Автор рисунка: Stinkehund
Глава вторая

Глава первая

Тихо проскрипев тормозными колодками, перед пустующей в ранний час рыночной площадью остановился грузовик. Машину тут же облепила детвора, которая, казалось, только и ждала чего-нибудь необычного.

— Вау! И это оно что, само?

— А ты где-то тягловых видел?

— Наверное, о-очень сильное колдунство…

— Ой, а чего оно так пыхтит?

Деревянная дверь одноместной кабины грузовика распахнулась, и на пыльную дорогу ступил медного окраса жеребец в замызганном дорожном плаще, покрытым пятнами въевшейся грязи, под которыми угадывалась некогда тёмно-зелёная ткань. Он бросил взгляд в сторону жеребят, толпившихся вокруг его машины, они притихли, ожидая нагоняя от водителя, но тот промолчал, лишь устало покачав головой. Жеребец заглушил мотор, и мелко трясущаяся махина, наконец, затихла. Он на всякий случай проверил, хорошо ли закреплён тюк с вещами и здоровенный рулон брезента в открытом кузове, подёргал навесной замок на крышке ящика за кабиной и, удостоверившись, что всё в порядке, неспешно зашагал через рыночную площадь к трёхэтажному зданию местной администрации, возвышающемуся над сонным посёлком.

Жеребец разглядывал редкие прилавки с товарами, большинство пустовало – рановато ещё для торговли. К тому же, было чудесное солнечное утро, кажется, воскресенья, а значит все, кто не был занят на полях, наслаждались заслуженным выходным. Остановившись возле торговца сеном, разгружавшего телегу, Жеребец задумчиво поглядел на ценник, хмыкнул и продолжил путь к ратуше. Над дверью была прибита скромная табличка: «Администрация Тимбершиптауна» и, чуть ниже, на листе бумаги красной краской: «По вопросам возобновления заготовки древесины НЕ ОБРАЩАТЬСЯ». Жеребец никак на это не отреагировал и, для вежливости постучав, толкнул дверь.

— … Сколько можно повторять, администрация открывается в девять! Не без пятнадцати, ни в десять десять, и уж точно не в полвосьмого утра! И вообще, зачем стучаться?

— Привычка, — коротко ответил жеребец в плаще. У него был немного хриплый голос пони с запущенной простудой.

Перед ним стояла белая единорожка, с её шеи свисал фартук, левитацией она держала за собой поднос, уставленный посудой. В воздухе витал соблазнительный запах гренок с чесноком и крепкого кофе.

— Ой, простите, — промямлила она, тарелки в облаке магии подпрыгнули, но тут же плавно опустились на место, — Вы, наверное, по какому-то важному поводу?

— Вроде того. Мэр здесь?

— Да-да, — закивала она, — Но он ещё… не готов принимать гостей…

— Я подожду здесь, — заверил её жеребец, приметив кресло для посетителей.

— Как вас представить? – поинтересовалась кобылка, перестав, наконец, нервничать от вида незнакомого лица.

— Майт Винг, королевский егерь.

Глаза единорожки на мгновенье стали размером с одно из блюдец на подносе, она кивнула и быстро поднялась по парадной лестнице на второй этаж. Жеребец, дождавшись, хлопка двери наверху, удобно устроился в кресле у лестницы, напротив письменного стола. Долгий путь за рулём, в не самой просторной кабине грузовика сказывался болью в затёкшей шее, так что Майт с удовольствием расслабился, поджав под себя ноги и положив голову на обитый фетром подлокотник. Чуткий слух жеребца улавливал приглушённые голоса, звон столовых приборов, шум воды и, наконец, чьи-то шаги на втором этаже. Майт придал себе более строгий вид, выпрямился и уставился в стену напротив.

По лестнице вниз спустился средних лет земной пони, в шоколадной гриве которого уже пробивалась седина, нацепил на себя дружелюбную улыбку и поздоровался:

— Приветствую вас в Тимбершиптауне, господин Винг, меня зовут Ремит Логгер, я управитель этого поселения. Что привело вас в наш славный город?

— Мне нужно отдохнуть, пополнить запасы провизии, зарядить аккумулятор моего автомобиля, — перечислял Майт, пока мэр занимал место за рабочим столом. Судя по непорочному виду его крышки, в городе много событий не происходило, а бумажной работы для управителя не находилось, — Но, что ещё важнее, — выдержав паузу, добавил жеребец, — до меня дошли слухи, что здесь есть работа для егеря.

— Эм… ну на самом деле мы не до конца уверенны, в том, что происходит, — неуверенно начал Логгер, потом вдруг тяжело вздохнул и посмотрел Майту в глаза, — Да, нам нужна ваша помощь.

— В чём проблема? – спросил егерь, кивнув.

— Недели две назад трое наших лесорубов, все в царапинах и ссадинах, прискакали с вырубки в город, крича что-то об « ужасной твари в лесу», — тяжело заговорил мэр. — Правда, ничего конкретного они сказать не смогли, а все их раны оказались от веток и кустов, которые они собрали, пока неслись сюда, не разбирая дороги. Короче говоря, я решил, что им это привиделось, и не обратил на происшествие внимания. Зря, как выяснилось. На следующий день жена фермера, у них своё хозяйство на самом краю города, когда пошла сутра проверить овец, недосчиталась одной. С остальными всё было в порядке, но она тут же прибежала ко мне, требовать, чтоб нашли её ненаглядную овцу и вора, который её увёл. Я, понятное дело, пообещал во всём разобраться. И, представьте себе, овцу действительно нашли, через несколько часов, причём те самые дровосеки, которые видели что-то в лесу, прямо на краю вырубки… То, что от неё осталось нашли. Выпотрошенный труп без головы и половины тела. Как только мне об этом доложили, я приказал жеребцам покрепче закопать овцу в стороне от вырубки и срочно собрать всех лесорубов у меня. Сказал им, мол, на неопределённое время рубить лес надо перестать, почему, естественно, не объяснил. Ропоту-то было. С тех пор никто ничего странного не видел, только у Долли пропали ещё две овцы, последняя — позавчера.

— Ну и чего вы сразу не послали а егерем? – спросил Майт.

— Так это… — замялся Логгер, — Не подумали.

— Ага, как же, — покачал головой жеребец, — Единственную улику закопали, момент упущен, так ещё и придётся несколько дней ждать, пока животное опять наведается к кормушке. И что мне с вами делать?

— … Понять, — пробормотал мэр, — Простить…

— Ладно, что-нибудь придумаю. Для начала, мне нужно поговорить с пони, которые имеют к этому отношение, в первую очередь с фермером и теми, кто закапывал труп.

— Да-да, конечно, — энергично закивал Логгер, — Давайте я всё вам запишу.

Он порылся в ящике стола, достал оттуда чистый лист бумаги и карандаш, написал три имени и два адреса.

— Вот, — он протянул листок Майту, — Братья Ламберы и Долли Дроувер – те пони, которые вам нужны.

Майт взял листок зубами и положил его во внутренний карман плаща.

— Может, мне нужно знать что-то ещё? – поинтересовался он.

— Эм… нет, — подумав, сообщил Логгер, — А когда вы…

— Как только, так сразу, — перебил его Майт, — А пока подготовьте какой-нибудь сарай попрочнее.

Жеребец встал кресла, попрощался с мэром и вышел из городской администрации.

На улице ярко светило солнце, рыночная площадь кипела жизнью, казалось, будто всё население Тимбершиптауна собралось здесь; на прилавках появились товары. Майт подошёл к лотку со спелыми зелёными яблоками. Вокруг толпилось много народу – редкое зрелище: свежие яблоки в конце июня, образовалась немалая очередь – каждый хотел побаловать себя ранним деликатесом, но и цена была соответствующей, так что тут и там слышались недовольные возгласы:

— Сколько, ты сказал?! Я что, по-твоему, никогда яблок не покупала?

— Я понимаю за кило, ну за полкило, куда ни шло, но чтоб за одно яблочко?

— Любезный, ну вы хоть пол цены сбейте!

— Тьфу, да они ещё и червивые!

Возмущённая кобылка швырнула надкусанное яблоко в продавца, но у самого носа фермера его отбило в сторону крыло Майта, молниеносно выскользнувшее из-под плаща. Пони удивлённо уставились на незнакомца, но жеребец лишь сложил правое крыло, быстро оправил сползшую вбок накидку и отвернулся от зрителей.

— Спасибо, — шепнул ему продавец, протягивая яблоко.

— Не за что, — пожал плечами Майт, взял яблоко в зубы и оставил фермера наедине с подозрительно перешёптывающейся толпой покупателей.

Майт в два укуса съел подарок, отметив, что яблоко хоть и было кисловатым, но вовсе не испорченным. Выбравшись с базарной площади, егерь оказался на стороне улицы, противоположной той, где он припарковал свой транспорт. Нужный адрес был именно здесь – небольшой одноэтажный домик с соломенной крышей и парой плотно зашторенных окон, выходящих на городской рынок. Майт вежливо постучал, через несколько секунд дверь приоткрылась на цепочке и на пегаса уставились два недовольных глаза.

— Кто вы?

— Майт Винг, королевский егерь. Мне нужно поговорить с братьями Ламберами.

— Входите, — дверь захлопнулась, зазвенела цепочка, и неприветливая серая кобылка позволила Майту пройти в дом. На её крупе красовался пузатый чайник с пляшущей под напором пара крышкой.

Внутри оказалось на удивление темно, свет падал только из окна в дальней стене, выходившего во дворик. Обстановка было небогатой: тесная гостиная с парой обшарпанных кресел и небольшим столом, кухня, едва видная из-за приоткрытой двери, да, очевидно, спальня, закрытая от взора занавеской.

— Проходите в зал, — сказала хозяйка, указывая на одно из кресел — Братьев пока нет, но они скоро подойдут. Чай будете?

— Не откажусь, — согласился Майт, и кобылка исчезла на кухне.

Кресло было жёстким – не чета собрату в ратуше, обивка сильно потёрта, видимо, здесь оно стояло уже много лет, на журнальном столике следы от чашек с чем-то горячим, в углу низкий комод, на крышке стопка книг.

— Вы приехали из-за убийства тех овец? – послышался голос хозяйки дома из-за спины Майта.

Пегас обернулся, кобылка, не сводя с него глаз, заняло кресло напротив.

— Да, — кивнул Майт.

— А почему только сейчас?

— Это вопрос не ко мне, а к вашему мэру. Я узнал обо всём случайно.

— Логгер, — будто выплюнула имя управляющего кобылка, — Вечно тянет до последнего.

— Лучше скажите, как вас зовут.

— Хитфулл Хас, — представилась серая кобылка с тёмно-рыжей гривой, — Сестра этих обалдуев.

— У вас чайник кипит, Хитфулл.

Кобылка тоже услышала свист пара и вышла на кухню, чтобы вскоре вернуться с парой кружек на подносе.

— Спасибо, — поблагодарил Майт и отхлебнул обжигающего чая.

— Не за что, — кобылка заняла прежнее место и подвинула поднос к пегасу, — Угощайтесь. Чем богаты, тем и рады.

То, что вначале не разглядел Майт, оказалось горсткой конфет. Жеребец развернул одну и отправил в рот – карамель в шоколадной глазури.

— И что, хорошо платят? – поинтересовалась Хитфулл.

— На жизнь хватает.

— Неужели егерям так нравится чувство опасности, что они готовы рисковать жизнями ради этого?

— Выходит, что да, — пожал плечами Майт, запивая очередную конфету чаем.

Кобылка хмыкнула.

— Что-то вы не очень разговорчивы, — сказала она.

— Моя работа не за разговоры ценится.

Раздался стук в дверь. Хитфулл подскочила как ужаленная и поспешила в прихожую. Вновь зазвенела цепочка, послышался скрип петель.

— Чего так каждый раз закрываться, сестрёнка?

— Ага, сколько раз говорили. Ну кто будет к нам ломиться?

— Ломились да вломились, — шикнула Хитфулл на братьев, — С вами хочет королевский егерь поболтать.

— Даже так… — задумчиво произнёс первый голос, — Ты пока иди нам чайку согрей, а мы с ним потолкуем.

— Готов уже ваш чай.

— Ну так ещё раз согрей, — убедительно прошептал второй.

— Здравствуйте, господин…

Королевский егерь обернулся. В проходе друг за другом стояли два жеребца с чёрной как смоль шерстью. У одного была длинная отливающая янтарём грива, у другого – коротко-стриженная рыжая. Кьютимарки обоих изображали распиленные брёвна, похоже, разных деревьев.

— Майт Винг, — закончил пегас.

— Я Пайн Ламбер, — представился длинноволосый, — А это мой младший брат — Спрюс Ламбер.

— Рад знакомству, — буркнул коротко-стриженный.

— Это по поводу тех овец? – чуть тише спросил Пайн.

— Да. Мне нужно, чтобы вы рассказали о том, что видели.

Старший брат сел напротив Майта, младший встал у него за спиной.

— Спрашивайте.

— В каком состоянии вы нашли жертву?

— Она была уже мертва, — нахмурившись, сказал Пайн, — Лежала на краю вырубки, вся растерзанная.

— Можно поподробнее? – попросил пегас.

— Меня чуть не вывернуло, когда я это увидел, — пробормотал младший Ламбер.

— У неё не было головы и задней части тела, почти до передних ног, — ответил старший.

— Характер повреждений? – уточнил Майт.

— Башка снесена подчистую, тело изгрызено! Что вам его нужно?! – не выдержал Спрюс.

— Тише – сестра, — напомнил ему Пайн, — В целом – именно так, смотреть совсем не хотелось.

— Последний вопрос, — успокоил братьев егерь, — Жертва не была закопана или спрятана как-то иначе?

— Нет, просто лежала на земле.

— Спасибо, вы мне очень помогли, — Майт встал, — Передавайте сестре мои благодарности за угощение и скоротанное время.

— Если Хитфулл вас чем обидела – не серчайте, — сказал Пайн, — Она сейчас сильно нервничает: из-за этой твари в лесу у нас нет работы, а значит не на что кормить семью. Как расправитесь с монстром – обязательно приходите на чай, вот увидите, она станет совсем другой.

— Непременно, — заверил его пегас, — Всего вам доброго.

— Удачи!

— Спасибо.

Старший Ламбер проводил Майта до выхода, пегас заметил на полу авоську со свежими продуктами, сверху лежало крупное зелёное яблоко.

— До свидания, Майт! – помахал Пайн егерю, когда тот был уже за порогом.

— До встречи.

Пайн захлопнул дверь и вернулся в гостиную.

— Ну, как тебе господин егерь? – спросил его брат.

— Понятия не имею, — протянул Ламбер, задумчиво разглядывая пустую чашку и гору фантиков на столе.

***

Сидя за столом в углу зала, Майт потягивал холодный сидр из массивной деревянной кружки, закусывал его ломтиками солёного огурца и думал.

Фермерша, естественно ничего нового ему не сообщила. Долго и нудно рассказывала о пропавших овцах, о том, как сильно их любила и лелеяла, умоляла хотя бы попытаться найти похищенных питомцев – в этом уже не было никакого смысла. Гораздо важнее было то, что во время нападений загон не был открыт или разрушен, не было подкопа, и овцы не вышли наружу сами.

Значит стальной трос, настойка мяты и кровь…

Под вечер Майт снял номер в единственной местной гостинице «Мирная опушка», находившейся на отшибе Тимбершиптауна, едва ли насчитывающего полсотни дворов. Пегас перегнал грузовик и засел в баре, занимавшем весь первый этаж. Посетителей почти не было: местные культурно отдыхали в «Трёх стволах», где егерь перекусил в обед, а приезжих в городе было немного, и все они, наверное, собрались сейчас в этом зале.

За барной стойкой сидел угрюмый земной пони с кьютимаркой извозчика, его, завистливо глазеющего на грузовик егеря, Майт заметил ещё днём. Отчего-то жеребец был невесел и топил своё горе в эле. Справа от него ужинал варёным картофелем с укропом пожилой единорог, в седой гриве которого пробивались редкие соломенно-жёлтые волоски. Время от времени он перекидывался парой слов с извозчиком или подзывал хозяина гостиницы, по совместимости барпони, и что-то у него спрашивал, каждый раз оставаясь разочарованным.

В противоположном углу зала, за таким же, как у Майта столиком, потягивала домашнее вино и читала книгу молодая единорожка. Её глаза были скрыты гривой цвета ночного неба, на котором нет ни облачка, но полно ярких звёзд и светит полная Луна. Даже в тусклом свете керосиновых фонарей было заметно, как переливается её ухоженная сизая шёрстка. Майт на секунду задумался, что она забыла в Тимбершиптауне, но потом вспомнил, куда закидывала его работа, а также кого и при каких обстоятельствах он только не встречал и усмехнулся – кем бы ни была эта кобылка, жизнь для неё только начиналась. Будто прочитав его мысли, единорожка подняла взгляд и встретилась с пегасом глазами, однако не поспешила отвести их в сторону, как делали многие, но любопытно наблюдала за королевским егерем. В её бледно-розовых глазах, помимо обычного интереса, Майт прочитал нечто большее — казалось, она оценивала его! Давненько он не встречал таких взглядов. Синегривая кобылка обворожительно улыбнулась и вернулась к чтению. Пегас хмыкнул и допил сидр.

Вот и все гости Тимбершиптауна.

С кем только не сведёт судьба странствующего пони. Отношение к егерям давно перестало удивлять Майта. Не то чтобы оно было вопиюще плохим, но с распростёртыми объятьями их не встречали, даже там, где они уже успели прославиться. Но это было неважно: профессия королевского егеря не нуждалась в пропаганде или всеобщем почёте, чтобы оставаться необходимой, пусть и не самой распространённой. Всё же, не за разговоры она ценилась.

Майт встал из-за стола, прошёл мимо сидящих за барной стойкой пони к лестнице и поднялся на второй этаж. Всего наверху было пять комнат для постояльцев и одна, попросторнее, хозяина гостиницы, молчаливого земного пони без жены, детей и лишних вопросов – зачем жильцам тридцать метров стального троса, куча склянок, комплект ножей и набор слесарных инструментов. Номер Майта был в самом конце узкого коридора, напротив пустующей комнаты.

Пегас отпёр дверь, повозившись со спичками, зажёг керосиновую лампу, оглядел комнату и, удостоверившись, что нашёл её такой же, какой оставил, закрылся внутри. Егерь разложил на столе пяток кинжалов различной формы и размера, остановился на длинной даге с двумя крюкоподобными выступами у основания клинка, убрал остальные обратно в чемодан и вытащил из-под стола небольшой саквояж. Внутри было с десяток пустых пробирок, спиртовка и несколько плотно закупоренных баночек с различным содержимым. Майт открыл одну из них, где оставалось меньше половины вязкой сероватой массы, достал из того же саквояжа пинцет и, держа его в зубах, намазал на кинжал странное вещество как масло на хлеб с обеих сторон клинка. Потом взял ещё немного и положил в плоскую склянку. Егерь вытащил и зажёг спиртовку, после чего поставил посуду на неё. Вскоре серая масса превратилась в мутную жидкость, так что пегас убавил огонь и с помощью пипетки добавил несколько капель содержимого двух других баночек. Дождавшись, пока смесь закипит, Майт снял склянку с огня и потушил горелку. Глянул, как застывает налёт на оружии. Достал смотанный трос и проверил его на разрыв. Понюхал остывшее зелье и, видимо удовлетворившись результатом, залпом его выпил. Зевнул, задул светильник и лёг спать.

***

На разбитой дороге, по темноте, без включенных фар машиной было очень трудно управлять, но Майт уверенно крутил баранку, ведя грузовик к границе лесосеки неподалёку от Тимбрешиптауна. Об этой поездке он заблаговременно договорился с владельцем гостиницы и тот глубокой ночью позволил егерю уйти из обычно запертой в столь поздний час «Мирной опушки». Или ранний – было далеко за полночь, когда снаряжённый пегас отправился на работу.

Увидев замаячившую впереди стену деревьев, Майт притормозил, проехал ещё несколько десятков метров, остановил автомобиль у сваленных в кучу необработанных дубовых стволов и вышел из кабины. В лесу было необычайно тихо, но егерь, казалось, не обратил на это внимания, занявшись приготовлениями. Для начала он прошёлся вдоль границы вырубки туда-сюда. Деревья грозно нависали над отвоёванной у леса площадью, будто готовые в любую минуту отбить её обратно. Майт выбрал участок, где подлесок был не таким густым, и вошёл в лес. С каждым шагом в чащу, становилось всё темнее, лунный свет едва пробивался сквозь раскидистые кроны, которые будто впитывали слабый свет ночного светила. Оглядевшись по сторонам, егерь снял притороченный к паре вместительных седельных сумок трос, размотал его и приступил.

Майт приглядел кряжистый дуб, обвязал один конец вокруг него и, приметив другой такой же поблизости, протянул трос к нему, обвязал ствол, затем, удостоверившись, что канат надёжно натянут в нескольких сантиметрах над землёй, перекинул другой его конец через низко свисающую ветку дерева. Сплетя стальную паутину между двух деревьев, егерь отошёл и оценивающе оглядел конструкцию: внизу ловушка была почти незаметна, скрытая темнотой и редкой растительностью, при этом пегас мог не пригибаясь пройти под раскинутым над головой тросом. Майт ещё раз проверил натяжение и вернулся к машине. Луна склонилась к горизонту, сигнализируя, что у егеря осталось мало времени. Проверив, всё ли он взял с собой, пегас снял с себя сумки, бросил их на сиденье и поднял мягкую крышу кабины, но дверь закрывать не стал.

Поправив ремень с ножнами на левой передней ноге, Майт вернулся под свод леса, остановившись в нескольких метрах от западни. Егерь достал из внутреннего кармашка плаща маленький бутылёк с прозрачной жидкостью, откупорил его и вылил содержимое, после чего швырнул пустую склянку вглубь леса. В воздухе появился стойкий запах мяты. Следом Майт достал пробирку с чем-то густым багрового цвета. Вещество тоже оказалось на земле, отпечатавшись несколькими уродливыми кляксами, а тара отправилась следом за первой.

Егерь огляделся по сторонам, кажется, с минуты на минуту Луна скроется за горизонтом, и наступят предрассветные сумерки, самое время…

Вовремя услышав трепет крыльев за спиной, Майт резко обернулся, заметив тёмный силуэт, промчавшийся над деревьями. Что-то большое приземлилось на краю вырубки и теперь ломилось в чащу. Рановато. Повалив сухостой в десятке метров перед пегасом, из-за деревьев вывалилась туша чудовища, злобно оскалившаяся львиной пастью. Глаза монстра светились недобрым зелёным светом, за спиной у него подрагивали два расправленных в стороны кожистых крыла, в воздухе угрожающе завис хвост с массивным жалом на конце. Существо повело носом и угрожающе уставилось на егеря, он медленно попятился.

— Поймай меня, — подал голос Майт и тут же бросился наутёк.

Громадная мантикора издала оглушительный рык, одним прыжком попытавшись настигнуть жертву. В какое-то мгновение показалось, что острейшие когти вот-вот сомкнутся на крупе пегаса, но внезапно, крылья чудовища, налетев на невидимую преграду, смялись, и тварь всей тушей подалась вперёд и вверх, взвыв от боли, однако её задние ноги зацепились за натянутый трос и порождение ночи всем весом смачно впечаталось в землю. Стремясь не упустить момент, Майт тут же резко развернулся, выхватил кинжал из ножен и вонзил его в загривок мантикоры. Монстр вновь зарычал, попытавшись достать егеря передней лапой, но тот проворно отскочил в сторону, оставив дагу торчать из раны, так что удар лишь просвистел в воздухе. Тяжело опираясь на передние ноги, существо поднялось с земли и, волоча перебитые задние конечности, сделало пару неуверенных шагов по направлению к Майту. Дело принимало дурной оборот.

Совладав со страшной болью, животное подняло хвост с жалом и попыталось атаковать вновь. Егерь не без труда уклонился от этого выпада, однако тут же над его головой просвистел новый. Мантикора входила в раж, напирая на Майта, который медленно отступал, ни один из не имел достаточно места для манёвра, но чудовище теперь в нём и не нуждалось, а вот пегасу приходилось туго, его постепенно оттесняли к зарослям кустарника. Собрав последние силы, тварь приготовилась для прыжка и метнулась к егерю. Это было абсолютно не похоже на тот грациозный и завораживающий полёт, что она продемонстрировала ранее, но пегасу хватило бы и этого. Майт лишь успел закрыться от разверзнутых ужасных челюстей левым крылом, скрытым полой походного плаща. Клыки мантикоры сомкнулись.

В следующий миг тварь, взвизгнув, отпрянула, из её пасти сочилась кровь, она наотмашь ударила егеря лапой, но тот вновь отразил атаку крылом. Плащ пегаса, по крайней мере, его правая часть, превратилась в лохмотья. Под ними был заметен холодный отблеск металла. Распоров остатки одежды, Майт расправил правое крыло. С похожих на перья клинков капала кровь чудовища, сочленения механических суставов чуть слышно потрескивали при движении. Егерь бросился на монстра, ударив его по морде внешней стороной крыла, мантикора испуганно отшатнулась, попытавшись отбиться жалом, но оно лишь проскрежетало по металлу, оказавшись бессильным. Пегас продолжил натиск, без остановки лупя чудовище, оно пыталось отмахнуться, но тщетно. Постепенно удары лап становились медленными и неуклюжими, мантикора была уже не в состоянии ужалить противника, который оказался ей не по зубам. Наконец, в последний раз взмахнув когтями, существо тяжело опёрлось на ноги, лапы монстра подогнулись и, слабо захрипев, животное повалилось на бок.

Майт оставался на стороже, несколько минут пристально наблюдая за мантикорой, но та не пыталась атаковать или сбежать, продолжая лежать, редко и прерывисто дыша. Окончательно удостоверившись, что яд действует, егерь подошёл к поверженному чудовищу и вытащил свой кинжал из его туши. Рана тут же начала кровоточить, но животное никак на это не отреагировало, так что пегас без сожаления оторвал кусок от своего и без того разорванного плаща и попытался остановить кровотечение. Однако заниматься врачеванием существа, которое он должен был обезвредить, Майт не собирался. Пегас почувствовал, как на него тяжёлым грузом навалилась усталость после боя – добыча заставила его поднапрячься… И о чём он только думал, когда отправился на охоту в почти новеньком плаще? Егерь пошевелил левым крылом, раздался тихий треск стальных сочленений, стоило бы иногда проходить профилактику – с такими нагрузками даже самый надёжный механизм может сломаться. Майт расправил искусственную конечность, разглядывая острейшие перья-клинки со следами крови и металлические трубки, заменяющие кости, тяжело вздохнул и сложил крыло.

Мантикора проложила в лесу настоящую дорогу, пегас ухмыльнулся, глядя на корни деревьев, связанных тросом, которые теперь торчали из земли на добрый полуметр. Он добрался до машины, с ней всё было в порядке, завёл мотор и по образовавшейся просеке задним ходом подогнал грузовик почти вплотную к бессознательному чудовищу. Выглядело оно совсем плохо, но Майт не беспокоился, у них всё как на собаке заживает, даром, что кошка. Егерь откинул борта, забрался в кузов, зазвенел ключами, выбирая нужный, открыл замок на крышке ящика позади кабины. Внутри оказался какой-то сложенный аппарат, состоящий из сваренных балок и пары рычагов, больше всего места занимала закреплённая у левой стенки контейнера лебёдка. Пегас спустил с кузова сзади на землю две толстых доски, убедившись, что они надёжно закреплены, привязал конец каната к передним лапам мантикоры, вернулся к машине, достал из того же ящика кривую ручку, вставил её в паз снаружи, соединив с катушкой, и стал её крутить, налегая обеими передними ногами. Провозившись с погрузкой туши до самого рассвета, Майт накрыл добычу брезентом и закрепил тросами.

Заскрипев рессорами, грузовик егеря натужно взвыл, выехал на лесосеку и покатился в сторону города.

***

В этот раз, Майт, не церемонясь, подъехал к ратуше почти вплотную, ему помешал только прилавок с морковью и дайконом, пожилой фермер, стоящий у лотка, в панике отшатнулся и чуть не сбил двух проходящих мимо кобылок. Всё больше и больше пони собиралось вокруг, откровенно глазея на егеря и его добычу.

«Началось», — обречённо подумал Майт, оглядывая толпу.

Остатки плаща на нём прикрывали лишь часть крупа и правого крыла, выставляя на всеобщее обозрение металлическое левое. Стала заметна кьютимарка егеря – расправленное крыло, оставляющее за собой размытый шлейф. По толпе жителей провинциального городка прокатился вздох изумления, когда в кузове под брезентом что-то зашевелилось, наиболее впечатлительные поспешили покинуть рыночную площадь. Пегас, стараясь не обращать внимания на испуганные взгляды, подошёл к администрации Тимбершиптауна и настойчиво постучал в дверь. Долгое время ничего не происходило, так что Майт предпринял ещё одну попытку, после чего та же белая единорожка отворила, недовольно оглядывая егеря. Её взгляд зацепился за металлический блеск, секунду кобылка соображала, как вдруг отпрянула, стараясь отвести взгляд. Егерь вошёл, закрыв за собой дверь.

— Я сейчас позову главу, — промямлила единорожка, отступая к лестнице.

Майт остался стоять в приёмной, нетерпеливо постукивая копытом по паркету. Через минуту Ремит Логгер второпях спустился, чтобы встретить долгожданного визитёра.

— Здравствуйте, господин Винг, — поприветствовал мэр пегаса, — Эм… как продвигаются ваши поиски?

— В кузове моего грузовика лежит связанная мантикора из Вечнодикого леса и скоро она очнётся. Вы подготовили то, что я просил?

— Что?! – будь Логгер чуть менее сдержанным, он бы так и сел, где стоял, — Живое чудовище в моём городе?

— А вы предпочитаете, чтобы оно было мёртвым? – серьёзно спросил Майт.

Мэра пробил мелкий озноб, от вида покрытого ссадинами пони, вооружённого кинжалом, на рукояти которого были заметны пятна крови, с холодным взглядом, говорившего такие вещи.

— Всё будет сделано в кратчайшие сроки, — уверил он егеря.

— Отлично, — кивнул Майт, — Телеграфируйте в столицу: В Тимбершиптаун прибыл королевский егерь Майт Винг, номер договора: тридцать семь ноль один, выполнил заказ от государственного представителя по стандартной форме, дата, имя должностного лица, заключившего контракт... Запомнили?

— Да-да, — закивал Логгер, — Вы даже не представляете, как помогли нам! Спасибо огромное! Вашу неоценимую помощь мы никогда не забудем

— Конечно, — иронично пробормотал пегас, — Остался только один вопрос.

— Какой? – удивился мэр.

— Цены.