Take Five

"Не можешь бороться? Возглавь!" Скорее всего, абсолютно все божественные существа следуют этому простому правилу, а что из этого получится? Покажет только время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Возобновление Рода Человеческого

Принцесса Твайлайт Спаркл пытается убедить тебя, последнего из людей, заняться сексом с как можно большим количеством пони, чтобы возобновить род людской. К сожалению, на поней у тебя не стоит.

Твайлайт Спаркл Человеки

Луна и магия

Твайлайт и ее мама возвращаются с луны на год раньше, и хоть Селестия в начале подозревает недоброе, в итоге принимает свою сестру и племянницу с распростертыми копытами. Однако не все столь дружелюбны. Отношения между Твайлайт и Луной проверяются на прочность снова и снова, когда одна за другой на Эквестрию обрушиваются катастрофы. Удастся ли им сохранить добрые отношения, или их связь разобьется как стекло?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Моё маленькое солнышко

За несколько веков правления Эквестрией, Селестия работала очень много и усердно, но так мало отдыхала… В очередной раз погрязнув в тоннах бумажной работы, она загадывает одно единственно желание – стать снова маленькой и беззаботной. Говорят: будь осторожней в своих желаниях, они могут сбыться. Луна просыпается от того, что по её кровати кто-то прыгает. Тогда она ещё не знала, чем всё обернётся для Эквестрии…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Fallout: Equestria Harbingers

В волшебной стране Эквестрии, в те времена, когда министерские кобылы были не просто призраками прошлого, а живыми персонами... Министерство морали получает тревожные данные о том, что у зебр появилось могущественное оружие, способное уничтожать целые города. Тогда было решено позвать пони из министерства мира, которая помогала создавать то, что ныне известно как мегазаклинание.

Пинки Пай ОС - пони

Кантерлотский детектив.

В Кантерлоте стали пропадать пони, а из далеких стран прибыл известный маг и аристократ, сразу же очаровавший все светское и магическое общество. Связанно ли это? Кто по ночам дергает перья из крыльев пегасов? Почему кошки так любят собираться у Малого Кантерлотского Театра? Новоиспеченному детективу, Бел Ван Сапке, придется разгадать и не такие загадки столицы Эквестрии.

Принцесса Луна Октавия

Улётный треш!

Новые проказы Меткоискателей.

Эплблум Скуталу Свити Белл Гильда

От джунглей к Пустошам.

Катачанцы. Суровые воины джунглей, охотники из мира, где любой организм - охотник. Но что если все пойдет не так, как надо? Что, если они попадут в мир, возможно более опасный, чем сам Катачан?

Хранители гармонии

Эквестрия хранима могущественной магией Элементов Гармонии, сущности которых ныне воплощены в шести пони. Они защитят свою страну от любой угрозы, будь то утративший разум чародей или сам Повелитель Хаоса. Они – хранители гармонии этого мира. Но кто будет хранить хранителей?

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Я не забуду

К Трикси наведался старый знакомый.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Автор рисунка: aJVL
Роза

Попутчицы

Поезд с паровыми вздохами набирает ход, и перрон, на котором ещё на несколько минут задерживаются неспокойные Спайк и Эппл Джек, наконец скрывается из глаз лавандовогривой пассажирки. Твай сидит в купе всё ещё прижимая к груди удивительную розу – неожиданно подарок от Роуз, как оказалось, щедрой и добродушной пони. Мысли Твайлайт всё также остаются перепутанными, а сердце никак не может успокоиться и, кажется, трепещет с тем же ритмом, с которым колёса вагона пересчитывают рельсовые стыки. Пони помнит, что ей строго-настрого велели, как только поезд тронется, поесть и сразу лечь спать, но какой аппетит и какой сон возможны, если с каждой минуткой Мейнхеттен становится всё ближе и ближе, ну а телеграмма о её прибытии уже давно впорхнула в те самые сильные и ласковые человеческие руки, прикосновения которых, пусть и во время такого скучного занятия, как чистка копыт, отдаются таким сладким пульсирующим теплом в самом низу живота? Твайлайт никогда не считала себя фантазеркой, потому почти что осязаемые ощущения, которыми сопровождались воспоминания о часах, проведенных на понивилльской кузнице, смущают и пугают её.

Так бы она и просидела всю дорогу, потерявшись взглядом в окне вагона и не выпустив розу из копыт, но тут дверь купе отъезжает в сторону и в проёме появляются две весёлые мордочки – розовая с желтоватой гривкой, украшенной смешным цветком, и беспечно-сиреневая под зеленоватой чёлкой.

— Вот видишь, Дейзи, успели же! А ты всё: опаздываем да опаздываем. – Первая попутчица Твайлайт вальяжно приземляется крупом на свою полку.

— Ага, Лили, только пришлось нестись на вокзал галопом и на ходу запрыгивать в вагон! – Возражает её спутница. – А всё из-за того, что кто-то слишком долго выбирал цветочек для гривы.

— Выглядеть в Мейнхеттене простушкой, которой нет дела до своей причёски? Ну уж нет! Тем более мы туда едем повеселиться, потанцевать, а главное – дать себя, как говорят глупые жеребцы, «склеить».

Дейзи прыскает в копыто:

— Хорошо сказала, подруга. Эти идиоты, у которых в голове только футбол и сидр, считают себя офигительно неотразимыми, типа мы все должны перед ними сразу же на спину падать, а на самом деле, кого я выберу, с тем и пойду, остальные пусть дуют свой сидр дальше.

— Мейнхеттен – не Понивилль, где из свободных, кхе, парней только Биг Мак, ну ещё и Спайк, конечно. Это город промышленный, пролетарский, там жеребцы сильные, на любой вкус и на сколько захочешь раз. – Предвкушая насыщенные удовольствиями выходные, улыбается Лили.

Твайлайт узнаёт в своих соседках по купе двух пони из понивилльской цветочной лавки. Она плотнее вжимается в свойй уголок у окна вагона, но, тем самым, наоборот, привлекает к себе внимание.

— Красивая роза, — кивает в сторону её копыт Лили, — уж не из оранжереи ли нашей подруги Роуз?

— Здравствуйте… – Вежливая Твай смущена такой бесцеремонностью.

— А, приветики-минь… — Подхватывает Дейзи, многозначительно не заканчивая слово в рифму, зато демонстрируя его копытом перед своей мордочкой.

— Да перестань! – Тыкает подругу в бок Лили. – Видишь, совсем смутила девочку. Тем более, она теперь кантерлотская, от наших простых понивилльских подколок, поди, отвыкла уже.

— Розу мне подарила Роуз… — начала было Твайлайт в надежде поскорее завершить этот разговор.

— Да к Дискорду твой цветок! – Восклицает Дейзи. – Ты про Кантерлот расскажи, мы там ни разу не были, и вообще вряд ли когда-нибудь окажемся в этом городе.

— Кантерлот – красивый го…

— Да это мы и без тебя знаем! Ты про жеребцов тамошних расскажи, это куда интереснее.

— Ну… Э…

— Вот глупая! Наверно, единственные жеребцы, которых она там видела, это почётная стража Селестии, и то только потому, что на торжественных церемониях нельзя закрывать глаза. – Ехидничает Дейзи.

— Кантерлотские гвардейцы? Ну уж нет. – Возражает Лили. – Знаем мы таких. Всю жизнь в казармах да на плацу, за забором от кобылок, вот им и приходится, как бы так выразиться, — Лили привстаёт и делает ритмичные движения бёдрами, — дружить между собой.

— Да уж, — хмыкает Дейзи, — когда кобылки, как ты там сказала, дружат между собой, это одно, а вот когда жеребцы… Тьфу!

— Ну да, — подмигивает ей Лили, — мы с тобой всегда не прочь вдвоём покувыркаться, да и ты, Тваюшка, думаю, тоже хоть разочек пробовала дружить с кобылкой, правда?

— Ой, смотри как она разрумянилась-то! – хохочет Дейзи.

Твай действительно сидит, сгорая со стыда. И дело даже не в тех робких опытах со своим, да и чужим, телом, что в тайне ото всех она себе позволяла. Она не могла себе представить, что на такие темы можно вот так непринужденно, во весь голос, разговаривать, да ещё и в купе с тонкими, звукопроницаемыми стенками. Если бы была возможность стать до конца поездки невидимой, Твай непременно бы ей воспользовалась. Положение спасает проводник, зашедший в купе проверить билеты и предложить чай и сладости. Пони-цветочницы сразу же умолкают и принимаются сёрбать чаем и хрустеть крекерами. Твайлайт уже было подумывает, что её, наконец, оставят в покое, но не тут-то было.

— А к кому это ты, красавица с цветочком, в Мейнхеттен направляешься? – вдруг спрашивает Дейзи, отставив в сторону пустой стакан в подстаканнике.

— Будто ты не догадываешься! – ухмыляется Лили. – Я б сама за ним, красавчиком — хоть на край света! И я на всё согласна, лишь бы он снова подхватил мою ногу своими сильными ладонями, зажал бы её у себя подмышкой и ловко очистил бы копыто, как умеет только он один: раз-раз, и готово, следующая нога. Да ещё и не возражает против нашей болтовни во время чистки, золото, хоть и не пони.

Твай представляет себе, что он держит в своих руках не её ногу, а чужую, смеётся не её болтовне, и ощущает жгучий укол в самое сердце.

Это не укрывается от внимательной Дейзи:

— Смотрите-ка, у нас появилась ревнивица! – Хохочет она. – Да не дуйся ты так! С тех пор, как ты уехала в Кантерлот, мы все конечно, не давали ему скучать, но с тем самым делом – ни-ни! Даже Роуз, у которой слабость к любому, у кого между ног свисает…

— Да и к остальным, у которых между ног ничего не свисает, тоже! – Мечтательно-сладко облизывается Лили.

— Ага. Так вот, даже Роуз не стала крутить перед ним крупом…

— Видела бы ты, как она им крутит, слегка приподняв хвостик! М-м-м! – Лили закатывает глазки.

— Даже Роуз не стала, потому что выбери он себе кого-либо из нас, все остальные кобылки в Понивилле тут же бы перессорились и передрались между собой.

— Так что нечего ревновать, конечно, каждая кобылка в нашем городе в него влюблена, но, как в кино, чисто и платонически, хотя я уверена, что только подмигни он любой из нас, та с радостью, подняв хвостик, поскакала бы за ни в кустики.

И подруги оглушают Твай хохотом. Она потрясена: неужели кто-то другой может хотеть от коваля того же, чего и она? Это волшебное желание, казалось ей сияюще-космическим, уникальным, недоступным ни для кого другого, кроме неё. И оказывается, весь Понивилль тоже хочет того же, что и она, причём это было высказано сейчас так вульгарно и так просто, что она почувствовала замешательство и стыд. Неужели в этом самом она ничем не отличается от остальных пони? И ей, может, тоже надо вести себя в таких случаях немножечко побесстыдней, беря пример со всех остальных пони? С такими мыслями Твайлайт и ложится спать, когда соседки по купе, наконец, устают от болтовни и отправляются, как они сказали, на поиски приключений в вагон-ресторан.

Когда рано утром поезд наконец замирают перед Мейнхеттенским вокзалом, Твай выскакивает на платформу, находит глазами знакомую высокую фигуру и со всех копыт устремляется к ней.

— Она забыла свой цветок! – Говорит сошедшая за ней следом Лили.

— Ничего, у неё есть другой, на копыто ниже хвоста. – Съязвила Дейзи. – Смотри, вот умора, она пытается вертеть крупом.

— Ей бы поучиться у Роуз. – вздыхает Лили.