Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Старлайт Глиммер (наконец-то) срывается

Старлайт проводит в офисе ночь в одиночестве, думая о своей жизни и своём предназначении. Результаты не очень.

Твайлайт Спаркл Спайк Бэрри Пунш Старлайт Глиммер

Ракхэн

Ракхэн — с одного из древних мертвых языков означает «стихия». Проше говоря, Ракхэном называли существо способного управлять всеми силами природы: водой, землей, огнем, воздухом и молнией. Но кто способен управлять такой силой, кто достоин владеть ею. Может дракон, а может быть грифон. Нет, судьба выбрала представителя совершенно другого вида. Стихии стали частью совсем обычного единорога. И теперь он должен решить, как он будет ее использовать. Будет ли он использовать ее во благо или же искушенный силой использует ее во зло. Это история началась еще до того, как принцесса Селестия отправила свою сестру, принцессу Луну, в заточение на тысячу лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Мой маленький пони: возвращение Охотницы

В Понивилле новенькая пони! Пинки Пай не терпится познакомиться с ней и, конечно же, сразу же устроить двойную вечеринку в честь новенькой и в честь нового знакомства. На вечеринке Эрлиада улыбается в первый раз после стольких лет. Но тут случается то, отчего Эрли как раз и не могла позволить себе улыбнуться...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони

Три фантазии. Сборник новелл.

Один-единственный фэндом может дать материал и для романтического рассказа, и для кровавого детектива, и для бодрого экшна. В этом прелесть мира MLP:FiM: он даёт неограниченный простор для фантазии.

Дружба это бюрократия: брачные законы

Кризалис была выброшена из Кантерлота любовью Шайнинг Армора и Кейденс друг к другу. Но она еще не проиграла - у нее есть секретное оружие против них. Оружие, которое доступно лишь древнему, пожирающему любовь существу с живым умом и армией шпионов...

Принцесса Селестия Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Кто ты, Тень?

На долю Кристальной Империи пришлось немало бедствий за всю её долгую историю, но она пережила все напасти и выстояла. Однако перед лицом новой таинственной угрозы империя оказалась бессильна, ведь враг ударил в её самое уязвимое место.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Старлайт Глиммер Санбёрст

Парящие Пегасы

День из военной жизни Рэйнбоу Дэш, рядового 11-ой воздушно-десантной дивизии, также известной как "Парящие Пегасы"

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Сорен Другие пони

Вежливые люди

Ничего необычного. Просто "Зелёные человечки" попали в Эквестрию.

Рэрити Человеки

Твайлайт обречённая

Твайлайт Спаркл доводилось сталкиваться с Найтмэр Мун, Дискордом, Королевой Кризалис и уймой прочих врагов и проблем. Но наконец ей попадается достойный противник. Клейкая лента.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: BonesWolbach
Искупление, оно как кровь. Эпилог.(От лица Твайлайт Блэк)

Правда куда страшнее, чем кажется.(Конец).

Что может происходить у меня в голове? Да много чего, сейчас я думал о том, что будет со мной. Что будет с ними. Если они попытаются убить меня, то Эйли убьёт их. Исходов и построений логических цепочек событий так много, что начинаешь путаться в них, понимать, что может произойти что угодно. Почему я отключился? Меня не могла пробить пуля с крупнокалиберного оружия, зато пробил коготь существа, которое вообще мне ничего бы не смогло сделать. Что со мной случилось? Пустота была нескончаемой, а я как будто тонул в ней, как в воде. Звуки вокруг стихали, а вскоре я уже ничего не мог разобрать, нависла лишь темнота и тишина, которые убивали меня. Я не думал, мыслей вообще не было. Что-то со мной точно не так.

— Как ты думаешь, пустота она красивая? — раздался голос позади меня. Я резко обернулся и увидел того самого аликорна, вновь. — Ты не ответишь, я знаю. Что ты такой удивлённый? Не часто мы с тобой видимся.

— Что со мной? Только не надо говорить, что я умираю, вот только не надо... — произнёс я в полной панике.

— Нус, начнём с того, что вчера ты отдал Эйли частичку себя, чего лучше не делать. Теперь ты уязвим, уязвим для всего. Уязвимость бы твоя прошла, но ведь ты полез в пекло и теперь балансируешь на грани жизни и смерти. Да, как бы не было прискорбно, но ты умираешь. Видишь пустоту вокруг? Она становиться гуще. Скоро у тебя в голове вообще ничего не останется и тогда... Тогда ты умрёшь. Сейчас выбор за тобой, сражайся с сущностью, которая хочет умереть или прими её и умри. Теперь выбор только за тобой... — аликорн улыбнулся и его как ветром сдуло. Он рассеялся в воздухе.

Я услышал дыхание позади и обернулся, на меня уставился я же сам, только весь в крови и бледный, шёрстка выцвела, а в глазах пустота. Он резко откинул меня, а я упал, пролетев несколько метров. Боли вновь не было, а когтей и крыльев тоже. Руки отказывались загораться. Образ меня мёртвого дергался и резался, а он медленно подходил ко мне. Он хотел одного, моей смерти. Он вновь хотел откинуть меня, но я успел увернуться, но тутже мои уши пронзились рёвом, столь тонким, что мозг чуть не разорвался, а сущность ухватила меняза горло, а затем отшвырнула. Вокруг хоть и была пустота, но я врезался во что-то твёрдое. Боль... Куда она делась? Её место сменило новое чувство. Вместо боли я хотел умереть, всё больше и больше. Из тёмных глаз сущности потекла алая кровь, а оно вновь издало такой рёв, что я зажал уши, дабы не слышать его. За этот короткий промежуток времени, примерно пол секунды, сущность подлетела ко мне, пронзя воздух, и схватила за голову, устремляя мой взор в тёмные глаза. Я чувствовал, что смерть близко, даже очень близко. Я чувствовал, как погружаюсь в полнейшую пустоту. "Конрад... Это я, Лира, слушай меня внимательно, как бы ты не хотел, как бы ты не желал умирать, не умирай. Я не злюсь на тебя, это всё моя вина. Очнись, слышишь? Только очнись, не вздумай померать. Дыши, дыши твою мать! Не вздумай умирать, только не теперь. Очнись!" — пронёсся голос у меня в голове, а руки мои загорелись ярким пламенем. Я схватил сущность за голову и медленно начал сжигать её. Очень медленно, но она вопила и издавала душераздирающий вопль, из спины моей потекла кровь, а затем я расправил крылья, когти вырвались из моих пальцев, а из ушей потекла кровь. Боль вновь вернулась ко мне, а я вставал на ноги, а сущность падала, сгорая в моём пламени. Пустота вокруг сменялась цветными красками, а затем и вовсе пропала. Когда сущность полностью сгорела, я уже находился на берег озера, окружённого лесом. А на воде отражалась луна, которая светила очень ярко. Пепел сущности развеял ветер, а руки потухли, когда я опустил их в воду. Я взглянул в воду и увидел её. Принцесса Луна! Она смотрела на меня, я видел её отражение. Мне не хотелось поворачиваться, я хотел лишь смотреть в отражение, но мне пришлось. Я резко обернулся и обомлел. Луна правда смотрела на меня с улыбкой на мордашке.

— Я не сколько не сомневалась в тебе. — я вспомнил старый миф о том, что принцесса ночи могла посещать сны других пони.

— Луняша... Но ведь ты же умерла, или я ошибаюсь.

— Ты ошибаешься, я живу вот тут. — она указала копытом мне на сердце. — А теперь, вставай, теперь тебе пора вернуться к ним. Они уже ждут не дождутся, когда ты очнёшься.

— Но, Луна, у меня столько вопросов... — я не успел договорить, как вдруг меня озарила вспышка света, а я зажмурил глаза.

Когда я вновь открыл их, то увидел горящий рог, который светил мне в глаза. Знакомый рог Лиры. Голова отказывалась соображать, а я терялся в потоке эмоций, которые переполняли меня. Что было, где я?

— Он очнулся! Конрад, ты живой! — Лира резко прижалась ко мне, а затем послышались шаги.

— Где я? — спросил я и посмотрел влево, прижимая к себе единорожку. Даркар, сидел с Эплскай и явно не был рад мне. Флаймстрайк с Кастионом тоже явно не были мне рады, но удосужилдись подойти, Флаймстрайк со злостью вдарил мне копытом по челюсти, а затем легонько откинул Лиру и схватил меня за шею, пытаясь здавить её, но ничего не получилось.

— Сука, что ты сделал с ней?! Отвечай! — Флаймстрайк всё ещё пытался что-то мне сделать, а Кастион с Даркаром пытались его оттащить, ну а я находился в полном недоумении.

— Эй! Что ты несёшь?! Ты про что вообще? — спросил я, отодрав его копыта от моей шеи.

— Вон! Когда ты, тварина тупая, отключился у Твайлайт копыта загорелись! Эйли что-то пыталась сделать, а теперь они оба, как будто мертвы! И ты спрашиваешь о чём это я?! Да я тебя... — он попытался ударить меня, а я лишь легонько откинул его и взглянул в другую сторону, где лежали Эйли и Твайли. Обе дышали очень глубоко и очень медленно, в каждом вздохе была боль. Что с ними? Я сам не понимал этого, а мои уши прорезал свист, после чего я схватился за голову и, кажется, закричал, но ничего уже не слышал, кроме страшного и грубого голоса, который появился в моей голове.

— Делай выбор, рано или поздно так бы пришлось делать, друг или тебе подобный. Какой же страшный выбор. — голос говорил без единой эмоции, а я развернулся и посмотрел в каждый угол винтокрыла в поисках его источника, но ничего кроме удивлённых пони, я не увидел. Дыхание всё быстрее, а сердцебиение участилось. — Ой, ты кажется не понимаешь, ведь так? Сейчас, друг мой, они обе находятся на грани смерти. Если бы Эйли не лезла, то они бы обе были сейчас живы, но... Вот так вот, тебе хватит сил только на одну из них. Не удивляйся. Выбирай, друг или тебе подобный. Выбирай, друг или вечное одиночество в поисках. Выбирай: друг или сожаление на всю оставшуюся жизнь. Выбирай... — голос стих, а затем резкий свист, который прорезал уши, а рука загорелась пламенем, как только я провёл им над зеброй, пламя сменило цвет на зелёный, над Эйли — фиолетовый.

— Ау! Конрад, что ты творишь?! — все остальные были уже рядом, но что-то их не подпускало ещё ближе, а в голове всё ещё звучало эхо того голоса, выбирай. Хоть я только очнулся, но выбор был весьма не из лёгких, ЭЙли или чёртова зебра, которая мне вообще кто? Стоп, а Эйли мне кто? Что делать? Не люблю решать кому жить, а кому умереть. Горела лишь одна моя рука, я попытался зажечь вторую, но ничего. Я провёл горящей рукой по ней. Давай же. Что-то подсказывало мне дальнейшие действия. Я напрягся изо всех сил и сумел зажечь вторую руку, но получил такой сильный и резкий удар по мозгам, что завопил. Они что-то кричали позади меня, но я уже их не слушал. Слева зебра, справа драгонпони. Я прислонил горящие разным пламенем руки к ним обоим, а в итоге получил очень сильную головную боль. Что-то с ними происходило, а я уже весь вспотел и загинался от головной боли. Голова словно трескалась, а я уже ничего не соображал, кроме того, что руки горели разным пламенем, а ЭЙли не открывала глаза. Их открыла лишь зебра, которая, едва завидев меня, начала что-то кричать, а я уже понял, что Эйли мертва... Эйли мертва.. "Выбирай, друг или вечное сожаление", он был прав, теперь я буду вечно сожалеть. Голова раскалывалась, а боли столько, сколько и эмоций, грусти. Слёзы сами вырывались из глаз, как только я понимал, что Эйли мертва. Я знал её всего один день, а она уже мертва. Скольких я ещё потеряю? Откуда-то появился резкий пучок света, который прорезал глаза, а затем просто вспышка, а меня откинуло в дальний угол. Я приоткрыл глаза и увидел, как Флаймстрайк с остальными быстро подбежали к зебре, которая глядела в разные стороны, затем она перевела взгляд на бездыханную Эйли, а затем на меня. Она понимала какой выбор мне пришлось сделать. Никогда нельзя поймать двух зайцев одновременно. Я взглянул на Эйли и произнёс: " Прощай Эйли.. ". Теперь я ничего уже больше не хотел. Лира взглянула на меня, но я уже зажёг руки и забрал свой тесак, а затем просто выбежал из винтокрыла. Солнечный свет уходящего солна, он так прекрасен. Понивилль, разрушен, заброшен. По улицам уже никто не бродит. Вдалеке виднелась моя цель — Кантерлот. Теперь только Кантерлот и больше ничего. Я расправил крылья и взмахнул ими, воспаряя в небеса, Лира и Кастион выбежали из винтокрыла, но я уже их даже не слушал. Лишь улыбнулся Лире, когда ринулся вперёд. Прямо наверх по железной дороги. Вперёд, туда, где скорее всего умру. Да и плевать, мне больше ничего не остаётся. Больше, мне не захочется жить. Стремление к ней пропало, да и не удивительно. Триста лет, триста лет в поисках, затем меня чуть не убивает мне подобный, я нахожу нового себе подобного, ЭЙли, а затем теряю её на следующий день. А мог бы и не терять, но... Вот так вот получилось.

Кантерлот всё ближе и ближе, уже виднелись улицы города, разрушенные здания, сломанные башни замка, мусор и прочая лобуда. Вот оно, место где всё началось, здесь же всё и закончится. Ветерок дул и прогонял пыль по городу. Я приземлился на центральную улицу, которая вела в замок. Где же вход в лаборатории? Лира мне ничего не сказала, но я точно знал, что в замке. Где же ещё ему быть? Хотя, один хороший друг мне говорил: "Если хочешь что-то спрятать, то прячь на самое видное место, там искать никто не станет". Где есть такое место? Этим местом может быть что угодно, от обычной канализации и до... Королевского трона! Точно! Я ринулся вперёд, к замку. Я вспоминал эти места. Все, до единого. В голове блеснули воспоминания, с каждым новым обликом зданий и моментом продвижения к замку, воспоминаний было всё больше и больше. В городе я видел много зомби, которые вообще не подходили ко мне. Как будто что-то не давало им этого сделать. Они скалились и смотрели на меня, некоторые рыли землю и пыль, но ни один не осмеливался подойти, а наоборот. Лишь уходили в тень. Замок, он все ещё был прекрасен, пусть и разрушен, частично. Но каждый шаг по нему был наполнен счастьем. Но такое чувство, что за мной кто-то наблюдал, не зомби отнюдь. И это меня очень пугало. Шаг за шагом я подходил к трону. Что делать дальше? Ответ пришёл сам собой, когда один из зомби кинулся на меня, а в итоге половинка его туловища отлетела в трон и медленно догорала. Трон пошатнулся под тушей и я увидел маленькую кнопку под ним. Кнопку, которая стала ржавой и нажиматься не хотела, но удар заставил её это сделать. В стенке за троном появилась трещина, а затем я увидел лифт. Лифт, который изнутри был в просто наидеальнейшем состоянии. В голову ударило много воспоминаний, я вспомнил этот лифт. Я прошёл в него и он захлопнулся, а я ринулся вниз. Когда двери вновь распахнулись я оказался перед огромной стальной дверью. Всё вокруг было хорошо освещено, много ламп, которые светили идеально. Стальная дверь была размером с... Даже не знаю как это назвать. Нигде не было не рычажка, не кнопки. Вообще ничего. Только вот выемка в центре. Выемка, в которой точно что-то должно быть. Что-то вроде ключа. Вдруг голову прорезали воспоминания, которые заставили меня упасть и вспомнить всё...

Максвелл, тупорылый самодовольный ублюдок, который убил свою мать, своего отца. Убил всех остальных, убил Луну, убил много кого, разжёг гражданскую войну. Я вспомнил, как Лира пыталась спасти меня, я вспомнил, как она встала между мной и Максвеллом, когда тот попытался убить меня, как она кинула мне свёрток, как я распаковал его и обнаружил часы. Часы! Я вспомнил свой сон и, отойдя от нежелательных мыслей, вставил в выемку часы, а затем раздался голос.

— Номер, имя, цель. — я встал в ступор и не знал что ответить. " 437, Кристалл, высбождение" — пронеслось у меня в голове, а мне более ничего не оставалось, как произнести это.

— Эм... 437, Кристалл, высбождение... — произнёс я, как вдруг двери медленно распахнулись, а я увидел то, от чего буду в полнейшем шоке до последней секунды своей жизни.

Огромный комплекс, где было большое множество пони в лабораторных халатах,которые что-то делали. Куча электроники и прочей лобуды. Я прошёл в комплекс, а затем все эти пони увидели меня, в дальнем конце шарообразного комплекса находилась каморка в которой сидел тот, кого я сейчас никак не ожидал увидеть.

— ЧТО?!!! Это невозможно! Срочная эвакуация в сектора A,C, 2! Сдерживайте его как только можете, все! Бегом! Как ты мог выжить?! ТЫ давно должен был умереть! — произнёс Максвелл, который сам хотел уже удрать, но... Но я распахнул крылья и зажёг руки, в итоге получил множество пуль, которые не просто не смогли даже причините мне вреда, они обходили меня, ломались и отскакивали от меня, даже не притрагиваясь ко мне. — Вывести "Корпусы"! Он не должен выжить!

"Корпусы"... Что это? Выстрелы прекратились, зато приоткрылись несколько дверей на платформах и выбежали те, кого жалко становится... Тело пони присоединили к поворотной платформе, передние копыта отрезали и присоединили два лёгких скорострельных пулемёта. Двигаются быстро, но маневренность у них небольшая, заметил я. Пулемёты скорострельные до ужаса, большая часть пони покинула комплекс, остались лишь охранники. Я зажёг руки и подскочил к "Корпусу", разорвав его на части, а тот лишь, сверкая искрами, по кусочкам развалился. Второй дал мне залп в спину, но пули просто расплавились, когда я влетел в него и отшвырнул на группу охранников.

— Остановите его! Быстро! — Максвел что-то продолжал орать, а около его коморки, возвышающейся над всем комплексом, вылезло два крупнокалиберных пулемёта, они дали залп по мне, теперь пули не отскакивали от меня, парочка сумела прошить меня на вылет, но я сумел таки расплавить дуло шести ствольного пулемёта, второй уже прикончить не составило труда. Охрана продолжала стрелять по мне, но я уже не останавливался, стекло бронированное, но для моих когтей не было препятствий. Сирена выла, а я быстро пробил дыру в стекле, а затем... Максвел вжался в дальний угол, пытаясь открыть дверь, но после, когда я ухватил его за шею и отшвырнул на электрические приборы, он понял что поздно что-то менять. Теперь я тебя удушу, ублюдок.

— Пятисотый... Не надо, прошу, ты не понимаешь! — я ухватил его и начал душить, прижимая к железным шкафам, которые смял его же тушей. Клыки вновь вылезли из моей челюсти, злость, не виданная ничем и ни чем. Злость, которую я испытывал. Чуть выше лба моего потекла кровь, прямо из гривы. А из головы что-то росло. Когда это "что-то" засветилось ярким пламенем, я поля что это рог! Остроконечный рог! — Ты дурак пятисотый! Ааа, опусти меня идиот. — я лишь сдавил его шею до такой степени, чтобы он только мог хрипеть. — Послушай ты... Не я начал всё это, слышишь? Не... — я резко ослабил хват, в корпусе всё ещё выла сирена, а потом уже... Максвел упал на пол и сплюнул кровь.

— Говори, у тебя есть пять минут. — проговорил я, тяжело дыша.

— Вали отсюда, если хочешь жить, не я начал всё это, начал кое-кто другой, поверь он куда ст.... — в этот момент двери вылетели, из-за магического удара, дым, я вылетел через бронированное стекло, которое пробил спиной, но меня удержала магия и вновь зашвырнула в коморку, на этот раз я упал и пробил ещё одно стекло, а затем поднял голову.

— Пятисотый, ты всегда был как заноза в заднице Дискорда, даже спустя триста лет ты вернулся, ну ничего, скора ты наконец то умрёшь, падонак несчастный. Я поняла почему газ на тебя не подействовал, но теперь... — Селестия подняла меня магией, а я посмотрел в её налитые кровью глаза, то была даже не совсем селестия... Это была её тёмная сущность! Грива была кровавого цвета, а кьютимарка была вся в порезах. Рог был переломан, но тем не менее работал, а вместо зубов клыки. Боже... Она... Это всё дело копыт Селестии... Я попытался вырваться, но всё безуспешно... Селестия сдавила меня до такой степени, что я начал хрипеть, а руки потухли. — Хахахха, теперь ты умрёшь. Пятисотый, сколько же ты проблем мне доставил, ты даже сумел прожить триста лет, да ты даже сумел мутировать! — Прогремел выстрел, а Селестия медленно обернулась, удерживая меня магией, а затем зашвырнув меня в Лиру и Кастиона. — Да сегодня день встречь! Лира, ты здесь тоже, маленькая сучка. Небось уже и переспать с объектом умудрилась, да? ДА не верю! Кастион, шило в жопу! Ты тоже здесь! — она знает Кастиона? Кто же это такой тогда? Я попытался привстать, но не смог, а лишь перевернулся и обомлел, когда увидел Кастиона... То был уже далеко не пони. Здоровенный перевёртыш смотрел на Селестию своими пустыми глазами, а затем расправил крылья и кинулся на неё, Селестия ударила его магической волной, но ему было плевать. Он захрипел и кинулся на неё, прокусив ей глотку, из которой пролилась кровь, но Кастион издал последний вздох и упал замертво. Магический луч пробил его на сквозь, а Селестия затекла кровью чейлинджа, но стоило ей только подняться, она ухватила Лиру, но я ничего не мог сделать, меня прижало магией. Селестия раскрыла пасть и хотела уже прокусить шею единорожки, но Максвел ухватил Селестию.

— Мама, очнись ты! Очнись, это же я, МАксвел, пожалуйста, очнись. — Но Селестия лишь засмеялась, а затем откинула Лиру и вонзила свой ломаный рог в Максвелла, тот лишь захрипел, а вот тут хват её магии ослаб и она отвлеклась от меня. — Мама... Очнись... — Максвел издал последний хрип, а Селестия повернула голову, но не ожидала того, что мои руки уже полыхали.

Я схватил Селестию за горло и обжог его, рог её загорелся, а затем... ЗАтем загорелся и мой рог, а я был такой злой, что её магия уже не дейвствовала на меня, сдавил её горло, а затем схватил её за челюсть, запрыгнул на неё и дёрнул на себя. Кровью залило всё вокруг, челюсть и часть головы аликорнши отлетели за коморку, а её труп упал, забрызгивая кровью всё вокруг. По мне стекал алый ручей кровь, а я уже больше не знал к чему мне стремиться. Это ещё не конец.

— Конрад. — Лира кинулась ко мне, а я прижал её, испачкав кровью. Но ей было уже плевать. — Конрад, Кастион, он мёртв? — Я отпустил её и склонился над перевёртышом. Кастион был уже мёртв, хороший был парень. Жаль его... — Да, неужели это была Селестия?! Я не верю, Лира, убирайся из этого места, пора закончить начатое.

— Что? Я никуда не уйду!

— Уйдёшь, уходи давай. Мне уже не зачем жить, не хочу я уже... Теперь осталось только лишь одно. Уничтожить всё это. УХОДИ!!! — я заорал на неё, но она лишь кинулась на меня и поцеловала, а из закрытых её глаз потекла слеза.

— Я никогда тебя не забуду, Конрад... — я улыбнулся, а Лира улыбнулась мне, а затем выбежала.

Теперь пора завершить начатое. Завершить всё это, хаос, пора его закончить. Я подошёл к приборам, а затем начал копаться в системных файлах, не знаю как, но я сумел это сделать. Сам по себе. Воспоминания? Возможно. Затем запустил то, что и надо было запустить уже давно. " Протокол самоуничтожения запущен, всем эвакуироваться, до взрыва осталось пять минут". Я вздохнул и развернулся, медленно начал идти по лужам крови, перешагивая труп Селестии и Кастиона. В дальнем конце коридора что-то щёлкнуло, а затем там открылась дверь... Это был лифт, терять мне уже нечего, так что я быстро разогнался и влетел в него прямо в последний момент, двери захлопнулись, а лифт поехал. Я не сумел определить куда. Но вдруг он застрял, а затем двери распахнулись. За ними был просторный кабинет, в котором был красный ковёр, а на столе рядом с мониторами были куча документов, а рядом некая сфера, которую можно было вставить в отверстие рядом с монитором. Я не стал мучать себя и быстро вставил её. На мониторе загорелась надпись затем появился голос.

— Параллельные миры — это не выдумка, наши учёные долго мучались над понятием устройства и применения древней машины в кристальных горах. Но в один прекрасный момент устройство заработало и открылись врата в иной мир, в котором живут отнюдь не пони, а некие тёмные существа, которые явно не были дружелюбно настроены. Но к счастью, машину успели выключить, её выключил доктор, который в последствии создал проект под названием "Файрхувс". Лаборатория в которой вы работайте — это не просто главный центр по производству нужных для народа вещей и лекарств или центр по изучению, в ней находится огромная сфера магической энергии, которая не даёт этим вратам вновь заработать, не в коем случае не пытайтесь демонтировать сферу или как-то контактировать с ней, если сфера придёт в негодность, то Эквестрия погрузится в хаос. Краткий курс для молодых работников, доктор Дони, конец сообщения. — монитор потух, а я уже предвкушал тот ужас, который натворил. Если лаборатория взорвётся, то... "Три, два, один, деформация." — прозвучал голос из динамиков, а затем взрыв.Вся жизнь пронеслась у меня перед глазами, а затем... Затем меня что-то обхватило сзади и резко вспыхнул свет, а затем я очутился наверху, в Кантерлоте, который уже взлетел на воздух. Что это было? Я не знаю, но я резко развернулся и прорубил голову этой твари, которая схватила меня. Она прохрипела, а из головы потекла жидкость густая и красного цвета. Много пыли было в воздухе, зданий не было вообще, а затем на меня капнула капелька дождя. Ещё одна, я поднял голову вверх и дождик полил " как из ведра". Воздух наполнился свежестью, а я расправил руки, которые загорелись пламенем и заорал. Крик мой был очень громкий, но затем я опустил голову и увидел множество вспышек по всей округе. На месте каждой вспышки было некое существо, которое смотрело на меня. Чёрное, вокруг каждого чёрный дым. Видны лишь глаза, которые сияли зелёным светом. Грива моя взмокла, а эти существа подходили ко мне. Их было очень много, но я уже через такое прошёл, что мне уже плевать. Одна из них накинулась на меня, но я вспорол ей брюхо и резко вонзил когти в голову другой, третья сбила меня с ног и я грохнулся на землю. Точнее на обломки. Их было очень много, но они резко отошли от меня, когда я попытался встать, то ничего не понял. Руки мои загорелись фиолетовым светом, затем пламя потухло, оставив лишь сам свет, а перед глазами уже лишь темнота. Кажется я очень сильно кричал, даже очень и очень сильно.

— Всему приходит конец, Конрад, никто не вечен...