Зыбучие пески

Безмолвная киринка попадает в ловушку зыбучих песков. И что бы она ни делала, она не может позвать на помощь. (Действие истории происходит через какое-то время после того, как кирины прошли через Ручей Молчанья)

Другие пони ОС - пони

В тылу

Мужчины тоже должны уметь ждать.

Рэрити Свити Белл Человеки

Селестия — крылатое выражение

Принцесса Селестия узнаёт, что её имя — крылатое выражение, которое пони используют каждый божий день.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Зубной

Кто может быть выше Бога?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Хроники Секвелии, Том первый: Пролог

Твайлайт сняться сны, где фиолетовый свет зовёт её за собой. Офицера гвардии отправляют на расследование пропаж пони по всей стране, а в Понивилле появляется новенький без памяти. Их действия приводят к величайшему и пожалуй самому опасному открытию. По воле судьбы, им придётся объединиться, чтобы вновь воцарился мир. Сможет юная принцесса и небольшая группа пони спасти всех?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Противоречие

Пусть они все говорят, что ты мертв. Но я не перестану надеяться, что когда-нибудь дверь скрипнет, и в углу комнаты появятся зеленые прорези твоих глаз. Страшных, вгоняющих в ужас, но таких желанных, таких...родных...

ОС - пони Король Сомбра

Игры с Хаосом

Сиквел рассказа "Прячущий взгляд"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд

Принцессы и королевы

Через несколько месяцев после "аликорнизации" Твайлайт решает заняться исследованием ченжлингов и делает неожиданное открытие. Она направляется в Кантелот, чтобы рассказать о нем Селестии, но разговор проходит совсем не так, как Твайлайт могла бы ожидать.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Помоги моей одинокой душе

Найтмер Мун всегда была известна как зловещая кобыла тьмы, нераскаявшаяся злодейка, которая не заслуживает прощения. Но если все ошибались? Если Лунную Кобылу просто не поняли? Если она всего лишь хотела иметь друга? И когда она переместилась в другой мир, её желание исполнилось... и даже больше.

Найтмэр Мун Человеки

Скуталу и подушка

Скуталу наконец осталась дома в одиночестве. Но чем она будет заниматься наедине с собой?

S03E05

То, что осталось от двери, упало на землю, и все в неловкой тишине смотрели друг на друга. С одной стороны стояли Рарити и Спайк, сломавшие дверь, а с другой — бывшая принцесса Селестия, держащая в магической хватке кружку настолько огромную, что та больше походила на сценический реквизит, чем на настоящий сосуд для напитков.

Через секунду нежданные гости Селестии с обеспокоенными выражениями лиц вошли в комнату. Та вздохнула, отхлебнула из кружки и одарила посетителей невозмутимым взглядом.

— Знаете, входная дверь была не заперта, — произнесла Селестия.

— Извините. Мы слишком торопились, — ответил Спайк.

— Мы оплатим ремонт. Но прямо сейчас дорога каждая секунда, и нам немедленно нужна ваша помощь, — объявила Рарити.

— Дай угадаю — Твайлайт Спаркл в последнее время ведет себя странно, и ты надеешься, что у меня есть объяснение или, может быть, решение? — раздраженно ответила бывшая принцесса.

— То, что вы сразу угадали подсказывает, что у вас найдется и то, и другое. Я очень уважаю вас, Селестия, но, звезды в небе, мне надоело разбираться с вашими половинчатыми решениями. Если вы знали об этих проблемах, то почему, скажите на милость, не сочли нужным сообщить нам раньше? — потребовала Рарити.

— И да, ты больше не принцесса. Так что на этот раз «это послужит вам уроком» за ответ не сойдет, — добавил Спайк, скрестив лапы на груди.

— О нет, не в этот раз. Поверьте, я была бы рада предупредить ее. И прежде чем вы спросите, причина, по которой мне пришлось молчать — так же и ответ на то, что происходит с Твайлайт. Титул Правителя Эквестрии проклят, — объяснила Селестия.

Рарити и Спайк моргнули и недоверчиво посмотрели на белого аликорна. Та лишь еще раз отхлебнула из кружки.

— О да… вот оно. Темные бобы жизни и счастья, как я по вам скучала… — пробормотала Селестия.

Может, то, что она только что услышала и было абсурдным, но Рарити не могла не заметить странностей в бывшей принцессе. Дело было не только в растрёпанной гриве, мешках под глазами или почти нехарактерной язвительности, но и совершенно неправильном запахе, исходившем из ее кружки.

— Подождите… вы пьете кофе? С каких это пор вам нравится что-то, кроме чая? — спросила единорожка.

— Прямо со всех. Просто до сегодняшнего утра я не могла пить любимый напиток из-за проклятия. И должна вам сказать — раз уж у меня есть теперь выбор, больше я в жизни эту листовую настойку хлебать не стану. Тысяча лет терпения не превратятся, как по волшебству, в предпочтение. Только не в вопросе кофе.

И снова Рарити и Спайк с недоверием смотрели, как Селестия вновь глотнула кофе. Все шло не так, как они ожидали. Тем не менее, у Твайлайт были проблемы, поэтому Спайк потряс головой и вернулся к теме.

— Ладно — Твайлайт проклята. Уверен, она будет спорить, являются ли проклятия настоящей магией, но дело не в этом. Откуда взялось это проклятие и что с ним делать? — спросил Спайк.

— Ха. Если бы мы могли с ним что-то поделать, я бы давно от него избавилась, — усмехнулась Селестия.

Большая белая пони последним глотком опустошила кружку. Затем пролевитировала столь же огромный кофейник и снова ее наполнила. Рарити не могла не задаться вопросом, сколько этих огромных кружек Селестия уже успела осушить за сегодня.

— Проклятие было наложено на титул в тот момент, когда мы с Луной его приняли. Видите ли, прямо перед нашей коронацией произошел небольшой инцидент. Принцесса Платина не хотела видеть нас правителями Эквестрии, и настаивала, что титул должна получить именно она. И мы с Луной, маленькие хулиганки, решили, что лучше всего будет ее разыграть, — объяснила Селестия.

— Разыграть ее? Эм… у меня есть несколько вопросов, — заметил Спайк.

— Они могут подождать завершения истории, Спайк. Итак, после публичного унижения Платине удалось выбраться из реки и вернуться в тронный зал. Она неохотно решила сотрудничать и позволила нам занять трон. Но она же заявила, что раз уж мы станем принцессами, то и вести нам себя придется соответствующе. А потом наложила проклятие — чтобы так и случилось.

— То есть… проклятие заставляет пони вести себя более царственно? — в замешательстве спросила Рарити.

— О, нет. Мы же о принцессе Платине говорим. Даже узнав о ценности дружбы, она осталась избалованной аристократкой с эго большим, чем у Рейнбоу Дэш. А жизнь принцессы, по ее мнению, заключалась в том, чтобы пить дорогой чай, есть дорогую еду, носить дорогие одежды — и чтобы всю работу делало простонародье. Она и не думала о вежливости, уважении или хоть какой-то обходительности в адрес других, — сухо ответила Селестия.

Наступил еще один момент неловкой тишины, когда Селестия снова мощно приложилась к кружке, а Рарити и Спайк обменялись неуверенными взглядами.

— Ну и конечно, она также считала политику величайшим видом спорта, изобретенным пони (Тартар знает почему), а работу с документами — своим любимым хобби, поэтому проклятие ничего с ними не сделало. Жаль — можно было бы хоть какое-то удовольствие получать, столько лет сидючи за столом… — проворчала Селестия.

— Секунду, позвольте уточнить. Значит, все эти годы вы пили чай только потому, что принцесса Платина считала, что это и значит быть принцессой? — спросил Спайк.

— Ага. Неважно, как сильно я его ненавидела — у меня появлялись позывы, которые мог утолить только чай. А если не чай — то горы сладостей, потому что сахар в любом виде тогда считался дорогим. Честно говоря, я всегда была сладкоежкой, но мне постоянно приходилось бороться с лишними килограммами — столько тортов приходилось поглощать. А бедной Луне пришлось еще хуже. Первое, что могло ей понравиться, появилось лишь лет через двести после ее изгнания, — покачала головой Селестия.

— У меня… еще несколько вопросов, — вмешался Спайк.

— Эти ответы носят личный характер, и я отказываюсь их давать. Необходимость носить дорогие одежды была еще хуже. Корона постоянно запутывалась в гриве, я всегда ненавидела эту тяжеленную хреновину на шее, и не могла даже спать или мыться, не будучи полностью одетой, потому что чувствовала себя обнаженной. Вы хоть представляете, как тяжело мыть копыта в обуви?

— Да, вообще-то, — не раздумывая, ответила Рарити.

Селестия и Спайк удивленно на нее посмотрели. Единорожка быстро поняла, что проговорилась, неловко кашлянула и отвернулась, чтобы скрыть румянец.

— В общем, с одеждой было плохо, но хуже всего то, что как принцессе, мне полагалось сидеть, сложа копыта, и позволять остальным разбираться со всем важным. Не имело значения — вторжение, нападение монстров или безумие моей собственной сестры, если проблему нельзя было решить с помощью улыбки и выспренной речи, то разобраться с ней я не могла. А если я все равно пробовала, то все делала лишь наполовину. Думаю, вы двое прекрасно понимаете, как меня это бесило, — продолжила Селестия.

Рарити и Спайк кивнули. Да, они были в курсе. Знали они и о дюжине гневных писем, которые они из-за этой половинчатости послали принцессам. Румянец Рарити стал еще сильнее, а у Спайка стал показываться его собственный.

— О, и, конечно, мы не могли никому рассказать о проклятии. Хотя, думаю, некоторые из наших наиболее доверенных слуг догадались сами. Теперь, когда я думаю об этом, наверное, будет хорошей идеей оставить памятку будущим поколениям дворцового персонала, раз уж теперь могу. Если предположить, что Рейвен еще этого не сделала… — пробормотала Селестия.

— Погодите, это все? Это все, что делает проклятие? — уточнила Рарити.

— Да, так и есть. Я бы не передала титул Твайлайт, если бы не считала, что она с этим справится. Понимаю — внезапное изменение диеты и гардероба Твайлайт может показаться странным, но уверяю вас, беспокоиться не о чем. В остальном она та самая книжная пони, которую мы все знаем и любим. Она даже уже подготовила новое поколение героев, чтобы компенсировать свою слабость теперь, когда она практически бесполезна для спасения мира. Нужно будет кое-что подкорректировать, но я совершенно уверена, все будет в порядке, — ободряюще улыбнулась Селестия.

— А как насчет оранжевой гривы? Или доспехов в шипах? Или законов о куроводстве? — спросил Спайк.

Селестия в замешательстве моргнула, но затем на ее лице появился ужас.

— Куроводстве… Ох. О, нет. Скажи, она же носит браслет, похожий на наблеванную отраженную радугу? — нервно спросила Селестия.

— Ну да, вообще-то. Я не знаю, что, во имя Эквестрии, должно означать это… необычное выражение, но оно определенно достаточно хорошо описывает эту отвратительную вещь, — признала Рарити.

Селестия сделала двойной фейсхуф и издала долгий, протяжный стон. Затем допила свой кофе, встала и помчалась к, должно быть, двери в комнату Луны.

— Мать-перемать… Так и знала, что чего-то забыла! Луна! Вставай! Мы забыли предупредить Твайлайт о хранилище слегка проклятых предметов! — закричала белый аликорн, стуча в дверь.

С другой стороны двери послышался громкий грохот, после чего Луна открыла дверь, выглядя еще более растрепанной, чем ее сестра.

— Тьфу… не говори мне… она приняла его за твой платяной шкаф и сейчас носит полдюжины проклятых вещей? — сухо осведомилась бывшая принцесса ночи.

— Она уже издала закон о куроводстве. Нам нужно добраться до Кантерлота и освободить ее, прежде чем она сделает униформой Гвардии плавки! — воскликнула Селестия.

Не говоря больше ни слова, она выскочила за дверь. Луна зевнула, схватила кофейник, и начала пить прямо из него. А затем бросила его и помчалась за сестрой.

— Я же говорила, что его нужно перенести, — проворчала она, пробегая мимо Рарити и Спайка.

Дракон и единорожка могли только стоять и осмысливать услышанное.

— Слегка проклятых предметов? — пробормотал Спайк.

— Плавки? — пробормотала Рарити.

Рарити и Спайк обменялись еще одним неловким взглядом.

— У меня… много вопросов, но я не уверен, что хочу услышать ответы, — признался дракон.

— Согласна. И несмотря на нездоровое любопытство, я считаю, нам следует последовать за ними и помочь… что бы они там ни собирались сделать, — поддержала единорожка.

— Но есть еще кое-что, о чем хочется знать — как насчет Кейденс? Проклятие влияет и на нее? — поинтересовался Спайк, когда они выбегали за дверь.


Кейденс смиренно вздохнула, вытягивая в ванне копыта в туфлях. Это так несправедливо — она увернулась от одного проклятого титула только, чтобы нарваться на другой. И единственная разница заключалась в том, что Кристальная Императрица должна пить кофе, а не чай. Кейденс ненавидела кофе.

Комментарии (12)

+2

Переименовать титул правителя, переименовать Эквестрию. Ввести реально правяшую должность, а принцессу сделать чисто номинальной и посадить туда кого нибудь.

EldradUlthran
EldradUlthran
#1
+1

Есть у меня подозрение, что бороться с проклятьем нельзя. Иначе было бы слишком просто — у Принцесс есть куча магов, да и сами они превосходно разбираются в магии. Впрочем, теперь есть две кобылы с тысячелетним опытом в магии (у Селестии уж точно), которые вполне могут хотя бы попытаться избавиться от него.

Docfu
#2
0

С проклятиями должен бороться специалист по проклятьям! Вопрос, где его взять?

Arri-o
Arri-o
#3
+1

Селестия, так-то, отлично разбирается в тёмной магии

Docfu
#4
+2

объявить республику — и проклятие трона падёт.

Правда — появится амулет из трёх частей и отдельные города земнопони, единорогов и пегасов — но это уже проблемы Санни, а не Твайлайт... )))

Navk
Navk
#7
+2

Республика по сути только у древних земнопони была. В зефирных горах монархия, в Гривландии и Меритайм бей хрен его знает что.

EldradUlthran
EldradUlthran
#9
0

Нет, с республикой вот история. Там более активная активистка, чем Старскаут

Arri-o
Arri-o
#11
0

короче, принцесса платина полная твар и сволачь

Mefujert
#5
+1

И очень сильный маг.

EldradUlthran
EldradUlthran
#12
+1

я считаю, что на следует последовать за ними и помочь… что бы они
буковка пропала:
я считаю, что нам следует последовать за ними и помочь… что бы они

Navk
Navk
#8
+1

Спасибо, поправлю.

Кайт Ши
Кайт Ши
#10
Авторизуйтесь для отправки комментария.