Связь времён

Разговор Селестии и Твайлайт о смене власти. Прихоть ли Селестии отдать Эквестрию в копыта Твайлайт? Желание ли спихнуть на неё заботы? Повод посмеяться над своей ученицей или жест безграничного доверия к ней? Вероятно, чтобы узнать это и сохранить связь времён, Твайлайт стоит хотя бы выслушать свою наставницу... и предшественницу на троне Эквестрии.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Дружба это оптимум: Только не здесь, только не так

В конце времён мира людей, что делать человеку, у которого ничего и никого не осталось?

Принцесса Селестия Человеки

Эквестрийская история

Молодая кобылка в погоне за "Эквестрийской мечтой" приезжает в Эпплвуд для того, чтобы стать новой звездочкой.

ОС - пони

Последние секунды Эквестрии

Лишь крошечная вероятность. Крошечная вероятность того, что это закончится.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Гильда Другие пони

Вечносияющая принцесса Селестия

Все хотел это написать, да только руки не доходили.

Принцесса Селестия ОС - пони

Fallout Equestria: Один на Миллион: Понимания

Фанфик-переход, написанный мной под влиянием фика за авторством SilverShine, также в качестве эксперимента. В процессе написания и продумывания о том, как и почему человек попадает в Эквестрию, зародилось продолжение, так что фанфик-переход вылился в произведение на 17 гуглдоковских страниц и 7 с небольшим тысяч слов. И это только начало, так как продолжение пишется. Имеются мат, сленг, ОС, человеки и часть мейн6, пусть лишь в качестве проходных персонажей.©

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Темная сторона прогресса

Казалось бы, что хуже войны, к которой ты не причастен, - ничего хуже быть не может. Но, что если обычного человека начнет тянуть к особе, чей статус-кво отталкивает всех подобно огню? Сможет ли он хладнокровно воевать зная, что сражается не только с безжалостным врагом, но и с бушующими внутри него чувствами? Время покажет. Время, ставшее причиной кровопролитной войны. Войны за свободу и светлое небо над головой.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Файнал-экспресс

"Файнал-экспресс" всегда доставит вас по назначению...

Другие пони ОС - пони

По стопам прошлого

Твайлайт получила от принцессы Селестии важнейшее задние, ведь Луне требовалась помощь так, как никогда раньше

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Сквозь Время

Я помню, она вошла ко мне в комнату, легла рядом со мной, прижавшись и сказала "Расскажи мне сказку..."

Бон-Бон Другие пони

Автор рисунка: Devinian
4. Стресс 6. Эпилог

5. Исследование

Снаружи темнело.
Бон-Бон сидела перед камином, скрестив передние копыта. На сегодня с работой покончено. По правде говоря, она просто не могла работать дальше, даже если бы захотела. Стоило ей поставить миску или банку с ингредиентами на прилавок и отвернуться, как они смещались на несколько сантиметров. Или все же оставались на месте? Когда ты поминутно сомневаешься в таких мелочах, сосредоточиться просто невозможно.
Она посмотрела на Лиру, которая разлеглась на кушетке со сборником страшных историй, листая страницы и тихонько напевая ту же мелодию, что и той ночью.
– Это ведь ты играла несколько ночей назад? – спросила Бон-Бон.
Лира подняла взгляд.
– Во время бури-то? Ага. Я тебя не разбудила?
– Об этом позаботилась гроза, – покачала головой Бон-Бон.
– Вот почему я и не ложилась спать! – Лира просто сияла. – Ты понимаешь? Гроза, в доме с призраком, прямо накануне Ночи Кошмаров? Такое просто невозможно проспать. Это же обалденно круто.
– И ты была в комнате все время, – Бон-Бон не отрывала взгляда от огня.
– Угу.
– Лира, – Бон-Бон вздохнула. – Похоже, я видела его.
Книга упала на пол, Лира вскочила с кушетки.
– Не может быть!
Бон-Бон кивнула.
– Он просто стоял там. Смотрел на меня.
– Как он выглядел? Это мальчик или девочка? Он случайно не ходил на двух ногах? – Лира подскочила к ней. – Поверить не могу, что ты не сказала мне! Это же колоссально!
– Я не смогла всего разглядеть. Он появился совсем ненадолго. – Хоть это видение посетило Бон-Бон всего на считанные секунды, оно никак не выходило из головы. И она не сказала Лире раньше, потому что боялась, что Лира отреагирует… Ну, так как она отреагировала сейчас.
– Но он хоть говорил с тобой? Оставил что-нибудь после себя? Может быть, послание? Хоть что-нибудь?
– Он просто стоял. И смотрел на меня, по-моему, – повторила Бон-Бон. Она обернулась. – Лира, лучше бы твои исследователи разобрались, что к чему. Я не знаю, сколько ещё смогу это терпеть.
– Твоя работа ведь почти закончена, так? – спросила Лира.
Бон-Бон вздохнула.
– Ты имеешь в виду те заказы, которые я не смогла отменить? Тогда да, я почти все сделала. Но, Лира, это не закончится просто оттого, что пройдет Ночь Кошмаров. Я не думаю, что эти вещи как-то связаны. И он никуда не уйдет, пока мы не найдем способ разделаться с ним.
Лира поникла, избегая взгляда Бон-Бон.
– Думаю, ты права…
– И ты так и не сказала, кто эти пони. В Понивиле вообще есть исследователи сверхъестественных вещей?
В дверь постучали. Лира усмехнулась и поцокала к двери, чтобы ответить.
– Бьюсь об заклад, что это моя команда!
– Команда? – произнесла Бон-Бон. Сейчас она была готова довериться решению Лиры. Ведь Лира фанатела по таким вещам. Но все же было тяжело представить, что она могла просто выйти прогуляться и найти кого-то, кто разбирается в привидениях. Конечно же, эксперт по привидениям – это уже звучало сомнительно, но теперь Бон-Бон сама твердо верила в такие вещи.
– Эй, Лира! – знакомый пронзительный голосок заставил Бон-Бон съежиться. Она бы узнала эту трескотню где угодно – она была готова спорить, что каждый пони в городе узнал бы.
Простонав, она направилась к двери. Она заглянула за угол и убедилась, что Лира стоит там с Эппл Блум, Свитти Белль и Скуталу. Эти трое пришли с седельными сумками и выглядели точно так, как полагается выглядеть школьникам младших классов.
Бон-Бон медленно подошла к ним.
– Эм, девочки, вы ведь здесь не для того, чтобы…
– Не волнуйтесь, мисс Бон-Бон! Может и не похоже, но мы профессиональные охотники на привидений! – сказала Эппл Блум.
– Ага! Мы прочитали каждую книгу об этом в библиотеке Твайлайт, – добавила Скуталу.
– Хоть там и была всего одна книга о призраках… – пробормотала Свитти Белль, уставившись в пол.
– Но все же мы прочитали всю книгу, от корки до корки! – Скуталу протолкнулась вперед, – Ну или почти всю!
Бон-Бон улыбнулась им.
– Лира, можно с тобой поговорить секундочку? – проговорила она ласковым голосом.
– Конечно! – Лира прошла за ней в гостиную. – Что такое?
– Это и есть твои “профессиональные исследователи”? – проговорила Бон-Бон сквозь сжатые зубы. Её улыбка испарилась. Она просто кипела от злости.
Лира подняла копыто.
– Знаю, выглядит не впечатляюще, но доверься мне в этот раз! Они рассказали мне о том, что прочитали, и кажется, они правда знают, что тут происходит.
– Я уже говорила тебе, что его выходки становятся опасными! И это точно не то дело, в которое стоит совать нос кучке молодых любопытных жеребят. Кто знает, что может произойти?
– Послушай, они сказали, что если они получат свои метки исследователей паранормальных явлений этой ночью, то мы не будем должны им ни единого бита, – сказала Лира. – Так в чем же проблема?
Рот Бон-Бон так и остался открытым, пока она пыталась подобрать вменяемый ответ. Но так и не смогла. Она развернулась и пошла к двери, где жеребята уже вовсю болтали друг с другом.
– Будет проще связаться с призраком, если у нас будет одна из таких особых досок, о которых говорилось в книге, – сказала Свитти Белль. – Со всеми буквами и прочими штуками, с помощью которых он сможет ответить на наши вопросы.
– Почему бы просто не поболтать с ним? – спросила Эппл Блум.
Свитти Белль покачала головой.
– Для этого есть особые способы. Ты не можешь просто попросить его показаться.
– Я думала, что в книге говорилось что-то насчет использования зеркала, – сказала Скуталу.
– Это только один из способов. А там не было того варианта, где мы должны встать вокруг стола и держаться за копыта, пока призрак не появится? – спросила Эппл Блум.
– Но если попадется злое привидение, то потребуется чеснок.
– Это от вампони, – уныло протянула Свитти Белль.
– Агась, призраки должны бояться серебра, а не чеснока, – сказала Эппл Блум.
– Кто тебе это сказал? – воскликнула Скуталу. – Ты хоть книгу-то читала?
– Они должны показаться, если мы продолжим спорить, – пожала плечами Свитти Белль. – Я слышала, что призраки появляются рядом с пони, когда те злятся или грустят.
Скуталу покачала головой.
– Это вендиго! Они – совсем другое дело.
Бон-Бон пришлось вмешаться.
– Девочки, достаточно. Почему бы вам просто не начать ваше… исследование? – сказала она. – Но только потише, и не устраивайте беспорядок.
– Ага. Я ни разу не смогла заставить его показаться, но уверена, что если мы подождем достаточно долго, то чего-нибудь добьемся, – сказала Лира. – Как на счет устроиться в гостиной?
– Ага!
Жеребята пошли за Лирой. Дети почему-то всегда слушались её, видимо из-за того, что она осталась примерно на том же уровне развития, но с влиятельностью возраста в придачу.
– Меткоискатели, если нам повезет, мы найдем подтверждение паранор… паран… Чего-то очень-очень жуткого, этой ночью! – выпалила Эппл Блум.
– А какая, по-твоему, выглядит метка за охоту на привидений? – спросила Свитти Белль.
Бон-Бон застонала и ударила копытом по лбу. У неё уже болела голова, а ночь ещё только начиналась. Она потащилась за ними и наблюдала, как они располагаются в гостиной, без умолку стрекоча своими пронзительными детскими голосочками.
– А ваши родственники знают, что вы ночуете здесь? Они в курсе, что вы тут замышляете?
– Рэрити сказала, что ей всё равно, чем я буду заниматься, если она сможет спокойно поспать! – сказала Свитти Белль.
– Если бы нам всем выпало такое счастье. – Бон-Бон взглянула в дверной проем. – Я буду наверху, так что будьте добры, не шумите.
Бон-Бон лежала в кровати. Она пыталась уснуть, но жеребята, похоже даже не думали об этом. Она неохотно признавала, что завидует этой неисчерпаемой энергии.
– …Пони Без Головы! – Бон-Бон расслышала, как Свитти Белль выкрикнула последние слова той старой страшилки, затем остальные завизжали и рассмеялись. И так продолжалось много часов.
Со стоном, Бон-Бон соскользнула с кровати и встряхнулась. Она дотащилась до двери и спустилась вниз, на кухню. Быть может кружка сидра поможет ей расслабиться. У них ещё осталось немного, конечно если Лира не выпила всё. Но это вряд ли – из них именно Бон-Бон была любительницей сидра; возможно, сидр был одной из тех немногих вещей, которыми она наслаждалась осенью.
Зайдя на кухню, она увидела Лиру; та накладывала в тарелку крекеры.
– Как проходит исследование? – спросила Бон-Бон. – Или ты говорила про посиделки? Потому что, по мне, это они и есть.
Лира улыбнулась.
– Подожди немного. Уверена, что-нибудь произойдет.
Бон-Бон наградила её раздраженным взглядом и открыла холодильник. Она налила стакан сидра и села за кухонный стол. Лира закончила с сервировкой тарелки и вынесла её из кухни.
Бон-Бон слышала голоса из соседней комнаты. Лира в самом деле просто нянчилась с жеребятами. Ну, хотя бы их невидимый друг не показывался. Каждый раз, когда Лира хотела, чтобы что-то произошло, он успокаивался. Возможно, это была его уловка.
Сидр становился только слаще со временем, и Бон-Бон с удовольствием допила последние капли со дна кружки. Она решила проверить, как у всех дела.
Они расположились в гостиной, погасив все лампы. Горел только камин. Дрожащий свет заставлял тени плясать по полу и стенам. Жеребята уже налегли на крекеры и дружно чавкали.
– Эй, Бон-Бон! – обрадовалась Эппл Блум. – Ты пришла, чтобы охотиться за призраками вместе с нами?
– Просто осматриваюсь, – ответила Бон-Бон. – Лира, они собираются не спать целую ночь? И заниматься… чем бы они там ни занимались?
– Мы можем что-нибудь пропустить, если ляжем спать! – заявила Скуталу.
– Ага! Обычно призраки появляются, когда темно! – добавила Эппл Блум. – Поэтому мы делаем это ночью, иначе мы ничего не найдём. Так в книге говорится.
Бон-Бон вздохнула. Ей следовало знать, что спрашивать “экспертов” бесполезно. Почти все детские пижамные вечеринки, как эта, начинались с грандиозных замыслов, но уже через несколько часов закруглялись. Может, скоро они устанут и сдадутся.
– Оставайся с нами, – сказала Лира. – Даже если мы ничего не найдём, всё равно будет весело.
– Нет уж, спасибо, – ответила Бон-Бон, – А теперь, если вы не против, я пойду…
Её прервал гулкий зловещий звук из прихожей. Часы отбивали время. Все пятеро застыли, прислушиваясь к ударам. Десять… Одиннадцать… Двенадцать.
Повисла тишина. Наконец Свитти Белль ахнула:
– Уже полночь? Думаю, теперь-то мы увидим привидение!
Бон-Бон повернулась к Лире. Всё можно было прочитать по её глазам.
– Ты ведь не чинила часы, да? – произнесла Бон-Бон.
Лира медленно покачала головой.
– Ты же сказала, что ты собираешься этим заняться.
Внезапно огонь погас сам собой, и комната окончательно погрузилась в темноту. Поленья в камине зашипели. Одна из кобылок закричала, сложно сказать, кто именно.
Послышался голос Лиры:
– Всё в порядке, я разожгу огонь снова. – Рог засиял, вызывая маленький круг желтого света. Теперь в потемках можно было разглядеть напуганные лица трех жеребят. Лира подбадривающе улыбнулась. – Ну же. Девчонки, вы ведь не боитесь темноты, верно?
– К-конечно же нет! – Скуталу переглянулась с подругами. – Вот же оно! Мы практически нашли доказательство, так? Мы же для этого и пришли!
Лира подошла к камину и создала искру. Ничего не произошло. Она нахмурилась, попыталась снова. Опять ничего. Она дотронулась до дров копытом и отступила на шаг.
– Они мокрые. Как будто кто-то залил весь камин.
Бон-Бон дотянулась до выключателя настольной лампы. Ничего не произошло. Бон-Бон подняла взгляд.
– Лира, думаю мы должны отвести их домой, – сказала она. – Сейчас же.
– Но мы же только начали! – заныла Свитти Белль.
– Мы не можем всё бросить! – добавила Эппл Блум.
Не слушая их протесты, Бон-Бон в кромешной тьме нашарила входную дверь. Она подняла копыто, чтобы открыть её.
– Думаю, мы видели… – она закряхтела и приложила второе копыто, толкая изо всех сил… – достаточно, так что если все соберут свои вещи и… – Она уперлась всем телом, но дверь не поддавалась. Бон-Бон бросила взгляд на Лиру. – Ты случайно не закрывала её?
– Зачем мне её закрывать? – Лира стояла в другом конце коридора и смотрела на неё. Рог всё еще был единственным источником света. Жеребята сбились в кучу, поближе к ней, так чтобы ни один волосок на их хвостах не затерялся в тенях.
Бон-Бон ещё раз навалилась на дверь, толкая плечом так сильно, как только может. Она вздохнула.
– Полюбуйся, во что ты нас втянула.
– Я?
– Это ты их сюда позвала!
– Эм, может, мы попробуем снова зажечь свет? – тихонько проговорила Свитти Белль.
– Конечно, мы можем… Хм… – Лира оглянулась в прихожую. – Где мы держим запасные свечи?
– Они должны быть в чулане, – ответила Бон-Бон.
– Ладненько. Пошли! – Лира улыбнулась жеребятам, и они вышли вместе.
Бон-Бон подошла к окну. Лунный свет просачивался внутрь, вычерчивая иссиня-черные контуры мебели. Бон-Бон взглянула на дом напротив. В окнах первого этажа горел свет. Значит, это было не обычное отключение.
Она услышала, как Лира шуршит коробками в чулане, а затем: “Ах, вот они где!” Скрипнули половицы. Лира и Метконосцы вернулись.
Лира обошла комнату, расставляя свечи, одну за другой, так, чтобы осветить как можно больше пространства. Наконец, в комнате стало светлее, но всё ещё очень мрачно. Бон-Бон не особо волновал драматический эффект.
– Пока не починят свет, мы будем сидеть тут вместе, – сказала Бон-Бон. – А когда починят, все пойдут по домам. Без возражений.
– Но мы только начали замечать что-то необычное! – сказала Скуталу.
– Давайте, Метконосцы! Мы должны записать всё, что произошло, – сказала Эппл Блум. Она поглядела на Свитти Белль. – Ты ведь взяла блокнот?
– Эм… я думала, что Скуталу взяла.
– Я? Но это ведь была твоя работа – таскать всё необходимое.
Бон-Бон подошла к кушетке и рухнула на неё без сил. Ещё несколько минут назад жеребята были страшно напуганы и уже снова вернулись в норму, весьма раздражающую норму.
– Ребята, подождите здесь. Уверена, я найду где-нибудь бумагу и перья. – Лира вышла, освещая путь рогом.
Было слышно, как она прошла по коридору, поднялась по лестнице, побродила немного наверху. Бон-Бон смотрела на потолок. Через несколько минут она услышала шаги на лестнице: Лира вернулась.
Рядом с ней парило несколько бумажных свертков.
– Я нашла несколько чистых бланков. Этого хватит?
– Спасибо, Лира! – Свитти Белль взяла перо в зубы и принялась царапать заметки. Она пошепталась с остальными, кивнула и добавила ещё одну запись.
Бон-Бон всё ещё слышала что-то на фоне нескончаемой болтовни жеребят. Она медленно поднялась.
– Не волнуйся. Уверена, всё в порядке, – Лира подошла к кушетке, чтобы облокотиться. – Я же говорила, у меня всё под контролем.
– Шаги не прекратились, – Бон-Бон не опускала взгляда.
Лира повернула голову.
– А?
– Я слышала, как ты ходила наверху. Теперь ты здесь, но там всё ещё кто-то есть.
Все посмотрели на потолок. Повисла тишина. И они услышали их – медленные шаги, ступающие взад и вперед по коридору.
– Мы должны сходить и проверить! – Лира широко улыбалась. Она оглянулась на Меткоискаталей, те обменялись взглядами. – Кто-нибудь?
– Эм… Кто хочет подняться туда? – спросила Скуталу.
– Почему бы тебе не сходить? Я, эм… делаю записи. – Свитти Белль уткнулась лицом в бумагу, стараясь выглядеть занятой.
Лира вздохнула.
– Думаю, я могу сходить туда, если придётся…
– В одиночку? – воскликнула Бон-Бон. – Мы должны держаться вместе. И оставаться тут.
Лицо Лиры тут же засияло.
– Отличная идея! Ты пойдешь со мной.
– И оставлю их одних? – Бон-Бон кивнула в сторону жеребят. – Серьезно, я считаю что мы все должны ждать здесь, пока это не прекратится.
– Пойдём. Это займёт минуту. Всего лишь наверх подняться.
Лира уже выходила в темноту. Бон-Бон вздохнула и поспешила догнать её. Она последний раз обернулась назад, на гостиную со светом и жеребятами, сбившимися в кучу на кушетке.
– Я всё ещё думаю, что это плохая идея.
– Да ладно тебе. Теперь мы займёмся исследованиями, – напомнила Лира. – Что бы ни случилось, мы всё проверим. – Она посмотрела наверх в темноту лестничного пролета и начала подниматься. Свет от рога указывал ей путь.
– А в это время настоящие “исследователи” прячутся внизу. – Бон-Бон глянула на рог Лиры. – Должно быть это очень удобно, уметь такое.
– Ага, это весьма неплохо.
Они поднялись наверх. В коридоре опять воцарилась тишина. Через окно струился лунный свет, но в остальном стояла непроглядная тьма. Лира ныряла и выскакивала из каждой комнаты, не задерживаясь в каждой дольше, чем на пару секунд. Бон-Бон наблюдала за ней из коридора.
– Полагаю, мы обе знали, что поднимемся сюда и ничего не найдём, – сказала она наконец.
Лиры высунула голову из дверного проема спальни.
– Думаешь, он уже ушёл?
И тут они услышали крики.
Бон-Бон метнулась к лестнице, с трудом дожидаясь пока вернётся Лира со светом.
– Мы оставили их одних! Я говорила, что мы не должны были оставлять их одних!
Она влетела в гостиную, но все свечи потухли. Было удивительно тихо. Сразу за ней вбежала Лира.
– Что случилось? Где они?
– Помоги мне осмотреться, – сказала Бон-Бон.
Лира осмотрела гостиную, используя свой рог. Она прочесала всю комнату, увидела кусочек яркого цвета, вернулась к нему. Три жеребенка жались к стене, их глаза были широко распахнуты.
– Что это было? Что случилось? – спросила Лира.
Скуталу сделала усилие, чтобы хоть что-то произнести.
– Он был здесь! Мы видели его!
Свитти Белль активно закивала.
– Ага! У него не было головы!
– У него была голова, просто она горела!
В сознании Бон-Бон промелькнули воспоминания о том, что она видела в ту ночь с грозой. Загадочная фигура во вспышке молнии.
Лира топнула копытом.
– Я снова упустила его! Я что, никогда его не увижу?
– Что?– Бон-Бон уставилась на неё. – Ты же не хочешь снова пойти искать эту штуку?
– Ну, я думаю, что я больше не хочу получить метку охотника за привидениями, – произнесла Свитти Белль.
– И я!
– Согласна!
– Видишь? – сказала Бон-Бон. – Теперь мы должны выбраться отсюда, стало ещё хуже.
Лира вздохнула.
– Думаю, вы правы. Но дверь всё ещё…
– Я что-нибудь придумаю, – заверила Бон-Бон, – А теперь пойдём.
Она первой прошла в прихожую, слегка спотыкаясь в темноте. Из-за того, что Лира шла прямо за ней, тень Бон-Бон закрывала весь обзор. Наконец она увидела дверь. Пусть она была наглухо закрыта, должен же быть другой способ выбраться из дома. Они разобьют окно, если придётся.
Внезапно, будто бы издалека, послышался голос Лиры.
– Бон-Бон? Что ты…
Сияние от рога Лиры пропало. Всё погрузилось во мрак. Глазам Бон-Бон понадобилось время, чтобы снова привыкнуть к темноте. Она всё ещё чувствовала половицы под копытами, но куда бы она ни тянулась, не могла ничего нащупать.
Но главное, Лира и остальные пропали. Где бы Бон-Бон ни оказалась, она осталась одна.
Где-то щелкнул выключатель, и комната залилась светом, застав Бон-Бон врасплох. Это оказалась лампа на её тумбочке у кровати. Всё выглядело таким знакомым, но что-то было не так.
Она точно знала, что находится в своей спальне. Наверху. Но секунду назад она была в прихожей и шла к входной двери.
– Лира?
Она обернулась, но в дверной проём виднелся лишь знакомый коридор. Тусклый свет бросал на пол её тень. Напротив была видна дверь в кабинет, а всё остальное тонуло во тьме. Их дом не был настолько велик, в нём просто не могло быть так темно…
Возможно, сознание сыграло с ней шутку. Бон-Бон вышла из комнаты. Она знала, где находится лестница, стоит ей только спуститься и найти остальных, и всё будет нормально.
– Лира? Что случилось? Ты меня слышишь?
Бон-Бон оглянулась. Чем дальше она отходила от комнаты, тем сильнее мрак поглощал сияние, льющееся из двери. Она едва могла различить свой хвост. А впереди было ещё темнее. В таких ситуациях она почти начинала завидовать магии Лиры.
Она протянула копыто вперед. С другой стороны коридора должны быть двери. В кабинет, и в… Нет, её комната же ближайшая к лестнице, а кабинет расположен прямо напротив. С этой стороны не было других комнат. Как далеко она могла отойти?
Бон-Бон не могла ничего разглядеть. Вокруг царила абсолютная тьма. Оставалось только идти вперед, но когда она стала считать шаги, то поняла, что коридор оказался просто нереально длинным. Двигалась ли она вообще? Было сложно сказать.
Она вспомнила, как Твайлайт говорила, что всё это просто разыгравшееся воображение. И как же ты это объяснишь? Хотя всё казалось нереальным и очень похожим на сон, Бон-Бон никак не удавалось проснуться.
Когда она дошла до стены, ей под копыто попалась ручка. Это была та же комната, или другая? Теперь она уже не могла твердо сказать, что шла в нужную сторону. В темноте всё казалось одинаковым, и она сбилась со счёта, сколько раз она оборачивалась назад…
И тут снова послышались шаги.
Теперь не составило труда решить, в какую сторону ей идти – в противоположную от приближающегося звука шагов. Она всё ещё не могла ничего увидеть, но понемногу сменила шаг на галоп. Думать о том, что случиться, если она вообще доберется до лестницы, было некогда.
Шаги становились громче. Невероятно громкими. И звучали всё ещё издалека. Это не мог быть их дом, коридор не был таким длинным и таким темным. Бон-Бон уже потеряла счёт шагам и не могла сказать, как долга она бежит. И что бы ни шло по пятам, оно быстро приближалось.
Быстро приняв решение, Бон-Бон подалась влево и распахнула дверь. Неважно, что ждало её там, это было всяко лучше того, что осталось в коридоре. Она прошмыгнула в комнату за секунду до того, как грохочущие шаги настигли её.
Бон-Бон поняла, что снова оказалась внизу, в гостиной.
Свечи не горели, но всё же из окна проникало достаточно света, чтобы можно было понять, где она. Бон-Бон почувствовала, что до сих пор сдерживает дыхание, и тяжело выдохнула.
Тишина продлилась очень недолго. Она услышала, как где-то дребезжит стекло.
Пол под копытами заходил ходуном. Свечи попадали со стола, лампа разбилась об пол. Было слышно, как на кухне с грохотом распахиваются и закрываются шкафчики и тумбы.
Бон-Бон ринулась через комнату, всё ещё измождённая бегом по… тому месту, где она только что была. Колени подкашивались, но она уже видела дверь в прихожую.
Не колеблясь и секунды, Бон-Бон метнулась к входной двери. Прихожая как будто вытянулась, землетрясение, или что это было, усилилось, раскачивая помещение из стороны в сторону. Дверь отодвигалась всё дальше. Бон-Бон отчаянно вскинула копыто, схватилась за рукоятку… Волна свежего воздуха ударила в лицо.
Она оказалась снаружи.
Бон-Бон выскочила из дома так быстро, что не заметила как споткнулась обо что-то круглое и тяжелое. Оно выкатилось на грунтовую дорогу перед домом. По размеру оно было примерно как голова пони.
Придя в себя и с трудом доковыляв до середины дороги, она наконец остановилась перевести дух. Бон-Бон осмотрелась, вокруг всё ещё не было ни одной живой души. Судя по всему стояло раннее утро. Она глянула на то, обо что споткнулась.
Тыква Лиры. Конечно же. Несколько секунд Бон-Бон смотрела на тыкву, а затем каким-то образом рассмеялась. Смех был резким, задыхающимся; она просто была счастлива оказаться на улице.
Но когда она обернулась и увидела дом, беспокойство снова овладело ей.
Из всех окон лился ослепительный белый свет. Дом, в котором она только что блуждала во мраке, теперь был освещен как ель ко Дню Согревающего Очага и бросал отблески на соседние дома. Почему-то это пугало ещё больше, чем темнота.
Бон-Бон огляделась, но не заметила поблизости ни одного пони. В этот глухой час ночи во всех домах царили тишина и мрак. Она снова посмотрела на свой дом и подумала, что ни за что на свете не вернется туда.
– Это слишком для твоей маленькой безобидной пижамной вечеринки, Лира, – пробормотала она.

И это слишком для того, что Лира назвала “самой лучшей Ночью Кошмаров”. К этому всё и вело. Сбегать из когда-то уютного дома посреди ночи, удирать от какой-то невидимой штуки, которая как будто существует только для того, чтобы изводить её. И это Лира считает веселым? Как только Бон-Бон отыщет её, она…
Бон-Бон оглядела улицу.
А где же Лира?
Её взгляд снова обратился к дому, из окон которого лился сверхъестественный свет. Он был слишком ярким, чтобы можно было различить что-то внутри. Он почти ослеплял, как солнце, но каким-то образом не обжигал глаза.
Бон-Бон глубоко вздохнула и подошла к двери. Она заколебалась, пытаясь заставить себя сделать это, затем положила копыто на ручку и приготовилась потянуть.
– Бон-Бон! Что ты делаешь? Что с тобой произошло?
Она обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть перед собой Лиру, дико уставившуюся на неё.
– Лира? Что случилось? – проговорила Бон-Бон. – Где остальные?
– Они ушли. Я проследила, чтобы они добрались до дома. А ты куда-то исчезла. Мы не знали, что и думать. Но мы не могли вернуться. Там опасно. – За все годы, что Бон-Бон знала Лиру, та никогда не была так серьезна.
– Мне не нужно говорить дважды, – сказала Бон-Бон.