Автор рисунка: Stinkehund
Глава вторая

Глава первая

Просыпаться всегда было не просто. Только раскроешь глаза, моргнешь пару раз – и вот уже надо раздумывать над тысячей дел одновременно. Прибраться в библиотеке, сделать завтрак, рассортировать все книги и хорошенько изучить тот текст, который недавно прислала принцесса Селестия. Можно еще принять ванну, выпить чашечку кофе – всего лишь чашечку! А потом, разобравшись со всем этим, отправится в магазин. И только под вечер, когда на небе покажутся звезды, а младшая из принцесс примется за работу – вот только тогда можно будет снова оказаться в кроватке.

А, может, и вовсе не вставать?

Идея показалась замечательной. В конце концов, она юная единорожка, девушка – хрупкая и беззащитная. Наверно, имеет право хоть раз в жизни, да заболеть?

— Тваааай! – яростный крик заставил ее подпрыгнуть на одном месте, выскочив из под одеяла.

Мир оказался совсем иным, не таким, как ожидалось увидеть.

Все вокруг представляло собой ту же самую знакомую и родимую библиотеку, вот только она была больше. Даже не так – здесь все было большим, огромным. Будто бы фиолетовая волшебница немножечко приуменьшилась во время сна.

Кровать возносилась над ней и была не заправлена. И тут юная владелица магического элемента гармонии уяснила одну немаловажную вещь – она спала в корзинке Спайка. Самого дракончика было поблизости не видать.

— Твааай! – ее снова позвали, да так, что чуть не содрогнулись стены. Единорожка оглядывалась по сторонам, не торопясь спускаться вниз, взглянула на свои копытца и…

Она была маленькой. Не уменьшенной, ни съежившейся до размеров мыши – просто кто-то «омолодил» ее на добрых полтора десятка лет.

Ужас заглянул ей в душу, когда она осознала всю полноту свершившийся трагедии, а крик – ну, он уже давно застрял в горле и требовал высвобождения. Простой обыкновенный девчачий визг…

— Ну, и что ты визжишь? – по лестнице поднялся крупных размеров фиолетовый дракон, с зеленым хохолком торчащих шипов. На нос были надеты круглые, изящные очки, тело украшала волшебная, покрытая звездочками роба. Лапа крепко сжимала волшебную палочку. В нем с трудом можно было узнать Спайка – неимоверно повзрослевшего, возмужавшего, поумневшего. Уже не тот мальчик-на-побегушках, что был раньше. И, кажется, это именно он звал ее.

Твайлайт глядела на его массивную тушу снизу вверх, боясь даже произнести хоть слово. Отрицательно покачала головой.

Дракон потеребил ее по холке, пригладил растрепанную гриву.

— Сколько можно спать? Я думал, что ты давно приготовила мне завтрак.

Приготовила завтрак? Твайлайт никогда не готовилда завтрак сама – Спайк занимался этим. Он просыпался раньше нее и сразу же бежал на кухню. Но что произошло? Как это произошло? И почему Спайк совсем не удивлен? Почему он так бесстыдно отправляет ее на кухню.

— Ко мне сегодня должна нагрянуть принцесса Блейдтус, а потому я буду занят с ней. Сделай еще и уборку. Давай-давай, не простаивай – у нас и так мало времени.

Спайк хлопнул ее своей лапищей по крупу, потом заспешил вниз – в ее лабораторию. В ее бывшую лабораторию, даже не собираясь слушать, что она хотела сказать

Волна возмущения возрастала сама собой, вдруг решив выплеснуться наружу. Мотнув головой, Твайлайт в два прыжка спустилась с лестницы следом, выскочила впереди дракона.

— Спайк, что ты себе позволяешь? Какая принцесса, о чем ты говоришь? Почему я такая маленькая, почему ты… такой большой? – фиолетовая единорожка обратилась облаком вопросов, засыпая последними изумленного помощника номер один.

Дракон был удивлен. Кажется, он совсем не понимал, о чем говорит его маленькая помощница номер один. Ведь она всегда была покладистой, хорошенькой и работящей. Ведь готовить завтрак, прибираться, стирать и многое другое – всегда была ее забота.

Времени для того, чтобы подумать – целая уйма. Вот стой у плиты – и хоть удумайся вся.

Насупившаяся Твайлайт решила оставить разбор полетов на потом, а сейчас – действительно послушаться повзрослевшего дракона. Или, точнее сказать, какая-то неведомая, проснувшаяся в глубине естества сила заставила ее подчиниться. Будто слова Спайка значили для нее гораздо больше, чем просто приказ. Ей хотелось делать все то, что он говорит.

— Ну, совсем замечательно – юная волшебница вдруг обнаружила, что осталась без кьютимарки. Рог не функционировал и вовсе выполнял на данный момент декоративную роль. Да она была сейчас младше, чем Свитти Белль, сестренка Рэрити. Захотелось захныкать – совсем по детски. Сесть на стул, да и залиться морем слез, обратившись в фонтан.

Но надо было работать.

Во-первых, это могла быть злобная шутка Дискорда. Взять, да и обратить весь мир Твайлайт в некую череду непонятных событий – хотя бы всего лишь на один день. Но как? Из камня, как ей помнилось, не особенно-то и поколдуешь. Освободился? Принцесса Селестия бы уже давно ей сообщила об этом. А, может, все произошло, пока они спали, потому никто и не видел? Но ведь есть и принцесса Луна.

Вторым вариантом могло быть обыкновенное сумасшествие – даже без Дискорда.

Была сумрачная попытка предположить, что это всего лишь сон, но ведь это не так. Сон – это собрание образов, которые она видит в повседневной жизни, не больше. Не моет же она тарелки каждый день!

Готовка получалась чересчур плохо, даром что на столе лежала книга «1000 и одно блюдо из драгоценных камней». Холодильник, вопреки всему здравому смыслу был забит пресловутыми камнями разных расцветок.

— Готово? – нетерпеливо, наверно, слишком грубовато поинтересовался Спайк.

— Еще нет – виновато даже для самой себя откликнулась единорожка.

— Давай побыстрее, чего ты там копаешься?

И какое он имеет право так с ней обращаться? Так не должно быть!

Спайк ел без особого энтузиазма, удовлетворения и аппетита. Твайли, стоявшая в дверях, боялась пошевелится, вслушиваясь в каждое слово своего… кто он ей? Помощник номер один? Нет-нет, он для нее наставник. Единорожка помотала головой из стороны в сторону – откуда это у нее такие мысли? И стало вдруг страшно – она меняется. Не просто приспосабливается к новой жизни – принимает ту роль, которую и должна играть в этом новом для нее мире.

Снова захотелось закричать.

Спайк молчал из уважения, а может, просто увлекся чтением? Твайлайт вдруг вспомнила, что могла проглотить любую гадость, лишь бы чтиво было хорошим, увлекательным и интересным. Что она там всегда читала? На ум перестали приходить умные названия книг, почему-то вспомнились сказки для жеребят. Утерев рот салфеткой, Спайк вскочил.

— Приберись тут – скомандовал он ей, поправив робу, забыв задвинуть стул. И ни слова благодарности! Единорожка готова была вскипеть от обиды – как же так? Он не удостоил ее даже толикой внимания. А она так старалась, целый час возилась у плиты, перебирала камни по рецептам – это оказалось гораздо труднее, чем творить заклинания!

Тарелка с силой была закинута в раковину. Мыть ее не было никакого желания, но она не подчинялась самой себе. Обиделась на весь мир, не только на Спайка. Разве она обращается с ним именно так?

Мудрым волшебником он спустился к юной девочке.

— Твай, помоги мне испытать новое заклинание, которое я только что выучил – не строго и без приказного тона попросил дракон, подозвал ее когтистым пальцем. Будто ощущая опасность, поняшка поспешила, сглотнув на ходу. Что именно сейчас произойдет.

Волшебная палочка взметнулась ввысь, загорелся ярким пламенем набалдашник, творя новую, доселе невиданную магию. Только что рожденное заклинание. У Твай вдруг потемнело в глазах, словно наступила ночь. Зажмурившись, она ждала – а что еще ей оставалось делать? Ноги отказывались бежать. Это какое-то сумасшествие, сумасшествие!

Пыль. Светящаяся, напоминающая крошечных дракончиков, закружилась вокруг Спаркл, грозя сотворить с ней… что?