Идеальные родители

Небольшой политический рассказ с родителями Твайлайт в качестве главных персонажей.

Принцесса Селестия Другие пони

Снейлзы, отец и сын

Заботливые родители хотят отвлечь Снейлза от его увлечения фокусами и Трикси. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "Функельман и сын".

Снейлз

Временный жеребец

Минуэтт наметилась любой ценой провести приятное свидание с приятным жеребцом. Твайлайт же хочет, чтобы та прекратила сеять хаос и разрушения в пространственно-временном континууме. Тут-то и начались сложности.

Твайлайт Спаркл Колгейт

Дари свет!

Рассказ о том, как юный пегас получил свою кьютимарку.

Удар молнии в механические крылья

Полёт на многокилометровой высоте на высокой скорости в разреженной атмосфере, когда малейшая ошибка может стоить жизни пилота. Потеряешь компьютер — рухнешь вниз камнем. Рэйнбоу Дэш учили не доверять чувствам, но когда техника подводит, остаётся верить только в собственные силы.

Рэйнбоу Дэш

Безымянная

Любознательная Марта совершила невероятное, но печальное открытие, которое изменило всю её жизнь

Другие пони

Твай и Диана: Осенние минутки

"Торжественно клянусь, что замышляю хаос и только хаос!".

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

По ком мы голодаем

Ты помнишь Кантерлот. Ты помнишь вкус победы. В течение тысячи лет и сотни жизней это было самой великой для тебя радостью. А потом, в вспышке жара и нестерпимого света, это закончилось. Теперь ты один. Остальные из твоего рода либо убиты либо рассеяны по всей Эквестрии, и ты не можешь услышать их мысли. Внутри тебя бездна. Грызущий, бесконечный голод, который ты не можешь утолить. Он убивает тебя. Чтобы выжить, тебе нужна любовь, но здесь ее нет. Не для тебя. Ты только можешь украсть ее у них, у тех пони, по ком мы так сильно голодаем.

Другие пони

Дни Осы и Паука [Days of Wasp and Spider]

Пони магически и генетически сконструированы быть идеальной расой слуг. Они мощные, умные, адаптивные и полностью под контролем их создателей. В результате аварии в лаборатории одна из таких пони освобождается от ментальных цепей, но может ли одинокая кобыла спасти себя и свой род, если даже не знает, что она раб? Это не Эквестрия, что вы знаете и не ваши маленькие пони... пока еще нет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Дневник БигМака.

Рассказ о том, как после забавы с братом, ЭплДжек находит его дневник и читает о его ещё одной забаве.

Эплджек Биг Макинтош Черили

Автор рисунка: Noben
Глава 13. Дербишир.

Глава 14. Наемники.

... Я шел вглубь острова. Лучи колоссального синего солнца не пробивались сквозь листья, а влага, что стояла в джунглях перебивала запах кипящего моря крови. Голос что до того, говорил мне о красивых кобылках и коктейле в кокосе куда-то исчез. Может это даже и к лучшему. Когда ведешь беседы с каким-то голосом у себя в голове, это значит что с оной у тебя явно какие-то неполадки. А может наоборот, это самое второе «Я», голос разума, сердца или чего-то там еще, который хочет на тебя воздействовать, указать на что-то. Может и так, а может, и нет. Неважно. Важно то, что я уже где-то примерно пятнадцать минут иду сквозь непролазные джунгли. И самое главное я устал. Да, я устал внутри сна. Я устал идти куда-то. Может быть, это невольное отображение того, что я все время куда-то иду. Например, в Дербишир. Не проще ли остаться на одном месте и оглядеться вокруг. Что я собственно и сделал, устроившись под тенью огромного дерева, которое обвивали лианы. Остановиться, оглядеться и… И что дальше? Задуматься над тем, кто я такой и куда собственно иду? Что же, неплохая идея, да вот только есть проблема. Кроме своего имени я больше ничего не знаю.

– Что ты помнишь о себе? Родители, помнишь ли ты их? Помнишь ли свое детство? Свою первую любовь? Ничего. Лишь пустота и тьма. – голос возник так же внезапно, как и исчез. – Но все, же что-то есть. Что-то что всегда было с тобой. То, что слаще для тебя, чем наркотик, что вожделенней, чем секс. Убийство. Помнишь ли ты его? Помнишь ли то, как попробовал впервые чужую кровь? Как резал кому-то глотку, чувствуя, как агонизирует его тело. Или сдавленный крик того кого ты душишь?

Помнил ли я. Тот пони, которому я свернул шею и тот которому перерезал горло. Они были Черепами…

– Нет. Самое первое убийство.

Самое первое… Я помню его. Нет, не то кого я убил или где это произошло. А как я его убил. Я вцепился зубами ему в глотку. Я попросту загрыз его, как дикий зверь.

– Значит. Что-то ты да помнишь.

...

Я разлепил один, а затем и второй глаз. В комнате был полумрак, и пахло немытым телом. Причем давно так немытым, где-то месяц примерно. Это мог пахнуть и я сам, но отлично помню, что пока была возможность, чуть ли не каждый день принимал душ в Каламате. Да и тем более вчерашний дождь тоже можно было считать хорошим таким душем. Протерев глаза, я сел. Запах исходил от соседней кровати, точнее от земного пони, что спал на ней. Возле самой кровати валялся доспех Стального Рейнджера. Пони спал на спине, поджав передние ноги и раскинув задние. Изредка он всхрапывал и что-то мычал.

Возле моей кровати на тумбочке лежала аккуратно сложенная броня, седельные сумки и автомат. Магазины к нему лежали рядом. Где это я… Ах, да! Кайман и наемники. Размяв шею, которая громко хрустнула, я слез с кровати и направился к выходу. Находиться в одном помещении с этим источником зловония было невозможно.

В зале, где мы вчера вели беседу, было пусто. Лишь на диване лежали чьи-то вещи. Среди них был противогаз Каймана, а так же одежда большого размера. Видимо ящер решил прибарахлиться.

Во второй половине убежища наемников, где была кухня, была настоящая парилка. Кастрюли, что стояли на плите, испускали клубы пара и помимо всего прочего приятный запах еды, который приглушал нотки запаха исходившего из соседней комнаты. Возле самой плиты и разделочного стола рядом с ней, крутился пегас с повязанным фартуком. Он часто перемешивал то, что готовилось в кастрюлях, изредка пробуя на вкус.

– А, сбежал из газовой камеры! – воскликнул он, увидев меня.

– Типа того... – пробурчал я, усаживаясь за небольшой столик рядом.

– Ты уж извини Джева, но его в семье к чистоплотности не приучили. — пегас приоткрыл крышку кастрюли. — Маис. Будешь?

– Ну, да.

Пегас щипцами выловил из кастрюли початок маиса и поставил на тарелку передо мной. А затем выловил початок и для себя.

– А где все? – спросил я.

– Смоуки к женушке в Лимб убежал. Ящер и Сил пошли куда-то в город. Орандж не выдержал вони, что устроил Джев и сбежал со своей любимой куда-то наверх. А я вот решил покашеварить. — Маверик откусил кусочек маиса. — Заодно, вот, компанию тебе составил.

Я вяло жевал початок, соленого маиса, пегас видимо переборщил с солью. У меня в голове была настоящая прострация. Я не знал, что делать дальше. Нет, то, что я помогаю дракону и наемникам, мне было понятно. Но чувствовалось, что у них уже давно сложенная команда, у этих «Наемников Солнца». Кайман, выступает как наниматель. А вот моя роль в чем? Просто, не пришей кобыле хвост? Шестерка Каймана. Я стукнул себя по голове. Все хватит копаться в самом себе! С вздыханий по тому, что оставил Эпплкейк я как-то соскочил, но зато вот это начало лезть в голову. Надо как-то отвлечься, поговорить с кем-то или пойти наверх воздухом подышать.

– Все в порядке? – спросил Маверик.

– Да. – ответил я. – Слушай.

– М?

– Ну, мы вроде как сотрудничаем, и я подумал, что стоило бы узнать вас лучше. Ну чем вы занимались в городе как наемники.

– А, эт всегда, пожалуйста. Только, ты наводящие вопросы задавай. А то я даже не знаю с чего начать.

Я немного погрыз початок и выдал:

– Как давно ты с ними?

– Я с ними уже, лет пятнадцать. Один из стариков, так сказать. Старше нас лишь Кондор и Смоуки, они основали «Наемников Солнца». Затем Сил, я, Джев и Орандж. Существуем, лет двадцать, может тридцать, я точно не помню когда Смоуки и Кондору пришла идея, себя как-то обозвать. До того мы были простой бандой, коих на пустошах десятки, а то и сотни.

Одна из кастрюль на плите, начала тихо дребезжать и Маверик, отвлекся на нее, приоткрывая крышку и выпуская пар.

– Что заставило вас так назваться?

– Глупое название, правда? Ну, это была идея Кондора, он был двинут на символике старого мира. Всюду искал хоть то немногое, что осталось после войны. Флаги, штандарты, парадную форму. Все, что не тронуло время. И именно с изображением солнца. Символы второй принцессы его интересовали меньше.

– И откуда такой ажиотаж по солнцу?

Пегас пожал плечами.

– Говорил, что семейное. Вроде как.

– Вы ничего не знали о нем до того, как стали наемниками?

– Как-то и не интересовало. Куда более важным для нас было то, кем он был в данный момент. А он был нашим лидером. И поверь мне, я видел разных «командиров», — пегас сделал копытами кавычки в воздухе. – У Кондора, была харизма настоящего лидера, за которым хотелось следовать. И не только она, он был хорошим стратегом и тактиком. Что, однако, его в конечном итоге не спасло.

Маверик тяжело вздохнул.

– Мы всегда были больше чем кучка головорезов, как те же Когти. Мы — братство.

– Правда?

– Да... Но не все дожили, а те, что даже и дожили, теперь мертвы. Мы всегда заботились друг о друге, а Кондор же пытался понять, что творилось в голове у каждого из нас. Пытался понять, какие цели нас движут, крышки или обычная жажда крови. А быть может помощь тем, кому она требуется. Конечно, порою огнем и кровью и не забесплатно, но... Нас полюбили. Мы никогда не мародерствовали, Кондор не позволял. А если кто и пытался, то его ждала публичная порка. А если и второй раз его ловили, то Кондор лично его убивал.

– А не было такого, что подставляли? – я оставил на тарелке пустой початок.

Пегас, переложил его на свою и отнес к мусорному ведру.

– Был один. Кондор его вниз головой повесил, за яйца. Кстати о яйцах, у нас за изнасилование наказанием была кастрация. – пегас усмехнулся. – Причем полная.

– А если точно так же подстава?

Наемник проверил кастрюли, попробовал варево на вкус и удовлетворенно кивнув, выключил плиту, а затем вернулся, назад и сел напротив меня. 

– Кондор, казнил и линчевал лишь тогда когда был сто процентов уверен в вине. До того, он тщательно все проверял. И помимо всего прочего у него был особый револьвер.

– Особый? – удивился я.

– Угу. Он называл его "Аргумент".

– Почему?

– В любом споре или сложной ситуации он его использовал. Например, когда он не был уверен в виновности. Барабан у револьвера, кстати, всего на два патрона.

– Зачем?!

– В том то и дело, что он не для стрельбы, а для решения спорных ситуаций. Когда пятьдесят на пятьдесят. Либо да, либо нет. Только вот цена за ответ, жизнь. – Маверик пошевелил крыльями. – Он вынимал один патрон и отдавал револьвер, тому, кого хотел проверить. И у проверяемого не было иного выхода, как принять условия игры.

– А если бы он решил выстрелить в Кондора?

– Было и это, но револьвер либо не стрелял, либо его клинило.

– Может револьвер был на самом деле дефектным?

– Нет, он стрелял. Причем именно в тех, кто был действительно виновным.

Громко лязгнула дверь, на входе в зал стоял Орандж с длинной сумкой за спиной. За его пояс были заткнуты несколько освежеванных шкурок койотов. Оставив сумку на диване, он прошел мимо нас в комнату, где были кровати, но весьма быстро оттуда вернулся. По понятно какой причине.

– Опять затираешь про револьвер Кондора? – откашливаясь, пробурчал он.

Маверик громко фаркнул.

– Ты всегда скептически относился к нему. Но это правда!

Орандж кинул шкурки койотов к ящикам и вернулся к своей сумке.

– Ой, то, что Кондор тебя им проверял, и ты выжил после этого, не делает револьвер особенным. – он вынул из нее длинную винтовку, с прицелом, чуть ли не с половину длинны самой винтовки. На стволе винтовки был массивный набалдашник компенсатора и сошки, прикрепленные к цевью. Так же, мельком я успел заметить странную систему амортизаторов на прикладе.

– А чего он тебя проверял? – спросил я Маверика.

– Да так. – буркнул пегас. – Старые грехи.

Орандж тем временем расстелил перед собой полотно ткани и положил на него винтовку. Затем достал из сумки различные принадлежности для чистки и ремонта. Разложив их перед собой, он отсоединил прицел, аккуратно положил его на диван позади себя и принялся разбирать винтовку.

– Ритуал. – усмехнулся Маверик. – Всегда ее чистит после любой вылазки.

– Ты говорил, что он на свидание убежал. А выглядит так, что на охоту.

Орандж слегка повернул голову в нашу сторону и, состроив гримасу, продолжил разбирать винтовку. Закончив с ней, он разрядил магазин и в ряд выставил патроны перед собой. Затем он достал шомпол и промасленную тряпку.

– А это и есть его единственная возлюбленная. Ну, не единственная. Еще есть Берта.

– Тоже винтовка?

– Ага. Только вот у Берты, габариты побольше.

Орандж тщательно чистил ствол винтовки шомполом, проверяя всякий раз на глаз то, что было внутри. Затем он принялся за остальные части винтовки. Обработал маслом пружины и затвор, почистил магазин и вновь снарядил его.

– А у вас есть еще наборы для чистки оружия? – я вспомнил про то оружие ,что было в седельных сумках.

– Были. Надо в ящиках глянуть. – Маверик кивнул в сторону ящиков, где оставил шкурки Орандж.

– И мне надо будет сходить в город. Можешь показать где, кто и самое главное, чем у вас тут торгую?

– Конечно, закончу вот только с готовкой. – Маверик, вновь надел передник. – Можешь, пока попытаться сам найти. Только предупреждаю, там сам Дискорд ногу сломит.

Внутри было много разного снаряжения и оружия. Преимущественно винтовки для боевых седел или же предназначенные для единорогов и грифонов с маленькой рукояткой. Среди ящиков было много и цинков с патронами разных калибров, да вот только моего там не было. Были и элементы брони: наколенники, пластины, был даже шлем с опускаемым забралом, который походил больше на маску сварщика. Были и наборы для чистки оружия, с кучей лубрикантов. Но мое любопытство заставило меня перерыть все ящики. Быть может я хотел найти какой-нибудь дробовик, но не повезло. Наведя порядок, я сбегал за своими вещами. Сбегал, это слабо сказано, я чуть ли не пулей вылетел из спальни, так как концентрация запаха там лишь усилилась.

– Мав, метнись, включи вентиляцию, а то он все тут провоняет. – Орандж настраивал оптику на уже вновь собранной винтовке.

– Тебе надо, ты и иди. – ответил пегас, из-за плиты.

Орандж, что-то буркнул в ответ, еще немного покрутил прицел и, встав, направился в сторону спальни. Сделав глубокий вдох, он исчез на несколько минут, а затем вернулся вновь, протирая глаза. В зале сразу почувствовался поток свежего воздуха.

– Мы спасены. — отозвался Маверик.

Протерев глаза, Орандж вернулся к винтовке и попытался вновь настроить оптику, но видимо глаза еще не до конца отошли, потому он оставил ее в покое.

Я же осмотрел то, что мы собрали с рейдеров и попытался навести хоть какой-то товарный вид. Особо больших крышек со всего этого получить я не собирался, но думаю, на патроны хватит. В случае чего, можно было и ружье продать. И патроны к нему. Так как оно для меня теперь бесполезно. Хотя нет, оно вполне полезно, так как может стрелять, но у меня больше не было чехла на спине, куда я мог его убрать и быстро достать в случае чего. Теперь же пришлось бы лезть в седельные сумки за ним. Ну, или вернуть обратно Кайману. А может пригодиться еще, обрез в хозяйстве вещь полезная.

Маверик закончил довольно быстро, ему даже пришлось дожидаться, пока я закончу. Погрузив все барахло в седельные сумки, я еще раз проверил ничего ли не забыл.

– Не забывайте, что за вами возможен хвост. – кинул нам в след Орандж.

– Разберемся! Ответил Маверик.

Днем район города, где прятались наемники, был необычайно пуст. Вчера, ночью то он и не был особо полон, но зато, хоть свет бочек и костров давал знать о том, что кто-то в руинах обитает. Днем же огней видно не было. Так же, может быть все жители, отправились на заработок, кто куда.

Жилая же часть города, преобразилась. На ней сразу стало заметно больше пони, так же еще появились и различные палатки с торговцами. Торговали они в основном различной снедью или же водой. Так же на постой в город прибыл большой караван Черепов, которые заняли специально для них отведенное здание. Они отличались от тех,что убежали с Рейзором. Каждый в броне с хорошим оружием и каждый из них выполнял приказы начальника каравана. Они больше походили на «Торговцев смертью» или вояк из Каламата, чем на бандитов. Не хватало лишь, лишь лычек на броне.

– Такова договоренность с самим городом. Он получает некоторую независимость и более низкую подать, но зато Черепа могут беспрепятственно войти в него. И никто не имеет прав обыскать их.

– Черепа же не терпят конкуренцию. Как они вас не устранили?

– Пытались, но поняли, что проще с нами договориться. К тому же, это были времена, когда власть под себя подбирала Сейбер. Она вела менее агрессивную политику, чем ее сестра.

Загнав браминов во двор, Черепа тут же выставили несколько дежурных и скрылись в глубине здания.

– А теперь у них война между собой.

– Кто-то говорит, что уже давно Тандервинг мертва, а это лишь дележка власти. Ведь, не стоит забывать о лидерах тех банд, что остались в живых и служили верными собачками грифине. – Маверик наклонил голову. – А тут, хозяйка издохла, как не проявить свой норов.

– Открытые столкновения были?

– Нас с ними? Или ты про их междоусобные?

– Второе.

– Были. Даже несколько городов из-за этого пострадало. Ммм, к северо-западу отсюда был городок небольшой, так вот он за сутки перешел из копыт в копыта три раза. Население, спешно его покинуло, а бойцы в конечном итоге его оставили в руинах. Он так никому и не достался. Ну, кроме рейдеров, что пришли уже после. Он они сидят там и носа не кажут.

– Чего так?

– На них охота идет. Как и на работорговцев. Сейбер ненавидит их всеми фибрами души. Не знаю от чего это.

– А ты как к ним относишься?

– Наемники Солнца никогда не вели дел ни с первыми, ни со вторыми. Кондор последних тоже весьма недолюбливал. А рейдеры... Кто вообще может нормально относиться к рейдерам?

– Они сами к себе не могут, нормально отнестись.

– В точку.

Магазинов, где могли взять мое барахло, было три. Первый принадлежал Торговцам смертью, выбор у них был попросту огромный, сравнить я мог лишь с тем, что видел у Металла, но тут было много оружия. Но и цены были соответствующие. Самих Торговцев интересовали лишь крышки или другие образцы оружия, но в отличнейшем состоянии. Их весьма заинтересовала моя винтовка, и я смог бы выменять ее на какой-нибудь дробовик. Но я решил повременить с этим.

Второй магазин принадлежал забавной пони, у которой волосы были скатаны в толстые косички. Принимала она почти все, если оно не разваливалось в копытах. И цены у нее были вменяемые. Может быть, тут помогло присутствие Маверика, так как она все время заглядывалась на него. Пегас же иногда хитро улыбался ей в ответ.

А третий даже и магазином-то назвать было сложно. Это была палатка с бородатым земным пони, от которого несло перегаром за несколько метров. Продавал он разный мусор, в основном железный и радиоактивный. Но так, же охотно скупал такой, же мусор и у других.

В конечном итоге побродив и продав все, что было мне ненужно, я остался с тремя сотнями крышек. Вполне могло хватить на цинк с патронами для винтовки. Это по расценкам Торговцев. У пони с дредами, патроны стоили дешевле, но была загвоздка, они были свалены в ведро. И если выбирать между патронами которые были в масле и запечатаны в цинке, с неизвестно откуда разряженными… Думаю и так понятно.

Маверик показал и остальные «достопримечательности» города. Как, например бордель или район наркоманов. Ну и другие магазинчики, где можно было выторговать еду или воду.

– Не криви рожу, наркоманы в нашем наемничьем деле полезны. – сказал он, когда мы прошли мимо хибар, где жили наркоманы. – За дозу, они готовы на что угодно, а самое главное на них никто внимания не обращает. Так помашешь перед ним ингалятором с дэшем и все, он готов рассказать тебе все что знает. Но есть риск наткнуться на старого торчка, который себе мозги уже давно в кашицу превратил. И попробуй, пойми, где его бред от прихода, а где, правда.

– Они могут же наврать, сказать то, что ты хочешь услышать. А потом забиться в самую глубокую нору.

Пегас кивнул.

– Вполне. Но ломка в конечном итоге, заставит его выползти из этой норы. И он пойдет к дилеру, а если того заранее хорошо попросить, то ему его ложь аукнется.

Маверик так же показал и территорию сталелитейного завода. Правда, издалека. Она была огромна, ничуть не меньше чем сам город, а может даже больше. Цеха и помещения завода, походили на крепость, а трубы, что продолжали чадить, на ее башни. Сам завод был обнесен обычным сетчатым забором со спиралью колючей проволоки на вершине. Но защита самого завода явно была не в этом. Даже издалека было видно, что по периметру завода и вдоль заборов, что-то двигалось. Что-то на гусеничном ходу и с прожекторами.

– Эти роботы просто не убиваемы. Жестянкам пришлось в одного из них всадить около десяти ракет, и то он был еще способен передвигаться. Добили его только ЭМИ гранатами. Жестянки пытались изучить его начинку, но из-за импульса она вся сгорела.

– А завод, он функционирует?

– Да. Вот уже на протяжении двух сотен лет.

– Нифига себе.

– Ага. Все полностью автоматизировано. Роботы плавят металл и делают роботов, которые, старых роботов переплавливают на новый металл, и делают из них более новых роботов. Цикл.

– Откуда ты это знаешь?

Маверик усмехнулся.

– А как иначе объяснить, что печи до сих пор не погасли. Даже если бы у них были запасы руды, за две сотни лет, они бы израсходовались. К тому же, жестянки сами говорили, что роботы, каждые пять лет обновляются. Прибыть извне, они не могут, а значит, они производятся на месте. – Маверик указал на одно из зданий. – Скорее всего, в одном из цехов.

– А схемы и прочие компоненты, откуда они берут?

– Откуда я знаю. Может тоже производят, может, есть запасы. Или использую те же, что были в старых роботах.

Помимо роботов с крыш зданий всегда светили прожекторы и, как оказалось, непростые.

– О! Смотри. – пегас дал мне бинокль. – Смотри внимательно, он под стелс-баком.

Возле забора двигалась какая-то тень, хотя тенью это было сложно назвать, скорее морок или дымка. Если Маверик не сказал, что там кто-то есть, то я и не предал этому значения. Силуэт, держался в отдалении от забора и двигался только тогда, когда двигались и массивные роботы. Выждав момент, когда перед забором не окажется ни кого из них, силуэт проскользнул в одну из дырок в заборе. Следом за этим, на него нацелилось сразу два прожектора, и раздалась канонада выстрелов. Судя по звуку, стреляли из чего-то крупнокалиберного: 12,6 или даже 14,5. На месте где был пони под стелс-баком, остались лишь дымящиеся останки, к которым уже спешили роботы, которые быстро собрали все то, что осталось от пони.

– Зачем они забирают тело?

– Тоже никто не знает. Быть может, чтобы падальшики не покушались на тела и лишний раз не тревожили охрану. – Маверик, забрал обратно бинокль. – А кое-кто выдвинул версию, что они перерабатывают пони на топливо, для самих себя.

– Или вещи с тел собирают.

– Вполне. Все эти довоенные технологии порою меня пугают.

Вечером становило заметно холоднее, все-таки осень как-никак. Хотя может это еще и из-за того, что сам город находился северней. В городе уже включились фонари, а уличные торговцы, свернули свои палатки. А некоторые торговцы в магазинах уже закрывали окна и двери. Так же на улицу вышли и «ночные бабочки».

– Что такое бабочка? – спросил я, Маверика.

– Довоенный вид насекомого. – ответил пегас. – Это так скажем, устоявшееся название для представительниц этой профессии.

– А, ясно.

– Эй, Маверик! – позвала пегаса грифина. Когда мы проходили мимо проституток. – Давно не заходишь.

– Дела, любимая моя. Дела. – ответил наемник.

Заскочив в Лимб и забрав пакет с продуктами у Грешницы, мы выпили по сто грамм Сталионградцкой огуречной за дальнейшее партнерство, ну и за знакомство тоже.

– А расскажи о себе. – сказал вдруг Маверик.

– Кайман разве вам не рассказывал ничего?

– Да так мелочи. Что пришли вы из Каламата, что у вас дела к нам. Ты ведь из стойла? – он указал на Пип-Бак.

– Ох, если бы…

Под огуречную водку рассказ, как-то и легче рассказывается. Не то, что там виски или коньяк. Водка, как-то лучше настраивает на общение. И вот почти, что за пол литра водки, я рассказал все, что со мной происходило последние месяцы.

– Вижу, неплохо ты повеселился.

Я развел копытами.

– Эх, жаль голову Рейзора не сохранил. Тебе бы Черепа награду выплатили.

– Сколько?

– Тысяч десять, может больше.

Я присвистнул.

– Эти десять тысяч уже поди схарчил кто. – вздохнул пегас. – Ну и фиг с ними.

– Самое обидное, что я оставил Эпплкейк одну.

Пегас махнул копытом.

– Разберемся с Механиком, вернешься к ней, и все будет в порядке.

– Да, но просто получится, что я так внезапно воскресну из мертвых.

Маверик фыркнул.

– А подумай сам. Ты в окружении этих, чейнджлингов, оружие сломано, броня пробита, что будешь делать? Искать замену естественно. Вот тебе подвернулось тело в броне и с оружием, ну ты его и схватил.

– А то, что я сбежал с драконом?

– Заложник ситуации. Опять же, кругом враги, а тут дракон спасение предлагает. Вот ты и пошел за ним.

– Логично. – кивнул я.

Видимо я начал отвыкать от алкоголя, ну или водка и в самом деле была настолько убойной. Голова кружилась, ноги заплетались, но вот ясность ума и способность связно говорить я не потерял. Окраины города вернули свой прежний свет огней костров, с ними он смотрелся куда лучше.

– Мне кажется или их днем не было. – я указал на палатки, что появились в брошенном районе города. Было странно, что их никто не охраняет.

– Да, не было. – пегас, передал мне пакет, что нес придерживая крылом. – Подержи-ка.

Освободившись от груза, пегас заглянул в первую, а затем и во вторую палатку.

– Так и думал. – ответил он выходя из второй палатки. В копытах он держал нагрудную пластину брони. На ней краской была нарисован молоток. – Следж и его парни.

– Конкуренты?

– Они самые. Труп еще не успел остыть, а они тут как тут. – он кинул пластину за плечо.

– Зачем они оставили палатки без присмотра?

– Думают, что никто не покусится на их барахло. Наверное, либо…

– А ну стоять! – рявкнул кто-то позади меня.

Я повернул голову. Сзади стоял единорог, с винтовкой наизготовку и впопыхах натянутыми штанами, судя по пятну на них, мы прервали его в самый важный момент.

– Выйди из палатки! – приказал он, пегасу. Затем нацелил оружие на меня. – А ты стой так, чтобы я тебя видел. И оружие на землю.

Голос у единорога чуть не сорвался, когда выговаривал последнюю фразу. На вид он был, чуть старше Шедоу.

– Друг. Это недоразумение, мы уже уходим… — Маверик осторожно вышел из палатки и кивнул мне.

– Нет! Стоять! Вы никуда не пойдете.

Маверик слегка улыбнулся.

– Друг, мы уходим. Так будет лучше для нас всех. – пегас сделал несколько шагов ему на встречу.

– Стоя… — открыл род единорог и в этот момент Маверик взмахнул крылом. У единорога на шее появилась линия, из которой потекла кровь. Телекинез, которым он держал винтовку, ослаб, и она упала на землю. Я успел подхватить ее на всякий случай, мало ли от удара о землю выстрелит. Но как оказалось, она даже не была снята с предохранителя. Под перьями у Маверика, был тот самый каркас, который он чинил вчера. При взмахе, из него выскочили несколько ножей, весьма острых на вид.

– Придурок. – прорычал пегас складывая крыло и затаскивая тело внутрь палатки. – Ходу отсюда. Его вопли мог кто-то слышать.

– Он даже винтовку с предохранителя не снял. – вздохнул я, передавая пакет с продуктами пегасу.

– В двойне придурок. – Маверик убрал его под второе крыло. – Или ты думаешь, я не правильно поступил?

– С чего бы это?

– Ну, ты как-то с укоризной про предохранитель сказал.

– Вот еще. Сам виноват, что не дал нам уйти. А вообще на его месте, я бы без разговоров начал стрелять.

Пегас кивнул, и мы поспешили дальше, вглубь заброшенной части города.

Все были уже в сборе. Проснувшийся Джевелин уплетал за обе щеки то, что наготовил Маверик, а Сил и Кайман смогли, что-то раскопать и потому, делились информацией со Смоуки и Оранджем. Я бросил винтовку убитого нами патрульного к ящикам, а Маверик заглянув на закуток кухни, оставил там пакет с продуктами.

– Где вы бродили? – спросил Сил. Затем бросил взгляд на крыло Маверика. – Что-то случилось?

– Шакалы подбираются к умирающему мантикору. – усмехнулся пегас, взмахнул крылом и сбросил оставшиеся капли крови. – Конкуренты подали голос.

Сил вздохнул.

– Рано или поздно это бы произошло.

– А у вас как дела? – спросил я, усаживаясь рядом.

Кайман сцепил свои лапы в замок.

– Весьма странные.

– В плане?

– Мы нашли лагерь Стальных Рейнджеров. Они заняли здание мастерской в южной части города. – Сил, распечатал пачку сигарет и вынул из кармана зажигалку.

– Это те, что напали на вас?

– Почти. Но те, что помогают Механику из их числа. – Сил закурил и выпустил дым из ноздрей. – Итак. Механик увел с собой лишь малую часть жестянок, пообещав им горы технологий. Те недолго думая согласились и теперь, по непонятным мне причинам готовы ради него на все. Большая же часть Рейнджеров, отказалась, и остались верны своим начальникам.

– И они собираются что-то предпринимать? – спросил Маверик.

– Они собираются убить тех, кто их предал, попутно спасти город и округу от набегов, ну и технологии утащить заодно. – Сил усмехнулся. – Сами они опасаются это сделать. Охрана и роботы их напрягают, потому они нанимают всех кого могут, чтобы помочь пробиться внутрь завода.

– Они собираются штурмовать завод?! – воскликнул Смоуки. – Идиоты!

Кайман пожал плечами.

– Мы пытались объяснить, паладину, что был у них за главных, что это самоубийство. Но они весьма уперты.

– Тупые фанатики. – сказал подошедший Джевелин. И смачно рыгнув, сел рядом с нами. Зловоние продолжало исходить от его тела.

– Джев! Во имя Селестии, вымойся! – Орандж попытался зажать копытами нос. – Недельные трупы и то приятнее пахнут.

Джевелин обнюхал себя.

– Да вроде еще нормально.

– Сука, Джев, глаза же щиплет! – Смоуки отошел от земного пони на приличное расстояние и дышал через воротник своей куртки.

Меня и Маверика спасал сигаретный дым Сила. А Кайману, видимо все было индифферентно

– Ладно, ладно. – Джев поднялся на ноги и направился в сторону туалета. Оставляя за собой шлейф из запаха.

– Дикарь. Что с него взять. – усмехнулся Маверик.

– Так что будем делать? – Смоуки вернулся на место, но продолжал держать воротник у носа. – Идти на самоубийство или как-то повлиять на этого паладина, найти обходные пути?

Кайман пожал плечами.

– Мне существенной разницы нет. Если они наберут хорошую толпу, то пробиться на завод будет не проблемой. А затеряться там тем более. Мне, по крайней мере.

– Не забывай про роботов и турели. Они целое столетие не давали никому пройти на территорию завода. Даже жестянки с их броней не смогли туда пробиться.

– А Механик как-то смог. Интересно было бы узнать как? – Маверик, снял свой странный каркас с ножами и чистил лезвия от прилипшей крови.

– Стоит, наверное, снова поговорить с этим паладином. – Смоуки наконец опустил воротник. – Вдруг он что-то знает. Или не только с ним, с рядовыми жестянками тоже.

– Когда они собираются на штурм? – спросил я.

– Когда наберут достаточное число пушечного мяса. – Сил почесал в затылке. – К ним лишь отпетые головорезы нанялись, которым без разницы на кого работать. Остальные либо не хотят рисковать, либо самих жестянок ненавидят. Дня три-четыре у нас в запасе есть, после либо они сдадутся, либо подохнут.


Следующий день начался уже более приятно, хотя в воздухе и витали остатки запаха Джевелина. Проснулся я во второй половине дня, хоть всю ночь собственно ничего особого не делал, кроме как продолжал изучать винтовку. Ее следовало еще несколько раз опробовать в бою, и я с уверенностью, смог бы использовать это оружие дальше. Может, стоило побродить по округе, найти себе приключений на круп. Но я решил пока что не рисковать, к тому, же могли вернуться Кайман и Сил, а меня не окажется на месте.

Пройдя в зал, я уставился на Сила, что сидел за бумагами.

– Что уже переговорили? – спросил я.

– Угу, если бы. Этот придурок паладин, нас даже слушать не стал. – Сил, явно с неохотой отрывался от бумаг. – Я попытался втолковать писцам, чтобы они хоть как-то повлияли на него, но бесполезно.

– А где Кайман? – спросил я Сила.

– Он сказал, что еще понаблюдает за жестянками. Ну и за заводом в целом. – единорог поднял на меня единственный глаз. – Не знаю, на что он рассчитывает.

– А это что за бумаги?

– Схемы коммуникаций, под заводом. Тут было, что-то вроде подземной железной дороги, чтобы перевозить материалы прямо под бомбежками.

– Оу, такие документы должно быть секретные. Где ты их достал?

– Не я, а Кайман. Он, пока мы были в лагере у жестянок, почти полностью его облазил. И нашел вот эти вот документы.

Сил показал мне их ближе. Они были чем-то похожи на те, что смотрел Рок. Почти что один в один. Быть может, Каламат и завод и должны были быть соединены этой веткой. Каламатскую, вроде как не успели достроить.

– Рейнджеры собираются проникнуть на завод по этой линии?

– Скорее всего. К тому же, Механик видимо ею и воспользовался. Ведь не с потолка они эти документы взяли. Он им их принес, будь уверен.

– И я думаю, он постарается сделать так, чтобы им никто больше не воспользовался.

– Я тоже. – он протер глаз. – Смотрю, ты потихоньку вливаешься в коллектив.

Я развел копытами.

– Как ни как, но мы будем сотрудничать. Прикрывать друг друга. Вот пытаюсь понять, что к чему.

– Ну, да. Только боюсь, что после этого дела с Механиком, наши пути разойдутся.

Я нахмурился.

– Понимаешь, Наемников Солнца уже по факту нет. – Сил поправил свою повязку. – Да, остались мы пятеро, но Смоуки уже стар и к тому же у него жена. В отличие от нас, оболтусов, ему есть что терять. Возможно, мы продолжим выполнять какие-нибудь мелкие поручения, но вчетвером особо много не поделаешь. А учитывая, что сюда уже стягиваются остальные наемники, то работы явно будет маловато. Ну, кроме охраны караванов, а там особо много не платят.

– И что вы собираетесь делать?

– Разбежаться, кто куда. Маверик, насколько я знаю, хотел что-то из своего прошлого закончить. А остальные, не знаю даже. – он вздохнул. – Воистину, мы были настоящей семьей, потеряв которую, даже не знаешь, что делать дальше.

Я хотел было уже сказать, чтобы они пошли вместе со мной. Но куда? И что я им смогу предложить в качестве оплаты?

– Надо еще с этим Механиком разобраться. – Сил вновь вернулся к документам. – А там уже разберемся.

Вскоре вернулись или же проснулись и остальные наемники. В зале вновь стало шумно. Орандж и Джевелин о чем-то громко спорили, а Маверик чинил свой подкрыльный каркас. Сил закончив с бумагами, погрузился в чтение какой-то книги. Обложка у нее облезла, но по картинке было понятно, что это одна из историй о Дэрринг Ду.

– Я тут подумал. – сказал я. – Ты говорил о том, что вас кто-то предал. Ну, тот, кто выдал, что Кондор идет на встречу с информатором Каймана.

– Ну да, а что? – Сил сложил книгу.

– Есть идеи, кто это мог быть?

Орандж и Джевелин умолкли и уставились на нас.

– Мы много раз обдумывали это. – вздохнул Сил. – Рассматривали разные варианты утечки информации, потому что никто из своих не мог сдать. Мы попросту в это не верили.

– Скорее всего, это бы кто-то из новичков. – подал голос Джевелин. – Хотя, после появления Механика, никого в свои ряды мы не набирали.

– Никто из новичков, о том, что босс собирался на встречу — не знал. – сказал Орандж. – Это кто-то из приближенных был.

– Ага, только вот кто? – пробурчал Маверик. – Джев и ты отпадают, так как вы были здесь. Я и Сил, были вместе со Смоуки в Лимбе. Эйс, договаривался с «Торговцами» на поставки патронов к миномету. А больше никто и не знал о том, что Кондор пошел на встречу.

– Мало того, они знали, где в этот момент находились и остальные. – Сил перевел взгляд на меня. – Тем не менее, к чему ты это?

– Продумываю варианты. Что если узнать, кто это был и выбить из него секрет того как проникнуть на завод. Хотя это глупо звучит. – я почесал в затылке. – Ну и как еще одна из идей. Он может предупредить Механика о том, что мы за ним идем.

– Думаю, он и так это знает. Но думаю, стоит быть начеку. Но вот, спасибо, что напомнил. Попробую напрячь Сомуки, вдвоем мы может, нароем хоть что-нибудь.

Кайман вернулся утром следующего дня. Вид у него был весьма помятый: на лице несколько ссадин, в кожаной куртке несколько дырок от пуль. Самих пулевых ранений на теле дракона внешне не было.

– Что-то случилось?

– Да, они пошли на штурм и почти полностью там полегли. – Кайман уселся на диван. – Паладин, с которым мы говорили погиб, теперь у них там за главного писец. Я с ним переговорил, он более смышленый, чем паладин. Они согласны поискать иные обходные пути. И, надо будет им вернуть те схемы.

– Я их изучил, кстати. – сказал Сил. – Это будет натоящая мясорубка, если мы воспользуемся ими. Никаких обходных путей – нет, нас там всех положат.

Кайман усмехнулся.

– А мы им, скорее всего и не воспользуемся, это так, жест доброй воли.

– И как мы тогда проникнем на завод?

– Сейчас, дайте только горло промочить.

После трех бутылок спаркл-колы, Кайман изрыгнул облако зеленоватого дыма. Из-за которого глаза щипало не меньше, чем от немытого Джевелина.

– Извините парни.

– Ничего. – ответил Маверик и отправился включать вентиляцию.

– Короче. Мне и нескольким рейнджерам удалось захватить нерабочего робота. Электронная начинка у него не пострадала, и они быстро разобрались, что к чему.

Наемники обступили его по сторонам.

– И? – спросил Сил.

– Сенсоры роботов, настроены на тепло.

Я нахмурился. Теперь было ясно, почему турели среагировали так быстро. Однако странно, стелс-бак должен же и исходящее тепло блокировать. Или нет?

– И? – вновь спросил Сил.

– Я хладнокровное. – дракон широко улыбнулся. – Роботы меня не видят.

– Если они сенсоры не перестроят на движение или иной спектр. – сказал я.

– Если. – кивнул дракон. – Мы с тем писцом сумели кое-что протестировать, сенсоры меня не регистрируют на расстоянии до трех метров. Правда есть проблема, я должен быть полностью голый.

– Окей. Кажется, я уловил, к чему ты клонишь. – Сил вынул из нагрудного кармана платок и вытер сукровицу, что начала капать из-под повязки. – Ты проникнешь на завод и отключишь охрану и роботов и тогда, мы сможем спокойно на него войти.

– Вроде того. – кивнул дракон.

– А разве роботы после этого не перейдут в автономный режим? – спросил Маверик.

– Писец говорит, что – нет. Но она и сама не уверена, в этом.

Наемники переглянулись.

– Все равно это выглядит как самоубийство. – сказал Орандж. – Но попытаться стоит.

– А тебе то, что? Ты как обычно будешь нас с холма или еще, какой жопы мира прикрывать. – пробурчал Джевелин.

Орандж состроил гримасу и ткнул земного пони в бок. Тот, хмыкнул и увернулся от второго тычка.

– И что жестянки предлагают делать дальше?

Кайман допил четвертую бутылку.

– Пока ничего, за три дня они подтянут еще кое-какие резервы. И только после этого пойдут на повторный штурм. Как ты уже понял, я проникаю внутрь, устраиваю диверсию, вырубаю роботов, а там уже просто. Мы находим Механика.

– Надо бронебойные брать. – почесал за ухом Джевелин. – И много взрывчатки. Вдруг и в самом деле, роботы уйдут в этот автоматный режим.

– Автономный. – поправил его Орандж.

– Пофиг. Мда, «Торговцы» за эти три дня знатно наварятся.

Кайман пожал плечами.

– Может меньше, может больше. Они и сами не знают, скольких смогут собрать. Потому, нам всем стоит быть наготове.

Я вздохнул. Неужели я вскоре получу ответы на свои вопросы? Даже не верится. Главное только, чтобы Кайман сдержал свое обещание.