Автор рисунка: aJVL
1. Поньтергейст 3. Заголовки газет

2. Слухи

Деревья в Понивиле едва начали терять листья. Ярко-оранжевые цвета контрастировали с серостью пасмурных небес. Бон-Бон ушла рано, направившись к рынку за редкими ингредиентами. Ночь прошла без происшествий, но и о спокойном сне можно было только мечтать. Бон-Бон была на грани срыва после вчерашнего инцидента.
Она провела всю ночь, дрожа и крутясь с бока на бок. Едва ей выпадал шанс закрыть глаза, как они вновь распахивались от малейшего шума. За окнами завывал ветер, дом трещал как от усадки. С другого конца коридора доносился ровный храп Лиры.
Кстати о ней, Лира совсем не беспокоилась. Этим утром она схватила лиру и ускакала играть в парк, как в любой другой день. В конце концов, Бон-Бон тоже пришлось выйти. Она просто пошла по магазинам, это вовсе не было попыткой сбежать из дома…
– Бон-Бон! Привет!
Она повернула голову. Сияние от рога Колгейт пропало, как только она повесила паутину на окно своего зубоврачебного кабинета, затем подошла, чтобы поприветствовать Бон-Бон.
– Как делишки? – спросила Колгейт. Она еще раз оглядела свою работу. Бумажные летучие мыши и электрические гирлянды были развешаны по всему фасаду дома. – Круто смотрится, а? Как думаешь?
– Это… мило, – Бон-Бон нахмурилась. Она заметила несколько искусственных скелетов – ничего обычно, просто анатомически верные пони. Не то что эти возмутительные создания, которых Лира с трудом уговорила поставить у их дома. А это не такое уж большое нововведение. – Вижу, ты украшаешь дом к празднику с утра пораньше.
– Ага! Хотя я понимаю, что прошлый год нам будет сложно переплюнуть. Не знаешь, Принцесса Луна собирается заехать к нам в этот раз? – спросила Колгейт. – Мы хотим сделать эту Ночь Кошмаров лучшей из всех.
Бон-Бон вздрогнула от этой фразы.
– А, да… уверена, так и будет.
– И ещё нужно подготовить костюм, а то придется надеть свою рабочую одежду, как в прошлый раз… – Колгейт потерла подбородок. – Ты похоже тоже будешь занята. Уверена, ты наделаешь мне кучу работы в следующем месяце.
– Ммм? А. Да, конечно. – Бон-Бон выдавила слабую улыбку.
– Эй, это ведь шутка! Не бери в голову, – усмехнулась Колгейт. – У тебя всё хорошо? Ты какая-то изможденная.
– Всё в порядке. Правда.
– Кажется, будто не всё.
Бон-Бон поколебалась.
– Ты подумаешь, что я спятила, если я расскажу…
Колгейт закатила глаза.
– Ты вообще видела пони в этом городе? Ты не более сумасшедшая, чем они, – и, вспомнив, добавила. – Это не очередная проделка Лира?
– Нет, не в этот раз, – Бон-Бон глубоко вздохнула, – Вчера я работала дома и… Там были… непонятные звуки и другие странности. Мы с Лирой обе слышали.
Колгейт бросила взгляд на свои декорации.
– Ты хочешь сказать, что у вас завелся призрак?
– Я этого не говорила, – возразила Бон-Бон, – Хотя… если начистоту, я не знаю что ещё предположить, но… похоже Лира уверена в этом, и в этот раз она может быть права.
– Не важно, я верю тебе, – Колгейт пожала плечами.
– Что? – заморгала Бон-Бон.
– Послушай, я, кхм… это не то о чем принято говорить. И… я думала, что ты уже знаешь. – Колгейт понизила голос.
– Что знаю? – нахмурилась Бон-Бон.
– О вашем доме.
В голосе Колгейт было что-то, что не очень понравилось Бон-Бон.
– Это просто один из обычных домов, разве нет? Конечно, кухня довольно просторная, поэтому я…
Колгейт покачала головой.
– Нет, я про то, что произошло там. Ты и правда никогда не слышала этих слухов?

– Слухов? Что ты имеешь в виду под слухами? – произнесла Бон-Бон, подвигаясь ближе.
– Сейчас об этом редко вспоминают. Но я сомневаюсь что был хоть один пони в Эквэстрии, который был бы не в курсе, когда это произошло, – сказала Колгейт. – Удивлена, что вы с Лирой не знали. Кто продал вам дом? Они ничего не рассказали?
– Дай-ка подумать… – ответила Бон-Бон. Она наклонила голову, пытаясь вспомнить разговор. – Мне кажется, мы купили его довольно дешево. Я всегда думала, что это из-за крыши, которая протекала.
– Может быть это все, что они рассказали. Но правда в том, что им было очень не просто найти покупателя, – сказала Колгейт. – С той самой ночи пони стараются избегать сорок первого дома на Ежевичной Аллее.
– Черничной, – подняла бровь Бон-Бон.
Колгейт уставилась на неё в недоумении.
– Что?
– У нас дом сорок один по Черничной Аллее. Ты разве не ходила к нам в гости?
– Ой… – Колгейт неловко пошевелила копытом сухие листья, и снова взглянула на Бон-Бон. – Правда?
– Мы живем там уже пять лет. И ничего похожего никогда не было.
– Черничная Аллея. Хм, – задумалась Колгейт, – Да, получается что Ежевичная Аллея на другом конце города от вас. Теперь-то я понимаю, почему вы никогда не отвечали на мои открытки к Вечеру Согревающего Очага.
– Итак… – Бон-Бон уставилась на неё.
– Не-а, я никогда не слышала ни о каких ужасах, случившихся на Черничной Аллее, – опять заулыбалась Колгейт. – Довольно милое местечко, на самом деле.
– А что с другим домом? – спросила Бон-Бон. – С тем, который на Ежевичной?
Колгейт содрогнулась.
– Лучше бы тебе не знать. Я про то, что произошло там. Это было просто ужасно.
– Получается… что наш дом был дешевым из-за текущей крыши?
– Вероятно, – кивнула Колгейт.
– Кстати говоря, мы починили её.
– Это хорошо, – Колгейт осмотрелась, – Эм, слушай… я должна украшать дом. Увидимся позже, Бон-Бон.
Колгейт вернулась к работе. А Бон-Бон пошла своей дорогой. Ей не понравилось то, что сейчас произошло. Похоже, лучше не говорить никому о том, что у них случилось. Не стоило рассказывать и Колгейт, с самого начала.
Сверху промелькнула тень. Бон-Бон подняла голову и увидела Флаттершай, которая летела куда-то с раздутыми седельными сумками.
– Доброе утро, Флаттершай! – окликнула она.
Флаттершай обернулась и зависла в воздухе.
– Ой, привет, Бон… – затем она пискнула, – Бон-Бон? Я-я хотела…
– Да все в порядке, – Бон-Бон дружелюбно улыбнулась, – Просто поздоровалась. Я не хотела тебя напугать.
– Н-нет, конечно же, нет… – глаза Флаттершай бегали вокруг в поисках выхода. – Я очень занята, мне н-нужно помочь белочкам и бурундукам подготовится к зимовке… Эм… Пожалуйста, не ходи за мной!
Бон-Бон в недоумении уставилась на улетающую Флаттершай. Из сумки пегаски выпало несколько желудей, а она даже не заметила. Обычно Флаттершай рада остановиться и поболтать несколько минут. Она была знакома с Бон-Бон многие годы.
Может быть она очень спешила. Осень – хлопотливое время для многих пони. А если…
Бон-Бон раздраженно топнула копытом.
– Лира… – чуть слышно пробормотала она.
Она шла по городу, раздумывая о том, что скажет своей соседке, когда вернется домой. Что бы там ни произошло, этим не стоило хвастаться. Особенно перед Флаттершай. Бедная пегаска была жутко напугана…
У рыночных лотков бродило всего несколько пони. Бон-Бон купила всё что нужно, стараясь не заводить разговоры с торговцами. Несколько мешков сахара, разные фрукты, мучные смеси. А не закончилась ли ваниль? Она не могла вспомнить, но не поленилась купить ещё.
Седельные сумки заполнились очень быстро. Если она захочет приготовить яблоки с карамелью, придется сделать ещё ходку. Но она решила, что вернется сюда позже на этой неделе.
Бон-Бон пробежала по списку в памяти. С тем, что у неё было, должно хватить по крайней мере до конца дня. Не беда, если придется вернуться сюда и завтра. Ведь поход по магазином – тоже часть её работы. В любом случае стоило выбраться из кухни, чтобы проветриться. Невелика сложность.
– Привет, Бон-Бон!
Крикливые, настойчивые голоса заставили её сжаться на секунду. Она натянула улыбку и обернулась. Эпплблум, Свитти Белль, и Скуталу смотрели на неё с широкими улыбками на лицах.
– Здравствуйте, девочки. Я могу чем-то помочь? – сказала она.
– Это правда? – подалась вперед Скуталу.
– Вы о чем? – спросила Бон-Бон.
– Что ночью в вашем доме были странные звуки? – выпалила Скуталу.
Бон-Бон ошарашено посмотрела на жеребят.
– Откуда вы знаете об…
– Предметы сами двигались по комнате? – Эпплблум медленно прошагала к ней.
– Холодный ветер подул из неоткуда? – вперед протолкнулась Свитти Белль.
Бон-Бон тряхнула головой.
– Девочки, я на самом деле не…
– Из стен раздавался сумасшедший смех?
– По коридору бегал пони без головы?
– Ваша печь превратилась в пылающий портал в Тартар?
– Девочки! – Бон-Бон отступила назад, широко раскрыв глаза. – Да откуда вы вообще знаете о таких вещах?
– Ну, эм… – Свитти переглянулась с подругами, – Лира рассказала нам, что вчера произошло…
Бон-Бон цокнула языком.
– Так и знала, что Лира разболтает всем. Послушайте, девочки, бояться совершенно нечего.
– Я и не боюсь! – крикнула Скуталу, – По-моему, это звучит круто!
– Ну, в любом случае все это не правда, – сказала Бон-Бон. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, – А теперь… бегите дальше, займитесь тем, чем вы там обычно занимаетесь. А мне нужно сделать одно важное дело.
Все трое разом повернулись и ускакали. Прежде, чем они убежали далеко, Бон-Бон услышала, как Эпплблум сказала другим:
– То есть, теперь не стоит беспокоиться, что её конфеты превратятся в личинок или жуков, так?
Бон-Бон недоверчиво покачала головой. Поверили ли ей жеребята? А ведь подозрения оправдались. У неё найдется пара ласковых слов для Лиры, когда она вернется домой, это точно.


Поход по магазинам в общем-то был не нужен. Бон-Бон это прекрасно понимала. Конечно, со всеми заказами, приходилось использовать много дополнительных ингредиентов, но все шкафчики были забиты до предела.
Она не хотела признаваться себе, что на самом деле просто пыталась выбраться из дома хоть на минутку. Даже когда Лира ушла утром, всё ещё сохранялось ощущение, что там кто-то есть.
Она прекрасно понимала, как это глупо. Бон-Бон снова увидела дом, когда вышла на аллею: обыкновенный коттедж с соломенной крышей. Дома с привидениями выглядят не так.
Может то, что произошло вчера, больше не повторится. И Колгейт, и Флаттершай, и жеребята – все забудут эту историю на фоне других страшилок, которых будет немало в этом месяце.
Бон-Бон было что сказать Лире. Болтается где-то и распускает слухи. Кто знает, как много пони уже успели поговорить с ней?
И судя по всему, она ещё не закончила. Твайлайт стояла прямо перед домом с Лирой. Когда Бон-Бон подошла ближе, она смогла расслышать разговор.
– В каждом конкретном случае, всегда присутствует сочетание чрезмерного воображения и научно объяснимого феномена, – у Твайлайт был тот заумно-официальный тон, которым она всегда читала лекции. – Я заверяю тебя, что любое исследование начинается именно с такого необъяснимого происшествия.
– Серьезно, Твай? Ты всегда портишь веселье, – нахмурилась Лира, – Признай это. Есть вещи, которые пони просто не могут объяснить. И у нас тут как раз такое, – она указала копытом на входную дверь.
Бон-Бон притормозила и опустила голову, когда подошла ближе, но Твайлайт её тут же заметила.
– О! Я знаю, что ты не купилась на это, Бон-Бон. На все эти истории о призраках, – она улыбнулась и закатила глаза.
– Ну, я … – Бон-Бон запнулась, – Твайлайт, ты знаешь как я обычно ненавижу соглашаться с Лирой, но…
– Она услышала даже раньше меня! – вмешалась Лира, – Мы обе слышали это.
– Согласна, то что случилось вчера было странным, – кивнула Бон-Бон, – я пыталась найти объяснение, но ничего не приходит на ум.
– Серьезное научное исследование – это то что вам нужно, чтобы доказать, что в вашем доме нет ничего необычного, – сказала Твайлайт.
– Лично мне нужно закончить работу до конца месяца, – сказала Бон-Бон, – Я понимаю что это важно, Твайлайт, но я предпочитаю просто оставить всё как есть.
Бон-Бон помахала Твайлайт на прощание и зашла в дом вслед за Лирой. Снаружи уже было прохладно, но ступив в дом она как будто очутилась морозилке.
– Лира, ты не могла бы развести огонь? – попросила Бон-Бон.
– Уже работаю. – Лира положила несколько поленьев в камин и опустила рог, чтобы создать маленькую огненную искру.
Бон-Бон вздохнула и прошла на кухню. Она поставила сумки с покупками на стол, и остановилась передохнуть. Здесь почти стоял мороз. Она даже видела, как её дыхание превращается в легкие облачка пара.
Она вернулась в гостиную, чтобы постоять у огня, пока не согреется. Лира плюхнулась на край дивана, лениво перебирая струны лиры, парящей перед ней.
– И что именно ты рассказала всем? – начала Бон-Бон.
– Что? О чем ты? – подняла голову Лира. – А, ты имеешь в виду призрака! Угу, я… я могла кое-что сказать.
– О безголовых пони и о моих конфетах, превращающихся в мух? – процедила Бон-Бон, сузив глаза.
Лира покачала головой.
– Я ничего не говорила о Пони Без Головы.
– Ты только что наврала с три короба очень впечатлительным жеребятам, так?
– Ох, подруга, ты хоть можешь себе представить, насколько потрясно было бы действительно увидеть Пони Без Головы? – глаза Лиры загорелись,– Я обожала эту историю, когда была в их возрасте. Так круто!
– Это не круто. Это возмутительно, – сказала Бон-Бон. – Я бы хотела прожить этот месяц без лишних проблем.
Она развернулась и пошла на кухню. Если повезет, вчерашний хаос не…
Бон-Бон застыла как вкопанная, едва переступив порог. Она онемела на несколько секунд, пока наконец не смогла выдавить пару слов.
– Лира… это ты сделала?
Она услышала как Лира сползла с койки и медленно поплелась в её сторону.
– Что сделала? Я только домой пришла, и была в гостиной всё… – наконец Лира тоже заметила, – Ого!
Каждый шкаф, полка и ящик на кухне был открыт и совершенно пуст. Но всё содержимое не исчезло. Оно было свалено в кучи, от пола до потолка, в шаткие колонны, расставленные по всей кухне. Каждая миска для теста, каждая банка со специями и мешок с ингредиентами. Наверху покоилось столовое серебро.
Лира покачала головой:
– Ты серьезно думаешь, что я могла сложить что-то такое? Хотела бы я.
– Твоя магия. Может быть ты сама не поняла.
– Не-а, я бы запомнила, если бы учинила это.
Бон-Бон старалась сохранить спокойствие. Она приложила копыто ко лбу.
– Просто… помоги мне разобрать завал. Я не смогу дотянуться до верха.
– Что? Но он так усердно трудился над этим… – Лира с серьезным видом рассматривала башни.
– Он?
– Ты права, это мог быть призрак кобылки, – Лира вздохнула и огляделась. – Где камера? Можешь хотя бы сфотографировать меня с этим чудом?
Бон-Бон застонала.
– Мне нужна моя кухня. И я просто не могу ей воспользоваться, пока всё… – она обвела копытом творящийся хаос.
– Всего один снимок? Прошу!
– Ладно, – вздохнула Бон-Бон.
Как там сказала Твайлайт? “Научно объяснимый феномен”? Бон-Бон бы засмеялась, если бы её не трясло.
Будет чудом, если она продержится этот месяц.