Тысяча лет в одиночестве

Тысяча лет – немалое время. После изгнания, Луна отчаянно пытается справиться с одиночеством. И это её мысли.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Розовый удар

Десятилетия войны закончились обменом мегазаклианиями. Кантерлот пал, накрытый чудовищным розовым облаком. Принцессы мертвы. Судьба министров неизвестна. Рейнбоу Дэш покидает пегасов, укрывшихся на своих облаках, и спускается вниз, чтобы исполнить просьбу Пинки - доставить шары памяти в Министерство Крутости. Но она и не планирует возвращаться - отсиживаться за облаками когда внизу нуждаются в помощи не для неё. Но руководство пегасов не может позволить своей героине просто так покинуть их.

Рэйнбоу Дэш Гильда

Улётный треш!

Новые проказы Меткоискателей.

Эплблум Скуталу Свити Белл Гильда

Готовим с Пинки

Небольшая зарисовка из жизни Пинки и Спайка. Юмор, немного романтики и.. читайте в общем...

Пинки Пай Спайк

Дочь Принцессы

Радужногривая пегаска - дочь принцессы Селестии, оставившей семью, чтобы не подставлять ее под удар давних врагов

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Посланник дождя

Каждый сам создаёт свой ад и при должном старании даже утопия обернётся кошмаром. Но в мире, где идеалы дружбы и всепрощения ещё не были воспеты, чужаку стоит сделать лишь неосторожный шаг, чтобы превратить свою жизнь в череду падений.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Стража Дворца

Баллада о янтарном цветке

Сказание о пони и его любви. Зарисовка в стихах.

Принцесса Селестия ОС - пони

Мечта Скуталу

Теперь она - легенда.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Листопад

Каждый день неповторим, но похож на предыдущий. Каждый день учит нас новому, но при этом не сильно меняет нас. Каждый жеребёнок долгие одиннадцать лет учиться быть взрослым, дабы в один прекрасный момент, словно осенний лист, отделиться от ствола своих предков и наконец решить для себя - кто он?

Грэнни Смит Черили Другие пони

Мой маленький нейромант

Киберпанк во всей красе. К нейроманту - человеку, способному сотворить любое существо, поступает очень странный заказ.

Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: Noben

История начинается

Звон будильника. Сигнал о том, что очередной рабочий день готов был вот-вот начаться. Умывшись и позавтракав, я взглянул на календарь. 19 марта 2023г – воскресенье. Да, воскресенье у меня рабочий день и ничего с этим не поделать. Нужно же как-то зарабатывать на жизнь. Покинув маленькую, однокомнатную квартиру, я побрел по пустынной улице на работу. Этот район представлял собой полузаброшенные трущобы. Ещё бы, ведь пропасть между богатыми и бедными стала намного больше за последние годы. Коррупция достигла невероятных масштабов, поэтому прежнее правительство попросту плюнуло на это дело и свалило из этой страны с украденными миллиардами. Люди, вошедшие в Новый Парламент, ничего не могут поделать с экономической катастрофой, потому что практически не имеют власти, в отличие от “крупных предпринимателей”.

Вообще в таких районах опасно передвигаться даже днём, ибо многие их жители безработные, которые выживают только за счет грабежа посторонних. Однако у них было одно правило – не трогать людей, проживающих здесь. И если его кто-то нарушал, то над ним проводилась очень жестокая расправа. Наличие преступников в трущобах абсолютно не означало, что здесь все этим занимаются. С местными я был в хороших отношениях, поэтому вечером всегда можно было посидеть в приятной компании. Это были люди, которые не угодили высшему обществу. Среди них много преподавателей, врачей, спасателей, бывших военных. Многие из них потеряли работу и теперь с трудом сводят концы с концами. Поэтому каждый, кто работает, старается хоть как-то помочь им. Ведь чем меньше будет поступлений жалоб в полицию, тем больше шансов у нас всех выжить. Ходят слухи, что когда в одном из таких районов ограбили какого-то богатея, полиция начала глобальную чистку, в результате которой погибла почти четверть проживавших там людей.

Естественно, избавляться от таких районов мэр не собирался. Конечно, ведь здесь можно найти дешевую рабочую силу. Порой местные соглашались работать только за еду, что было на руку работодателям.

На улице было не особо холодно. Если учесть то, что я шел в легкой серой куртке, на которую была не одна грубо нашитая латка. Старые потертые джинсы всё ещё продолжали верно служить мне, правда им оставалось жить недолго. А вот с обувью проблемы были серьёзные. Идя по полуразрушенному асфальту, я чувствовал почти каждый камень, который так и норовил оставить свой след на моей стопе. Покупка одежды означала, что мне придется жить полмесяца без еды. «Может, у соседей что-нибудь найдется»

Впереди показался красивый двухэтажный домик, отчетливо выделяющийся среди этой разрухи. На одном из окон был наклеен плакат с изображением кошки с перевязанной лапой, а на бронированной двери висела табличка: “Ветеринарная клиника Арбери. Работаем ежедневно с 9:00 до 21:00”. Вот только конец рабочего дня, при наличии платежеспособных клиентов, иногда смещался до двух ночи.

Проведя магнитной картой по устройству, я вошел во внутрь. В освещенной приятным желтым светом приемной сидел на кожаном диване мой начальник. Короткая стрижка, маленькие хитрые глазки и басистый голос создавали особое впечатление. Я не любил этого толстого, заносчивого ублюдка, который на всё готов ради денег.

– Максим, что-то ты поздно сегодня. – Ухмыльнулся начальник.

— Извините, Павел Николаевич, такого больше не повторится. – Бросил я, проходя к своему кабинету-операционной. Да, я работаю здесь ветеринаром.

Аккуратно расставленная справочная литература на полках, чистый пол, инструменты, разложенные по своим местам – хорошо, что хоть уборщица периодически прибирается здесь. Правда иногда отсюда инструменты и некоторые лекарства “пропадают”.

— Максим, мне сегодня позвонили хозяева той маленькой собачки, которую ты вчера оперировал последней. Так вот, собачка скончалась, и они требуют вернуть деньги. Угадай, кто должен оплатить эту врачебную ошибку? – Вот за это я него и ненавижу. Ведь наверняка с псиной всё нормально, а он просто хочет платить мне как можно меньше.

–Понял. – Спокойно ответил я.

–Вот и ладушки. Ах да, ты часом не знаешь, куда пропал пузырёк с обезболивающим? – Начальник косо посмотрел на меня.

– Может его уборщица выкинула? Вы же сами понимаете, как они относятся к тому бардаку, который после меня остается.

– Да, конечно. В самом деле, как я мог подумать, будто ты крадешь препараты, чтобы раздавать их своим дружкам. – Директор стукнул себя ладонью по лбу.

– Жаль, что у нас каждый день работает разная уборщица, а то я бы заставил её заплатить за совершенный ей проступок. Но ничего, ведь у меня есть её данные. Позвоню в парочку мест, и больше она никуда и никогда не устроится. Что думаешь насчет этого? – Если я поддержу его, то поломаю девушке её и без того несчастную жизнь, однако если сознаюсь, то скорее всего лишусь зарплаты на два месяца и более. А то и самого уволят.

– Звоните, нечего таким работать в приличных местах. – Надеюсь, она меня простит.

Я каждую неделю стараюсь приносить отсюда хоть какие-нибудь медикаменты. Во время их выгрузки, которая происходит по субботам, никто практически не следит за ними. Поэтому умыкнуть одну ампулу или что-нибудь ещё в мелких количествах, не вызывая подозрения со стороны, было проще простого. Тем более, что камеры наблюдения “удачно” расставлены. Поэтому пока курьеры болтают с начальником, я в это время стараюсь что-нибудь стащить.

Однако вчера всё пошло не по плану. Доставляли какие-то новые лекарства, которые охранялись вооруженными охранниками. В результате чего у меня получилось забрать только обезболивающее под конец рабочего дня. Как погляжу, даже тут я прокололся.

– Кстати, слыхал новости про пони?

-Да, конечно. – «Ох, не нравится мне всё это»

-К нам сегодня одного привезут. – В голосе начальника звучало лишь одно – жажда наживы.

Совсем недавно ученые, помешанные на каком-то там мультфильме, по крайней мере они так говорят, смогли вывести новую породу пони с рогами, крыльями и странным строением конечностей. Теперь, среди богачей началась погоня за новоявленной диковиной. Естественно, за животными практически не ухаживают, а только таскают их на мероприятия и хвастаются. В этом я почему-то был уверен.

–Облажаешься – вылетишь с работы. Понял?

–Да, Павел Николаевич. Мне всё понятно. – Начальник покинул помещение.

Что же сегодня за день то такой? Сначала у меня содрали часть зарплаты, затем мне пришлось оклеветать уборщицу, а теперь ещё и пони? Какие ещё сюрпризы меня сегодня ожидают?


Рабочий день уже подходил к концу. Молодой крокодил, ручная пантера, павлин, фламинго – что-то нелегкий день сегодня. Попивая кофе, я прибывал в расслабленном состоянии, пока у меня была свободная минутка для отдыха. Но моему перерыву пришел конец, когда ко мне в кабинет зашла маленькая девочка в бирюзовом платьице, в сопровождении телохранителя – двухметрового лысого амбала и черном костюме. С телохранителями мне приходилось видеться чуть ли не каждый день. Поэтому к их виду я уже давно привык. Он держал на руках покалеченную рогатую пони с рыжей шерсткой и свисающей клочьями темно-зелёными гривой.

От удивления мне пришлось придержать рукой челюсть, ибо я впервые видел новый вид пони вживую.

– Доктор, помогите лошадке. Папа нашел её возле дороги. За ней гнались плохие собаки, и ему пришлось их наказать. Он мне так сказал. – Да уж, собаки в последнее время стали доставлять много проблем. Хотя может и “папаша” тоже принял участие в нанесении травм.

– Кладите её на стол и выйдите из помещения. Посторонним присутствовать запрещено. – Амбал положил пострадавшую на операционный стол и вышел из помещения, уводя за собой сопротивляющуюся девчушку.

Одно радовало – на медицинских препаратах и необходимой литературе начальник не экономил. Не знаю, где он её находил, но она не раз спасала ситуацию. Да и пони я бы не заинтересовался, если бы он не принес книжку, в которой описывалось строение тела этого нового вида.

Заперев двери, я принялся осматривать “пациентку”. Кобылка была без сознания, что давало мне шанс на беспроблемную операцию. Многочисленные укусы, сильная гематома в районе живота, закрытый перелом в основании заднего правого копыта – не так уж и страшно. Только я начал обрабатывать раны, как пони резко дернула головой и умудрилась укусить меня.

-Зараза, больно же. – До крови она не прокусила, но следы от зубов отчетливо виднелись.

-Ч-ч-ч-то в-в-вы хот-т-ттите сд-е-ела-ть со м-м-ной? – Испуганно говорила единорожка.

-Я пытаюсь тебе помочь! А ты меня кусаешь. – То, что пони заговорила со мной, было, мягко говоря, неожиданным. Я читал в книге, что этот новый вид умеет разговаривать, но его представители не особо любят показывать это. Нужно будет узнать, где он нашел эту книгу, ведь в магазинах её нет.

-Ладно, молчи. Сейчас я сделаю тебе небольшой укол, и боль уйдет. Только не дергайся, хорошо? – Я набрал в шприц анестезирующий препарат.

Пони недовольно повертела головой, явно не желая, чтобы ей делали укол.

– Значит ты не хочешь. Что ж, придется потерпеть. – Пони попыталась снова укусить меня, но из-за бессилия лишь пару раз дернулась.

– Пришло время посмотреть, что тут можно сделать.


Операция прошла успешнее, чем я ожидал. В результате чего через пару часов единорожка неуверенно стояла посреди помещения, пока я обрабатывал инструменты.

-Я н-н-не хочу возвращаться туда. – Хныкала кобылка.

-Ничем не могу помочь.– Бирюзовые глазки “пациентки” уставились на меня.

– И не смотри на меня так! Я выполнил свою работу, а остальное меня абсолютно не волнует.

-Максим, как оно там? – Начальнику было невтерпеж узнать о результатах операции.

-Всё в порядке. Можно забирать. – Сказал я, открыв тяжелую металлическую дверь.

-Спасибо вам. Мы вас не забудем. – Девчонка прыгала от радости вокруг рыжей единорожки.

-Только аккуратней, должна пройти пара дней, прежде чем кость окончательно срастется. – Сказал я лысому.

Гель Криль уже давно заменил собой устаревший гипс. Вводится в место перелома, начиная ускоренное сращивание кости в соответствии с информацией, заложенной на генном уровне. Он также ускоряет регенерацию клеток, позволяя любым ранам быстро затягиваться. Однако, из-за дороговизны производства, его применяют только при переломах.

Пони выжила, клиенты ушли довольные моей работой, а начальник, как обычно присвоит все средства себе.

– Ты хорошо сегодня поработал. Думаю, на сегодня всё. Ступай домой. – Директору явно хотелось побыстрее меня выпроводить, чтобы отметить сегодняшний успех. Ведь теперь, когда столь важный клиент остался доволен результатом, это может повысить финансирование клиники.

-Максим… не опаздывай. Чувствую, завтра особый день. – Я увидел солидную пачку денег в руках улыбающегося начальника.

-Это уж точно. Жидяра чертов. – Прошептал я.

-Что ты сказал?

-Ничего, Павел Николаевич. – Я вышел из клиники и отправился домой.


Мне не спалось. Не из-за того, что у меня под окном сидела пьяная орава и кричала во всё горло, не из-за твердой кровати, не из-за отсутствия отопления и теплых вещей или того, что я почти ничего не съел. Всему виной было знакомство с этой единорожкой. Давно спящее во мне чувство, именуемое жалостью, пробудилось. В такие моменты особенно трудно, когда хочешь кому-то помочь, но ничего не можешь поделать и ты вынужден просто надеяться, что всё обернется хорошо. Однако беспокойство продолжает тебя грызть и от этого никак не избавиться. Лишь со временем всё забудется.

— Господи, если ты существуешь – накажи этих зажравшихся богатеев за их отношение к животным. А также ученых, волею которых эти создания появились в этом, полном боли мире. – С каких это пор я стал верующим? Плевать.

Если кто-то и сможет помочь этим пони, то только не я. Я лишь могу временно прекратить их страдания, но не более. Меня прихлопнут как муху, стоит мне только начать дергаться. Так что если кому и хочется поиграть в героя-освободителя, то флаг ему в руки. Спасать пони – не по моей части. Мне просто хочется прожить как можно дольше назло этому жестокому миру. Лишь одна вещь заставляла меня не опускать руки – сделать смачный плевок в сторону чертового коррумпированного правительства, продажных полицейских и “высшего света”.

Сигнал будильника оповестил о том, что настало утро понедельника. Сегодня будет тяжело. Надеюсь, что обойдусь лишь парой смертей.


За этот день к нам в клинику обратилось более десяти людей. Причем половина из них пришла именно с пони. В этот раз мне пришлось столкнуться с пегасами. Крылатые ненормальные твари. Им помочь хочешь, а они тебе крылом по лицу. Чуть копытом один раз не лягнули. В прочем я старался подобрать наиболее “удачные фразы”, чтобы пони успокаивались как можно быстрей. Несмотря на то, что я не особо хорошо относился к ним. В основном из-за характера. Мне трудно было понять – каким нужно быть живодером, чтобы так поступать с несчастными животными?

Пока я подметал пол, сгребая в кучу коричневые перья очередного нервного пегаса, которому пришлось колоть успокоительное, ко мне зашел улыбающийся начальник. Ещё бы, столько заработать за сутки. Жаль, что мне ничего, как обычно не достанется.

— Максим, да мы с тобой в скором времени разбогатеем! – Я бы поверил ему, если не знал, кого он имел под словом “мы”.

— Конечно, Павел Николаевич. – Выдавил я из себя.

– Ей, чего это ты такой угрюмый? Веселей! Может, я даже тебе премию выплачу за твои старания.

– Хотя знаешь… Ой да брось ты это дело. Этим займется уборщица. – Начальник откинул в сторону веник. – Пойдём, я кое-что тебе покажу.

Нехотя я поплелся за начальником. Хорошо, что сегодня за меня будет убираться уборщица, ибо мне сейчас хотелось только одного – спать. Мы вышли в главный холл. Пока я стоял , начальник принялся рыться в столе.

– Вот. Держи, Максим. Ты заслужил эти деньги. – Начальник протянул тысячную купюру. Если учесть, что самый дешевый обед стоил около двухсот, то я вполне мог нормально поесть на эти деньги. Вот только наверняка он заработал не меньше сотни тысяч за сегодня.

– Спасибо, Павел Николаевич за вашу доброту. – Взяв деньги, я направился к выходу.

Только я решил выйти на улицу, как в проходе возник здоровяк, который приходил вчера с девчушкой.

— Что-то случилось? – Взволнованно спросил начальник.

— Да. Вылеченная вашим работником пони сбежала и скрылась где-то в этом районе. Поэтому мы проверяем все здания и закоулки, чтобы найти её. – Телохранитель выдал информацию, не показывая никаких эмоций.

-Нет, мы никого не видели. Правда, Максим?

-Да. – Сухо сказал я.

Телохранитель позвонил по телефону. Что он говорил в трубку, я не понимал, но дело явно ничем хорошим не пахло.

— Позвольте нам осмотреть ваш дом.

— На каком основании? Предъявите ордер, раз на то пошло– «Ох, что-то сейчас нехорошее произойдёт»

– Ордера нет, но раз вы так уверены, что этой пони здесь нет, то извините за беспокойство. – Амбал вышел из здания.

–Вот и катись отсюда, нечего вам рыскать в моей клинике. – Такими фразами начальник себе наживет немало врагов.

– Спокойной ночи, Павел Николаевич. – Не дождавшись ответа директора, я вышел на улицу.

По пути домой я вдруг почувствовал боль в затылке, и в глазах потемнело.


Придя в себя, я заметил, что лежу на холодном полу знакомой операционной. Не знаю, сколько времени я был без сознания, но за окнами всё ещё была ночь. Свет был тоже выключен, поэтому разглядеть практически ничего не получалось. Рядом с собой я слышал приглушенные стоны. Первым делом необходимо было включить свет. Я знал, где находится выключатель. Ведь за столько лет работы мне уже не раз приходилось сталкиваться с такими ситуациями. Кое-как поднявшись на ноги, я направился в сторону распределительного щитка. Нащупав нужный рубильник, я включил свет.

То, что предстало передо мной в операционной, ужаснуло меня. На операционном столе лежал связанный начальник, а в углу помещения сидел тот самый здоровяк, что заходил к нам. В руках он держал пистолет с глушителем. Причем ствол был направлен на меня.

– У босса есть к тебе разговор. – Громила протянул мне телефон.

Подбежав как можно быстрее, я взял дрожащими руками устройство и прислонил к уху.

— Не беспокойтесь, Максим. Ваш коллега обманул одного из моих друзей. А я не люблю, когда кто-то делает так. Мне нужны ответственные кадры. Да и этому месту нужно немного преображения. Что скажете, Максим?

–Я… я…

–Да, я понимаю вашу растерянность. Всё получилось немного не так, как планировалось. Но не беспокойтесь. Я обеспечу вам должное финансирование. Ну так что, согласны? – «А что мне ещё остаётся»

–Да. Я согласен. – Собрав себе всю уверенность, сказал я.

– Вот и отлично. Однако остается кое-кто лишний. Теперь, Максим, вы должны решить – что же делать с бывшим директором. Можете избавиться от него, как от свидетеля. Можете оставить его в живых. Это ваш выбор. А теперь будьте добры передайте телефон моему человеку. – Мне суждено было решить судьбу человека, которого я ненавидел всё то время, что я здесь работал.

— Ладно, передаю трубку. – Телефон снова оказался у громилы.

–Думаю, настало время расплаты. – Ярость во мне достигла критической точки.

– Убить его! – Сказал я амбалу.

Тот ничего не сказал в ответ. Лишь подошел к лежащему без сознания моему бывшему начальнику и пустил ему пулю в голову. Вот и всё. Теперь клиника принадлежит мне. Здоровяк снова передал мне трубку.

– Как я понял, вам необходимо избавиться от тела?

–Эм…да.

– Не вините себя в его смерти. Ведь если бы он относился к вам лучше, то этого могло и не быть. Считайте это возмездием. А теперь ступайте домой и выспитесь. Мои парни всё уберут. – Я отдал трубку телохранителю и направился вон из клиники.

Придя домой, я, не раздеваясь, лёг на жесткую кровать и принялся обдумывать произошедшее сегодня. Настало время показать себя этому миру.


Прошла первая неделя с тех пор, как я стал директором клиники. Клиника получала хорошее финансирование. Я даже заказал новое оборудование для операционной. Также мне стало известно, что тот богатей, благодаря которому я стал директором клиники, поговорил со своими знакомыми и теперь они стараются всячески помочь пони. Похоже не только на меня одного повлияли пони.

Несмотря на то, что найти хорошего ветеринара было трудно, ко мне периодически приходят на помощь местные. За что я им очень благодарен. Во время работы, я старался обучать их азам и давал деньги на покупку продуктов и одежды. Но, несмотря на помощь, мне с каждым днём становилось всё хуже, ибо справляться со всем у меня получалось с трудом.


Подходила к концу вторая неделя после моего назначения. Случилось то, чего стоило ожидать. Брони – люди, которым небезразлична судьба пони в этом мире начали серию забастовок, окончившуюся тотальным погромом. В результате чего среди нищих начались волнения, которые привели к вооруженным столкновениям. Простой народ освобождал пони из элитных домов богатеев.

Ну, а я держался из последних сил. Стимуляторы и кофе перестали помогать. Мне не раз звонили и предлагали закрыться. На что я отвечал им отказом.

Пони доставалось не меньше в перестрелках. Другие ветеринарные клиники в центре города закрылись, поэтому моя клиника превратилась в подобие полевой больницы. Плевать мне на разжиревших олигархов. Я лечил животных и буду продолжать до последнего вздоха. Этот мир слишком долго вытирал об меня ноги. Это мой звездный час и я им воспользуюсь.

В народе, который мне старался помочь всем, чем возможно, прошел слух о появлении какой-то Селестии. Именно это и сподвигло народные массы на выступления. Но мне было как-то не до этого. Бедные пони мало им было издевательств со стороны некоторых богачей, так ещё и это.

Также краем уха я услышал, будто какие-то олигархи поддержали восстание. Пожалуй, я даже знаю кто это.

В этот же вечер я стал свидетелем невиданного зрелища. Белоснежная лошадь с рогом и крыльями прошла в операционную, заливая его ярким светом в сопровождении двух людей, в которых я узнал тех самых ученых. К тому времени я заканчивал оперировать последнюю пациентку с пулевыми отверстиями. Почти все покинули это место через тайный туннель на складе, который ведет в другой конец города, потому что мэр вместе богатеями послал кучи отрядов наемников избавляться от всех, кто помогает пони или брони.

— Здравствуй, Максим. Я о тебе наслышана. – Сказала белоснежная.

— Я не знаю, кто вы, но вам лучше убираться отсюда. Здесь небезопасно. – Я закрыл металлическую дверь, ведущую в операционную, придвигая к ней шкаф.

— Я принцесса Селестия. Я здесь, чтобы освободить наш народ от оков рабства.

— Понятно. – Похоже, ученые опять решили поиграть в богов, и вот, что из этого вышло.

– Не совсем. Мы решили исправить то, что натворили. Ведь весь этот бардак – наша вина. – Сказал один из парней.

— Хорошо. Отправляйтесь к остальным через подземный путь. – Указал я в сторону склада.

— А как же ты? – Спросила принцесса.

— Я вас догоню, только возьму пару вещичек.

Помогая единорожке, ученые и принцесса скрылись в проходе. Включив таймер взрывчатки на складе, я закрыл мощный бронированный люк. Семь минут. Именно столько необходимо времени, чтобы уйти на достаточное расстояние от взрыва. Система проектировалась бывшим директором. Если таймер активирован, то его уже нельзя остановить, а при любой попытке обезвредить взрывное устройство происходит немедленная детонация. Находящейся здесь взрывчатки хватит, чтобы от здания не осталось камня на камне. Наверняка пони будут говорить об этом, как о великом самопожертвовании. Если учесть, насколько мой организм истощен, то мне осталось не меньше двух-трёх дней.

«Теперь, нужно лишь подождать». Открыв ключом секретный ящичек в своем столе, я достал оттуда пистолет. «Вот так и закончится моя жизнь? Это конец?»

За дверью послышались множественные шаги. Четыре направленных взрыва снесли мощные петли, и группа наемников, кинув светошумовую гранату устремилась во внутрь помещения. Я успел сделать пару выстрелов, после чего мне заломили руки за спину и вывели на улицу. Один солдат направил автомат на меня, но от выстрела его остановил другой наемник.

— Мы знаем, что ты их где-то прячешь. Отвечай, паскуда! Где они? – От удара в челюсть я повалился на землю.

— Да пошел ты! – Удар ногой в живот. «Чёрт, ну и боль»

— Ещё раз спрашиваю! Где они? – Ствол пистолета уперся мне в лоб. До взрыва оставалось несколько секунд.

— Выкусите…