпплблум были отличные оценки. Мы были очень этому рады. И даже то, что у нас до сих пор не было кьютимарок, не омрачало этого.

На следующий день я пошла в студию для завершающего занятия, где я должна буду продемонстрировать, всё чему научилась за эти три года. Макс пошёл со мной. Мастер встретил нас и провёл в комнату записи. Затем сказал:

— Что-ж, Свити. Сегодня наш последний урок. Покажи мне всё, чему научилась. Спой свою любимую песню, которую знаешь наизусть.

— У меня есть такая песня — ответила я. — "Decency Defied", Cannibal Corpse.

— Отлично — сказал мастер. Сейчас я поставлю иструментал, а ты бери микрофон и пой.

Я взяла в копыта микрофон и приготовилась. Мастер и Макс уселись на стулья, затем Мастер левитировал к себе магией пульт и нажал на "Play".

Проигралось небольшое вступление и тут я "запела". Из моего горла вырвался "мясной" гроулинг, сопровождавшийся звериным гуттуралом и пигсвилом.

Я не контролировала себя, не понимала что делала. Я просто стояла и зверски орала в микрофон те три минуты, пока шла песня. Когда она закончилась, я положила микрофон и вышла из помещения звукозаписи.

И вдруг я услышала хлопки. Сначала редкие, а затем очень частые. Я увидела, что Макс и Мастер встали и аплодируют мне. Я была очень удивлена.

Первым заговорил Макс :

— Свити, это было... это было... просто охрененно!!!

— Спасибо. — ответила я.

— Не могу поверить, Свити! — сказал Мастер. — Ты сумела применить тот вид гроулинга, который я считал невозможным!

— И что это за вид? — спросила я.

— Это гроулинг-гуттурал — самый мощный и самый сложный вид гроулинга. Ты — первая, кто смогла применить его. И что самое интересное — твой гроулинг не отдаёт "женственностью", как например, гроулинг Ангелы Госсов или Марии Абазы.

— Что же получается, у меня теперь самый крутой гроулинг? — спросила я.

— Выходит, что да.

— Кстати, Свити, посмотри на свой бок. — сказал Макс.

Я посмотрела и... Обалдеть! Кьютимарка! Чёрный микрофон с выходящим из его шнуром.

— Поздравляю Свити. Ты открыла свой талант. — сказал Мастер. — Кстати, у меня есть для тебя подарок. Подожди немного, я сейчас.

Две минуты спустя.

— Вот Свити, держи. — сказал Мастер, протягивая мне какие-то ключи.

— Что это?

— Это ключи от моей квартиры в Кантерлоте. Теперь она твоя.

— Нет, что вы, я не могу принять такой дорогой подарок — сказала я.

— Мне эта квартира уже не нужна, Свити. Я не хочу возвращаться к этой городской суете. Я хочу дожить свои года в тихом и мирном Понивилле. Мне здесь очень нравится. А тебе надо подниматься, идти вперёд. Но тут у тебя нет никаких возможностей. Переезжай в Кантерлот, найди себе ребят с которыми ты захочешь работать и создай группу. Такую вокалистку как ты там с копытами оторвут! И я очень рад буду однажды услышать, что моя ученица Свити Белль стала лидером очень известной метал-группы. Я скажу больше — ты моя лучшая ученица. До тебя ещё никто не добивался таких результатов.

— Спасибо вам большое, Мастер! — сказала я и улыбнулась.

— Всегда пожалуйста, Свити.

— Ну ладно. Мы тогда пойдём. До свидания.

— До свидания Свити. Удачи тебе.

Едва мы с Максом вышли из студии, прямо нас набросился оранжевый вихрь, который оказался Скуталу. Она крепко обняла меня и закричала :

— Свити, я получила кьютимарку!

— И какую же? — спросила я.

— Вот — сказала она, поворачиваясь ко мне боком.

Там была серебряная молния с крыльями.

— И как ты её получила?

— Я лежала на облаке и вдруг увидела, как с другого облака свалился маленький пегас. Он камнем полетел вниз. Я рванула за ним, но он падал быстрее, чем я летела. Я боялась, что могу не успеть, но вдруг поняла, что я не имею права не успеть. Я должна спасти ему жизнь. И вдруг я почувствовала необычайный прилив силы и скорости, резко рванула вперёд и подхватила пегаса в паре сантимертов от земли. Ну а потом вспышка и на моём бедре красуется вот эта кьютимарка. Она означает то, что у меня талант к очень быстрым и опасным трюкам и полётам. Почти как у Рэйнбоу Дэш.

— Поздравляю Скут. Я кстати тоже только что её получила.

— Как? И у тебя тоже? В один день со мной? Покажи!

— Вот, смотри — сказала я и повернулась боком.

— Микрофон? — сказала Скуталу. — Похоже, мы обе нашли своё настоящее призвания. У меня — трюки, у тебя пение. Интересно, а Эпплблум случайно не...

— Девочки, девочки! — послышалось рядом и к нам подбежала Эпплблум. — Я получила свою кьютимарку.

У нас глаза на лоб полезли.

— И ты тоже? — хором спросили мы.

— Что тоже? — удивилась Эпплблум. — Неужели и у вас тоже...

— Да! — хором сказали мы и повернулись боками.

— Ого! У вас прекрасные кьютимарки, девочки! А вот моя! — сказала она и тоже повернулась боком.

Там была половинка яблока, внутри которой был молоток.

— Похоже, что мы все получили кьютимарки по назначению. У Скуталу отлично выходят трюки и полёты, я отлично пою, а Эпплблум одна стоит целой ремонтной бригады. — сказала я. — И похоже, что мы получили их в одно и тоже время.

И мы обнялись.

— Чтож, это дело надо отметить, — сказала Скуталу.

— А где? — спросила я.

— Я знаю один хороший бар. Там работает мой друг-бармен, так что отметим, как надо.

На следующее утро.

— Бляаа... — протянула я, с трудом поднимаясь с постели.

Хорошо вчера отметили, ничего не скажешь! Мы столько всего перепробовали — хоть цистерну наполняй. Я так нажралась, что еле смогла телепортировать себя обратно в "Карусель". Правда я очутилась в воздухе и больно приложилась об пол, но ещё повезло, что не на улице или внутри стены. Как добрались домой Эпплблум и Скуталу — мне уже было не важно. У меня сейчас было только одно желание — стакан воды и "Алкозельцер".

Еле сползя с кровати, я, переваливаясь из стороны в сторону, пошла к двери. В комнате невыносимо воняло перегаром и у меня адски болела башка.

Я спустилась вниз на кухню, налила себе воды и достала из аптечки "Алкозельцер". Выпила две таблетки, башка вроде бы прошла. И тут...

— С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, СВИТИ! — закричали со всех сторон.

Ебать! Я выронила стакан, но успела удержать его магией. Твою мать! Напугали до усёру!

— С Днём Рождения, милая, — сказала Рэрити, подошла ко мне и обняла.

Ё-моё, я же совсем забыла, у меня же День Рождения сегодня. Мне исполняется 19 лет. Да, не в самом лучшем виде я предстала перед гостями.

— Спасибо большое, ребята! — сказала я. Тут были Эпплблум, Скуталу, Макс, мама, папа, Рэрити, Твайлайт, Спайк, Рэйнбоу Дэш, Эпплджек, Пинки, Флаттершай и Твист.

Кстати, о Твист. Я, Эпплблум и Скуталу помирились с Твист, т.к. поняли, что она вовсе не собирается насмехаться над нами и презирать нас, несмотря на то, что у нас нет кьютимарок, а у неё есть. Сейчас она первоклассный кондитер, её фирменные лакричные палочки расходятся по всей Эквестрии.

— Ну вот, Свити, теперь ты старше ещё на один год — сказали мама с папой.

— Подумать только! Уже 19 лет! А я ведь помню тебя ещё совсем маленькую, когда я тебя ещё в копытах держала.

— Ну не начинай, Рэрити! — сказала я.

— Прости.

— Ребята, вы того... Присаживайтесь пока. Просто мне нужно привести себя в нормальный вид. Я быстро. — сказала я.

— Да, да конечно.

Я пошла обратно в комнату, открыла окно, чтобы проветрилось. Затем пошла в ванную, приняла душ и причесалась. Состояние и настроение улучшились, всё же не каждый день 19 исполняется.

Я вернулась к гостям и села за стол. Выслушала все поздравления, задула свечи на торте. Затем все начали танцевать. Потом все снова сели за стол, поели, выпили и часть снова пошла танцевать, а другая часть разговаривала между собой, усевшись на диваны. Я потанцевав, присела передохнуть и разговорилась с остальными. Так незаметно подошёл вечер. Все дарили мне деньги, потому что понимали, что сейчас они мне нужнее всего. Ещё раз поздравив меня, все гости, кроме Макса, Эпплблум, Скуталу, Твист и Спайка разошлись. Убравшись, мы ушли гулять. Решили отметить мою днюху по-своему. Купили по бутылке пива, присели под дерево и чёкнувшись, выпили. Потом долго гуляли по ночному Понивиллю, смотрели на звёзды, разговаривали. И тут я сказала ребятам, что завтра переезжаю в Кантерлот. Они сначала удивились, потом расстроились, но когда я сказала им зачем туда переезжаю, они моментом повеселели. Сказали, что когда у моей группы будет первый концерт, то чтобы я им прислала билеты на него. Я, улыбнувшись, пообещала. Мы ещё немного погуляли и разошлись.

Домой я вернулась в 2 часа ночи. Тихо, стараясь не разбудить Рэрити, я прошла к себе в комнату и завалилась на кровать. Я практически сразу уснула.

На следующий день я проснулась в полдень. Встав с кровати и наскоро умывшись и причесавшись, я пошла на кухню и позавтракав, отправилась на вокзал. Купив билет на поезд до Кантерлота на семь вечера, я стала думать, что мне нужно сделать дальше.

Я пошла к Мастеру и сказала, что сегодня переезжаю в Кантерлот. Мастер пожелал удачи, уточнил как пройти к моей новой квартире и сказал, что все бумаги он давно уже оформил, так что квартира теперь целиком и полностью в моём распоряжении. Там осталось и немного его мебели, которой он не привёз сюда, в том числе и кровать. Ну и напоследок сказал, что если будут какие-то проблемы или будут сильно нужны деньги, то я могу к нему обращаться. И я попрощавшись, ушла.

Затем я нашла Скуталу и попросила передать Максу, Эпплблум и Твист, чтобы они приходили в 6 часов к "Карусели", проводить меня на вокзал, и сказала ей, чтобы она сама тоже приходила. Скуталу, кивнув, улетела. А я пошла обратно в "Карусель".

Достав два чемодана и рюкзак, я стала упаковывать свои вещи. В один чемодан ушли плакаты и тому подобные вещи, в другой — одежда. В рюкзак ушло то, что было самым важным. Затем я достала кейс и упаковала в него свою электрогитару и принадлежности к ней, а усилитель, примочку и провода я убрала в специальный чехол. В общем, баулы подготовлены. Осталось только по тихому свалить, когда Рэрити не будет дома. А то я ведь её знаю — опять из себя "королеву драмы" корчить начнёт — цепляться за меня будет, слёзно просить остаться и всё такое. Конечно, это было несколько жестоко по отношению к ней. Нет, я конечно люблю сестру, но в конце-концов, мне уже 19 лет и я сама могу решать, как мне жить.

Я заперла комнату изнутри и телепортировалась на улицу и ушла решать кое-какие нерешённые дела.

Я вернулась домой в 6 вечера. Рэрити как-раз ушла по каким-то своим делам. Значит, всё пройдёт гладко. Я напялила на себя прикид — футболку, джинсы и джинсовую жилетку, расшитую нашивками, затем повесила рюкзак за спину и взяв магией чемоданы, кейс с гитарой и усилитель в чехле, спустилась вниз. У дверей уже ждали Макс, Скуталу, Эпплблум и Твист. Я оставила им вещи, а сама прошла на кухню и положила на стол записку.
"Дорогая Рэрити,

Я уезжаю в Кантерлот. Возможно, навсегда. Первое время не сможем видеться, т.к. я буду очень сильно занята. Умоляю, не волнуйся, не печалься и не плачь. Я уже самостоятельная девятнадцатилетняя девочка. Обещаю, что при первой же возможности приеду. Я очень тебя люблю."
Свити.

Я вышла из кухни, прошла по коридору, вышла из бутика и заперла дверь. Мой рог засветился и мы исчезли.

Мы появились на вокзале. До отправления было ещё полчаса, поэтому мы занесли вещи в вагон, а сами вышли на перрон. Постояв и поговорив 20 минут, мы попрощались и я села в поезд. Через десять минут поезд тронулся. Я помахала копытом своим друзьям и вскоре вокзал скрылся из виду.

Я вставила в уши наушники от плейера, включила музыку и погрузилась в раздумья...

— Станция "Кантерлотский вокзал"!

Я очнулась, быстро взяла все свои вещи и вышла из вагона на перрон.

Немного придя в себя и осмотревшись, я подняла сумки магией и пошла вперёд, в Кантерлот. Войдя в город, я достала из рюкзака бумажку с адресом, прочитала его и пошла вперёд.

Пройдя несколько улиц, я остановилась перед пятиэтажным домом. Я зашла в подъезд, поднялась на пятый этаж, достала ключи, открыла дверь и зашла в квартиру.

На удивление, в квартире было очень чисто и нигде не было пыли. Очевидно, это было какое-то заклинание, которое поддерживает чистоту, когда квартира пустует.

Я прошла внутрь. Квартира была двухкомнатной, была кухня, ванная, туалет, балкон и пара кладовок. Вообщем, было довольно уютно. В спальне был шкаф, телевизор, просторная кровать и комод. Я разобрала сумки, повесила и разложила вещи в шкафу. На кухне была посуда, вся она была чистая. Это было очень необычное заклинание, я пообещала себе, что научусь ему на досуге. Я достала из чемодана ноутбук и посмотрела в интернете новости, потом поставила все свои девайсы на зарядку. Вынула из кейса электрогитару — B.C.Rich, подключила к усилителю, поднастроила, поиграла малость, затем поставила её на подставку.

Я сходила в душ, вымыла голову, вымылась сама, приняла ванну. Затем, высушив голову, съев сэндвич с чаем, которые у меня были с собой и посмотрев телевизор, я легла спать.

Завтра будет очень активный день и мне нужно набраться сил.

Я начинаю новую жизнь.